НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В ЕВРОСОЮЗЕ

СТРАХ И НЕНАВИСТЬ В ЕВРОСОЮЗЕ
Автор: Михаил ВИНОГРАДОВ
15.10.2014
 
УСТАРЕВШАЯ МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА БРЮССЕЛЯ ТОЛКАЕТ ЕВРОПУ ВПРАВО
 
«Национальный фронт», старейшая во Франции ультраправая партия, преодолел мощный рубеж: у него появилось свое представительство в сенате, верхней палате республиканского парламента. И неслучайно лидер партии Марин Ле Пен называет это событие «выдающейся победой» – даже два собственных сенатора для националистов еще недавно казались несбыточной сказкой. Однако Европа медленно дрейфует вправо: то, что казалось немыслимым еще лет пять назад,  – уже реальность.
 
Например, успехи (пусть пока и не самые выдающиеся) евроскептиков и антимигрантских партий даже в самых спокойных странах Евросоюза. Вес этих двух голосов технически – чисто символический, фракции из двух человек не составить. Тем более что 114 мест досталось оппозиционной президенту Олланду и его правительству коалиции правых центристов во главе с «Союзом за народное движение», у сторонников Олланда из числа социалистов, примкнувших к ним зеленых и прочих французских левых – 59 мест. И только два – получили ультраправые.
 
Но идеологический их вес колоссальный, что, кстати, признали и обозреватели французских СМИ. По оценке самой Ле Пен, «с каждым днем наши идеи все больше и больше принимаются французским народом. У нас есть большой потенциал». По ее словам, теперь в сенате «можно будет говорить о тех проблемах, о которых до сих пор умалчивалось: границы, иммиграция, преступность, Евросоюз». И у «ультрас» есть моральное право говорить об этом: два места в сенате в пересчете на голоса означают порядка 90 тыс. региональных и местных выборных должностных лиц по всей стране, которые отдали свои голоса за идеи Ле Пен. Кстати, кресла сенаторов получили 46-летний Стефан Равьер (от департамента Буш-дю-Рон) и 26-летний Давид Рашлин (от департамента Вар). Рашлин – мэр города Фрежюс и на данный момент самый молодой сенатор Пятой республики.
 
Как отмечают эксперты «Совершенно секретно», успех партии – в первую очередь, заслуга Марин Ле Пен: она «перезагрузила» традиционный ультраправый «Национальный фронт» своего отца, сделав его современной правой партией, уменьшив количество ксенофобской риторики, добавив немало популистских вещей, без которых трудно существовать современной европейской партии, хоть правой, хоть левой. Пожалуй, наиболее популярным «Национальный фронт» сделала позиция, которую г-жа Ле Пен упорно старается донести до французов: мол, что либералы, что социалисты, заняты только одним – они сливают интересы коренных французов и самой Франции. Взамен поучают какие-то туманные обещания в Брюсселе, от которых в лучшую сторону жизнь французов не меняется.
 
«В успехе «Национального фронта» непосредственно виновен и крах традиционных левых партий, и общее «поправение» европейцев,  – полагает политолог Константин Калачёв.  – Я бы еще отметил размытость базы Ле Пен: за нее голосуют низы среднего класса, много молодых французов, в том числе эмигранты во втором-третьем поколении. Французские же опросы показывают, что собственно крайних правых в ее электорате немного, там целый салат из разнообразных и разнонаправленных групп избирателей. Но ее успех – это поражение остальных (участников политической сцены Франции. – Прим. ред.). Думаю, успех «Национального фронта» все же ситуативный, связанный с кризисом лидерства и разочарованием в традиционных партиях. Это протестное голосование, потому что отдать ей исполнительную власть французы не готовы. Фракция в нижней палате, места в сенате, мощная фракция в Европарламенте, чтобы отстаивать там интересы республики – это пожалуйста. Но не исполнительная власть».
 
Однако и исполнительная власть в той же Франции демонстрирует готовность уловить тренд «поправения», которому подвержено общество Западной Европы с начала десятилетия. Не стоит забывать, что Николя Саркози (а, по опросам, этот экс-президент даже сейчас популярнее действующего Франсуа Олланда) немало сделал на этом поле. Так, это Саркози совместно с тогдашним итальянским лидером Сильвио Берлускони предлагал ввести в правила Шенгенской зоны возможность отмены свободного перемещения для мигрантов в случае каких-либо форс-мажорных обстоятельств. Сейчас то же самое, по сути, делает Марин Ле Пен, когда в Европарламенте предлагает выстраивать отношения внутри Европы наподобие отношений Европы и Британии – «вместе, но не рядом». Ряд экспертов прочат Марин Ле Пен стопроцентное прохождение во второй тур президентских выборов в 2017 году.
 
ПОД ГНЕТОМ СТРАХА
 
Самым рискованным шагом на этой почве, который вообще совершали за последние два десятилетия осторожные (можно сказать, трусоватые) европейские политики, стали депортации цыган из Франции в Румынию, которые провел Саркози в 2010-м, недаром носящий прозвище «быстрый Сарко». Эта акция, которая добавила ему, сыну венгерских иммигрантов, популярности у правого крыла французов, наверняка еще сыграет на пользу этому гибкому и хитрому политику. Напомним, французские власти депортировали около тысячи цыган. Причем высылка сопровождалась разрушением нелегальных поселений, в которых проживали цыгане (полиция сожгла и раскатала «по бревнышку» порядка трехсот таких «хуторов»).
 
Традиционно влиятельные в экспертном сообществе Франции и Бельгии левые тогда обзывали и поносили Саркози самыми грязными словами. Его обклеили ярлыками «нациста», «популиста» и тем самым практически замылили в общественном сознании событие, которое послужило отправной точкой для депортации цыган. А именно, нападение десятков цыган, вооруженных топорами и арматурой, на полицейский участок в городке Сен-Эньян. По мнению европейских левых, реакция в таких случаях должна быть подлинно христианской – подставить другую щеку. Ведь у цыган было такое тяжелое и бедное детство в этой тоталитарной Румынии.
 
Но, пока левые на страницах глянцевых журналов упивались своим благородством, Саркози нанес удар. Причем ни капли недовольства у большинства населения (которое лишено возможности писать колонки в журналах, но зато платит налоги) его ход не вызвал. Европа давно втихомолку страдает от цыганского образа жизни и заработка: кражи, торговля наркотиками, детская и подростковая проституция, угоны, крышевание полулегальных лотерей, уличное хулиганство. Наконец, им свойственна просто бытовая нечистоплотность (которая на самом деле вызвана бедственными условиями существования). В цыганах, как в капле воды, аккумулированы представления среднего европейца о мигрантах. Хотя, вот нонсенс, цыгане кочуют по Европе с языческих времен и сами не менее европейцы, чем французы или бельгийцы. По крайней мере, с точки зрения историка 
и антрополога.
 
ВЗГЛЯНИ В ГЛАЗА ЗМЕИ
 
И хотя всплески европейского страха редки, тем они уродливее – вспомним хоть «дело Брейвика». К притоку мигрантов отношение в любой европейской стране настороженное: люди и власти опасаются, что процесс выйдет из-под контроля. Очевидно, что приезд десятков тысяч людей, с которыми непонятно, что делать и как трудоустраивать, представляет опасность. Мало того, отторжение у среднего европейца вызывает и политика, которую китайцы называют «голова змеи», пояснили «Совершенно секретно» эксперты по миграционным процессам.
 
А она меж тем свойственна большинству мигрантов и даже не очень зависима от религии, страны исхода или уровня образования: и дикий тунисец, и фанатичный пакистанец, и образованный (в сравнении с ними) киргиз действуют схожим образом – тащат свои огромные семьи в манящий европейский «социальный рай» по частям. Сначала приезжают молодые – как более мобильные они готовы учить язык, учиться и работать 18 часов в сутки. У них есть вызов на учебу или разрешение на работу.
 
Они могут смешаться с толпой, сменить внешний вид (чтобы не вызывать отторжения у возможного работодателя), воспринять некий внешний культурный слой страны, куда приехали. За ними – женщины и дети: их задача обеспечить быт работника, а детей – освоиться в стране и получить минимальный социальный набор благ. За ними едут «старшие», которые не столь гибки, работать могут только на дому, но они везут материальные ценности семьи. И, наконец, последними – многочисленная толпа «двоюродных» (в большой восточной семье они все одинаково «родные»), для которых главное – это получить вызов от уехавшего первым. Дальше они устроятся сами.
 
Причем когда первые («голова») уже достигли конечной запланированной точки – той же Франции – «хвост змеи» неравномерно распределен по промежуточным точкам (странам). Исход большой семьи может занимать порядка пяти лет, но к концу этого срока она уже 
прочно вклинивается в общество новой страны проживания, сохраняя собственную культуру и традиционность. Эта модель, естественно, ничуть не напоминает внутриевропейскую миграционную мобильность, которая является важной частью постглобалистской культуры, а значит, вызывает настороженность и страх.
 
ТОЛЕРАНТНОСТЬ ДВУЛИЧИЯ
 
«В Европе все сильнее голоса евроскептиков, причем не только правых, – поясняет политолог Алексей Мартынов. – И одна из основных тем – миграционная политика Союза. Ситуация, и это видят все, зашла настолько далеко, что хлынувшие на тучные европейские пажити толпы мигрантов практически вытесняют из городов традиционное население. И вместо «переплавки мигрантов в плавильном котле» уже коренное европейское население теряет свою национальную идентичность. Толерантность происходит либо на бумаге, либо в режиме двуличия, приправленного страхом. Сейчас Европа – и обыватели, и элита – всерьез напугана «Исламским государством», другими экстремистскими течениями. Особенную опасность им придает то, что это не «дикие кочевники» принесли террор в Европу, а, наоборот, выросшие в Европе фундаменталисты проходят обучение у себя на родине и возвращаются обратно в Европу – с шенгенскими паспортами – вербовать сторонников и совершать теракты».
 
Причем политическая элита в странах Европы не может игнорировать мнение избирателя, она – пусть и с различными оговорками – но должна подстраиваться, улавливать это «поправение» общественных взглядов. И она это делает. А политики, которые хотят сохранить/увеличить/обрести популярность, начинают говорить о том, о чем еще в середине «нулевых» говорили только радикалы, выброшенные за борт «системной политики».
 
В восприятии многих европейцев, создание Евросоюза и приток мигрантов четко связаны – они считают, что в этом виноват Евросоюз. По мнению политологов, во многом это так: в пору создания ЕС – именно как политического союза, а не «союза угля и стали» 1950-х – романтики объединения, плененные положительной рыночной конъюнктурой, не учли массы будущих проблем. Одна из них – то, что вопросы миграции и доступности Европы для уроженцев Азии и Африки решаются на наднациональном уровне, в Брюсселе. Париж и Берлин равно с остальными городами оказываются заложниками этой политики. А учитывая, что у Европы существует совокупность других проблем, экономических и политических, эксперты смело утверждают: ЕС существует до сих пор только потому, что поддерживается искусственно.
 
ДЕПОРТАЦИЯ ЦЫГАН ИЗ ФРАНЦИИ ВЫЗВАЛА РЕЗКОЕ ОСУЖДЕНИЕ СО СТОРОНЫ ЕВРОКОМИССИИ
Фото: EASTNEWS/IMAGEFORUM
 
КАК ПРАВЕЕТ ЕВРОПА
 
Как отмечают эксперты, настроения меняются в сторону «поправения» и ксенофобии во всех европейских странах, даже в толерантной Финляндии. В этом государстве, где число мигрантов (по сравнению с другими странами) скромное, на выборах 2011-го успеха добилась партия, которая выступила с лозунгом «Хватит кормить приезжих!».
 
Великобритания, которая сделала одним из брендов густой замес из народов бывшей Британской империи, внезапно обнаружила, что националисты перестали быть аутсайдерами. Так, в прошлом году на довыборах в палату общин в одном из лондонских округов, традиционно консервативном (а если округ дает голоса одной и той же партии более ста лет – это уже традиция), кандидат от Партии независимости Великобритании (UKIP) занял второе место с 28 % голосов!
 
UKIP выступает за выход Британии из «социалистического концлагеря» (Евросоюза) и против «исхода белых» из Лондона. Популярность партии выросла на фоне того, что часть влиятельной британской прессы вдруг осознала факт «социального геноцида белых» в последние десять лет. Газета Daily Mail писала: в течение этого десятилетия Лондон покинули более 600 тысяч белых британцев. При этом население города за десять лет выросло почти на миллион – за счет мигрантов. В отдельных районах Лондона количество белых за десятилетие сократилось с 80 % до 49 %. Аналогичные процессы отмечены при переписи населения в ряде других крупных английских городов.
 
В Греции на фоне бюджетных проблем страны и роста миграции из Северной Африки наблюдается триумфальное шествие ультраправых: партия «Золотая заря» (Хриси Авги) в 2012-м на парламентских выборах получила – впервые! – 18 мест. Греция – это вам не Англия: партия «Золотая заря» прописала массовую депортацию мигрантов прямо в своих программных документах. Выяснилось, что программа партии близка военным и полиции, включая пенсионеров силовых структур. Христианские националисты не чураются и популизма, как положено современной партии. Среди их акций – раздача еды греческим пенсионерам, негласная охота на полукриминальный бизнес мигрантов, организация дружин в неблагополучных районах и периодические столкновения на местном ТВ с леволиберальными оппонентами.
 
Итальянский комик Джузеппе Грилло (Беппе – удачный вариант скрещивания Жириновского и Задорнова. – Прим. ред.) основал свободное политическое движение «Пять звезд» и так и остался бы комиком, если бы на выборах в парламент Италии в феврале 2013 года не получил 25 % голосов избирателей. Грилло состоит в переписке с массой влиятельных европейских политиков первой величины, поддерживает Россию в ее позиции по украинскому вопросу, ведет один из самых популярных политических блогов в Европе и призывает изолировать мигрантов, так как они «представляют собой угрозу для общества». За эти высказывания он подвергся яростным атакам правозащитников, однако стал еще более популярен и читаем в итальянском обществе.
 
Датские ультраправые тоже получили на последних выборах в Европарламент (где французский «Национальный фронт» добился 21 места) свое представительство. Правда, гораздо скромнее – четыре места. В стране существует Датская народная партия, которая борется с миграцией законными методами. Например, подает петиции против квотирования датского подданства для мусульман или издает брифы, где скопом обвиняет всех 700 (!) приезжих из Азии-Африки в том, что они состоят в террористических организациях. С другой стороны, в рядах такой партии вряд ли возникнет свой Андреас Брейвик, как в соседней Норвегии. Напомним, массовый расстрел молодежного крыла местной партии, покровительствующей мигрантам, не нашел поддержки у «партайгеноссен» Брейвика в северной Европе. С пониманием к его поступку отнеслись, пожалуй, только российские, болгарские, румынские и венгерские националисты. По крайней мере, радикальные движения этих стран поддержали его на своих интернет-ресурсах. Впрочем, как писали датские СМИ, в стране есть малоизвестные ультраправые группировки, например, такие как «Национальный фронт Дании». Его представители якобы даже проходили обучение обращению со стрелковым оружием и тактике городского боя у… русских националистов из Движения против нелегальной иммиграции.
 
Своя националистическая партия существует в Австрии (в отличие от Германии, где подобные движения либо под запретом, либо под неусыпным контролем). Причем сейчас националисты – на взлете. Австрийская партия свободы постоянно выступает с различными инициативами популистского характера: требует прекратить исламизацию австрийских женщин, отказаться от расширения Евросоюза за счет принятия в его ряды Албании, подписывает соглашение с сербскими правыми о сохранении христианской направленности Европы. Летом лидер этой партии Хайнц-Кристиан Штрахе выступил против введения экономических санкций в отношении России.
 
Эта правая партия также отказывается признавать самопровозглашенное Косово. Ее уже упоминавшийся лидер называл Владимира Путина «чистым демократом» и был оштрафован за то, что причислил мусульман Австрии к экстремистам. Австрийская партия свободы получила на выборах в национальный совет (парламент) 21,4 % голосов, а примкнувшая к ней партия «Команда Штронаха» (евроскептики) – еще 6 %. При этом эксперты отмечают падение традиционной правящей коалиции: центристы получили столь мало голосов, что парламент Австрии впервые стал шестипартийным.
 

Авторы:  Михаил ВИНОГРАДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку