НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Спецслужбы - на борьбу с разрухой

Автор: Дмитрий ЩЕГЛОВ
01.10.2001

 
Евгений ТОЛСТЫХ

Впервые об экономической безопасности России заговорили лет шесть-семь назад, когда гайдаровские эксперименты в сфере финансов и пируэты приватизации по А.Чубайсу насторожили непредвзятых аналитиков. Правда, в то время даже несмелый намек на гибельность «реформаторского курса» расценивался как апологетика прошлого. Минувшая зима дала понять, что игнорирование экономической составляющей не проходит бесследно.

Возможно, настойчивость трезво оценивающих ситуацию специалистов, а возможно, желание Кремля найти еще одну точку опоры на фоне медленного падения показателей общественной поддержки привели к тому, что в августе президент России В.Путин подписал распоряжение о создании Межведомственной комиссии по экономической безопасности. Руководить ею будет бывший директор Федеральной службы налоговой полиции (ФСНП), ныне заместитель секретаря Совбеза В.Солтаганов. Событие знаковое, особенно если учесть поставленные перед новой структурой задачи. Ей предстоит выработать некий концептуальный документ – Стратегию экономической безопасности, которая затем будет введена в действие президентским указом. Судите сами. В случае утверждения в соответствие с ней будут приведены все остальные экономические программы и концепции. Например, проекты реформирования топливно-энергетического комплекса, в частности РАО «ЕЭС», принятые в последнее время и названные «завершающим этапом экономических реформ, начатых Гайдаром».

Основные моменты Стратегии – установление контроля за вывозом капитала, для чего под «присмотр» спецслужб перейдут Центробанк и Таможенный комитет; предполагается пресечь получение сверхприбылей олигархами и монополистами, пересмотреть итоги приватизации на основе проверки ее законности, что неминуемо приведет к отмене результатов подавляющего большинства залоговых аукционов; амнистировать «украденные капиталы» из расчета 50 на 50. То есть половина возвращается государству, а половина легализуется.

Но есть и еще один довольно существенный нюанс: в рамках Стратегии предполагаются реорганизация администрации президента в его канцелярию с чисто техническими функциями и передача политических полномочий администрации в Госсовет. При этом все министерства экономического блока планируется отдать под начало выходцам из спецслужб, занимающимся экономической безопасностью и экономической контрразведкой.

Оправдают ли ожидания экономические результаты? Что осталось от былого могущества государства? Естественные монополии и Центробанк?

По мнению экспертов, механизмы работы ведомства Геращенко практически не поддаются «расшифровке» даже для профессионалов банковского дела. В профессиональной банковской среде живо обсуждается тема: недавно эксперты Международного валютного фонда провели закрытое исследование по Центробанку РФ. Подсчитали объемы проданной экспортерами валюты, объемы обратного «откупа», покупку валюты импортерами и масштабы валютных интервенций ЦБ. Сопоставив полученные результаты с официальной динамикой роста золотовалютных резервов, эксперты якобы обнаружили крупную «недостачу» и сделали вывод, что ЦБ продолжает проводить конфиденциальные кредитные операции и на внешнем, и на внутреннем рынке. Специалисты МВФ проанализировали взаимоотношения ЦБ и Сбербанка РФ: взаимные кредиты и перекачивание денег через дочерние структуры.

По неподтвержденным данным, исследования МВФ легли в основу секретного доклада Госдепартамента США по ЦБ РФ, который был доведен до сведения Кремля. Трудно сказать, как там отреагировали. Раньше все исходившее от МВФ воспринималось как истина в последней инстанции. Не исключено, что авторитет международной финансовой структуры несколько ослаб за последние годы. Что ни говори, а именно с участием МВФ связаны реформы, поставившие Россию сегодня на грань энергетического коллапса. Я говорю о так называемой реструктуризации угольной отрасли, связанной напрямую с одной из крупнейших естественных монополий – РАО «ЕЭС».

Но, прежде чем попробовать спрогнозировать угрозу энергетической безопасности предстоящей зимой, вернемся на несколько лет назад, когда из-под ног государства выбивалась его топливная основа

За шесть лет, с 1993-го по 1999-й, численность занятых в угольной отрасли уменьшилась на 200 тысяч человек. Примерно за это же время добыча угля упала с 450 до 230 миллионов тонн в год, то есть на среднестатистического соотечественника приходится всего полторы тонны. (Австралия на душу населения добывает более 12 тонн угля, Польша – 5,5, США – 3,7 тонны.) Так называемая «программа оздоровления угольных регионов» (с чего и начались все реформы) привела к закрытию только в объединении «Ростовуголь» шестнадцати шахт. Характерно, что «Мирная» и «Глубокая» попали «под нож» после реконструкции. Причем они взорваны и завалены породой. А ведь даже в войну шахты Восточного Донбасса лишь затапливались, чтобы их можно было восстановить после оккупации.

А Дальний Восток? Приморье фактически сидит на угольных пластах. Десять лет назад здесь добывали 40 миллионов тонн угля, сейчас – только пятую часть!

Всего в России за последние десять лет закрыто и фактически уничтожено 150 шахт; в недрах осталось порядка 12 миллиардов тонн угля, это 600 миллиардов долларов! Разве не повод поразмышлять об «экономической безопасности»? Если учесть, что мировая энергетика в последнее время тяготеет к твердому топливу. В 90-е годы Австралия увеличила добычу угля почти в четыре раза; ЮАР и Китай – в среднем в три раза; США – без малого вдвое! Если в Штатах производство электроэнергии на 56 процентов обеспечивают угольные резервы, то у нас – всего на 26 процентов.

Сегодня весьма непросто взять под контроль процессы, определяющие уровень экономической безопасности страны. В свое время лица, представлявшие государство, переуступили право находиться у ключевых рычагов экономики «группе соотечественников». Роль государства, к примеру, в нефтедобывающей отрасли скоро будет сведена к нулю. По некоторым данным, в 2002 году правительство планирует самую масштабную после ваучерной приватизации распродажу госсобственности. На торги могут выставить почти 20 процентов «Славнефти», одного из немногих предприятий нефтедобычи, числящихся не за частным капиталом. Под «распродажу» могут угодить «Мосфильм», Киностудия имени М.Горького, единственный в Европе рудник «Изумрудные копи Урала». Но самый «большой» куш ожидается от реализации 61 нефтегазового акционерного общества. И это при том, что Международное энергетическое агентство (IEA) уточнило прогноз мирового спроса на нефть на ближайший год. По данным IEA, в нынешнем году заявленная потребность в углеводородах составит 76,4 миллиона баррелей в день, а в следующем – 77, 2 миллиона, что на 380 тысяч и 390 тысяч баррелей в день соответственно превышает предыдущий прогноз.

А теперь прошу внимания. Сумма, которую правительство рассчитывает получить в будущем году от приватизации всех 500 предприятий, составляет около 18 миллиардов рублей. Чистая прибыль только одной нефтяной компании «ЛУКойл», показанная ею в отчетности по международному стандарту US GAAP, равна 100 миллиардам рублей.

Официальные экономисты горько сетуют на отсутствие инвестиций в отечественный хозяйственный комплекс. Тем временем «Сургутнефтегаз», например, просто накапливает ресурсы (по некоторым данным, на его счетах скопилось около четырех миллиардов долларов и ценных бумаг на такую же сумму). Нетрудно предположить, что продажа еще одной партии нефтяных компаний увеличит и без того немалый отток средств за рубеж. Ведь, несмотря на ограничения, доля экспорта в нефтяном комплексе не 30, а более 50 процентов. И кто сказал, что все деньги возвращаются в страну? По отчетам, представленным ведущими нефтедобытчиками в налоговые органы РФ, практически все они оказались у «разбитого корыта»: выручка и чистая прибыль у «ЛУКойла» упали почти на 10 и 16 процентов соответственно, а прибыль ТНК сократилась вдвое. Трудно сказать, в чью компетенцию попадает описанная ситуация: то ли прокуратуры, то ли ФСНП. Но как бы то ни было, мы вновь и вновь сталкиваемся с проблемами экономической безопасности России.

«Газпром» – последний оплот благополучия страны (мнимого или истинного – как посмотреть). До определенной поры казалось, что газовая труба, пронизывающая Россию от ямальской вечной мерзлоты до западных границ и южных пределов, – такой же незыблемый атрибут государства, как флаг, гимн и национальная валюта (какая есть...).

Равно как и предприятия нефтяного комплекса, «Газпром» – бюджетообразующая конструкция России. На его трубе – не «А» и «Б», а Минобороны, МВД, ФСБ, учителя, врачи и бездомные дети. Да мало ли! Полстраны! И ни у кого ни грамма сомнения в том, что приобщены к самой надежной опоре государства; что рухнет все – а «Газпром» устоит и профинансирует немедленное возрождение всего рухнувшего... Ой ли

Решение о продаже 9 процентов акций «Газпрома» на Западе российскому обществу приподнесли как событие ординарное. Практически никто не сказал, что после реализации пакета доля официального зарубежного участия в акционерном капитале «Газпрома» вырастет до 20 процентов (что и записано в его Уставе). Но дело в том, что как минимум еще 20 процентов «Газпрома» принадлежат иностранцам – через так называемые «серые схемы». В результате реальный контроль над корпорацией окончательно уводится из рук государства, которое имеет... 38 процентов акций! Говорить о том, что управлять активами российских предприятий «из-за рубежа» более эффективно и надежно, сегодня уже мало кто осмеливается. Западный менеджмент и проблемы национальной экономической безопасности – суть вещи несовместные. И доказывать не надо, приводя яркие примеры, ошеломляющие цифры! Каждая территория исповедует свою экономическую «религию», но везде царствует один принцип – «приемлемо и нравственно только то, что выгодно»!

«Газпром», положение которого определяет уровень экономической безопасности России, сегодня переживает не самые спокойные дни. И не потому, что уйдут куда-то те самые 9 процентов... Уйдут «не туда» – при желании можно вернуть. Новый глава корпорации Алексей Миллер озабочен надвигающейся ревизией долгосрочных контрактов с европейскими потребителями. В перспективе – либерализация газового рынка в Европе. Что это значит? Что Европа, питающаяся сегодня в основном от газовой трубы «российского диаметра», желает выстроить перед собой некий торговый ряд, в котором хочет увидеть не только «детей Ямала», но и других продавцов, с которыми можно и поторговаться, и цену сбить! Страны Евросоюза выступили за скорейшую либерализацию, чтобы к 2005 году снять все существующие ограничения на газовом рынке. К 2010 году в Европу будут проложены два газопровода из Северной Африки, что позволит Алжиру расширить свои поставки в страны Евросоюза, а Египту и Ливии – начать поставлять газ в эти страны. (Египет и Ливия, кстати, в списке стран, «предрасположенных к терроризму», и не исключено, что они окажутся по «ту сторону баррикад», возводимых международным сообществом. А тут многомиллиардный газовый проект!..)

Так вот, по расчетам специалистов «Газпрома», в результате либерализации газового рынка в Европе компания может потерять до трети своего экспорта, что эквивалентно снижению валютной выручки на 5 миллиардов долларов в год! А европейские эксперты с удовлетворением сообщают, что в результате конкуренции (России, Египта, Ливии, Алжира) жители стран ЕС смогут ежегодно экономить 2 миллиарда долларов начиная с 2005 года, и 3,6 миллиарда – с 2010-го. Уже прикинули. А возможно, еще раньше.

Создание Межведомственной комиссии, возможно, поможет оградить Россию от грозящих ей неприятностей. Правда, невольно задаешь вопрос: «А зачем надо было преждевременно «засвечивать» предстоящую кампанию, коли в ее основе должны лежать приемы и методы работы спецслужб?» Ведь таким ходом инициаторы проекта обеспечили себе яростное противодействие со стороны большей части российского истеблишмента. Не исключено, и зарубежного тоже.

По мнению специалистов, на такую очевидную жертву авторы проекта пошли, чтобы «сжечь мосты» и минимизировать для президента возможность включить «задний ход», что он демонстрировал в отношении аналогичных программ в последние полгода. Чего в этом шаге больше – пропагандистских плюсов или аппаратных? Или риска проиграть? Можно предположить, что люди, стоящие за непростым решением, – а это, скорее всего, осведомленные круги российской экономической контрразведки – не сомневаются в скором наступлении системного кризиса в стране, а потому идут, как говорят, ва-банк, пытаясь хоть чем-то отдалить возможную катастрофу.


Авторы:  Дмитрий ЩЕГЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку