НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Субботние шалости

Автор: Вирджиния ЛОНГ
01.03.2003

 
Вирджиния ЛОНГ
Перевел с английского

РИСУНОК ЮЛИИ ГУКОВОЙ

В толк не возьму, как же так вышло. Наверное, потому, что жизнь большинства старых дев невыносимо скучна. Год за годом – как по проторенной дорожке, и постепенно начинает казаться, что это навсегда. Что ж, в конце концов, рано или поздно я бы так и поступила. Если бы не эти Фоули! Точнее, их возмутительные шалости по субботам. Все началось четыре недели назад. Не скажу, что до этого я была хорошо знакома с супругами Фоули, но, поверьте, знала о них немало – с тех пор как они переехали на нашу улицу, несколько месяцев подряд я наблюдала – в бинокль – только за ними. И, наконец, решилась нанести им визит вежливости с блюдом домашнего печенья, а заодно и посмотреть – разумеется, из чистого любопытства – на их обстановку. Для молодой пары, еще не вставшей на ноги, у них было вполне терпимо. Жена оказалась довольно милой особой – разве что слишком уж сдержанной, а вот мистер Фоули с самого начала произвел на меня неприятное впечатление. Мне сразу показалось, что в его улыбке есть что-то зловещее. Конечно же, миссис Фоули и в голову не пришло нанести мне ответный визит, но у нынешней молодежи столько своих хлопот, что я на нее почти не обиделась.

Общались мы исключительно по утрам, когда почтальон разносил газеты. Мистер Фоули выходил на крыльцо одновременно со мной, и мы обменивались приветствиями. Вот и весь разговор. Однако не прошло и пары недель, как он начал раскланиваться со мной преувеличенно любезно и отпускать разные шуточки вроде: «Славный сегодня денек для наблюдений за птичками, не правда ли?»

Надо полагать, он заметил меня у окна с биноклем и решил, что я орнитолог-любитель. Но к чему насмешливый тон?! Я почувствовала себя несколько уязвленной.

Как и в любой семье, время от времени у них вспыхивали ссоры. До чего же интересно было наблюдать, как они, стоя у окна чуть ли не нос к носу, выясняют отношения! Слов почти никогда не было слышно, но легко было представить, какими эпитетами они награждают друг друга. В общем, вскоре я увлеклась ими настолько, что об остальных соседях попросту позабыла.

Что же касается субботних событий, произошедших ровно месяц назад, то мне о них до сих пор вспоминать страшно! В тот день, покончив со своим скромным ужином, я вымыла посуду и заняла свой наблюдательный пост. Как назло, жалюзи на их окнах были опущены. А ведь мне не терпелось узнать, продолжится ли их бурная ссора, разразившаяся накануне.

Но едва я отложила бинокль, как раздался душераздирающий женский вопль, внезапно прервавшийся громким и резким звуком, который не мог быть ничем иным, как выстрелом. Настоящего выстрела я никогда не слышала, но поскольку регулярно смотрю телевизор, то прекрасно знаю, на что это похоже.

Я так перепугалась, что не сразу и решила, как мне быть – поспешить бедняжке на помощь или вызвать полицию? Наконец, дрожащей рукой я набрала номер полицейского участка, назвала свое имя – Амелия Карстерс, сообщила, что мой сосед только что застрелил свою жену, и выскочила на крыльцо.

Минут через десять (мне показалось, что прошло не менее часа) перед домом Фоули затормозила патрульная машина. Естественно, я бросилась к ней. И когда двое офицеров в форме поднялись на крыльцо, я не отставала от них ни на шаг.

Дверь открыл мистер Фоули. При виде полицейских он вежливо удивился. А когда те спросили, не могли бы они переговорить с его женой, рассмеялся.

– А в чем дело? Неужели забыла заплатить штраф за парковку в неположенном месте?

Полицейские повторили свою просьбу.

– К сожалению, ее нет дома, – огорченно вздохнул Фоули. – Но она должна вернуться с минуты на минуту.

Один из полицейских обернулся и посмотрел на меня. Я растерянно пожала плечами.

В гостиной все было в полном порядке: ни следов крови, ни мокрых пятен, которые обязательно остались бы после того, как это чудовище устранило следы преступления...

Но самый неприятный момент наступил, когда мы услышали, как к дому подъехала машина, хлопнула дверца, и по ступенькам застучали каблучки. Мистер Фоули глянул на меня с такой странной усмешкой, что мне стало не по себе. А в гостиную между тем вошла миссис Фоули

Секунду никто не мог вымолвить ни слова, а затем полицейские приступили к выполнению своих обязанностей. Выяснилось, что миссис Фоули ходила с подругой в кино, а мистер Фоули остался дома и спокойно читал, пока в дверь не позвонили. Я настаивала, что слышала крик и выстрел. Патрульные быстро осмотрели дом и, извинившись перед хозяевами, отбыли восвояси.

Я вернулась домой, сгорая от стыда. До бинокля было противно дотрагиваться, однако любопытство все же взяло верх. На сей раз жалюзи у них были подняты, и я увидела, что они обнимаются. Затем миссис Фоули, томно потянувшись, прошествовала в спальню, а мистер Фоули повернулся к окну, медленно подошел к телевизору и с улыбкой опустил руку на... стоявший рядом магнитофон. После чего отвесил в мою сторону насмешливый поклон и погасил свет. Я почувствовала себя последней дурой.

Несколько дней я старалась вообще не думать об этой парочке. К биноклю я не прикасалась, а за газетой выходила лишь когда была уверена, что мистер Фоули уже уехал на работу.

Ближе к концу следующей недели – кажется, в пятницу – мне понадобилось в бакалею за продуктами. Я ходила между стеллажей, выбирая спагетти подешевле, как вдруг прямо у меня над ухом раздался знакомый голос:

– О, кого я вижу! Любительница птичек!

– Здравствуйте, – тихо сказала я. – Полагаю, я должна перед вами извиниться.

– Ну что вы, мисс Карстерс! Наоборот, все получилось так занятно!

Я смущенно потупилась, и тут... мой взгляд случайно упал на его руку. Между большим и указательным пальцами он медленно перекатывал маленький пузырек с наклейкой «ЯД»! Очевидно, я побледнела, потому что мистер Фоули мигом сунул пузырек в карман и взял с полки коробку конфет.

– То-то жена обрадуется! Обожает вишню в шоколаде. – И, подмигнув мне, зашагал к кассе.

«Меня это не касается», – сказала я себе.

Тем не менее домой я летела, не чуя под собой ног, и, побросав покупки прямо в прихожей, прильнула к биноклю. Увы, ничего интересного – весь вечер они смотрели телевизор, а потом отправились спать.

В субботу после ужина я вновь взяла их окна под наблюдение. Миссис Фоули выглядела как обычно, но мистер Фоули был мрачнее тучи. Я ждала, затаив дыхание. Примерно через час он вышел из гостиной, но тут же вернулся и подошел к жене, сидевшей в кресле с книгой. В руках у него была коробка шоколадных конфет. Миссис Фоули с довольной улыбкой взяла конфету и отправила ее в рот! После третьей конфеты, съеденной ею, я начала успокаиваться, но она вдруг вскочила, схватилась за горло и – рухнула на диван. Я перевела окуляры на мистера Фоули. Так и есть! Убедившись, что несчастная не шевелится, он с ухмылкой удалился.

Поскольку на этот раз убийство было совершено у меня глазах, я, не теряя времени, позвонила в полицию и выбежала на крыльцо встречать патрульную машину. К счастью, в тот день дежурил другой наряд.

И что вы думаете?! Дверь открыла сама миссис Фоули. Живехонькая! Не дожидаясь вопросов патрульных, она объяснила, что забыла принять свое лекарство от астмы, но муж тут же сбегал за ним к аптечке. При этом она одарила меня таким взглядом, что мне ничего не оставалось, как униженно извиниться и спешно уползти в свою нору.

Следующая неделя прошла хуже некуда: по телевизору показывали такую ерунду, что я начала всерьез опасаться за свое будущее. Поэтому после ужина в субботу вновь засела у окна с биноклем наизготовку.

Сначала смотреть было не на что – мне был виден лишь мерцающий экран телевизора и спинка кресла миссис Фоули. Затем появился ее супруг с явно недовольным выражением лица. Обменявшись с миссис Фоули несколькими фразами, он сердито топнул ногой и скрылся из поля зрения. Но вскоре мистер Фоули появился вновь – он подкрадывался к креслу сзади, сжимая в руке каминную кочергу.

А потом, заслонив собой кресло, он обрушил ее на голову беззащитной жертвы.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я смогла заставить себя выйти из дома, пересечь лужайку и позвонить в их дверь. Мистер Фоули открыл почти сразу и рассмеялся.

– Мисс Карстерс, сегодня вы одна-одинешенька! С чего бы это?

Я закусила губу.

– Я бы хотела видеть вашу жену.

– Вообще-то она уже легла...

– Я вынуждена настаивать. – Внутренне я трепетала, как осиновый лист, но мой голос оставался твердым.

– Что ж, прошу. – Мистер Фоули отступил в сторону, пропуская меня в прихожую, однако я не двинулась с места. Он пожал плечами и, весело усмехаясь, подошел к двери спальни.

– Дорогая, проснись! У нас гости.

– О, черт! – послышалось сонное бормотание миссис Фоули. – Неужели опять эта чокнутая с копами

Я сразу узнала ее голос, а потому, даже не попрощавшись, поплелась домой.

В ту ночь я глаз не могла сомкнуть! Перебрала все возможные объяснения, но наиболее правдоподобным выглядело только одно – меня выставили на посмешище несколько раз подряд, причем совершенно этого не скрывая.

Я задернула шторы на всех окнах, выходивших на их сторону, и даже подумала: не отнести ли утром бинокль в ломбард, – но, представив, на что себя обрекаю, не стала убирать его – пусть он постоянно напоминает мне о моем унижении!

Ошибку в своих умозаключениях я обнаружила к середине недели. Да, миссис Фоули принимала участие в этих грубых розыгрышах, но, скорее всего, лишь по одной причине (если, конечно, я правильно поняла значение слова «чокнутая») – она была убеждена, что в моем лице имеет дело с психически ненормальным человеком. Зато ее муженек... Уж он-то точно знал, что я в своем уме и вижу его насквозь.

К субботе я пришла к выводу, что обязана предупредить миссис Фоули о грозящей ей смертельной опасности, но поскольку она вернулась домой почти одновременно с мужем, поговорить с ней не удалось.

Ближе к вечеру у соседей на заднем дворе поднялся какой-то шум. Раздвинув шторы, я увидела, что она пропалывает маленькую клумбу за домом, а мистер Фоули подстригает секатором живую изгородь, разделяющую наши участки. Они перекрикивались громко и сердито, и я заметила, что Свенсоны, их соседи с другой стороны, прежде чем сесть в машину, на минуту задержались, с интересом прислушиваясь к перебранке.

Я тут же натянула садовый халат и перчатки и, выйдя во двор, сделала вид, что осматриваю свои розы. Вскоре мистер Фоули, крепко выругавшись, швырнул секатор на землю и ушел в дом. Выждав на всякий случай пару минут, я торопливо обогнула живую изгородь и бросилась к миссис Фоули.

Пока я раскрывала ей коварные замыслы мужа, на ее лице блуждала брезгливая гримаса. Тем не менее я разложила все по полочкам: сначала он дискредитирует меня как свидетельницу, а затем без помех расправится с ней. А поскольку я единственная из соседей уделяю им столько внимания, для всех остальных он придумает какую-нибудь отговорку: например, что жена ушла от него или уехала в другой город, скажем, навестить мать.

Я понизила голос до шепота:

– Милочка, вам надо спасаться! Если вы этого не сделаете, вы – покойница!

Некоторое время она молча смотрела на меня, а затем презрительно усмехнулась.

– В жизни подобного бреда не слышала! Вы не просто чокнутая, вы еще и прилипала!

– Умоляю, поверьте мне!

Она вновь засмеялась.

– Зарубите себе на носу: если мне понадобится совет насчет моего мужа, я не стану обращаться за ним к тощей, сохнущей по мужику старой кошелке!

Как я добралась домой, не помню. Пришла я в себя уже в гостиной, в кресле. Руки дрожали, а глаза застилала багровая пелена. Немного отдышавшись, я подошла к окну и некоторое время разглядывала участок Фоули, пытаясь восстановить в памяти, что там произошло всего несколько минут назад. Наконец, все встало на свои места. Задернув шторы, я придвинула телефон и решительно набрала знакомый номер.

Когда после короткой паузы дежурный спросил, не я ли та самая леди, которая уже дважды понапрасну отвлекала занятых людей ложными вызовами, я пригрозила, что если полиция немедленно не отреагирует на мой звонок, об этом тут же станет известно самому мэру. В ответ дежурный лениво поинтересовался, в чем дело.

Я продиктовала ему адрес Фоули и продолжила:

– Только что он расправился со своей женой. Ее труп с садовым секатором в груди лежит на заднем дворе. Соседи – их фамилия Свенсоны – подтвердят, что сегодня у них была ссора, и я уверена, что на секаторе вы найдете только его отпечатки пальцев.

Положив трубку, я сняла садовые перчатки, сунула их в карман халата и повесила его в шкаф. После чего со спокойной душой отправилась встречать патрульную машину. Посмотрим, какое выражение лица будет у мистера Фоули на этот раз!

 


Авторы:  Вирджиния ЛОНГ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку