НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

Суд завершен. А следствие?

Автор: Денис ТЕРЕНТЬЕВ
01.08.2009
   
   

В течение последнего полугода в суде Куйбышевского района Петербурга редакция «Совершенно секретно» и я, как автор статьи «Смертный бой» («СС» №11 за 2008 год), выступали в качестве ответчиков по искам сразу семи истцов. Главное управление федеральной службы исполнения наказаний (ГУФСИН) по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и подведомственные ему колонии требовали опровергнуть огромный массив информации из спорной статьи. Информации о судьбах конкретных людей, отбывавших наказания, и о порядках в колониях Петербурга и Ленинградской области. Суд, в соответствии с законом, тщательно выяснял, правдивы ли сведения, изложенные мною в статье «Смертный бой». Мы предоставили десятки документов, были заслушаны показания свидетелей, полностью подтвердивших, что их слова на страницах газеты воспроизведены верно.
Результатом процесса стал отказ ГУФСИН и его подопечных учреждений от главного требования – публикации опровержения. Но, по мнению ГУФСИН, статья была написана автором без учета позиции пенитенциарных учреждений. В соответствии с законом «О Средствах массовой информации» и по условиям мирового соглашения, утвержденного судом, редакция предоставила своим процессуальным противникам право на ответ, который подтверждает изложенные в статье «Смертный бой» факты по существу, дополняет их подробностями, но дает иную оценку.
Читайте далее ответ ГУФСИН, помня о том, что люди, о которых еще раз пойдет речь, уже отбывали наказание, назначенное им судом. И только суд вправе был решать их судьбу, и только закон мог сказать, какого еще наказания и за что они заслуживают.

«В газете «Совершенно секретно» №11/2008 (11/234) была опубликована статья «Смертный бой», в которой рассказывалось о событиях, произошедших в период с 2002-2008 гг. с осужденными Денисом Захарченко, Юрием Коряковым, Русланом Данченко, Сергеем Виноградовым и Виктором Васильевым, в разное время содержащимися в исправительных учреждениях, подведомственных ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Автор поставил под сомнение отсутствие криминального характера этих событий.
Однако, как следует из результатов проведенных прокурорских проверок, имевшихся на момент опубликования статьи, такой криминальный характер в инцидентах, произошедших с указанными осужденными, отсутствовал; выводов о каких-либо виновных действиях со стороны ГУФСИН, администрации и иного персонала колоний не было; по всем фактам происшествий с данными осужденными, после проведения соответствующих проверок, в возбуждении уголовных дел было отказано.
Как следует из материалов проверки, Денис Захарченко получил травму при падении во время попытки совместно с целым рядом других осужденных самовольно покинуть помещение клуба в нарушение законных требований сотрудников колонии. Никаких официальных подтверждений тому, что к Захарченко применялась физическая сила, и в частности тому, что он был избит сотрудниками колонии бейсбольной битой, не было.
Юрий Коряков, как показывают результаты проведенной проверки, скончался от сердечного приступа, а не от какой-либо редкой болезни или неудачного падения.
Руслан Данченко, как следует из материалов проверки, отбывая наказание в исправительной колонии №4, вскрыл себе вены по причине того, что не нашел поддержку у осужденных и не желал отбывать наказание в исправительной колонии №4.
Что касается осужденного Виктора Васильева, скончавшегося от кровопотери после нанесения себе резаных ран, то его поступок, с его слов и со слов других осужденных, был вызван нежеланием соблюдать установленные режимные требования и находиться в штрафном изоляторе.
В происшествии же с Сергеем Виноградовым, найденным повесившимся в помещении камерного типа (куда осужденные помещаются за нарушение установленного режима отбывания наказания) исправительной колонии №7, то на момент публикации статьи никаких фактических оснований полагать, что Виноградов был кем-то убит, не было, в возбуждении уголовного дела было отказано.
Не вызывает сомнения и отсутствие криминального характера в случае самосожжения, совершенного осужденным И.Исмаиловым, содержащимся в исправительной колонии №3, так как в ходе проведенной проверки были получены объективные данные о том, что данный осужденный страдал психическим заболеванием и его поступок вызван отказом администрации колонии перечислить остаток его заработка в сумме 2 рублей, имеющийся на его лицевом счете, в детский дом в г. Махачкала без его личного заявления и без указания соответствующих реквизитов. Учитывая это, в возбуждении уголовного дела по факту самосожжения Исмаилова было отказано.
Также нет официально подтвержденных данных о том, что к Михаилу Мокину неправомерно применялась физическая сила. Прокуратурой проводилась соответствующая проверка, по результатам которой в возбуждении уголовного дела было отказано.
Нет также никаких официальных подтверждений и тому, что ФБЛПУ «Областная больница им. Ф.П. Гааза» подвергался каким-либо издевательствам Сергей Материкин, и уж тем более со стороны со-
трудников ГУФСИН.
Не имеется документальных подтверждений и фактам массовых избиений заключенных в следственном изоляторе №4 в период нахождения там Бориса Пантелеева, которое имело место более 15 лет назад. Ни в том, ни в другом случае никаких официальных обращений от осужденных и лиц, заключенных под стражу, в компетентные органы по поводу каких-либо правонарушений со стороны сотрудников УИС не поступало.
Подводя некоторые итоги сказанному, можно сделать вывод о том, что все-таки нельзя однозначно судить о тех инцидентах (суицид, получение травм и т.д.), которые иногда случаются с осужденными, отбывающими наказания в исправительных колониях. Во-первых, исправительное учреждение – это учреждение с совершенно особым режимом, специфика которого состоит помимо прочего и в том, что на сравнительно небольшой территории в замкнутом пространстве оказывается большое количество людей с совершенно разными характерами, типами поведения, что зачастую приводит к возникновению различных конфликтных ситуаций. Стоит, наверное, также учитывать и то, что из многих тысяч осужденных, добросовестно отбывающих наказание за совершенные ими преступления и вокруг которых не создается никаких очагов напряженности, подобные инциденты случаются с единицами, и во многих случаях причиной таких инцидентов является отрицательное поведение самих пострадавших осужденных. Зачастую сами осужденные провоцируют конфликтные ситуации, не желая соблюдать установленный для всех законом единый порядок отбывания наказания в местах лишения свободы. При этом в большей части это лица, не раскаявшиеся в совершении преступления и не ставшие на путь исправления, допускающие нарушения режима и порядка отбывания наказания, оказывающие активное противостояние персоналу колонии и стремящиеся не подчиниться их законным требованиям.
Публикацией настоящего ответа руководство ГУФСИН России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и подведомственных ему учреждений стремится не только прояснить и дополнить обстоятельства описанных автором случаев с конкретными заключенными, но и заявить о своей готовности к контакту с представителями средств массовой информации, что отвечает интересам всех заинтересованных сторон».

От автора
В ходе рассмотрения спора к материалам дела приобщены постановления об отмене отказа в возбуждении уголовного дела по фактам гибели заключенных Захарченко и Виноградова. В настоящий момент по этим фактам ведутся новые проверки. За время процесса получены документы, ранее неизвестные следственным органам. К материалам дела приобщен опрос адвокатом Иосифом Габуния бывшего заключенного ИК №3 в Форносово Алексея Криворотова, который рассказал о происходящем в колонии следующее: «В ноябре 2007 года после смены руководства в колонию прибыли приданные силы из Саратовской области. Они находились в ИК-3 с ноября по декабрь 2007 года. Тогда проходили повальные обыски в отрядах. Людей выводили из бараков в помещение клуба, с собой нужно было брать сумку с личными вещами. Мы находились в клубе с 10 утра до 4-5 часов дня, а в это время в помещении отряда шли обыски. Когда мы туда возвращались, заставали голые стены. Во время обыска забирали все – постельное белье, предметы гигиены, посуду.
Во время одного из таких обысков погиб заключенный Денис Захарченко. Это было 8 декабря 2007 года. Сотрудники из Саратовской области вошли в помещение отрядов 4 и 5, которые были над нами. Стали всех выгонять и ставить на растяжку, заставляли часами стоять на коленях, упершись лбом в пол. Захарченко Денис посмел возмутиться и тут же получил в висок то ли деревянной дубинкой, то ли ножкой от стола. Я сам этого не видел, мне рассказывали заключенные из его отряда. Он потерял сознание и впал в кому. Я сам видел, что «скорая» приехала спустя 3-4 часа…
Я считаю, что если бы «скорую» вызвали сразу же, он мог остаться в живых. Его, наверное, не хотели убивать, просто не рассчитали и попали в висок. На его месте мог оказаться любой другой заключенный. После случая с Захарченко из зоны вывезли человек 30-40 из его отряда. То есть людей, которые все видели и могли рассказать о произошедшем следователям».
Одним из этапированных стал Владимир Сычев, ныне содержащийся под Оренбургом. В распоряжении редакции имеется обращение Сычева к правозащитнику Андрею Бабушкину. То, что это официальный документ, подтверждает факт регистрации обращения в канцелярии ФБУ «Исправительная колония №8 УФСИН России по Оренбургской области. В нем говорится: «…8 декабря 2007 года 4-5 отряд загнали в клуб и сотрудники то ли с Челябинска, то ли с Саратова производили обыск жилых помещений. После стали выводить из клуба по пять человек и обыскивать, раздевая, на что Денис Захарченко сказал: «Позовите сюда начальника или прокурора». Сотрудники выдернули его за руку из зала. Кто был рядом крикнул: «Бьют». Все осужденные устремились к выходу. Когда мы вышли на улицу, Дениса Захарченко держали осужденные за руки. Он стоял и шел сам, только говорил: «Я ничего вообще не вижу, все темно, голова болит от удара битой». Денису помогли дойти до санчасти, откуда его через несколько часов увезла «скорая».
Вечером 9 декабря 2007 года замначальника ФСИН по Петербургу и Ленобласти сказал нам, что он, Бычков Е.Г., с этим разберется, что виновные будут наказаны, что, мол, заведено уголовное дело по статье 111 УК РФ на сотрудников. И через несколько дней начался массовый вывоз заключенных с пометкой в личных делах: мол, бунтари…»
В ходе судебных заседаний допрошена в качестве свидетеля Лариса Фомина, неофициальная жена Дениса Захарченко. Она дала показания, что неоднократно привозила в колонию деньги, предназначенные, по словам Дениса Захарченко, для взяток сотрудникам колонии за условно-досрочное освобождение. А бывший заключенный ИК-3 Криворотов А.Е сообщает следующее: «Захарченко Денис говорил мне, что заплатил 500 долларов, чтобы выйти по УДО. Чтобы выйти из колонии условно-досрочно, нужно договариваться с кем-нибудь из администрации – с начальником отряда, с начальником колонии или с его заместителями. Иначе не пройдешь комиссию. Передача полагается раз в три месяца. Вместе с ней нужно принести гуманитарную помощь на 300 долларов, например, стройматериалы. Чек нужно приложить. Тогда можно передать продукты, которые запрещены по закону. Например, кисломолочные, свежее мясо, яйца, творог, одежду, обувь, теплое белье. За длительные свидания тоже нужно платить деньги. Раньше сутки стоили 1000 рублей. Теперь гораздо дороже – 100 евро. При мне люди ходили на длительные свидания даже из отряда СУС. Платили 20 тысяч.
С приходом нового руководства в ИК-3 ничего не изменилось, наоборот, все услуги, а именно: УДО, свидания, передача продуктов – «подорожали» в два раза. Сотрудники ИК как проносили наркотики, так их и проносят, взятки, вымогательство как было, так и осталось в ИК-3».
В ходе процесса допрошена Елена Виноградова, вдова заключенного Сергея Виноградова. Она подтвердила, что ее мужу и ей самой угрожали люди, действовавшие, по их словам, по поручению руководства колонии.
Редакция надеется, что сведения, полученные по делу, не останутся незамеченными компетентными органами.


Денис Терентьев

Авторы:  Денис ТЕРЕНТЬЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку