НОВОСТИ
Трех надзирателей истринского изолятора, откуда сбежали 5 заключенных, будут судить
sovsekretnoru

Странности русского бюджета

Странности русского бюджета

PHFOTOXPRESS

Автор: Сергей АНДИЖАНОВ
15.08.2021

В конце июля 2021 года российское правительство отчиталось о параметрах исполнения бюджета за первое полугодие. Порой вообще кажется непонятным, зачем в России заранее верстается бюджет, если его все равно радикально изменят прямо «по ходу пьесы». Не будет преувеличением сказать, что ни один главный финансовый документ страны за тридцать последних лет не был выполнен и близко к начальным параметрам.

 Разумеется, это относится и к бюджетам более низких уровней – региональным и местным, но сейчас мы будем говорить именно о главном, федеральном бюджете, который по объему обычно плюс-минус равен сумме всех региональных и местных вместе взятых.

 НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ

После катастрофического для бюджета – и отнюдь не только в нашей стране – 2020 года – ожидания от 2021 года были очень осторожными. Федеральный закон от 08.12.2020 № 385-ФЗ «О федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов» предусматривал прогнозируемый общий объем доходов в размере 18,77 трлн рублей, расходов – 21,52 трлн. Мало кто из читателей держал в руках хотя бы один триллион рублей (что неудивительно – в пятитысячных купюрах он весит более 200 т), поэтому поясним: доходная часть бюджета-2021 – это примерно по 130 тыс. рублей налогов, пошлин и доли от содержимого недр с каждого гражданина страны.

Но вот незадача – в первой половине 2021 года у нас практически не было локдаунов (не считать же жестким ограничением QR-коды в пивных), энергоносители стоили стабильно дорого, бурный рост цен практически на все также хорошо отразился на бюджете: выше цены – больше налоги. Так, платежи налога на добавленную стоимость (НДС) на внутренние товары, работы и услуги выросли более чем на 30% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а НДС как никакой другой налог прямо привязан к розничным ценам.

В итоге бюджет собрал неплохие средства: по итогам I полугодия текущего года в федеральный бюджет поступило 11,264 трлн рублей налогов и сборов – на 2,1 трлн (23%) больше, чем годом ранее.

Более того, полугодие совершенно неожиданно оказалось профицитным: доходы превысили расходы (10,639 трлн, на 6% больше запланированного) на 625,91 млрд рублей. За полгода бюджет получил 60% от запланированных на год доходов при условии, что это всего 49% трат от того же годового плана. Главным поставщиком средств вновь стали граждане и энергетики – как совсем недавно писали в газете «Совершенно секретно» в статье «Народ – новая нефть» (№ 13 (472), июль 2021 года), люди определенно становятся новой нефтью, по крайней мере, с точки зрения налоговиков.

 ЧТО БУДЕТ ДАЛЬШЕ?

Доходы поступают в бюджет неравномерно: если пошлины текут более-менее ровной струей, пусть и с сезонными колебаниями, то для различных категорий налогов установлены разные сроки выплаты. Максимальные доходы и расходы приходятся на декабрь не только у простых граждан, но и у великой страны. Вообще, во второй половине года бюджет становится динамичнее: больше получает и больше тратит. И расходы всегда растут быстрее доходов, то есть удержать бюджет в плюсе, вряд ли получится даже при очень высоких ценах на нефть («лишние» деньги по этой статье идут не в бюджет, а в Фонд национального благосостояния (ФНБ) – государственную кубышку).

Если составить пропорцию цифр за I полугодие с итоговыми по образцу последнего «нормального», то есть 2019 года, то можно предсказать, что общие доходы составят 2,1 от первого полугодия, общие расходы – 2,3.

В абсолютных цифрах это соответственно 23,65 трлн и 24,47 трлн: обе цифры намного выше запланированных, но в целом баланс куда более приятный, чем казалось при принятии бюджета. Факт бесспорен: полугодие выдалось удачным.

 КУДА ВЛОЖИТЬ ШАЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ?

Что делаете вы, когда получаете «лишние» деньги? Конечно, универсального ответа нет, все зависит от вашего характера. Кто-то положит деньги на депозит, кто-то вложит в финансовую пирамиду типа «Финико», кто-то купит то, о чем давно мечтал, кто-то поможет родственникам, кто-то банально пропьет…

Но решения, которые принимало в течение первой половины года российское правительство, не укладывается ни в какую человеческую логику. Давайте посмотрим, как исполнялся бюджет.

По сравнению с первой половиной 2020 года сократились расходы на здравоохранение – они составили всего 573 млрд рублей, на 13% меньше, чем годом ранее. Помощь российским регионам – то есть, собственно, самой России – уменьшилась почти на треть: 490,9 млрд рублей против 710,4 млрд за I полугодие 2020 года.

Про социальную поддержку населения говорить не приходится – она уменьшилась на 4,8%, причем в июне – на 26% по сравнению с прошлым июнем. Понятно, что это эффект прошлогодних выплат семьям с детьми, но никак нельзя сказать, что эти выплаты были щедрыми – в отличие от Запада, где деньги во многих странах выдавались попросту всем, и в существенно большем объеме. В целом на «социалку» в первой половине года ушло 3,046 трлн рублей. Занятно, что при этом чуть выросли расходы по статье «социальное обеспечение». Зато полностью провалилась статья «охрана семьи и детства» – было 875 млрд рублей, стало 572 млрд. Это как раз минус те самые прошлогодние выплаты. В августе будет некий рост за счет предвыборных «школьных подъемных».

Государство стало платить меньше пенсий – за счет продолжающегося роста пенсионного возраста и высокой смертности среди пожилых «сэкономили» 33 млрд: в общей сложности из бюджета на эти цели пошло 1,548 трлн рублей. Это около половины общих затрат на государственные пенсии: остальное финансируется из Пенсионного фонда и Фонда национального благосостояния. Нам не устают повторять (и об этом писали в газете «Совершенно секретно», статья «Пенсии за свой счет» (№ 13 (472), июль 2021 года)), что пенсионная система убыточна, поэтому ее существование практически является милостью к гражданам со стороны государства.

Очень сильно выросли расходы на экологические проекты – сразу на 73%, до 215,9 млрд рублей. Увы, не надо думать, что государство так рьяно бросилось защищать птичек и ежиков в очистившейся во время самоизоляции  природе. Под «экологией» у нас сейчас понимается в первую очередь «мусорная реформа»: дорогостоящая передача прав утилизации отходов группам специально отобранных лиц («дочкам» «Ростеха», детям экс-генпрокурора и так далее) с массовой застройкой страны мусоросжигательными заводами.

Хорошие деньги, казалось бы, вложены в высшее образование – финансирование увеличилось на 87 млрд, до 536,9 млрд рублей. И хотя этот рост отчасти связан с некоторым сокращением выплат во время прошлогодних локдаунов, число бюджетных мест в вузах России постепенно растет, вопрос лишь в том, кто будет их занимать: деторождение в стране катастрофически низкое, зато среднеазиатские партнеры настойчиво просят увеличить квоты для их граждан. Да, у нас есть места, закрепленные за гражданами, например, Киргизии, которые учатся за счет российского бюджета. Тем не менее, вложения в образование, безусловно, радуют: это инвестиция на десятилетия вперед – лишь бы пошла впрок, а не «как обычно».

Бенефициарами неожиданного роста благосостояния стали и силовые структуры: больше прошлогоднего получили суды, налоговики, таможенники, разнообразные контролеры, прокуроры, следователи, МВД, ФСБ, Росгвардия, ФСИН. Общие расходы на защиту государства от внешних и, главным образом, внутренних врагов составили 2,61 трлн рублей – практически четверть всех бюджетных трат. Впрочем, прирост по сравнению с прошлогодними показателями здесь совсем небольшой – в среднем около 2%.

«Лишних» 6,5 млрд получил Центризбирком, что неудивительно – парламентские выборы 2021 года когда-то обещали быть весьма конфликтными, но в итоге оппозицию было решено как следуют отутюжить пропагандой и административным преследованием.

Характерно, что остались нетронутыми расходы на государственные средства массовой информации. В благодарность журналисты не стали делать акцент на информации об «оптимизации» бюджета, а многие и вовсе умолчали об этом, дабы у «руки дающего» не создалось впечатления, что ее кусают. Один из немногих оставшихся независимых телеканалов так и озаглавил материал: «Решение, о котором все молчат» – в другой версии заголовка слово «Решение» заменено на «Дурдом».

Зато очень сильно растут расходы по разделу «Национальная экономика». Тут бы радоваться, конечно, но перед нами в первую очередь крупные государственные заказы для особо приближенных предпринимателей; в первую очередь это строительство – то самое, ради развития которого вице-премьер Марат Хуснуллин требует привезти в Россию еще 5 млн мигрантов (не считая членов их семей).

Надо различать поддержку бизнеса и поддержку бизнесменов. Когда уменьшаются социальные взносы для малого и среднего предпринимательства – это поддержка бизнеса. Когда в разгар пандемии огромные государственные деньги вкладываются в, никому из простых людей, не нужную реновацию и строительство платной автотрассы М12 вместо модернизации бесплатной М7 «Волга» – это поддержка бизнесменов, причем из достаточно узкого списка.

 Требуем оплаты - Максим Коротченко_ТАСС.jpg

МАКСИМ КОРОТЧЕНКО/ТАСС

КАК ДЕЛЯТ НАШИ ДЕНЬГИ: ДОНОРЫ И ПОТРЕБИТЕЛИ

Объясним, как принимаются подобные решения. Распределение бюджета – это всегда торг.

Бюджет страны – это своего рода касса, куда с разных сторон стекаются деньги, а потом оттуда же распределяются, опять же, по различным направлениям. Заведует «кассой» Министерство финансов, и отвечает оно за то, чтобы касса никогда не пустела. Для этого надо обеспечить максимум доходов (высоких налогов, пошлин, акцизов) и минимум расходов. Никакой российской специфики тут нет, так работает любой нормальный Минфин. «Главным кассиром» нашей страны последние 10 лет является министр финансов Антон Силуанов. Ранее он был также вице-премьером и теневым лидером правительства при «мягком» премьере Дмитрии Медведеве, но полтора года назад его понизили до ранга «всего лишь министра».

Часть министерств участвует как в наполнении кассы, так и в ее расходовании. В первую очередь это Министерство экономического развития, которое отвечает за рост налогооблагаемой базы, то есть за то, чтобы предприятия были успешными, платили хорошие налоги на прибыль и недвижимость, активно добавляли стоимость под соответствующий налог и обеспечивали своим сотрудникам высокие зарплаты, с которых, опять же, заметная часть (треть – 13% НДФЛ из дохода и 30% сверх дохода, из кармана работодателя) идет в разные бюджеты и фонды. Но главный критерий качества работы Минэкономразвития – объем валового внутреннего продукта, ВВП. Понятно, что при высоких налогах в стране с небогатым населением бизнес развиваться не будет, а значит, не вырастет ВВП. Поэтому Минэкономразвития – главный идейный противник Минфина, и от баланса в их противостоянии зависит в стране очень многое. Впрочем, Алексей Улюкаев, последний глава экономического ведомства, который открыто противостоял Минфину, сейчас отбывает срок по обвинению в совершеннейшем безумии – ибо ни один человек в здравом уме не рискнул бы потребовать взятку у всесильного главы «Роснефти». Последовавшие за ним молодые выдвиженцы Максим Орешкин и Максим Решетников ведут себя значительно скромнее.

Схожие, но более узкие функции выполняет Министерство промышленности и торговли, которое десятый год возглавляет Денис Мантуров. Под его руководством торговли у нас становится все больше, а вот о промышленности этого не сказать. Также свою лепту в народную копилку вносят Минсельхоз, Минстрой, Минтранспорта, Минсвязи, ну и король бюджета, любимец Минфина – Министерство энергетики, главная экономическая опора страны.

Остальные ведомства – в первую очередь потребители бюджета. Это силовой блок (МВД, Минобороны, Минюст и примкнувшее к ним МЧС), социальный блок (Минздрав, Минобразования, Минпросвещения, Минкультуры, Минспорт, Министерство труда и социальной защиты), а также Министерство природных ресурсов и экологии, Министерство развития Дальнего Востока и Арктики.

В дополнение к министерствам существует группа других интересантов бюджета – не подчиняющиеся министрам 11 служб (внешней разведки, безопасности, охраны, Росгвардия…), 6 агентств (Росархив, Ростуризм, Росмолодежь…) и 2 управления (специальных программ президента и просто делами президента).

У каждого министерства, агентства, управления, службы (не будем усложнять повествование госкорпорациями, главы которых тоже сидят за общим бюджетным столом) есть руководители, каждый из которых хочет получить максимальное финансирование и имеет на то свои веские аргументы.

 А СУДЬИ КТО?

Верховный судья в правительстве – его председатель Михаил Мишустин, почти 10 лет, возглавлявший Федеральную налоговую службу (ФНС). Мишустин – сильный управленец, сделавший ФНС из неприятного, но неповоротливого государственного органа динамичной, современной финансовой структурой, порхающей, как бабочка, и давящей, как бегемот. Вокруг Мишустина сосредоточена группа вице-премьеров, каждый из которых курирует несколько ведомств и несколько регионов – и, конечно, пытается тянуть одеяло на себя. По особо важным вопросам решения, разумеется, принимаются с учетом мнения Президента РФ Владимира Путина – его, как и Мишустина, тоже разрывают на части просьбой дать денег прямо сейчас на самые важные дела, без которых Россия непременно рухнет.

 КТО ГРОМЧЕ, ТОТ И С ДЕНЬГАМИ

Понятно, что с самого начала года, когда стало ясно, что экономическая конъюнктура оказывается благоприятной, всем ведомствам очень-очень захотелось поучаствовать в дележе пусть небольшого, но куша. Однако рост расходов по сравнению с 2020 годом, равно как и с планами на 2021 год оказался небольшим, а по многим направлениям, как выражаются чиновники, отрицательным.

Почему же, получив сверхсметные доходы, правительство не стало наращивать расходы?

В первую очередь – из-за боязни инфляции. Чем больше денег в экономике, тем – по классическим учебникам – больше вероятность, что эти деньги обесценятся. Ни к чему хорошему это не приводило – вспомните витки инфляции 1998 или 2014 года, не говоря уже о начале 90-х годов прошлого века с ежедневно дешевеющим рублем. Причем нет особой разницы, выдаются эти деньги в виде зарплаты полицейским или субсидий парикмахерам – важно, что они вливаются в экономику и начинают в ней «крутиться».

Так вот, в начале 2021 года агентство Bloomberg составило список «горячих точек», в него вошли Россия, Турция, Индия, Бразилия и Нигерия. Агентство указало, что это именно те страны, где повышенная инфляция может привести к протестам. И как раз в это время в России начал раскручиваться маховик роста цен на все: пресловутая морковка была отнюдь не лидером – куда сильнее подорожали, например, строительные материалы. По чудесному совпадению, это случилось как раз, когда правительство в 2020 году выделило огромные деньги на поддержку строительства в период пандемии. Но об особенностях национального строительства мы расскажем отдельно.

Очевидно, что российское правительство – и в первую очередь «кассир» Силуанов и «арбитр» Мишустин вняли предостережению Bloomberg и решили делать все, чтобы в преддверии выборов удержать инфляцию хоть в какой-то узде. Именно поэтому они всеми силами пытаются сохранить деньги в бюджете, не увеличивать расходы ни по какому направлению, а если увеличить заставили (поддержать заказами тех же строителей), то непременно где-нибудь порезать. А где резать? Там, где министр или директор послабее, потише, находится пониже в неофициальной табели о рангах. Лидеры государства и правительства осуществляют общий контроль, поддерживают общий баланс, но ни Путин, ни Мишустин не могут лично контролировать каждую из тысяч федеральных и региональных программ, отслеживать миллионы ручейков, на которые распадается бюджетная река по пути к реализации своих целей. А жаль, потому что качество реализации у нас – крайне низкое: и на федеральном, и в особенности на региональном уровне бюджетные средства часто распределяются наихудшим образом – среди «дружественных» подрядчиков или просто местных монополистов, диктующих государству свои законы.

* * *

Проблемы управления Россией – не в финансировании: лишний миллиард туда-сюда мало что может изменить. Проблема – в профессиональном и нравственном уровне чиновничества, этим финансированием распоряжающегося.

Как говорил по совершенно другому случаю один полосатый философ, «средства у нас есть – у нас ума не хватает». Но поскольку в образование страна все-таки вкладывается, лет через тридцать определенно можно ждать значительных улучшений.

 


Авторы:  Сергей АНДИЖАНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку