СРУБЛИТЬ ПО-ЛЕГКОМУ

СРУБЛИТЬ ПО-ЛЕГКОМУ
Автор: Татьяна РЫБАКОВА
21.05.2015
 
РОЛЬ СПЕКУЛЯНТОВ В КОЛЕБАНИЯХ КУРСА НАЦИОНАЛЬНОЙ ВАЛЮТЫ СИЛЬНО ПРЕУВЕЛИЧЕНА
 
В минувший четверг рубль резко подешевел после месяца стабильности. Причиной послужило заявление Центробанка России о намерении с 13 мая начать закупать по 200 млн долларов в день для пополнения резервов. Буквально в первые же минуты биржевых торгов доллар вновь преодолел психологически важную планку в 50 рублей. Станет ли это снижение началом новой волны девальвации рубля или останется единичным всплеском, зависит не только от цен на нефть. Но и от того, кто в России на самом деле управляет рублем. В технологиях спекуляций на курсе национальной валюты разбирался корреспондент «Совершенно секретно».
 
Осенью прошлого года, когда российский рубль пикировал вниз, потеряв около 40 % стоимости, российские власти начали обвинять в падении рубля валютных спекулянтов.
 
«Мы в последнее время наблюдаем резкие колебания курса рубля. Все аналитики сегодня признают, что рубль сильно недооценен, этому способствовали, в том числе, недобросовестные игроки», – заявил премьер-министр Дмитрий Медведев на заседании правительства 11 ноября прошлого года. Стоит отметить, что он же за три года до этого назвал спекуляцию «нормальной деятельностью по извлечению прибыли, законной и поощряемой».
 
А президент Владимир Путин в Послании Федеральному собранию 4 декабря 2014 года, повторив обвинение, заявил, что власти знают, кто эти спекулянты, и попросил ЦБ и правительство принять жесткие скоординированные меры, чтобы отбить у спекулянтов охоту «раскачивать» курс рубля. Центробанк, правда, отмечая, что фундаментально обоснованный курс российской валюты даже при текущем падении нефтяных цен должен быть выше, оценил усилия спекулянтов всего лишь в 8–10 % падения цены рубля.
 
А Герман Греф и вовсе заявил, что обвал рубля объясняется в первую очередь поведением экспортеров, которые на фоне девальвационных ожиданий не спешат продавать валютную выручку. Зато глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин немедленно предложил преследовать валютных спекулянтов по уголовным статьям и, при необходимости, ужесточить наказание.
 
Руководство страны понять можно: когда рубль резво теряет 40 % стоимости, а евро и доллар достигают немыслимых 80 и 100 рублей соответственно, трудно удержаться от мысли, что за этим кто-то стоит. Но так ли это на самом деле? Для этого вначале надо разобраться, кто же такие валютные спекулянты.
 
ПИЩЕВАЯ ЦЕПОЧКА
 
Основатель инвесткомпании ITinvest Владимир Твардовский, ныне управляющий директор УК «Финам менеджмент», любит приводить в качестве примера организации фондового рынка пищевую цепочку, выстраивающуюся в природе. На фондовом рынке, поясняет он, тоже существует такая цепочка: на ее вершине – крупные институциональные инвесторы, а в самом низу – как раз спекулянты.
 
Как и в природе, у каждого звена этой цепочки есть своя функция. У спекулянтов она тоже есть, и весьма благородная: они «снимают» ценовые дисбалансы. То есть если какой-то актив стоит, по мнению рынка, слишком дешево, они начинают его покупать. Дорого – наоборот, продавать. И хотя именно спекулянты – виновники паники и ажиотажа, возникающих на бирже, именно их коллективные усилия приводят к тому, что тот или иной актив получает адекватную данному времени цену.
 
То есть, сама по себе спекуляция, в том числе, валютой – отнюдь не корень зла. Скорее, это индикатор неадекватной оценки того или иного актива в данный момент. И хотя установления новой, более справедливой цены, идет через раскачку ценового «маятника», все же первопричиной является не нервозность спекулянтов.
 
Возвращаясь к рублю, можно вспомнить, что первое его ослабление произошло после того, как Минфин в июне 2013 года заявил, что с конца августа ведомство начнет покупки валюты в объеме до 40–50 млн долларов в день. Рубль к тому времени давно уже был стабилен, а после заявления начал расти: вначале быстро, потом медленнее: те самые валютные спекулянты резонно предположили, что столь масштабные дополнительные закупки непременно уронят рубль – и отнюдь не на «1–2 рубля за доллар», как это обещал глава Минфина Антон Силуанов. То есть, с точки зрения рынка, рубль оказался слишком дорогим.
 
Правда, к концу августа Минфин пояснил, что вообще-то он регулярно закупает такой объем валюты и никаких дополнительных закупок производить не собирается, но к этому времени доллар уже стоил 35 рублей, а евро 44. Понятно, что панику на рынке создавали спекулянты, спешившие избавиться от рублей. Но кто стал создателем у них иллюзии, что рубль стоит неоправданно дорого?
 
С другой стороны, уже с 2012 года экономическая статистика Росстата фиксировала замедление экономического роста. В 2013 году даже представители экономического блока правительства уже прямо говорили, что экономика, растущая только на совершенно сумасшедшей цене нефти, не может далее развиваться. Нужны были комплексные и кардинальные реформы, прежде всего – в области защиты бизнеса. На такие реформы правительство не пошло. Зато, по-видимому, резонно решило, что некоторая девальвация рубля может оживить экономику за счет роста спроса на отечественные товары.
 
В свою очередь, те самые валютные спекулянты вполне трезво оценивали состояние российской экономики и делали вывод, что рубль в таких условиях неминуемо упадет. Так что заявление Минфина просто стало «спусковым крючком» давно назревшей тенденции.
 
СПАСАЯ СЕЧИНА
 
Таким образом, первая волна девальвации, прошедшая еще летом 2013 года, была во многом обоснованной: рынок отрегулировал цену рубля в соответствии с состоянием российской экономики, а Минфин в данном случае выступил хирургом, вскрывающим нарыв ранее, чем он прорвется.
 
Однако осенью 2014 года ситуация была иной.
 
«Основная причина падения рубля осенью 2014-го – срочная покупка валюты компаниями для выплат по внешним долгам. Роль так называемых спекулянтов в процессе была минимальна», – считает экономист Сергей Хестанов.
 
«Обоснование провала российской финансовой системы в конце 2014 года действиями неких валютных спекулянтов сродни мифотворчеству», говорит Александр Баранов, заместитель гендиректора УК «Паллада Эссет Менеджмент». На самом деле, снижение международных резервов России почти на 180 млрд долларов было обеспечено двумя основными причинами, поясняет он: вынужденная отдача текущих внешних долгов и отрицательная переоценка недолларовых активов к доллару США в структуре золотовалютных резервов (ЗВР).
 
Российские банки и корпорации, отрезанные санкциями от мирового финансового рынка, не смогли перекредитоваться и вынуждены были отдать более 130 млрд долларов. Отрицательная переоценка подешевевшего евро к доллару с курса 1,35 до 1,1 и снижение долларовых цен на золото обошлись еще в 35 млрд долларов. Реальная чистая покупка валюты корпорациями и физлицами впрок, в том числе и теми, кого принято называть в обиходе спекулянтами составила всего около 15 млрд долларов.
 
«То есть все высказывания о влиянии неких валютных спекулянтов на российский финансовый рынок в 2014 году сильно преувеличены, – делает вывод эксперт. – Если и говорить про валютных спекулянтов, то, скорее, следует говорить не о покупателях валюты, а об ее продавцах, когда участники рынка избыточно оптимистично оценили мировой рынок нефти и продали ту валюту, которую взяли в долг или которую должны были возвращать по внешним долгам.
 
В итоге эти участники рынка вынуждены для закрытия своих коротких обязательств покупать валюту по любому курсу. В частности, в пользу такого объяснения свидетельствуют данные финансово-хозяйственной деятельности ряда российских корпораций, которые от неправильно занятой позиции на валютном рынке получили многомиллиардные убытки за 2014 год».
 
Одной из самых крупных таких компаний-валютных должников большинство экспертов называют «Роснефть», которую 11 декабря 2014 года ЦБ прокредитовал через крайне непрозрачную облигационную схему на 625 млрд рублей. Причина была крайне уважительной: компании предстояло выплатить крупный транш в погашение кредита. Но так как кредит был взят на Западе, полученные рубли практически сразу оказались на валютном рынке. Результат: 15 декабря рубль упал сразу на 8 %.
 
МОЖЕМ ПОВТОРИТЬ?
 
Получается, что уронили рубль вовсе не мелкие спекулянты на бирже и не паника населения – рубль уронили, по большому счету, введенные против России санкции и упавшая в цене нефть: из-за санкций осторожные западные банкиры перестали вообще кредитовать российские компании и банки, опасаясь, что в черный список может попасть любой из них, а сами компании, прежде всего нефтяные, из-за упавшей выручки не смогли сформировать достаточно собственных финансовых средств.
 
Впрочем, тут стоит вспомнить, что значительная доля задолженности российских компаний составляют кредиты, взятые в валюте еще до кризиса 2008 года, либо после кризиса, в рамках реструктуризации. Бездумное наращивание кредитов во времена стабильно растущей нефти завело многие компании в долговую ловушку: чтобы обслуживать имеющиеся кредиты, им необходимо постоянно перекредитовываться. А сегодня эта возможность закрыта.
 
По мнению Хестанова, спекулянты если и сыграли какую-то роль, так в последнем укреплении рубля, который с января месяца успел отыграть 40 %. Дело в том, что среди спекулянтов в последние месяцы был распространен так называемый кэрри-трейд: они покупали на валюту дешевые рубли и клали их на депозиты банков, поднимавших ставки до 20–30 % годовых. За 3 месяца спекулянт успевал получить не менее 6–7 %, после чего еще и продавал подорожавший за это время рубль.
 
По прикидкам аналитиков, такие операции давали спекулянтам до 60 % годовых. Правда, после резкого укрепления рубля, ЦБ увеличил ставки валютного РЕПО (системы кредитования от регулятора), отмечает Хестанов. Таким образом, брать у ЦБ валюту для спекуляций стало невыгодно, и рубль приостановил свое укрепление.
 
А теперь вот ЦБ и вовсе выступил как Минфин в далеком 2013 году, заявив о начале покупки валюты с рынка. Не окончится ли это тем же, что и предыдущее заявление – началом нового цикла падения рубля?
 
По мнению Дмитрия Савченко, главного аналитика Нордеа-Банка, рубль сейчас оценен достаточно адекватно. «При цене нефти 65–70 долларов за баррель Brent условно-справедливые отметки для рубля находятся на уровнях 50–55 против доллара, где и торгуется российская валюта в последний месяц», – говорит он. По его мнению, быстрый рост рубля с начала года (40 % против 5–7 % у других сырьевых валют) был вызван не столько ростом цены нефти, сколько сильной «перепроданностью» рубля в конце прошлого года.
 
Теперь же, полагает он, рубль будет зависеть от динамики цен на нефть.
 
«Волатильность и непредсказуемость рынка нефти – один из основных рисков для рубля, говорит эксперт. – Впрочем, среднюю цену нефти к концу года мы ждем близкую к 65 долларов за баррель Brent, хотя краткосрочные отклонения котировок от этого уровня вполне вероятны».
 
Вторым немаловажным риском Савченко считает ограниченность доступа к западному рынку капитала.
 
«Мы не ждем, что санкции с России будут сняты в ближайшее время, а значит, ЦБ придется продолжать компенсировать спрос на доллары для рефинансирования внешнего корпоративного долга», – говорит аналитик.
 
Отмечая, что этот механизм в настоящий момент вполне отлажен.
 
Впрочем, не ждет Савченко и продолжения укрепления рубля: по его мнению, заявление ЦБ о покупке валюты явно говорит о том, что регулятор считает рубль несколько переоцененным.
 
«В этом свете отметка 50 рублей за доллар в среднесрочном плане может стать проблематичной для рубля, – прогнозирует он. – Мы ждем, что российская валюта может вернуться и закрепиться выше этой отметки в ближайшее время. На конец года мы ждем рубль в диапазоне 55–60 рублей».
 
Но зависит исполнение этого прогноза не от спекулянтов, а от ЦБ, цен на нефть и доступа российских компаний и банков к международным финансам.
 

Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку