НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

Судейский базар

Автор: Евгений ТОЛСТЫХ
01.08.2003

 
Евгений ТОЛСТЫХ
Обозреватель «Совершенно секретно»

В КОЛЛАЖЕ ИСПОЛЬЗОВАНА ГРАВЮРА ПО КАРТИНЕ РАФАЭЛЯ «ПРАВОСУДИЕ»

Бизнесмену Иванову приглянулся заводик (фабричка, рудничок, магазинчик), принадлежащий на правах акционерной собственности предпринимателю Петрову. Петрову его заводик (фабричка и т.д.) тоже был по душе, поэтому на предложение Иванова уступить ему по сходной цене предприятие он ответил отказом. Действия Иванова? Лет десять назад, на заре накопления капитала, он, поборов угрызения совести, нанял бы двух-трех «крутых пацанов», которые рванули бы динамитом «мерседес» Петрова, прекратив тем самым его акционерные полномочия. Можно было бы обойтись и без динамита, припрятав в укромное место близких родственников Петрова. Глядишь, и стал бы тот покладистее. Правда, этот путь чреват опасностями: во-первых, милиция, глядишь, сумеет выйти на след, и тогда тюрьмы не миновать. Во-вторых, что более вероятно, «крутые пацаны» вместе с «мерседесом» Петрова могут рвануть и «БМВ» Иванова, решив, что братве заводик (фабричка, рудничок, магазинчик) нужнее и полезнее.

Годы борьбы за материальные ценности (чаще – государственные) сформировали принципиально новую методику передела собственности. Теперь вместо «крутых» Иванов находит... судью, желательно подальше от места расположения вожделенного объекта. Судья на основании иска, поданного неким миноритарным (с малым количеством акций) акционером, найденным в том же «далеке», и «безграничной благодарности» Иванова выносит решение, блокирующее работу заводика Петрова. Если у Петрова не хватает сил, ума и денег, чтобы это решение отменить в вышестоящей инстанции, заводик неминуемо движется к банкротству, стремительно падая в цене, и в один прекрасный момент оказывается в руках Иванова.

Здесь можно заподозрить служителя Фемиды в корысти, но даже если это и так, судья утверждает торжество коррупции во славу гуманизма: все живы и здоровы, жена на кухне, дети – в школе.

Но если серьезно, тем, кому пришлось столкнуться со спецификой российской судебной системы, не до иронии. А таких у нас в стране с каждым днем все больше.

Битва за «вал Гамбурцева»

 

В ноябре 2000 года Министерство природных ресурсов (МПР) совместно с администрацией Ненецкого автономного округа принимает постановление о проведении конкурса на право пользования недрами трех месторождений богатейшего нефтяного пласта на Севере России – «вала Гамбурцева».

Годом раньше те же чиновники издали документ, обязывающий претендентов на сырьевые запасы проходить через аукцион. А тут вдруг – конкурс!

Победителем «состязания» 2 апреля 2001 года становится ОАО «Северная нефть», возглавляемая бывшим первым заместителем министра финансов РФ Андреем Петровичем Вавиловым.

Буквально через день после объявления результатов конкурса «Северная нефть» получает лицензии на право пользования недрами трех месторождений, заключает лицензионные соглашения об условиях эксплуатации застолбленных участков, вероятно, прикидывая грядущие прибыли.

Но и конкурент не дремлет. Ряд «проигравших» из числа лидеров нефтяного бизнеса России пишут «челобитную» на имя президента, премьера, в Минприроды и суды, где выражают сомнение в объективности решения, принятого по итогам «соперничества».

В сферу хозяйственного спора попали объекты, способные не просто принести миллион-другой, а определяющие степень экономической безопасности России. Поэтому глава государства отреагировал незамедлительно.

20 марта 2001 года президент Путин дает поручение премьеру Касьянову – «доложить ситуацию с выдачей лицензий на право пользования недрами, а также проработать и представить предложения по переходу к предоставлению прав пользования недрами на основе проведения аукционов (выделено мной. – Е.Т.)». Через девять дней Касьянов передает поручение президента для исполнения в Минэкономики, Минприроды, Минэнерго. Казалось бы, государственный интерес восстановлен, готовьтесь, господа, к аукциону

Но конкуренты «Северной нефти», зная неторопливость правительственного аппарата, решают пойти уже проверенным путем, гарантирующим принятие нужного решения без всякой волокиты и согласований. В станице Тимашевской Краснодарского края объявляется акционер ОАО «Лукойл» О.Е.Кашеев. Он подает в местный суд жалобу об ущемлении его прав, случившемся в результате принятия совместного постановления Минприроды и администрации НАО о проведении того самого конкурса, где победителем оказался Вавилов и его компания. Станичный (районный) суд без долгих споров признает незаконным и не порождающим правовых последствий с момента его принятия то самое постановление и обязывает Минприроды вместе с ненецкой администрацией изменить условия и провести повторный конкурс.

Тем временем комиссия, созданная в недрах МПР для исполнения поручения президента, открывает руководству собственного ведомства глаза на явную незаконность принятого совместно с ненцами постановления о конкурсе.

Оказывается, к моменту объявления конкурса у перечня объектов лицензирования (включая три месторождения «вала Гамбурцева») истек срок действия. Да и сам перечень не согласовывался с федеральными органами исполнительной власти.

Конкурсная комиссия по подведению итогов «соперничества» создана не была, а решение выносила другая комиссия, которая на это права не имела.

Условия проведения конкурса не были согласованы с Минэнерго, настаивавшем (как, впрочем, и президент РФ) на аукционе.

И еще. Месторождения «вала Гамбурцева» относятся к числу крупных, поэтому период между объявлением конкурса и датой его проведения не мог быть меньше полугода, хотя на самом деле победитель был объявлен через три с небольшим месяца...

Так что мнение компетентной комиссии так или иначе оказалось созвучным решению Тимашевского районного суда Краснодарского края.

Но «Северная нефть» тоже не сидела сложа руки, понимая, что такой лакомый кусок, как три участка «вала Гамбурцева», так просто никто не уступит. И в целях закрепления стартового результата юристы Вавилова инициировали более 30 судебных процессов в арбитражных судах и судах общей юрисдикции.

3 июля 2001 года Нарьян-Марский горсуд удовлетворяет жалобу администрации Ненецкого округа (еще бы не удовлетворил!) на действия судебного пристава, взявшегося исполнить решение Тимашевского райсуда. Действия пристава признаны незаконными, и суд обязал его прекратить исполнительное производство.

23 августа Советский райсуд города Орла запрещает (выделено мной. – Е.Т.) Министерству природных ресурсов РФ использовать в своей деятельности выводы комиссии, сформированной распоряжением министра во исполнение указаний президента, а также запрещает любые действия, связанные с пересмотром результатов конкурса.

6 сентября тот же суд запрещает администрации НАО и Минприроды РФ совершать любые действия, направленные на досрочное прекращение права ОАО «Северная нефть» на пользование недрами «вала Гамбурцева», а заодно затевать новый конкурс или тем паче аукцион.

Последующими решениями орловское судейство отменяет все административные акты, угрожающие благополучию «Северной нефти» и даже строго запрещает компании Вавилова «прекращать или приостанавливать пользоваться» месторождениями «вала Гамбурцева».

Тимашевский райсуд тем временем делает свое дело. 28 ноября 2001 года он признает незаконными итоги конкурса, недействительными выданные «Северной нефти» лицензии и обязывает «Федеральный геологический фонд» ликвидировать их регистрацию.

В середине января 2002 года министр природных ресурсов В.Г.Артюхов поручает это решение суда выполнить.

Но не успели отослать приказ министра на места, как «бдительный» Советский райсуд г. Орла велит приостановить исполнение поручений главы природоэксплуатационного ведомства.

Скорее всего, на этот раз орловские юристы перестарались. Минюст в начале марта признает действия Минприроды по аннулированию выданных «Северной нефти» лицензий законными.

Но кто же вот так запросто, испугавшись письма Минюста, откажется от перспектив многомиллионных прибылей? Во всяком случае, не бывший заместитель министра финансов, надо полагать, хорошо знающий и конъюнктуру нефтяного рынка, и правила игры на административно-правовом поле.

Напряжение достигает апогея, и на подмостках судопроизводства появляется «строгий, но справедливый» заместитель председателя Верховного Суда РФ В.М.Жуйков. 14 января 2002 года по жалобе ОАО «Северная нефть» он вносит в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ протест на решение... Тимашевского райсуда Краснодарского края, предлагая прекратить производство по делу о признании незаконным того самого конкурса

Почему? Да потому, что, по мнению судейского генерала, акционер «Лукойла» Кашеев по закону не является пользователем недр.

30 мая 2002 года коллегия удовлетворила протест заместителя председателя ВС РФ. Но ведь тогда надо было признать недействительными и все решения в пользу «Северной нефти», так как авторы исков со стороны Вавилова тоже не являлись «пользователями недр».

В таком случае кто-то из судей – то ли станичный краснодарский, то ли районный орловский – где-то... бескорыстно ошиблись, запутались в дебрях законодательства, а выход им подсказали адвокаты?.. Ведь нельзя выносить диаметрально противоположные (и при этом «законные») решения по одному делу, опираясь на один свод законов. Или можно? Если эти решения достаточно подкрепляются материально...

Судьи в законе

 

Коррумпированность судей райсудов при рассмотрении исков акционеров к акционерным обществам, а в особенности при принятии так называемых мер по обеспечению исков (запрета на проведение собраний АО и других) стала притчей во языцех. Об этом 16 июня нынешнего года говорил председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев, выступая на совещании председателей советов судей субъектов Федерации.

Коррупция (лат. corruptio) – прямое использование должностным лицом своего служебного положения в целях личного обогащения («Новейший словарь иностранных слов и выражений», Москва, АСТ, 2001 г.). Иными словами, «притчей во языцех» стало взяточничество судей.

Комиссия по борьбе с коррупцией Госдумы высказывается еще категоричнее: «Профессионалы-процессуалисты из адвокатской среды свидетельствуют, что судебный процесс, особенно в арбитражных судах, все более превращается в процесс купли-продажи нужных решений, тогда как юридическая квалификация участников процесса при этом полностью теряет смысл».

Легко представить такую картинку.

– Ну что, господа истцы-ответчики, вы готовы к процессу? – спрашивает перед началом заседания арбитражный судья.

– Готовы, ваша честь! – дружно отвечают представители сторон.

– А юридическое сопровождение у вас надежное? – участливо интересуется председательствующий.

– Надежное! Штатные юристы нашей фирмы, – с гордостью хвастают «истцы-ответчики».

– Не знаю, не знаю... – размышляет человек в мантии. – Вот могу порекомендовать адвокатскую контору «Гунькин и Пунькин». Они частенько отстаивают интересы бизнесменов в нашем суде. И, как правило, выигрывают, казалось бы, безнадежные дела.

Догадливая сторона тут же бежит по указанному судьей адресу, излагает суть проблемы. В ответ «Гунькин и Пунькин» «выкатывают» посетителю размер гонорара чуть ли не в половину оспариваемой в суде суммы, что не оставляет у просителя сомнений в том, кто будет третьим при дележе вознаграждения.

Как ни парадоксально, но на страже взяточничества стоит... закон, гарантирующий всем судьям, независимо от их добропорядочности, безопасность и неприкосновенность.

Во-первых, судейский корпус практически выведен за рамки оперативных разработок, так что ловить судью «на взятке» просто никто не будет. Но даже если и найдется сыщик с гипертрофированным чувством справедливости, которому удастся грамотно (!) зафиксировать передачу «благодарности», эта операция вряд ли будет иметь последствия.

«Законом о статусе судей в РФ» установлено, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении судьи принимается Генеральным прокурором РФ на основании заключения соответствующего уровня судебной коллегии в составе трех судей о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия соответствующей квалификационной коллегии.

А эти коллегии, перед тем как дать добро на начало уголовного преследования, фактически исследуют «наличие или отсутствие состава преступления и вопросы доказанности вины уже до возбуждения уголовного дела, предрешая вывод о невиновности судьи, совершившего преступление» (из письма заместителя Генерального прокурора РФ Владимира Колесникова).

Комиссия по борьбе с коррупцией Госдумы РФ направила в адрес Высшей квалификационной коллегии судей РФ справку, в которой изложила фабулу нескольких дел по переделу собственности с участием судов первой инстанции. В том числе и дело «О недрах «вала Гамбурцева»

«Изложенные в справке доводы о «коррумпированности судебных решений» основаны на предположениях», – ответил председатель Высшей квалификационной коллегии судей В.Кузнецов.

И не возразить! Ведь для того, чтобы убедиться в обратном, нужны действия в рамках уголовного дела. А их-то как раз и не будет.

Рассмотрение коллегией представления прокурора о даче заключения или согласия на возбуждение уголовного дела против судьи проводится в срок не позднее 10 суток с участием прокурора, судьи и его защитника. Достаточно судье или его адвокату просто не явиться на заседание (даже без уважительной причины) – и дело закрыто. Никакой ответственности за неявку закон не предусматривает, как и не допускает продления срока, ограничивая «нервное напряжение» 10 днями.

Дать, суд идет!

 

Именно в такой «редакции» сегодня шутники повторяют сакраментальную фразу, предваряющую судебное заседание.

Еще в 1995 году пленум Верховного Суда РФ пересмотрел постановление такого же пленума от 1974 года, вычеркнув из него пункт, согласно которому поводами для проверки гражданского дела в порядке надзора могли являться в том числе и обращения депутатов. Таким образом, судебная система исключила вероятность какого-либо парламентского контроля за «своими рядами».

Новый Гражданский процессуальный кодекс, вступивший в силу 1 февраля 2003 года, лишил прокуроров права участия в делах, подобных «делу о недрах «вала Гамбурцева». Иными словами, в «денежных делах». Теперь прокуратуре, будь она сто раз уверена в «купленном решении», просто укажут на дверь, заикнись она о своем праве на контроль за соблюдением закона.

Завсегдатаи судов с улыбкой говорят, что изобилие «платных» дел породило конкуренцию внутри судейского клана. Арбитражное лобби добилось запрета на ведение райсудами дел по искам акционеров и передачи их в ведение арбитражных судов.

Но «районщики» тоже не лыком шиты и продолжают принимать к рассмотрению хозяйственные иски, несмотря на то что с августа им это запрещено.

«Эти дела даже не медом, а еще чем-то намазаны», – с иронией заметил председатель Верховного Суда РФ на июньском совещании в «Президент-отеле». Ирония в данном случае оказалась спасительной, потому что иначе пришлось бы уточнять, чем «намазаны» дела, кто «замазан» и какие меры к «замазанным» приняты. А так – пошутили, разошлись...

Впрочем, законодателя «шутки» судейских чиновников могут лишь поторопить с принятием поправок в Уголовно-процессуальный кодекс, в закон «Об органах судейского сообщества», которыми будет существенно ограничен иммунитет судей, сопоставимый сегодня лишь с гарантиями неприкосновенности главы государства.

В позапрошлом году фонд «Индем» провел исследование, в ходе которого было установлено, что граждане и предприниматели отрицательно оценивают деятельность судов, заявляя, что не хотят обращаться в суд, «поскольку неофициальные затраты» слишком высоки и «справедливость там найти не рассчитывают» почти две трети опрошенных. Так было в 2001-м. Сегодня число отчаявшихся найти справедливость под сенью Фемиды только возросло.

 

В публикации использованы материалы Комиссии по борьбе с коррупцией Госдумы РФ.

 


Авторы:  Евгений ТОЛСТЫХ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку