НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Страсти по власти

Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
01.11.2001

 
Евгений ТОЛСТЫХ

Последние «персональные дела», «слушания» по которым поползли по московским коридорам власти, вновь оживили подзабытый было вопрос: кто же в доме хозяин?

Как считают некоторые эксперты, главной идеей передачи власти Владимиру Путину была незатейливая аппаратно-династическая формула: от выборов к выборам в Кремль должны приходить люди, которые будут продолжать ельцинскую политику и укреплять влияние разрастающегося «семейного клана». При таком раскладе сам Владимир Владимирович мог рассматриваться лишь как переходная фигура без претензий на долгосрочное пребывание у руля.

По неподтвержденным данным, в договоре о передаче власти (о нем чуть ниже), рассчитанном на два года, были оговорены два основных условия. Первое – не лезть не в свои деньги; второе – не трогать людей Ельцина. Так или иначе, условия эти соблюдались на протяжении первого года правления Путина. Потом, судя по всему, они стали ВВП в тягость. Молодость, энергия, интеллект давали новому президенту основания полагать, что он имеет больше прав на управление Россией.

Первым самовольным шагом Владимира Владимировича стало решение о замене силовых министров. Акция была проведена виртуозно. Разменной фигурой в этой операции стал Павел Бородин. По одной из версий, посетить США его уговорил некий офицер ФСБ, а «неожиданный» арест бывшего кремлевского «завхоза» спланировали уже американцы. Зачем? Дело в том, что в США уже начали готовить свой выход из Договора по противоракетной обороне (ПРО). Занимавший в то время пост министра обороны РФ ракетчик Игорь Сергеев явно не устраивал американцев своей компетентностью – Россия могла проявить несговорчивость при обсуждении условий фактической денонсации договора. Поэтому когда, прилетев в Штаты, Бородин попал в американскую тюрьму, Ельцина поставили перед выбором: или Сергеев уходит, или Бородин сидит. Путина такая схема, по идее, устраивала. Во-первых, он получал шанс посадить в кресло главы военного ведомства «своего человека»; во-вторых, шантаж Бориса Николаевича, попахивающий крупным международным скандалом с уголовным оттенком, новому президенту, стремящемуся ограничить влияние «деда», был на руку. В результате Пал Палыч прилетел в Москву, а кабинет в белом здании на Арбате (Минобороны) занял новый министр – Сергей Иванов.

Почти одновременно в МВД ельцинскую креатуру, Владимира Рушайло, сменил строитель пропутинского «Единства» Борис Грызлов. А вскоре из-за остроумно разыгранного в Госдуме скандала, связанного с планируемым ввозом в Россию ядерных отходов, из кресла министра по атомной энергии выпал еще один приближенный к Семье чиновник – Евгений Адамов. При этом, судя по всему, и Адамова, и Рушайло «зачистили» без согласия Ельцина. А ВВП (слух такой идет) было сделано серьезное «внушение» на «семейном» совете. И внушение это якобы временно охладило преобразовательский пыл нового лидера. Во всяком случае, заявленная им и многими ожидаемая реорганизация правительства так и не состоялась. А эпизодический «всплеск самостоятельности» не принес Владимиру Владимировичу главного – контроля над финансовыми потоками, которые могли бы обеспечить ему еще один срок пребывания в Кремле. О чем, кстати, с Ельциным договора не было.

Вы наверняка уже слышали, что в зоне интересов «семейного» окружения Ельцина устойчиво присутствовали самые лакомые куски российской экономики: Управление делами президента, Государственный таможенный комитет, Министерство путей сообщения, Минатом, «Транснефть», «Сибнефть», «Роснефть», «Аэрофлот – Российские международные авиалинии», ряд металлургических холдингов («Русский алюминий»), несколько холдингов ВПК («Антей» и другие), «Росспиртпром», Гохран, социальные внебюджетные фонды с их огромными активами, несколько крупнейших банков.

Оборот этих структур огромен. Как считают эксперты, так называемые «дополнительные доходы бюджета» (порядка пяти миллиардов долларов), которые копятся для выплаты внешнего долга, при случае могут быть использованы и на другие цели. К примеру, на избирательную кампанию... Но пока главным «рулевым» этих средств остается Михаил Касьянов, как считают, близкий к Семье человек, и его малозаметные люди в Минфине, который он относительно долго возглавлял

И тем не менее Путин и его окружение постепенно сужают финансовую платформу Семьи. В одном из номеров наша газета писала о выводе из-под контроля Евгения Адамова крупных средств Минатома. Сейчас под ударом оказалось и Министерство путей сообщения. Счетная палата, обнародовавшая результаты проверки этого ведомства, вскрыла в его деятельности серьезные финансовые нарушения, позволившие зацепиться, точнее, вцепиться в его руководителя.

Еще одну негласную опору Семьи подпилили в связи с так называемой пенсионной реформой. Еще в августе было объявлено о создании специального государственного агентства, подчиненного Минэкономразвития и занимающегося инвестированием средств Пенсионного фонда России, что концентрируются на накопительных пенсионных счетах граждан. Основную часть средств планируется вкладывать в госбумаги и на банковские депозиты. Трудно сказать, поможет ли выжить такая комбинация российским пенсионерам, но рычаги управления активами объемом в 90–110 миллиардов рублей уходят из рук председателя правления Пенсионного фонда Михаила Зурабова, считающегося личным другом Татьяны Дьяченко. Кстати, Зурабов сделал неплохую карьеру. В 1998 году он был всего лишь генеральным директором акционерной медицинской страховой компании «Макс-М», работающей в основном на столичном рынке страховых услуг. Потом несколько месяцев поработал первым заместителем министра здравоохранения, и – его бросили «на пенсию». Видимо, сумел войти в доверие к Семье...

Конечно, передав значительную и слабо контролируемую часть пенсионных денег «под Грефа», Зурабова «обидели». В течение полутора лет под торжественную мелодию «пенсионной реформы» именно Михаил Юрьевич «пробивал» накопительную составляющую пенсий в одном пакете с правом ПФР самому «крутить» эти деньги (ради чего вся реформа и затевалась, надо полагать). А тут – р-раз, и «под Грефа»! По слухам, Зурабов и его брат Александр, первый заместитель генерального директора ОАО «Аэрофлот» (правая рука главы «Аэрофлота» Валерия Окулова, ельцинского зятя), пробуют организовать лоббистскую коалицию, чтобы провести через правительство обратное решение – «вернуть деньги пенсионеров тому, кому они доверяют». Попытка небезнадежная: можно «организовать» общественное мнение, привлечь на свою сторону пенсионеров, «переведя стрелку» вины за задержку выплат или снижение размеров пенсий на новую команду. Опыта в подобных делах российским чиновникам не занимать.

О том, что Борис Абрамович начал информационную войну против Путина, слышали? Публикует на Западе некие разоблачения, касающиеся «питерского» периода деятельности президента... Канал ТВ-6 неназойливо внушает обывателю мысль о неспособности новой власти к осуществлению позитивных перемен в жизни страны. На Интернет-сайтах время от времени появляются информационные блоки «про это»: к примеру, о строительстве двух новых президентских резиденций: зимней – неподалеку от станции Оросительная в Хакассии; и более представительной – в Стрельне под Питером. Между делом отмечается, что «стрельненская» обойдется в сумму, сопоставимую с затратами на ремонт Кремля силами незабвенного Беджета Пакколи.

Вы слышали, что Борис Березовский недавно посетил одну из стран Кавказского региона, где в ходе конфиденциальных переговоров пообещал, что войска из Чечни выведут уже до конца этого года? Учитывая настроения действующего президента, обещание это можно выполнить, только сменив лидера в Кремле. Как и на кого? Вопрос.

По Москве уже поползли слухи о возможности новых крупномасштабных терактов с захватом заложников, о повторении нынешней осенью сценария Буденновска в нескольких точках столицы. По замыслу анонимных «режиссеров», чеченская война должна добраться до каждой семьи в благополучной Москве, чтобы «преступная беспомощность власти» стала очевидной.

Точный сценарий «вписывания» очередного ГКЧП в «конституционные рамки» пока не известен. Но «есть мнение», что шокированным массам будет предъявлен новый российский лидер, который, как и предрекает Борис Абрамович, окажется региональным руководителем и, конечно, бывшим военным. Пущен еще один слух – мол, таким «спасителем Отечества» может стать губернатор Подмосковья Борис Громов. И будто бы Березовский уже ищет к генералу подходы. Болезненная фантазия?..

Но почему-то именно сейчас оживилась Генеральная прокуратура, объявившая в федеральный розыск Бориса Березовского в связи с его серьезными преступлениями финансового характера. Пока это, скорее, декоративная мера, призванная «пугнуть» БАБа, мол, власть, которую он безвременно хоронит, жива и дееспособна

И все же невольно задаешься вопросом: а где же решительность и воля президента, где ясность мысли и действий его команды?

Переехавшие из Питера в Москву соратники Путина по работе в мэрии Санкт-Петербурга оказались отличным материалом для подготовки провокаций против своего же «патрона». «Огни большого города» с его шальными деньгами и неожиданными карьерными взлетами всерьез повредили сознание новой политической элиты, которая вчера даже и не мечтала о подобных горизонтах! Поэтому «питерские» быстро разделились на тех, кто «в погонах», и тех, кто без. На тех, кто съездил на Лазурный берег, и тех, кто нет. Новые «олигархи» путинского призыва, кроме того, стоят перед дилеммой: чтобы что-то получить, надо что-то вложить. Пора «распиловки» государственного добра под звон колоколов «демократии и либерализма» прошла. Все «распилено». Вместе с колоколами. Есть еще полусвободные экономические ниши, но туда с пустыми руками не сунешься. А с первоначальным капиталом – большие проблемы.

К тому же Семья, в которую входят прямо или косвенно лидеры российской олигополии, неохотно пускает «чужих и пришлых» под нагретое одеяло эффективных сфер экономики. По нашим данным, лоббистами интересов Семьи в крупных бизнес-проектах становятся чиновники более скромного калибра, нежели, положим, Александр Волошин. Один из них – небезызвестный помощник главы кремлевской администрации Назир Хапсироков. Как поговаривают, именно он, с его огромными связями в прокурорской среде, дирижировал судебными «наездами» на РАО «Норильский никель», ОАО «Северсталь». Надо полагать, не без его участия прошли проверки в структурах Промстройбанка «Санкт-Петербург», которым руководит близкий Путину Владимир Коган.

Ну а что же президент? Возможно, у него есть еще одно, весьма щекотливое препятствие на пути к самостоятельности. Вы слышали, что упомянутый в начале нашего разговора «мораторий», ограничивающий действия Путина в отношении Семьи и ее окружения, якобы существует в письменном виде и хранится в Патриархии?

Этот договор о «переуступке власти» не может не отравлять жизнь Владимиру Владимировичу, хотя его обнародование в нынешней ситуации вряд ли реально. Не в последнюю очередь потому, что некоторые церковные иерархи, помимо моральных обязательств перед обществом, имеют и экономический интерес. Еще в 1996-м, когда «группа Коржакова» была лишена власти, ниша законного льготного импортера табачных изделий и спиртных напитков, которую занимал опекаемый главным президентским охранником Национальный фонд спорта, временно опустела. К середине 1997 года ее плотно заняла РПЦ, учредившая для этого множество коммерческих структур. Фактически вокруг РПЦ сложился гигантский неформализованный картель импортеров с оборотом порядка семи-восьми миллиардов долларов в год. Среди его операторов и негласных акционеров эксперты в разное время называли ряд близких ельцинской Семье бизнесменов, в числе которых опять же Павел Бородин, руководство «Межпромбанка» и кое-кто из высокопоставленных церковных иерархов. Правда, нет ли – время покажет. «Ибо нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано» (Ев. от Матфея, гл.10).


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку