Стресс-тест для нового премьера

Стресс-тест для нового премьера
Автор: Андрей ВЫПОЛЗОВ
23.03.2020

Недавний визит премьера Михаила Мишустина в Курган совпал с публикацией в нашей газете статьи «Птенцы Чубайса» («Совершенно секретно», № 1/436, январь 2020 года) о системных причинах нищенствующего существования таких богом забытых российских регионов, как Зауралье. И вот, словно по мановению волшебной палочки, второй человек в нашем государстве подписал ассигнования из федерального бюджета в 5 млрд рублей на индивидуальную программу социально-экономического развития Курганской области. Деньги – довольно весомые для такой периферии – предстоит освоить в ближайшие 5 лет. Инициатива нового премьера очень смелая, поскольку более «убитый» регион в России сыскать трудно и теперь сами зауральцы ответственны за то, станет ли Курганская область визитной карточкой «эпохи Мишустина» или проходным эпизодом в его карьере, считает обозреватель «Совершенно секретно».

Визит Мишустина в Курган сразу порвал все шаблоны чиновничества. Ведь испокон веков начальнику из первопрестольной показывали и показывают только самое лучшее в городе (вспомните бессмертную реплику городничего из «Ревизора»: «Чтобы колпаки были бы чистыми!..»). Однако новый курганский губернатор Вадим Шумков завел премьера в настолько неприглядную больницу (ремонта не было 40 лет!), что последний застыдился, вспомнив о своей матери-медике и сказал, что здесь невозможно ни лечиться, ни работать.

«КРАЛИ ВСЕ»

«По всем неписанным бюрократическим канонам, показывать подобное высшему лицу исполнительной власти немыслимо. Как правило, демонстрируют что-то недавно открывшееся, отремонтированное. Короче, старую добрую потемкинскую деревню. Хоть ФАПик (фельдшерско-акушерский пункт. – Прим. ред.) из фанеры, но новенький, да предъяви. Ведь за показ разрухи, которой в каждом регионе пруд пруди, столичный начальник первым вас и спросит: «Как вы допустили такое?», – прокомментировал на условиях анонимности высокопоставленный чиновник из относительно сытой Калининградской области.

Но, по-видимому, дела в Курганской области таковы, что «как правило» уже не работает. Идут бои без правил. Чтобы оценить развал экономики и, как следствие, масштаб упадка, я приведу слова одного сведущего человека из Кургана: «Ситуация в Курганской области – патовая. Абсолютно пустой, загнанный в долги бюджет, более 50% – дотации, более 80% собственного дохода – это госдолг, который просто „проели“. За последние 30 лет количество промышленных предприятий сократилось более чем втрое. Выбыло более миллиона гектар пахотных земель. Падение поголовья крупнорогатого скота – в 10 раз, свиней – в 5. С 80-х годов прошлого века практически не было капитальных вложений в социальную сферу. Более 750 социальных объектов, построенных сорок и более лет назад хозспособом, сейчас требуют ремонта, причем, одновременно. 70% дорог в области – не в нормативе. Износ основных коммуникаций ЖКХ в Кургане составляет 96%. В большинстве деревень – разоренные хозяйства. Ферм нет. Они либо неживые стоят, с выбитыми окнами, или просто под фундамент снесены.

Крали все. Свои, чужие, представители криминалитета, трущиеся около власти. Вы, наверное, слышали про Павла Федулева (одиозный свердловский рейдер, осужденный на 20 лет за организацию преступного сообщества, мошенничество, рейдерские захваты предприятий и организацию убийств. – Прим. ред.), про Андрея Вихарева (экс-сенатор от Курганской области, компаньон Федулева, сейчас находится в международном розыске. – Прим. ред.). Только вдумайтесь, какие люди представляли Курганскую область в федеральных органах власти. Сегодняшний сенатор от Зауралья Сергей Лисовский тоже весьма знаменит „коробкой из-под ксерокса с полумиллионом долларов“ (пока готовился этот материал, в прессе вновь заговорили о Лисовском как одном из возможных фигурантов „дела Листьева“. – Прим. ред.).

С высокопоставленных чиновников брали пример в муниципалитетах. Там процветал этакий феодальный автономизм. В ряде мест, где главам выделялись федеральные деньги, сегодня либо возбуждено уголовное дело из-за хищений, либо оно в стадии возбуждения. До сих пор у некоторых глав муниципалитетов нет понимания, что их задача – не просто сидеть, получая зарплату, а в худшем случае, что-то „отщипывая“, а отрабатывать деньги налогоплательщиков. Полная пассивность, бесконечные рассказы о трудностях жизни и абсолютное равнодушие к нуждам населения. После прихода Шумкова сменилось больше половины глав районов Курганской области. Одним из первых после страшного пожара убрали главу Юргамышского района. В огне погибли пятеро детей, а глава района даже не соизволил прервать свой отпуск. Последний расстался со своей должностью после того, как пьяным вместе с зампредом облдумы врезался в мусоровоз. До населения при таком подходе руки не доходили – здесь одна из самых низких заработных плат в стране при громоздкой и архаичной структуре управления».

ДОРОГИЕ КЛОУНЫ ПРОТИВ ГУБЕРНАТОРА

Прочитав эти безжалостные формулировки, читатель решит, что разбор Курганской области провел ярый оппозиционер, например, навальновец. Но сегодня все поменялись местами – штаб Навального в Кургане открыто «мочит» губернатора, за то, что тот пытается реанимировать область (просто местные навальнята и прочие псевдоопозиционеры сидят на подряде у энергетиков, для которых Шумков, понизивший тарифы, стал врагом № 1). А выше приведенные слова принадлежат самой власти – сторонникам команды нынешнего губернатора. Мне удалось пообщаться и с ним самим. Уже за полночь, когда у главы Зауралья нашелся свободный час. Боюсь сглазить, но этот парень уж точно не прораб потемкинских деревень. Спрашиваю у Вадима Шумкова: «Ваша фраза „В Курганской области воровать больше нечего“ стала местным афоризмом. Обижаются на вас за нее?»

«Этой фразой попали в точку, если возбудились как раз те, кому она была адресована, – отвечает Шумков. – Потому эти люди нанимают дорогих клоунов, ботов, псевдообщественников, которые пытаются любую фразу перевернуть, осмеять, выдернув из контекста. Пускай пытаются. Абсолютное большинство населения поддерживают наведение порядка в регионе, а значит мы на правильном пути».

Те «обидные» слова губернатором были сказаны не сгоряча, это сухой анализ на конкретных примерах. Берем, скажем, «Водоканал» и «Теплосеть», генерирующие и сетевые объекты. Все они отошли людям, которые практически не заплатили ничего. Просто получили народное добро через процедуры банкротств, якобы за долги. Троллейбусный парк разорен, провода порезаны на металл, сами троллейбусы сданы на алюминий. Почти 90% лесов Курганской области были сданы в аренду, но большинство договоров областному бюджету не давало ни рубля, потому что заключали их «добрые люди» осознанно по низкой стоимости и по неконкурентным процедурам. Сделали, что называется, для своих и вывозили круглячок в Казахстан за наличный расчет. Городской сад в Кургане – самая дорогая земля в центре города – был сдан в аренду на 49 лет за 5 тыс. рублей в месяц! А когда команда нового губернатора решила навести порядок – арендаторы согласились отступить только при условии, что город заплатит им за свой же городской сад 40 млн рублей. Большинство коммунальных МУПов были обанкрочены, при том котельные, как источник прибыли, отошли частникам, а ветхие сети, как источник убытков, сброшены на пустые бюджеты. Все в многомиллионных долгах и везде одни большие начальники, мало кто, из которых, готов поработать.

«Регион напоминал сухую муху, высосанную очумевшими от безнаказанности пауками, потому почти год ушел на приведение в чувство ряда таких деятелей», – резюмирует один из соратников Шумкова.

ПИВНАЯ ТОЧКА ВМЕСТО ФАПА

«Напиши в статье большими буквами „НЕТ КАДРОВ!“, – попросил меня руководитель курганского Аграрного медиахолдинга «Светич» Александр Севостьянов. – Кадров нет практически во всех сферах жизнедеятельности Курганской области. Приведу просто пример. Зауралье всегда ассоциировалось с двумя отраслями: оборонная и аграрная. Оборонка, по сути, крякнула, а в сельском хозяйстве мы, мальцевцы (от имени Терентия Мальцева, создателя революционной почвозащитной системы земледелия. – Прим. ред.), еще барахтаемся, но у нас развивается только растениеводство, а вот животноводство – логичная, смежная отрасль – приказало долго жить. Чтобы его реанимировать, нужны, прежде всего, кадры. Доходит до смешного: в Курганской области нет хорошего чабана, который может контролировать отары овец. Кто сегодня занимается овцеводством в регионе, вынуждены выписывать чабанов из Таджикистана! Будут кадры, которые будут работать на земле, а если еще государство даст денег на технику, все будет хорошо и ура».

Отметим, что новая команда, кроме наведения порядка в своем хозяйстве, вынуждена заниматься и разоренными федеральными учреждениями. Та же Курганская сельскохозяйственная академия им. Мальцева год назад была парализована долгами – порядка 350 млн рублей «наработала» предыдущая команда. Свет у энергоолигархов покупали за 8 рублей, а продавали за 2 рубля, такой вот «бизнес», и на этом фоне тащили все – от подаренного для студентов оборудования, до тюков соломы.

Кадровый голод наблюдается в медицине и образовании. Вот лишь некоторые зарисовки из зауральской глубинки. Районная больница в селе Целинное, раннее утро. На прием к врачам выстроилась огромная очередь, в основном, из пожилых людей, прибывших в райцентр из деревень. Целинники жалуются, что записаться на прием по телефону невозможно, он постоянно занят, а интернет-запись (да, действует такая почти космическая услуга в этом медвежьем углу) для большинства немощных стариков – это все равно, что дать подростку порулить автомобилем. В результате в больницу ежедневно приезжают десятки пациентов, но врачи физически могут принять единицы. Потому что самих врачей – единицы. А где нет узких специалистов, то прием ведут фельдшеры и медсестры. Медики с высшем образованием либо едут в жирные регионы (типа нефтяной Тюменской области), либо вообще в относительно соседний Китай, где зарплаты, по сравнению с курганскими, фантастические. «Из телевизора нам говорят, чтобы мы не занимались самолечением, но, как не заниматься, если очередь к терапевту – на два месяца вперед», – жалуется в коридоре мужчина.

Символом оптимизации медицины может служить снимок, который автор этих строк во время прошлой командировки сделал в курганском селе Половинное. В советские годы в этом старинном доме располагался фельдшерский пункт. Затем его убрали (вернее, перевели на первый этаж детского садика – единственного в селе здания, которое отапливается котельной), а дельцы тут же сделали из бывшего ФАПа пивную точку. Остается горько пошутить: «Пейте пиво на здоровье».

В Курганской области не хватает порядка 400 учителей, такие цифры приводят родителям директора школ, объясняя, почему снижается уровень образования. И вновь все упирается в зарплаты. Регион имеет два педагогических вуза – Шадринский государственный педагогический университет и Курганский госуниверситет, да еще педагогический колледж, а дефицит учителей налицо. Вы спросите, куда же деваются выпускники? Также, как и медики, отчаливают в соседнюю Тюмень и дальше. По сути, Курганская область является донором по поставке педагогических и медицинских кадров. Это, безусловно, хорошая новость, если бы регион не был на 50% дотационным.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ

У нас исторически принято ругать власть, когда народ находится в тяжелом положении. Рассчитывать, что люди, в нашем случае зауральцы, станут эту ответственность разделять, на первых порах наивно. Хотя в этом и кроется весь секрет счастья. Сужу по Калининграду, где проживаю. Калининградское гражданское сообщество научило уважать себя, выковав за последние десятилетия чувство собственного достоинства, как бы пафосно все это ни звучало. И эти нематериальные качества удалось «монетизировать» в реальное отстаивание интересов города, микрорайона, дома. Например, тамошняя блогосфера может – и это было не раз – отправить в отставку зарвавшегося чиновника. Лет пять назад я ехал по Кургану и лицезрел громадную яму на оживленной улице Пушкина. Выбоина была какой-то невообразимой, с рваными краями, бездонной и старой. И я вдруг понял, что если бы такая дыра оказалась на калининградской дороге, то горожане вынесли бы мэра ногами вперед. Он бы со свистом ушел в отставку под народные хохот и проклятия. Поэтому сегодня в Калининграде прекрасные дороги, а о том, что весной можно прийти домой с ошметками дворовой грязи на ботинках, молодежь уже и не помнит.

 Фото_11_05.jpg

КУРГАНСКИЙ ГУБЕРНАТОР ВАДИМ ШУМКОВ

Это и есть гражданское общество в действии, которого остро не хватает Курганской области. Хотя есть объективные исторические причины, по которым это самое общество отсутствует. Дело в том, что на протяжении последнего столетия здесь буквально выкашивались самые здоровые, активные и молодые силы. После Первой мировой войны погибли, попали в плен и вернулись с увечьями почти 100 тыс. зауральских мужиков (тогда еще Тобольской губернии). Потом была Гражданская война, унесшая жизни десятков тысяч человек, и т.н. Западно-Сибирское кулацкое восстание 1923 года, когда середняки, составлявшие основу зауральских крестьян, поднялись против коммунистов. По данным историков, тогда погибло более 150 тыс. человек, а эпицентром подавления мятежа был современный юг Курганской области (сегодня во многих тамошних селах можно увидеть пирамидки с фамилиями тех, кто погиб за советскую власть, а тех, кто представлял восставшую сторону, хоронили, где попало и как придется). Не стоит сбрасывать со счетов раскулачивание и репрессии. Но самый главный удар – это, конечно, Великая Отечественная война. Сегодняшние цифры – 117 тыс. погибших, по всей видимости, не точны, поскольку за отсечку берется февраль 1943 года, когда из районов Челябинской и Омской областей была создана Курганская область. Все безвозвратные потери до этого времени – самые серьезные – отписаны на соседние регионы. А люди-то одни.

Все эти события, на мой взгляд, так или иначе, сыграли негативную роль в формировании менталитета курганцев. Ведь, помимо того, что люди гибли физически, их били по рукам, давая понять, что никакая инициатива не должна исходить от них. Попытки стать благополучным, стать просто активистом, не таким, как все, пресекались. Только-только регион зажил в 70–80-е годы прошлого столетия, как грянула горбачевская перестройка, ознаменовавшаяся полным падением и деградацией. И с 1991 года сплошное и безостановочное падение, в ходе которого наиболее активные уезжали. Остальных власть «не замечала», никакого движения в субъекте не было, если ты не принадлежал к тому или иному «замшелому» клану или полукриминальной группировке. Все это в комплексе нанесло непоправимый ущерб сознанию зауральцев, превратив их в апатичных россиян, плывущих по течению и не доверяющих власти. По идее, должно сформироваться новое поколение, чтобы поменялся упаднический менталитет. Но ждать некогда.

ДОВЕРИЕ К ВЛАСТИ

Отработанных объектов и проектов за прошедший период и планов на ближайший год у новой губернаторской команды громадье. Перечислять их, не хватит газетной полосы. Главное — таких темпов восстановления, строительства и улучшения жизни людей никогда не было в Курганской области за последние многие десятилетия.

«Уже начавшиеся мероприятия шли со скрипом, – признался обозревателю „Совершенно секретно“ Вадим Шумков. – Не все были готовы двигаться сами, по вопросам налаживания своей собственной жизни, а отдельные чиновники реагировали нередко очень пассивно, рассказывая по привычке про проблемы, когда надо было просто работать. Многие курганцы, например, не понимают, что большинство объектов сегодня строятся, ремонтируются и благоустраиваются в регионе не на их деньги, то есть не на деньги налогоплательщиков Курганской области. Это целевая поддержка федерального правительства, также целевая помощь других регионов, благотворительность крупных компаний. Но люди увидев, что везде пошло движение требуют, мы, говорят, налоги платим, давайте нам еще ту дорогу отремонтируйте, тот двор. Мы им терпеливо и детально объясняем, а ведь раньше их просто никто не спрашивал и не слушал, не было культуры диалога. В лучшем случае использовалась традиция перекрывать позапрошлогодние обещания прошлогодними, да шлепать типовые отписки. Сейчас эти ржавые шестерни постепенно заставляем проворачиваться на пользу населения, ведь, прежде всего – уважение. Вот так мы возвращаем доверие к власти».

Подытожу: тот факт, что Михаил Мишустин в начале нового витка карьеры обратил внимание на Курганскую область, по сути, став ее крестником (вполне официальным куратором Зауралья назначен министр финансов России Антон Силуанов), накладывает на председателя правительства определенные обязательства. Я бы назвал это стресс-тестированием правительства, то есть когда для определения устойчивости системы сознательно превышаются пределы нормального функционирования. На общероссийском фоне Курганская область демонстрирует в этом плане пиковые нагрузки по стрессу.

Фото из архива автора


Авторы:  Андрей ВЫПОЛЗОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку