НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Список Визенталя

Автор: Михаил КАРПОВ
01.05.2003

 
Михаил КАРПОВ, Специально для «Совершенно секретно»
Москва – Берлин – Вена – Демянск – Валдай

 

Который год по весне в строго определенных местах Новгородской области собирается самый разномастный народ. Речь, однако, не о «черных следопытах», а о тех, кто делает за государство «черную» работу, не получая за это ни копейки. Скажем, в районе Демянска. Славы Сталинграда этим местам не досталось, однако именно здесь была проведена одна из первых наступательных операций Красной Армии, спасшая весь Северо-Запад. Про нее не любят говорить стратеги. Здесь нашла коса на камень: прорыв 34-й армии наткнулся на встречный удар дивизии СС «Мертвая голова», и 40-километровый Рамушевский коридор тридцать четвертой перерезать не удалось. Из окружения, «демянского мешка», немцы-таки вышли.

Волосы встают дыбом от рассказов поисковиков у вечернего костра. «Вы же германист? Не желаете отведать баварского, сорок второго года розлива, с притертой фарфоровой пробочкой? А нашим и консервы, если были, трехгранным штыком вскрывать приходилось... Знаете, как мы отличаем, чьи окопы нащупали? Пола нет – значит, наши. У немчуры полы были из досок от зарядных ящиков... Идемте, покажем немецкий наблюдательный пункт».

...Пока шли, припомнилось, как несколько лет назад в берлинской пивной я встретил бывшего эсэсовца, как раз воевавшего под Демянском. Зашли мы с коллегой летним вечером выпить пива. Опрокинули по кружке и уже собрались рассчитаться, как вдруг с негромким пристуком донышка о стойку перед нами появилось еще по кружке и по стопке.

«Я не заказывал», – удивился коллега. Бармен повел глазами влево, и мы поняли, что нас угощает незнакомый здоровенный немец. Тот улыбался, и, приподняв рюмку, смотрел открыто и по-доброму.

Мы вежливо приподняли свои чарки. А немец, проведя указательным пальцем под крупным носом, произнес не слишком громко, но отчетливо: «Иосиф Сталин!» Мне был не слишком приятен намек на мои усы и на сходство с отцом всех народов, но я вежливо ответил тоже кружкой и рюмкой. Немец от пива отказался, сославшись на язву, а на вопрос, чем же пиво вреднее водки, на хорошем русском сказал, что вреднее: это-де ему объяснили еще в Воркуте.

Разговор принял неожиданный оборот. Диалог получился не слишком изящный, но содержательный.

– В Воркуту-то как попал?

– Ваши четвертной навесили...

– Чего ж натворил?

Курт Блеха

– Так СС...

– Какого рожна тебя туда занесло?

– Да по молодости...

– Не понял...

– Чего тут понимать? Тебе в уши чуть не с рождения дуют: цвет нации, цвет нации, а потом война – из вермахта посылки так себе, а из СС – вся семья не только прокормиться может, но и полакомиться. Я и пошел. Приняли с радостью. Я молодой, здоровый, из рабочей семьи – по всем статьям подходил. А уж когда под Демянск попал – обратной дороги нет! Плену даже обрадовался. Не гадал, сопляк, что дальше будет. Но вот сейчас – не тогдашнему офицеру, который допрашивал, а тебе – скажу то же самое: да, стрелял, но только по противнику...

Ну что с немца взять? Он свой Демянск хоть Воркутой искупил. В отличие от некоторых других, куда более заметных фигур «третьего рейха».

Венский кофе

 

Вена, чудная осень 1990 года. В баре отеля «Интерконтиненталь» сижу с легендарным Симоном Визенталем – «охотником за нацистами № 1». Устроить встречу оказалось донельзя просто. Весь мир был охвачен горбиманией, и я оказался даже не первым советским журналистом, с которым Визенталь согласился переговорить. Вторым. Первый, правда, ничего о своем контакте не опубликовал, а вот под нашу с Визенталем беседу только что основанная «Независимая газета» отдала пару полос. И то не все интересное, что рассказал Визенталь, вошло в публикацию. По разным соображениям, в том числе политическим. Перестройка перестройкой, но и она не все могла «переварить» из того, что рассказал тогда Визенталь

Говорили долго и обстоятельно. Об ускользнувших от возмездия нацистских преступниках. Цитирую свою тогдашнюю запись.

– В шестьдесят восьмом, сразу после советской интервенции в Чехословакию, я отметил смену тона восточногерманских газет, – завел речь Визенталь. – В их статьях засквозило что-то до боли знакомое...

– И что же?

Курт Хагер

– У меня возникло впечатление, что они составлялись по прописям фашистских «Фелькишер беобахтер», «Дас шварце кор» или «Штюрмера». И тогда мы сыграли во что-то вроде «паззла», только для взрослых. Разложили упомянутые нацистские листки и стали удалять из их текстов идеологические клише, заменяя их на те, что были в ходу в тогдашней ГДР. Скажем, вместо «евреев» вставляли «объединенных социалистов». Один к одному получилось! Мы, что называется, пошли по следу. И выяснили, что Ульбрихта обслуживали те, кто раньше с тем же рвением прислуживал Гитлеру!

– Не может быть! Я работал в бюро АПН в Восточном Берлине и знал бы об этом. – Здесь признаюсь, что покривил перед Визенталем душой: слухи про кое-кого из гэдээровских коллег до меня доходили.

Тогда Визенталь напомнил мне о Курте Блехе – руководителе пресс-службы при Совете министров ГДР. В его ведении находилось агентство АДН, и он отвечал за информационную политику правительства. Не вдаваясь в публицистику, Визенталь сыпал цифрами и датами: «Курт Блеха: дата вступления в НСДАП – 1 сентября 1941 года, номер членского билета 8634832... »

Всего на руках у охотника за нацистами оказалось 39 досье на бывших наци из гэдээровского агитпропа. Там были такие динозавры! Хайнц Тиль вступил в НСДАП 1 сентября 1938 года, партбилет № 6953538. Полосу в «Фелькишер беобахтер» в феврале 1942 года отгрохал: «Демянск – межа немецких гренадеров». А после войны преспокойно редакторствовал во «Фрайхайт», окружном органе СЕПГ (областной газете, по-нашему). Там он, конечно, постарался напрочь забыть, что совсем недавно талантливо описывал, как «гусеницы «тигров» бравых войск СС давят азиатских недочеловеков, как клопов...»

Визенталь утверждал, что располагает длинным списком с фамилиями бывших нацистов, оказавшихся после войны в «штази» – разведке ГДР. Он был уверен: потому она и стала столь высокопрофессиональной спецслужбой, что подбирала «опытных» сотрудников, суля им высокое покровительство и освобождение от наказания за прошлые преступления. Те же методы использовались при формировании пропагандистского аппарата «первого на немецкой земле государства рабочих и крестьян».

Персонажей нашего разговора с Симоном Визенталем вытаскивали из самых сомнительных ситуаций не за тем, чтобы на их примере учить остальных, как исправляются отпетые наци. По мнению Визенталя, партийной и гэбистской верхушке было удобно использовать бывших наци по двум причинам. Они были настолько скомпрометированы, что понимали – шаг вправо, шаг влево... Со всеми вытекающими. К тому же, плоть от плоти гитлеровской системы, они легко позволяли манипулировать собой и то же самое умели мастерски проделывать с немецким народом, попавшим из огня да в полымя. Какая им была разница, кого дурачить – строителей «тысячелетнего рейха» или зодчих «светлого социалистического будущего»?

Сначала Гитлеру – потом Ульбрихту

 

...Визенталь предложил мне выслать подробное досье на московский адрес, но в ноябре 90-го я посчитал это неблагоразумным.

– Хорошо, оно будет у вас завтра к утру, если вы готовы заплатить таксисту за доставку...

Наутро я получил пакет и прямо-таки впился в него.

Ханс Вальтер Ауст, находясь на посту главного редактора журнала «Дойче ауссенполитик», был своеобразным внешнеполитическим рупором правительства ГДР. В 1960 году награжден орденом «За заслуги перед отечеством». В НСДАП он вступил 1 мая 1933 года, партбилет № 2657972. С февраля 1934-го был негласным осведомителем гестапо. 2 февраля 1935 года переведен в штат (номер 000168) и использовался для наблюдения за настроениями членов Имперского союза немецких писателей. В январе 1942 года за некий проступок был осужден на два года заключения – крайне мягкое по тем временам наказание..

Хайнц Геггель – во времена ГДР глава отдела агитации ЦК СЕПГ

Послевоенная карьера д-ра Герхарда Денглера началась в редакции центрального органа ЦК СЕПГ «Нойес дойчланд». В качестве корреспондента газеты он работал с 1953 по 1958 год в Бонне, а в 1959-м занял пост заместителя председателя бюро президиума Национального совета ГДР. А затем вдруг оказался на службе в Главном управлении разведки. В НСДАП он вступил 1 мая 1937 года, партбилет № 5470128. Был вхож в круг ближайших друзей обергруппенфюрера СС Эберштайна.

Хорст Дреслер-Андерс сделал себе имя многочисленными статьями в искусствоведческих изданиях ГДР. Он выступал и как режиссер, оставаясь в то же время сотрудником агитпропа ЦК СЕПГ. В НСДАП вступил 1 мая 1930 года, партбилет № 237435 – то есть принадлежал к когорте гитлеровских «старых борцов». Вероятно, поэтому ему выпала почетная миссия стать основателем и первым руководителем всей национал-социалистической радиопропаганды. Его перу принадлежат многочисленные труды по идеологии, которые были оценены на самом нацистском верху. В письме Генриху Гиммлеру известный палач обергруппенфюрер СС Курт Далюге крайне лестно отзывался о заслугах Дреслер-Андерса. В 1939 году он целиком посвятил себя нацистской партработе, действуя вначале в оккупированном Кракове, а затем в Люблине. Как раз там, в местах, которые он курировал, были созданы лагеря массового уничтожения Майданек и Бельжец.

Этому-то как удалось избежать виселицы? Трудно понять, особенно если вспомнить, как скоры на расправу были поляки, освободившиеся от нацистского рабства. Тут уж приходится задуматься над ролью, которую играл в этих историях НКВД, без чьего одобрения в те годы не делалось ни шагу.

Читая досье, я вспомнил рассказ Визенталя о том, как профессору Фридриху Каулю, представлявшему ГДР во время процесса над Эйхманом в 1961 году, задали на пресс-конференции несколько крайне неудобных вопросов. Почему первое на немецкой земле государство рабочих и крестьян не платит никаких компенсаций жертвам нацистского режима? Почему им не возвращают имущество, оставшееся на территории теперешней ГДР? Знаете, что ответил припертый к стенке профессор? Что ГДР-де проводит политику искоренения нацизма на свой особый, социалистический манер. Суть этой политики в том, что бывшие нацисты лишены малейшего шанса занимать какие бы то ни было посты.

Тех, кто испытал прелести войны на собственной шкуре и, вроде нашего случайного знакомца из берлинской пивной, расплатился за ошибки юности, можно понять и принять. А вот Макс Хартвиг, который из комендатуры концлагеря Ораниенбург скакнул прямиком в руководство восточногерманского ХДС? Или Вернер Гаст – штурмфюрер СА, потом обосновавшийся в руководстве Союза журналистов ГДР? Или бывший нацист доктор Отто Рюле, ставший депутатом Народной палаты ГДР?

...Когда я добрел с новгородскими поисковиками до наблюдательного пункта, первое, что увидел, была гора алюминиевых гильз от сигнальных ракет. Я подумал, что, возможно, часть этих ракет ухлопали на то, чтобы один из будущих певцов «социализма с немецким лицом» мог лучше разглядеть, как «гусеницы «тигров» бравых войск СС давят азиатских недочеловеков, как клопов».

Там, на границе Демянского и Валдайского районов Новгородской области, я понял, как был прав Симон Визенталь, озаглавивший подборку досье на светил гэдээровского агитпропа «СНАЧАЛА ГИТЛЕРУ, ПОТОМ УЛЬБРИХТУ».


Авторы:  Михаил КАРПОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку