Если вы столкнулись с несправедливостью или хотите сообщить важную информацию или сняли видео, которое требует общего внимания :

Странная золотая лихорадка

Странная золотая лихорадка 26.05.2019

29 марта 2019 года произошло событие, которое взбудоражило весь финансовый рынок и прошло совершенно незамеченным для СМИ и широкой публики. В этот день вступили в силу правила Базеля III, которые сделали золото одним из самых важных международных банковских активов.

 Последствия могут быть колоссальными для мировой экономики. А для простых граждан?

МИРОВОЕ ФИНАНСОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Прежде всего, стоит понять, что такое Базель III и его предшественники. Если вкратце: это свод международных правил регулирования банковской деятельности. Разрабатывает их Банк международных расчетов (БМР) для обеспечения стабильности международной финансовой системы. БМР, как прямо говорится на его сайте, выступает в роли «банка для центральных банков» стран, входящих в состав Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН). Банк также является торговым представителем Международного валютного фонда (МВФ) и центральных банков, если дело касается золота. То есть, БМР осуществляет операции с золотом от имени своих клиентов, которыми являются центральные банки.

БКБН, в свою очередь, устанавливает надлежащий уровень капитализации банков. В его состав входят регулирующие органы из 28 стран. Заседания БКБН проходят в здании БМР, расположенном в Базеле, в Швейцарии, хотя комитет является автономным юридическим лицом. Поэтому вкратце оба эти регулирующих органа называют Базелем. А так как членами Базеля являются все развитые и наиболее значимые в финансовом мире страны, его нередко называют мировым финансовым правительством.

Цель правил Базеля – снизить вероятность того, что банки могут нанести ущерб экономике. Нынешняя версия этих правил, известная как Базель III, является ключевым элементом реформы международной регуляторной политики, начавшейся после глобального финансового кризиса 2008 года.

Тогда частные банки оказались застигнутыми врасплох, без достаточного уровня капитализации. Властям пришлось включать печатный станок, наращивать госдолг и залезать в карманы налогоплательщиков, чтобы спасти системообразующие банки. Тогда и стало понятно, что необходимы новые, более жесткие международные правила по регулированию банковской деятельности. Эти правила были разработаны и именно они вступили 29 марта 2019 года в силу под названием Базель III.

НАУЧЕННЫЕ КРИЗИСОМ

Почему же Базель III оказался столь значим для мировых финансов? Дело в том, что он, утвердив новые, более жесткие критерии достаточности капитала для центральных и частных банков, изменил значение золота в их активах.

Согласно правилам Базеля I, банки должны были обеспечивать резервами 8% своих активов. В правилах Базеля II банковские активы были разделены на три категории: в первую категорию входили активы, которые считались наименее рискованными, а в третью – наиболее рискованными. В соответствии с правилами Базеля II, золото включалось либо в первую, либо в третью категорию – по усмотрению властей страны – но включить золото в первую, безрисковую, категорию можно было только при обеспечении поставок металла.

В правилах Базеля III исключена третья категория: теперь рисковые активы не могут быть резервом. При этом золото было помещено в первую категорию наряду с деньгами.

Одновременно повышена залоговая стоимость золота: если раньше банки могли получить ликвидность (денежный поток) под залог золота в размере 50% своих золотых запасов, то теперь коэффициент составит 85%, как и у всех активов первой категории. Фактически, золото стало равноценно конвертируемым валютам.

Это решение финансисты считают закономерным следствием поведения золота во время кризиса 2008 года. До того периода золото многие десятилетия играло небольшую роль в мировой денежно-кредитной системе. И хотя резервы центробанков традиционно назывались «золотовалютными», золота обычно было немного.

Соответственно, и цена на желтый металл повторяла судьбу других металлов: росла в момент спроса (например, весной, когда в Индии играются свадьбы, на которых традиционно дарится много золотых украшений) и падала в момент отсутствия покупателей.

Многие аналитики стали говорить о том, что золото вообще пора прекратить считать финансовым активом и рассматривать его исключительно как металл. Платина стоит дороже золота, но она же не котируется наравне с деньгами, говорили они. Серебро раньше тоже считалось финансовым инструментом, а теперь это лишь полезный металл.

Однако финансовый кризис 2008 года заставил вернуться к прежним привычкам. Золото, дешевевшее с началом кризиса вместе с остальными металлами, в момент, когда в финансовом мире наступило тотальное недоверие (никто не знал, насколько надежны активы любых банков, вне зависимости от их репутации и величины), вновь начало играть роль гаранта платежеспособности.

После случившегося центробанки по всему миру существенно увеличили объемы официальных золотых резервов: с 2008 по настоящее время почти половина продаж желтого металла пришлась на пополнение резервов. Сейчас центробанки мира владеют примерно 18% всех надземных запасов золота. Важность золота как защитного актива вновь стала общепризнанной, хотя только на уровне заседаний БМР в Базеле и на уровне банковской сферы.

Теперь, согласно Базелю III, золотые слитки для банка становятся таким же надежным резервом, как и деньги. Более того – теперь безрисковые активы должны покрывать 6% совокупных активов банков (раньше – только 4%, то есть, половина всех резервов должна была быть безрисковой). До сих пор банки, особенно частные, предпочитали держать в резервах надежные облигации – с них все же «капал» пусть небольшой, но процент. Теперь, похоже, им придется продавать облигации – и, скорее всего, они купят не валюту (в условиях валютных войн легко ошибиться), а золото.

ЗОЛОТАЯ ЛИХОРАДКА

Пока все свидетельствует о том, что банки именно так и поступают: весь 2018 год они лихорадочно пополняли свои золотые запасы. 31 января этого года Всемирный золотой совет объявил, что центральные банки по всему миру добавили 651 метрическую тонну желтого металла в свои резервы в прошлом году, увеличив свои официальные золотые запасы на 74%. Это рекордный показатель за 50 лет.

Это известие вызвало оживленные разговоры о том, что времена «золотого стандарта» (когда бумажные деньги гарантировали получение определенного количества золота) возвращаются.

Масла в огонь добавило письмо инвесторам известного аналитика товарных рынков Джея Тейлора, который предрек рост цены золота, а также возможность для стран с большим золотым запасом, в частности, для США, избавится от своих огромных долгов с помощью монетизации золота на балансах своих центробанков. «Если у центральных банков есть в собственности золотые слитки, они могут использовать этот актив в качестве капитала, что позволит им напечатать больше денег. Может быть, не случайно, что с приближением 29 марта банки по всему миру покупали огромное количество физического золота», – говорится в письме. Объем покупок физического золота центробанками в прошлом году был самым большим с 1971 года, «когда президент Никсон закрыл золотое окно и заставил мир перейти на систему плавающих валютных курсов» (имеется в виду запрет конвертировать золото в доллары, что считается окончательным отказом от «золотого стандарта»), напоминает Джей Тейлор.

Даже странное поведение цен на золото, падавших весь прошлый год, во время активной скупки золота банками, убеждало в правильности этой теории. Джей Тейлор в своем письме отмечал, что покупкам физического золота соответствовали огромные продажи деривативов (т.е. необеспеченных золотом ценных бумаг) на золото. Таким образом, по его мнению, центробанки «продавливали» цены на золото вниз, стремясь закупиться им по дешевке.

Однако и теперь, после обнародования закупок центробанков и вступления в силу Базеля III, цена на золото продолжает падать. Так что же нас ждет: эпоха возрождения золота как платежного средства – или окончательная его десакрализация?

ЦЕНТРОБАНКИ-СПЕКУЛЯНТЫ

Рыночная цена на золото не возросла вслед за спросом на физическое золото, так как на финансовом рынке очень велик объем синтетических инструментов за золото (деривативы), работа с ними со стороны профучастников как раз сдерживала цены на золото, признает независимый финансовый советник Наталья Смирнова. «Было это намеренно, либо это была стратегия заработка на понижении цен – сложно сказать. Но 2018 оказался худшим годом за всю историю инвестиций, по мнению аналитиков Deutsche bank, и стратегия работы на спаде цен на золото действительно была актуальна», – рассказала она. А сейчас, когда рынки восстанавливаются после просадки в декабре 2018 года, золото вновь не в фаворе, так как оно не растёт при росте рынков, продолжает эксперт. Так что и сейчас стратегии на коррекцию золота актуальны, что, в итоге, используется профучастниками фондового рынка. «Эффект же от Базель III среднесрочный, менее очевидный, поэтому на золото больше влияют более насущные факторы», – заключает Наталья Смирнова.

«Использование золота в качестве резервов регулируется, в том числе, и национальным законодательством. И во многих странах до Базеля III оно считалось безрисковым вложением. Кроме того, центробанки многих стран давно имеют вложения в золото заметно больше 6%», – добавляет экономист Сергей Хестанов.

Кроме того, отмечает он, часть покупок золота со стороны центробанков – просто господдержки отрасли золотодобычи. В частности, к таковой может относиться стратегия России и Китая – обладателей одних из крупнейших золотых запасов в государственных резервах и самых активных покупателей золота в прошлом году. «И Россия, и Китай – крупные производители золота. Для многих регионов золотодобыча – значимая отрасль промышленности», – напоминает эксперт.

«Базель III не вызовет значительного влияния на рынок золота, ибо его эффект давно заложен в текущие цены», – резюмирует Сергей Хестанов.

Ожидания стремительного роста цен на золото преувеличены, уверен экономист Яков Миркин. «Финансовые рынки хорошо показали это – пока никакого роста золото не показывает. Наоборот, стало падать в цене. Почему? Золото давно уже ведет себя больше как «цветной металл», потихоньку теряет свои монетарные особенности. Его цена движется вместе с другими цветными металлами, а те, в свою очередь, – вместе с нефтью и газом – очень зависят от курсов друг к другу двух мировых валют – доллара и евро. Доллар слабеет по отношению к евро – цены на сырье, в т.ч. на золото, стремятся вверх. И, наоборот, сильный доллар к евро тянет все нефтяные, газовые и металлические цены вниз», – поясняет он.

Пока это – ядро формирования цен на золото, добавляет Яков Миркин, хотя так называемые фундаментальные факторы – спрос, запасы, технологии, регулирование (в т.ч. Базель III) конечно, влияют на цену и, время от времени, могут встать на первое место.

ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ ДОЛГОВОГО БРЕМЕНИ?

Итак, цены на золото в ближайшее время вряд ли вырастут – против центробанков мира играть бессмысленно. Однако зачем они, все-таки, закупают металл в таких количествах и столь поспешно? Раз уж многие давно выполнили требования Базеля III? Верна ли теория, что таким образом многие страны хотят избавиться от огромного госдолга, накопленного в рамках борьбы с последствиями кризиса 2008 года?

Скорее, страны хотят набрать еще долгов, уверены наши эксперты.

Основные страны с высоким долгом как раз являются крупнейшими держателями золота, из них США – крупнейший держатель золота, напоминает Наталья Смирнова. Но наращивание золотых запасов, скорее, может способствовать возможности страны увеличить долг, так как ее долг будет обеспечен большими активами. «Не думаю, что будет списание долга, скорее, имея более существенное обеспечение, логичнее занять больше. И нарастить долг смогут крупнейшие держатели золота: США, Германия, Италия, Франция, Россия и Китай. При очередном витке кризиса возможность займа позволит странам иметь потенциал стимулирования экономики за счет количественного смягчения», – уверена эксперт.

«Конечно, все помнят, что золото – бывшие деньги. Во время кризисов обязательно вспоминают об этом – и стоимость золота может на короткое время вдруг подпрыгнуть», – соглашается Яков Миркин. Но, в целом, центральные банки очень ошибаются, когда накапливают все больше золота, считает он, или делают это от безысходности, потому что не во что больше вкладывать (риски санкций, желание дедолларизации, как в России). «В минуты роковые золото может стать неликвидным, малоценным, как это происходило во время войны. Золотой браслет за буханку хлеба – да, так бывает. То же и с центральными и коммерческими банками. Во время кризиса кто-то должен купить ваши золотые болванки. Они кому-то должны оказаться нужны. Не факт, что это случится», – предупреждает эксперт.

РОССИЙСКИЙ РЕКОРД

О России вспоминали не только эксперты, опрошенные «Совершенно секретно».

Российские золотовалютные резервы на 1 апреля 2019 года выросли до $487,7 млрд, сообщил ЦБ РФ, и впервые восстановились до «докрымского» уровня февраля 2014 года, отметил экономист Кирилл Тремасов. С начала 2019 года резервы выросли на $19,3 млрд, из них $12,4 млрд – за счет закупок ЦБ валюты на рынке по «бюджетному правилу». Валютный состав резервов не раскрывается (известно лишь, что Россия резко сократила вложения в гособлигации США), но доля золота в нем с 2014 года выросла более чем вдвое – с 7,8% до 18,5%.

Российский Центробанк купил в прошлом году 274 т золота, став крупнейшим покупателем этого драгоценного металла, утверждает журналист швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung Кристиан Штайнер в статье «Золотая лихорадка в России». «По данным Всемирного золотого совета, на его (ЦБ РФ – Прим. ред.) долю пришлось 40% всех покупок золота, совершенных центробанками. … Покупка золота – важная часть антикризисной политики российского правительства. Таким образом Кремль хочет освободиться от зависимости от доллара и защититься от дальнейших санкций со стороны США», – пишет в своей статье автор.

То, что российский ЦБ наращивает золотой запас, является частью стратегии дедолларизации, согласна Наталья Смирнова. «Для России важно снизить риски вмешательства США. И тут произошло совпадение санкционных рисков и правил Базеля III. То, что покупка идет, в основном, у внутреннего производителя, говорит, во-первых, о политике поддержки внутренних производителей, а, во-вторых, о нежелании афишировать подобную политику на внешнем рынке», – говорит эксперт.

Однако, насколько оправдана такая политика?

«Рост золотых резервов стабилизирует российскую экономику, так как снизит санкционные риски и подготовит к возможной коррекции на рынке. Он также даст возможность провести дополнительные внешние заимствования, если будет необходимо поддержать экономику – так как новый займ будет подкреплен возросшими в оценке резервами страны», – уверена Наталья Смирнова.

«В России международные резервы, в т.ч. в виде растущих запасов золота, избыточны. Все об этом знают. Что будет с этим золотым запасом, если станет плохо – неизвестно. Достаточно вспомнить о судьбе золотого запаса царской России. Лучше бы это золото вкладывалось в инвестиции внутри России, в рост устойчивости отечественной экономики», – возражает Яков Миркин.

ЧАСТНЫЙ ИНТЕРЕС

Пока центробанки скупают золото, частные инвесторы скупают гособлигации США. В декабре прошлого, январе и феврале нынешнего года иностранные инвесторы резко увеличили свои резервы американских казначейских ценных бумаг, тогда как в течение предыдущих 9 месяцев они сокращали свои резервы. Причем, помимо традиционных крупнейших покупателей, Китая и Японии, огромный объем куплен частными фондами и американскими институтами. Впрочем, фонды скупали и золото. Может, они что-то знают?

«Наращивание инвестиций в золото и американскими институтами, скорее, говорит не о тайном знании, а о подготовке к возможной коррекции, во время которой цены на золото традиционно растут. Так что это классическая подстраховка перед завершением роста экономики», – уверена Наталья Смирнова.

Так может, и нам, обычным гражданам, стоит прикупить в ожидании кризиса немного золота? А вот здесь эксперты советуют не спешить.

«Частным инвесторам в 2019 году, скорее, надо постепенно выходить из рискованных активов (акций), перекладываться в облигации, но не слишком длинные, так как в 2020 ждем повышения ставки в США и, возможно, в ЕС», – говорит Наталья Смирнова. По ее мнению, облигации стран и компаний из числа владельцев максимального золотого запаса (США, Германия, Франция, Италия, Россия, Китай) как раз подойдут для подготовки к возможной коррекции. «Но не слишком длинные – максимум, 2023-2025 годов погашения», – предупреждает она.

«Золото я бы сейчас активно не скупала. Скорее, дождалась бы коррекции, так как, если вспомнить сентябрь 2008-го, золото тогда тоже просело после банкротства банка Lehman Brothers, и только потом начало рост», – предупреждает Наталья Смирнова. Так что в золото можно войти уже в момент коррекции, не пытаясь угадать момент самой рецессии, советует она. «Форма инвестиций – максимально ликвидная и с низкими комиссиями, чтобы иметь возможность оперативно управлять портфелем: ETF (международные паевые фонды) на золото, которые есть и на московской бирже, и на американской», – перечисляет Наталья Смирнова.

«Золото не имеет таких объемов, чтобы стать деньгами для мировой экономики, для тех масштабов, которые она имеет. Вы никогда не сможете иметь такой запас золота, чтобы покрыть возможные потребности размена», – заключает Яков Миркин. 



Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку