НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

Спорт на троих

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.07.2002

 
Владимир САЛИВОН
Сергей ГОНЧАРОВ

Леонид Тягачев

С самых первых дней своего президентства Владимир Путин дал ясно понять, что на посту «главного спортсмена» страны хотел бы видеть личность, харизматическую для российского и даже для мирового спорта. Такая личность, по мнению президента, могла бы более эффективно защищать интересы россиян на международной арене.

Первым кандидатом на эту роль стал знаменитый борец греко-римского стиля, тяжеловес, трехкратный олимпийский чемпион Александр Карелин. Ему предложили занять любой главенствующий пост в российском спорте на выбор. Однако Карелин ответил, что «шапка не по Сеньке», и продолжил готовиться к своей четвертой Олимпиаде в Сиднее. Там он, как известно, проиграл, и этот проигрыш настолько сильно подействовал на Александра, что он вторично отказался от всех высоких должностей и сосредоточился на работе в Думе.

Карелин был последним на сегодняшний день выдвиженцем так называемого борцовского клана – бывших борцов греко-римского стиля, находящихся на высших должностях в российской спортивной иерархии, – созданного великим атлетом и организатором Иваном Ярыгиным, к сожалению, трагически погибшим несколько лет назад. К наиболее видным его представителям можно отнести бывшего министра спорта Бориса Иванюженкова, сменившего его на этом посту недавнего председателя Госкомспорта Павла Рожкова, бывшего главу армейского спорта Михаила Мамиашвили.

Борцовский клан активно поддержали премьер-министр Михаил Касьянов и глава кремлевской администрации Александр Волошин. В продвижении борцов они видели возможность создать противовес другому клану – опытных, еще с комсомольских лет, спортивных функционеров во главе с президентом Олимпийского комитета России (ОКР), а ныне вице-президентом Международного олимпийского комитета (МОК) Виталием Смирновым. Борьба между этими кланами не затихает и ведется, прежде всего, за контроль над значительными финансовыми потоками, направляемыми на развитие массового спорта и спорта высоких достижений.

2000 год – год прихода к высшей власти в стране Владимира Путина – стал неудачным для обоих кланов. Был провален чемпионат мира по хоккею в Санкт-Петербурге. Собранная с огромным трудом из наших лучших легионеров сборная выступила бездарно. Последовали оргвыводы – министерство спорта вновь преобразовали в комитет, на Иванюженкова повесили вину за многие просчеты. На его место чуть было не назначили представителя «группы питерских чекистов» Владимира Стржалковского, настолько далекого от достаточно замкнутого спортивного мира, что это назначение сильно отдавало абсурдностью. Затем Россия провалила Олимпийские игры в Сиднее, не добрав семь – десять «запланированных» золотых медалей. Неудачно выступили даже общепризнанные лидеры – Карелин, Попов, Кабаева. Эта неудача, естественно, ударила по Смирнову и его окружению. После такого выступления Путин даже отказался принять российских олимпийцев в Кремле.

На конец 2000 года в руководстве спорта установилось достаточно хрупкое равновесие: главой Госкомспорта стал Павел Рожков – малоизвестный борец, но, как оказалось впоследствии, весьма удачливый менеджер: за неполных два года работы ему, подключив различные источники, удалось увеличить финансирование отечественного спорта с 600 миллионов до 2 миллиардов рублей; ЦСКА возглавил Михаил Мамиашвили (очень высокая должность в спортивной иерархии России). Однако наиболее приближенным к президенту спортивным деятелем стал возглавивший Олимпийский комитет России Леонид Тягачев.

Русский «американец»

Провал в Солт-Лейк-Сити ударил по головам всех чиновников, невзирая на их «партийную принадлежность». Леониду Тягачеву пришлось еще в феврале при встрече с президентом озвучить наиболее благоприятный для нашей команды прогноз на результат Игр. Он практически вдвое превысил реальные достижения. Правда, не следует забывать, что Тягачев в тот момент едва приступил к своим новым обязанностям. Кроме того, Леониду Васильевичу вменяют в вину неспособность организовать адекватный ответ на лавину негативной информации, которая обрушилась на наших спортсменов в Северной Америке. Ряд претензий накопился к армейскому спорту и Михаилу Мамиашвили. Они, прежде всего, связаны с разбродом в некогда известном на весь мир хоккейном клубе ЦСКА, а также с выступлением армейских спортсменов на Олимпиаде. К числу же достоинств Павла Рожкова никогда не относилось умение занять жесткую позицию и твердо стоять на своем. Словом, круг виноватых в общих чертах был намечен. Оставался только один вопрос: кого ставить на их место

Вот тут-то и всплыла на свет старая идея президента о харизматической личности во главе спорта. Видимо, вспомнилось Владимиру Путину, что он как-то встречался с Вячеславом Фетисовым и Павлом Буре в Вашингтоне и обещал помочь, если что-то у них не сложится. А дела у Вячеслава в последнее время, судя по всему, шли не блестяще. Он постоянно находился «под колпаком» у американских правоохранительных органов, подозревавших его в связях с «русской мафией» (никаких реальных оснований этому нет, о чем подробно было рассказано в одной из телепередач «Совершенно секретно»), что не могло не раздражать. Из России уехал, вдрызг разругавшись со всем хоккейным руководством, так сказать, «сжег мосты», чего ему, естественно, не забыли. А уж когда уволили из «Нью-Джерси», причем в отличие от других тренеров новой работы не предложили, стало совсем нехорошо. Правда, к тому времени о нем уже вспомнили и с личной подачи президента, вопреки мнению президента Федерации хоккея России Александра Стеблина, назначили главным тренером олимпийской команды. Однако итог ее выступления – третье место – был совсем не таким, как планировалось. Казалось бы, на этом с Фетисовым покончено. Его попытка стать ассистентом Михайлова в другой российской сборной с треском провалилась – ему припомнили и нелицеприятные отзывы о российских хоккейных функционерах, и обещание выиграть Олимпиаду.

После этого у Вячеслава оставались только собственная харизма и обещание президента поддержать его в трудную минуту. Если задуматься, не так уж и мало. Такого набора наград и титулов, которыми располагает Фетисов, нет, наверное, ни у одного хоккеиста в мире. Он двукратный олимпийский чемпион, семикратный чемпион мира, трехкратный (два раза как спортсмен и один как тренер) обладатель Кубка Стэнли, многократный чемпион Европы и своей страны, обладатель многих индивидуальных призов. Его знает и уважает весь спортивный мир. После Олимпиады Фетисов приезжает в Москву и на этот раз совсем приватно встречается с президентом. Никаких сообщений об этой встрече, за исключением самой констатации факта, что она была, не появляется. «Утечка» происходит уже в США. «Нью-Йорк таймс», ссылаясь на ближайшее окружение Фетисова, опубликовала сообщение о том, что «возможно, Вячеслав в самое ближайшее время займет некий высокий пост в руководстве российского спорта». В наших СМИ это сообщение облекли в более конкретную форму – Фетисов должен стать президентом ОКР. После этого некоторые «утечки» появились и в России. Информированные люди сообщали, что в беседе с президентом Фетисов не просил для себя ничего выдающегося – только помочь с трудоустройством в России. А тут как раз подвернулась министерская должность...

Этим сообщениям никто из серьезных спортивных деятелей в России не поверил. Слишком абсурдной казалась эта информация. За десять лет после развала советской спортивной системы ОКР возглавляли только три человека: Владимир Васин, Виталий Смирнов, а с августа 2001 года – Леонид Тягачев. На должности председателя Госкомспорта побывали семь человек (не считая Владимира Стржалковского, назначение которого отменили до того, как он успел вступить в должность). Их назначения были зачастую связаны с тем, какой из спортивных кланов в данный момент одержал верх, однако видимость преемственности во время смены одного функционера другим всегда сохранялась. Фетисов, проживший последние двенадцать лет в США, с конфликтными отношениями даже с федерацией родного ему хоккея в этом отношении был «человеком ниоткуда». Человеком, не имеющим за плечами никакого опыта административной работы, без чиновничьей родословной, без корней, без связей, без команды.

Вячеслав Фетисов

Отечественным функционерам, не знавшим о ситуации Фетисова в Америке, казалось, что с такими исходными данными у него хватит здравого смысла отказаться от подобного предложения, даже если оно и будет сделано.

К чести Леонида Тягачева, следует отметить, что он предпринял ряд мер для защиты своего ведомства. В частности, опубликовал в СМИ заявление о том, что ОКР начинает активную подготовку к летним Олимпийским играм в Афинах и там наша сборная в командном зачете может претендовать на более высокое место, нежели в Сиднее и Солт-Лейк-Сити. Это заявление, по крайней мере, на сегодняшний момент гораздо логичнее, нежели прогноз перед последней зимней Олимпиадой. Во-первых, игры пройдут в Европе, во-вторых, Виталий Смирнов, по данным из иностранных источников, сейчас выдвинулся в ряд ведущих членов МОК и вполне в состоянии не допустить допингового «отстрела» российских спортсменов, наконец, в-третьих, в ближайшие год-два на российском спорте должно благотворно сказаться увеличение в несколько раз финансирования, которого удалось добиться Павлу Рожкову, а также спонсорские средства, найденные ОКР. Возможно, именно эти своевременные активные действия удержали президента от более радикальных решений

Судя по косвенным данным, Фетисов, приехавший в Россию 25 апреля, не знал, на какую именно высокую спортивную должность его назначат. Об этом свидетельствуют его первые выступления сразу после объявления о назначении главой Госкомспорта. 29 апреля в Кремле он заявил корреспонденту телевидения о том, что будет стараться поднять роль тренера в российском спорте, а на представлении его в здании Госкомспорта отметил, что необходимо как можно быстрее развивать спорт высоких достижений, поскольку это благотворно влияет на международный престиж страны, а также массовый спорт, что должно положительно сказаться на ее обороноспособности. В качестве примера разрухи, царящей в отечественном спорте, он привел бывшую усадьбу Разумовского, где располагается комитет, – значительная часть ее находится в аварийном состоянии. Фразы, может быть, и правильные, но совершенно общие. Ясно, что Вячеслав не готовил заранее ни выступлений, ни какой-либо внятной программы действий, вероятно, не зная, где и перед кем ему придется выступать и на каком посту действовать.

Тем не менее всем стало ясно, что Фетисову на тот момент был дан полный карт-бланш, и сразу после его назначения по спортивным кругам поползли слухи о проекте реорганизации управления российским спортом, который готовит Фетисов, о возможном возрождении Министерства спорта и создании в нем подразделения, занимающегося исключительно проблемами подготовки сборной команды России к очередным Олимпийским играм. Он собирался консолидировать финансовые потоки и направлять их на наиболее насущные в данный момент проблемы, при этом, будучи обеспеченным и, главное, честным человеком, вряд ли стал бы заботиться об обеспечении собственных интересов и интересов подчиненных. Кроме того, известно, что Фетисов запросил значительного увеличения бюджетных средств, ассигнованных на спорт, – просьба, которую даже Владимир Путин сегодня вряд ли способен выполнить.

Делиться надо...

Представлять нового шефа в Госкомспорт приехал сам Михаил Касьянов, чего не было даже во время представления на той же должности любимца Бориса Ельцина Шамиля Тарпищева. Кроме Фетисова, он представил его нового заместителя – Павла Рожкова. Премьер-министр явно дал понять рожковской команде, что его протеже не останется без защиты, и при этом заявил, что именно руководство Госкомспорта теперь будет отвечать за спорт высших достижений, что раньше являлось прерогативой ОКР. Правда, пришлось пожертвовать Михаилом Мамиашвили: он лишился всех высоких должностей, оставшись только президентом Федерации борьбы России.

Но еще более серьезно выступило руководство ОКР, над которым незримо реет тень их теперь уже почетного шефа Виталия Смирнова. За время, прошедшее после зимней Олимпиады, Смирнову, как «старшему товарищу» (он является членом МОК с 1971 года), удалось смикшировать негативное впечатление, сложившееся у нового президента МОК Жака Рогге от олимпийского выступления российских спортсменов и поведения российских функционеров. Более того, Смирнов теперь выступает как активный сподвижник всех начинаний Рогге, и последний, приехав в Москву на открытие Международных спортивных юношеских игр, был уже вполне расположен к россиянам. Он сразу заявил, что у него «нет претензий к российскому спорту» и «врагов среди российских функционеров». Президенты России и МОК встретились несколько раз, и стало ясно, что негативный осадок от Солт-Лейк-Сити полностью испарился. В заключение Рогге сказал, наконец, ту фразу, которую все мы – россияне – так ждали от него. Он не видит причин, по которым Россия не смогла бы принять Олимпийские игры 2012 года. Акции Смирнова и ОКР, которому он покровительствует, пошли вверх.

Фетисов же в эти месяцы консультировался в основном с Шамилем Тарпищевым, еще одним министром-тренером, который в свое время сумел понять, что одного президентского расположения маловато для руководства российским спортом, не стал составлять собственной мощной группировки и ушел тренировать теннисистов и консультировать московских спортивных функционеров. С момента своего ухода с министерского поста Тарпищев подчеркнуто держался вне каких-либо спортивных группировок и кланов. Такую же позицию занял и Фетисов

Итак, в настоящее время российский спорт «на троих» делят Павел Рожков с «борцами» и стоящие за ними Касьянов и Волошин, Леонид Тягачев и Вячеслав Фетисов с президентской поддержкой, к которому, возможно, примкнет Шамиль Тарпищев.

Но и это еще отнюдь не все. В том же указе, которым президент назначал нового председателя Госкомспорта, было еще одно нововведение. Из названия «Государственный комитет по физической культуре, спорту и туризму» незаметно ушло слово «туризм». Он теперь передан в Министерство экономического развития и торговли России, где заниматься им будет, скорее всего, один из заместителей Германа Грефа, уже упомянутый «питерский чекист» Владимир Стржалковский. Так что питерцы все же получили под свой контроль весьма перспективную отрасль российской экономики. Не вызывает сомнения, что они не прочь «забрать под себя» и весь российский спорт, но на момент принятия президентом решения о замене главы Госкомспорта у них, судя по всему, просто не нашлось подходящей кандидатуры.

Так что Фетисов попал в самый центр кипения российских спортивно-чиновничьих страстей.

«Пат» без права на ошибку

Павел Рожков

14 июня стало ясно, что сборная России по футболу не прошла групповой турнир. Думается, на российских болельщиков это фиаско подействовало даже сильнее, чем провал на последней Олимпиаде. Но результат – это еще не самое главное. Провожать футболистов приезжал лично президент и в своем обращении к ним отметил, что российский народ ждет от них не столько громких побед, сколько настоящей спортивной борьбы и воли к победе. Сразу после поражения от бельгийцев новый глава Госкомспорта публично отметил, что наша команда указанных качеств не проявила (этим заявлением он, видимо, выражал не только свое личное мнение, но и точку зрения президента). Так что если Фетисов действительно призван отвечать за весь российский спорт, футбол прямо попадает под его компетенцию, а это означает еще один фронт борьбы со сложившимся за десятилетия чиновничьим аппаратом.

Дело в том, что рычагов влияния на Российский футбольный союз (РФС) у Госкомспорта практически нет. РФС является общественной организацией, члены которой сами выбирают неизменно одного и того же главу – Вячеслава Ивановича Колоскова. Срок его полномочий истекает в следующем году, и Вячеслав Иванович уже дал понять, что никуда уходить не собирается ни до, ни после выборов (уверен, что их выиграет).

Более того, Колосков заявил, что они в РФС «еще подумают», принимать ли отставку тренерского штаба сборной. Но это, конечно, только вопрос времени. Отставку примут, из сборной уйдут возрастные игроки, которых в ней большинство, и на этом, если не будет предпринято каких-то действительно радикальных шагов, вся «перестройка» закончится. Уступка РФС Госкомспорту выражается только в том, что проблема назначения нового тренера вынесена как бы на всенародное обсуждение. Но и здесь Вячеслав Иванович уже выиграл.

По разным оценкам, за прошлый год, кроме зарплаты 500 долларов в месяц, РФС в качестве различных премиальных выплатил Олегу Романцеву от 100 до 200 тысяч долларов (есть спортивные журналисты, которые называют цифру в 500 тысяч, но авторам она кажется преувеличенной). Так что союзу вполне по средствам содержать классного специалиста. Сейчас же дело повернулось так, что зарплату зарубежному тренеру, если такового пригласят, будут выплачивать крупнейшие российские компании. Получается экономия средств плюс никакой ответственности – «вы же сами хотели иностранного специалиста».

Нет сомнения, Колосков – специалист международного уровня, и с этой точки зрения ему гораздо интереснее инспектировать качество полей где-нибудь в Новой Зеландии, нежели решать проблему переноса отборочного матча Югославия – Россия на удобное для нас время. Такие вот сложились отношения, преодолевать которые и призван новый глава Госкомспорта. Ситуация с футболом до новых выборов в РФС абсолютно патовая, но с оговоркой.

В декабре нынешнего года будет определена страна (или страны), в которой пройдет чемпионат Европы 2008 года. Впервые за всю историю проведения этих соревнований наша страна имеет реальный шанс их принять. Дело в том, что, учитывая опыт проведения Евро-2002 в Бельгии и Голландии, в УЕФА пришли к выводу, что такие эксперименты больше нежелательны. Следовательно, две коллективные заявки от Австрии и Швейцарии и четырех скандинавских стран вряд ли будут рассматриваться всерьез. Остаются Россия и Венгрия, а в чисто футбольном плане мы, хоть и не блещем на международной арене, но все же находимся повыше венгров.

Выборы будут проходить на фоне затянувшегося конфликта между УЕФА и ФИФА. Хотя Йозеф Блаттер и сохранил место президента ФИФА, но его все же ожидает судебное разбирательство по поводу нецелевого использования средств, инициированное европейскими футбольными функционерами. Колосков перед чемпионатом мира в Японии и Корее, по крайней мере своим голосом, заявил о том, что в этом конфликте поддерживает Блаттера (Вячеслав Иванович надеется-таки со второго захода вернуть себе пост вице-президента ФИФА), то есть в данном случае его личные интересы вступают в явное противоречие с интересами российского футбола, поскольку вряд ли в УЕФА отнеслись положительно к его демаршу. С этим, судя по всему, тоже придется разбираться Фетисову, и ему, честно говоря, не позавидуешь.

И все же на стороне Фетисова есть и еще кое-что. Он умеет твердо стоять на позициях разумного человеческого подхода к людям и к спорту. Это он доказал в России, твердо встав на защиту права хоккеистов играть там, где они хотят; доказал в США, отстаивая и там права российских хоккеистов.

Сосуществование государственной системы управления и финансирования спорта и Олимпийского комитета как общественной организации – объективная реальность. Вопрос в другом – оптимально ли распределены компетенции между ними. Многое будет зависеть от того, насколько Тягачев и Фетисов смогут найти взаимопонимание и сотрудничать «по горизонтали», ибо все зарегламентировать нормативными актами едва ли удастся – обе структуры работают на одном поле и по большому счету на одну цель. Пока для продуктивной совместной работы есть хорошие предпосылки. Оба руководителя – люди от спорта, профессионалы, оба демонстрируют явную симпатию и лояльность друг к другу. Наконец, оба из команды президента, а этот «старший тренер» едва ли допустит публичные конфликты между своими игроками.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку