НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Сор в прокурорской избе

Автор: Андрей СУХОМЛИНОВ
01.02.2000

 
Дмитрий НИКОЛЬСКИЙ

Назир Хапсироков

В конце января в Генеральной прокуратуре РФ разразился скандал. Старший следователь по особо важным делам Сергей Гребенщиков в рапорте на имя и.о. Генпрокурора Устинова выдвинул версию о том, что управляющий делами Генпрокуратуры Назир Хапсироков препятствует расследованию уголовного дела бывшего замминистра финансов В.А.Петрова. Имея основания предполагать, что Хапсироков получил взятку в один миллион долларов, следователь просил руководство разрешить провести в отношении управделами положенные оперативные мероприятия – вплоть до обыска и изучения банковских счетов.

Проверка по рапорту Гребенщикова началась. Но одновременно, вроде бы с подачи самого Хапсирокова, началась и проверка всех дел, которые когда-либо вел Гребенщиков. Мало этого, в Генпрокуратуре ведутся разговоры, что следователь будет подвергнут... психиатрической экспертизе. На что один из сотрудников мрачно заметил: «Зачем нужна экспертиза, когда и так ясно, что Сергей – сумасшедший. Ну скажите на милость, какой нормальный человек решился бы объявить войну всесильному Хапсирокову, который правит бал в Генпрокуратуре вот уже десять лет?!»

Факт подачи рапорта Гребенщиков был вынужден обнародовать в одной из российских газет. (Почему он так поступил – объясним чуть позже.) После чего следователь пообещал руководству не выносить сор из избы до конца расследования. Обещание свое он держит. «Совершенно секретно», получив информацию из других источников, имеет возможность рассказать о закулисной стороне дела Петрова. Но прежде хотелось бы познакомить читателей с личностью самого Назира Хизировича Хапсирокова.

Когда быль молодцу не в укор

Обозреватели нашей газеты были первыми, кто заинтересовался биографией управделами. В марте 1998 года в статье «Неприкасаемые» Сергей Соколов и Сергей Плужников рассказали, как, при каких обстоятельствах Хапсироков очутился в Генпрокуратуре.

Летом 1993 года директор фирмы «Южная» г-н Хапсироков познакомился с начальником Контрольно-ревизионного управления президента РФ Алексеем Николаевичем Ильюшенко. Говорят, случилось это на родине Назира, в Карачаево-Черкесии. Зная законы кавказского гостеприимства, можно предположить, что высокого московского гостя Хапсироков принял с радушием и развлекал по полной программе: экскурсии в Домбай и Кисловодск, пышные застолья на природе с шашлыком из черного карачаевского барашка, с величальными тостами, скромные презенты в виде бурки и кинжала и т.п.

Веселый, обаятельный и юморной Назир, показавший себя прекрасным организатором, хорошо запомнился Ильюшенко. Став и.о. Генпрокурора, Алексей Николаевич (в феврале 1994 года) предложил Хапсирокову занять должность начальника управления планирования, финансирования и материально-технического обеспечения. Так финансы Генпрокуратуры попали в руки гражданина, который в ту пору проходил сразу по двум уголовным делам.

Первое дело еще с конца 80-х годов расследовало МВД Карачаево-Черкесии. Оно было связано с приписками в строительном тресте, которым успел поруководить уважаемый Назир Хизирович.

Второе дело было заведено в конце 1993 года. Хапсироков, выступавший от фирмы «Югинвест», помог некому Ширинову заключить целевой кредитный договор на закупку зерна от имени фирмы «Бриз». Полученные 200 миллионов рублей Ширинов перечислил (якобы для закупки сельхозпродукции) на счета фирм «Радость» и «Ани», чьи руководители присвоили миллионы, а зерно так и не поставили. По странной случайности как раз в это время Хапсироков купил два «БМВ», стоившие немалых денег. «Бриз», понятное дело, кредит не вернул. «Зерновое дело» квалифицировалось по статье 93-1 УК РСФСР – хищение государственного или общественного имущества в особо крупных размерах.

Алексей Ильюшенко

В Генпрокуратуре Хапсирокова быстро признали за хозяина. Во-первых, при Назире Хизировиче – тут надо отдать ему должное – прокуратура стала финансироваться сполна, а не кое-как. Во-вторых, Хапсироков практически единолично распоряжался распределением квартир, машин, путевок, различной техники. Сотрудники, получившие квартиры из рук управделами, прямо-таки боготворили его: душа-человек, за него – хоть в огонь, хоть в воду. Другие же считали его изворотливым приспособленцем, связываться с которым опасно

История взаимоотношений Ильюшенко и Хапсирокова, их совместные дела, где есть немало загадочных моментов, еще ждут своего исследователя. Что до Скуратова, то он вникал в финансовые вопросы лишь от случая к случаю, надеясь на Юрия Чайку, своего заместителя. Чайка же в дела Хапсирокова особо не вмешивался – то ли опасался ответственности, то ли ему было неловко «надзирать» за человеком, который так активно помогал ему с ремонтом квартиры. По поводу контроля хапсироковских дел у Генпрокурора с замом состоялось несколько неприятных разговоров. Но они ничего не изменили. А потому управделами чувствовал себя весьма вольготно. Может, это кому-то покажется смешным, но Скуратову, поручившему следователям выяснить истинную роль Назира Хизировича в ремонте здания городской прокуратуры в Петербурге (на него управделами выделил 5 миллионов долларов, но большая часть денег исчезла из России), так и не удалось получить от своих сотрудников какого-либо внятного ответа. Единственное, что удалось сделать Юрию Ильичу, так это заставить Хапсирокова перевести счета Генпрокуратуры в Сбербанк. При этом в числе пострадавших оказался «Московский национальный банк», возглавляемый Ашотом Егиазаряном, добрым знакомым Назира Хизировича. Если помнят читатели, именно Егиазаряна подозревали в создании телекомпромата на Генпрокурора Скуратова...

Как хорошо быть генералом...

Рассказывают, что Ильюшенко сразу сделал своего управделами полковником. Но где-то через год руководство задумалось: Хапсироков представляет Генпрокуратуру в Минфине, в других министерствах, несолидно как-то ходить ему в полковниках. Так, не отработав в Генпрокуратуре и двух лет, Назир Хизирович стал прокурорским генералом – государственным советником юстиции третьего класса. Как бы осознав собственную значимость, Хапсироков какое-то время разгуливал по прокуратуре, не видя пола под собой. Но со временем пообвык.

Приблизительно в это время кто-то услужливо «похерил» уголовные дела, по которым раньше проходил Хапсироков. Дело о приписках закрыли быстро, правда, по не реабилитирующим основаниям – «вследствие изменения обстановки». В октябре 1996 года было прекращено и «зерновое дело» – за отсутствием состава преступления. Однако в 1998 году настырные ставропольские следователи, убежденные в незаконности прекращения дела, отправили бумаги по нему в Москву для переквалификации. По сю пору Генпрокуратура их «квалифицирует»...

После ареста и.о. Генпрокурора Ильюшенко генеральский мундирчик управделами чуть было не изгадили две мерзкие кляксы. Николай Емельянов, руководивший следствием по делу Ильюшенко–Янчева, пристал как банный лист: «Когда был приобретен джип «мицубиси-паджеро»?» Хапсироков возьми да и скажи: купил во время работы в фирме «Южная», где авто списали по причине дефектов. Но Емельянов докопался, что Хапсироков приобрел машину, уже работая управделами. Конечно, встал вопрос: на какие деньги? А еще следователи ухитрились реконструировать схему «прокручивания» денег Генпрокуратуры, по которой вряд ли кто мог работать без ведома Хапсирокова. Но к этому времени Кремль потерял интерес к делу Ильюшенко...

Генеральское звание позволяло Хапсирокову чувствовать себя ровней новым знакомым. С Генпрокуратурой – так, на всякий случай – хотели «дружить» многие. С управделами, о возможностях которого слагались легенды, старались познакомиться министры и губернаторы, банкиры, коммерсанты, промышленники, от них не отставали генералы из МВД и ФСБ.

Хапсироков, как мог, поддерживал репутацию «нужного» человека. По слухам, не без его вмешательства оказались на свободе Чук и Гек – заместители губернатора Курской области Руцкого (Конончук и Бунчук), которых обвиняли в хищении денежных средств путем мошенничества.

Добрые отношения связывали Хапсирокова с замминистра финансов Андреем Вавиловым. Предполагая, что именно Вавилов нанес наибольший ущерб финансам России, Скуратов поручил своим сотрудникам проследить все операции, которые он осуществлял. По-видимому, в интересах дела Хапсироков посоветовал следователям не торопиться, а после отстранения Скуратова работа по Вавилову плавно сошла на нет.

Андрей Вавилов

Если предположить, что Вавилов познакомил Хапсирокова со своим другом Александром Лебедевым – главой «Национального резервного банка», – то становится понятным, почему одного из лучших следователей Генпрокуратуры Филина, занимающегося делом «НРБ», нынче трясут как грушу проверяющие.
БАБ + Хапсироков = ...

С Борисом Березовским Хапсирокова свел его хороший знакомый Бадри Патаркацишвили. Интересы этой парочки совпали самым удивительным образом. Хапсирокову край надо было посадить в кресло Генпрокурора своего человека, для чего ему требовалась поддержка Кремля. Вероятно, Березовский гарантировал управделами свою помощь. Но взамен он вполне мог попросить о двух услугах: посодействовать в снятии с него обвинения по делам Аэрофлота и «Андавы» и помочь в проведении избирательной кампании на родине Хапсирокова. Не знаем, так ли это было на самом деле, но на должность и.о. Генпрокурора был назначен Устинов, которого поддерживал управделами, а Борис Абрамович стал депутатом Госдумы от Карачаево-Черкесии, где Хапсироков имел самые обширные связи. (Кстати, во время выборов за руку поймали людей, которые пихали в урны кипы бюллетеней, где крестиком была помечена фамилия Березовского. Интересно, как там продвигается расследование этого уголовного дела?..)

Рассказывают, что в последний год правления Ельцина чиновники президентской администрации торговали должностями направо и налево. Была у сотрудников Генпрокуратуры оперативная информация, что под назначение Устинова вроде бы собрали деньги в Ставропольском и Краснодарском краях, а также в Ростовской области; раскошелиться пришлось богатой армянской диаспоре. Якобы через Хапсирокова деньги попали к Березовскому, а уж он их доставил кому надо, но не все...

Что выросло, то выросло...

Из рассказа одного из сотрудников Генпрокуратуры: «Фактически сегодня у нас всем заправляет Хапсироков. Он намного умнее и изворотливее Устинова, быстро просчитывает все ходы. Устинов, тот более добродушный и в интригах пока не изощрен. Наши остряки шутят: «Ну и времена настали! Теперь не управделами – человек Генпрокурора, а наоборот». У Хапсирокова хорошие отношения с Розановым, заместителем Устинова, курирующим кадры, ну а кадры, как известно, решают если не все, то очень многое. За десять лет Назир Хизирович охватил все, на чем можно заработать. Генпрокуратуру кое-кто уже считает коммерческой организацией. Хапсироков в курсе всех крупных дел. А люди знают, что просто так он ничем не интересуется. По слухам, чтобы иметь возможность влиять на следователей, управделами собрал на них компромат, а те, в свою очередь, хранят материалы, проливающие свет на «подпольную» финансовую и иную деятельность Хапсирокова. В общем, обстановка предгрозовая. А тут еще Назиру Хизировичу присвоили звание «заслуженный юрист». Какой из завхоза юрист, если он и диплом-то по этой специальности получил совсем недавно? А ведь это звание многие получают, отработав четверть века. Народ потихоньку возмущается Хапсироковым, но вслух о нем никто не говорит. Только Гребенщиков, которого я знаю как толкового следователя и порядочного человека, осмелился выступить «с открытым забралом». Думаю, его постараются вышибить из Генпрокуратуры».

Казалось бы, Хапсироков, сумевший за десять лет добиться фантастического могущества, должен быть счастлив. Однако люди, близко знающие Назира Хизировича, утверждают, что его жизни не позавидуешь: «Разгуливая по лезвию бритвы, поневоле будешь постоянно жить в напряжении». Рассказывает сотрудник одной из российских спецслужб: «Как-то мы обратили внимание, что управдел часто посещает Венгрию. Поначалу подумали, что Хапсироков снимает стресс, развлекаясь в Будапеште и загорая на Балатоне. А оказалось, из Венгрии он летает в Ливан. Не исключено, что там у него существует какая-то коммерческая структура. Так что в случае чего вполне возможно, что Назир легко спрыгнет с «властного эшелона» и найдет за границей «измученному сердцу укромный уголок».

Деньги дружбе не помеха

А теперь о злополучном деле Петрова. Летом 1997 года следователю Генпрокуратуры С.П.Гребенщикову стало известно о счете в банке Андорры (Испания), на который в несколько приемов поступило свыше миллиона долларов. А открыт этот счет был на имя замминистра финансов РФ Владимира Анатольевича Петрова. На должности заместителя министра даже «непосильным трудом» миллион долларов не наживешь. Откуда же капитал? Как удалось выяснить следователю, деньги на андоррский счет поступили от российского банка «Эскадо». А этот банк под договоры-поручительства Минфина (все они были за подписью Петрова) занимался кредитованием текущего финансирования нескольких регионов, а также Министерства культуры и образования.

Осенью 1997 года по просьбе Гребенщикова Счетная палата начала ревизию в банке «Эскадо» и в Минфине. После чего Хапсироков неожиданно пригласил к себе Гребенщикова и пообещал выделить компьютерную технику, заявка на которую была подана в незапамятные времена. Затем Назир Хизирович объявил, что у него с Петровым дружеские отношения, и посоветовал следователю не ввязываться в войну, так как все может закончиться «стрельбой». Гребенщиков честно сказал: «До весны ваш Петров может спать спокойно, а дальше, простите, что уж покажет ревизия».

Нелишне упомянуть, что Хапсироков хорошо знал не только Петрова, но и его брата – прокурора Солнечногорского района Московской области. Когда Генпрокуратура купила в Москве квартиры для руководящего состава, Хапсироков обратился к Скуратову с просьбой дать квартиру брату Петрова. Мол, получение денег из бюджета зависит от замминистра, а его брат наш сотрудник. Скуратов согласился, но при условии, что все будет оформлено как положено. Позже стало известно, что старую четырехкомнатную квартиру в Подмосковье Петров так и не сдал. Пару лет назад солнечногорский прокурор таинственно исчез. И сегодня следов его не отыскано. При обыске в его квартире обнаружили множество обращений от коммерческих организаций, адресованных замминистра финансов В.А.Петрову. По одной из версий следствия, прокурор за определенную мзду лоббировал интересы этих структур в Минфине; брат-финансист при этом в накладе тоже не оставался. Возможно, прокурор не выполнил какие-то обязательства или же отказался кому-то помогать и за это с ним и расправились...

Борис Березовский

Но вернемся к Хапсирокову. Поскольку недавно управделами заявил, что со следователем Гребенщиковым он никогда «не контактировал» и в какие-либо дела «давно уже не вмешивается... слишком тяжелая процедура – за кого-то заступаться», то мы хотим напомнить Назиру Хизировичу, как развивались события.

В апреле 1998 года, получив материалы ревизии, следователь Гребенщиков арестовал замминистра Петрова. Очень скоро Хапсироков обратился к Генпрокурору Скуратову и его заму Катышеву с просьбой изменить финансисту меру пресечения. И получил отказ. За Петрова хлопотали отдельные члены Совета Федерации (по слухам, их подключил управделами). Но руководство Генпрокуратуры объяснило сенаторам, что Петрова посадили по закону и нет никаких оснований выпускать его из «Матросской тишины». Что до состояния здоровья узника, то оно у врачей опасения не вызывает.

Как-то адвокаты Петрова спросили у Гребенщикова, что надо сделать, чтобы их подзащитный оказался на свободе. Тот ответил: «Пусть вначале возместит ущерб государству, вернет три миллиона долларов, а потом мы поговорим на эту тему». Вскоре один из банкиров, проходивших по делу свидетелями, прямо сказал следователю: заинтересованные лица оценивают свободу Петрова в миллион долларов, которые Гребенщиков может получить без проблем. Следователь обратил сказанное в шутку, но вскоре узнал, что в Генпрокуратуре вроде бы нашелся кто-то более сговорчивый.

В России это уже стало славной традицией – чиновники, которых обвиняют в коррупции или злоупотреблениях, сразу заболевают. Заболел и Петров. В Генпрокуратуру поступила справка о том, что Владимир Анатольевич нуждается в срочной операции на позвоночнике. Гребенщиков освободил Петрова под подписку. Позже выяснилось, что справка оказалась «липовой».

Миллион долларов, как нам стало известно, предназначался вовсе не для спасения бывшего замминистра. Когда следствие установило, что Петров подписывал не только договоры-поручительства, но и разрешения на проведения взаимозачетов, Гребенщиков назначил новую ревизию. Аудиторы Счетной палаты прекрасно знали, что на взаимозачетах государственная казна несет огромные потери. Закончив же ревизию, эти спецы, которых трудно удивить какими-либо хищениями, ужаснулись. Если на 815 договорах-поручительствах государство лишилось 36 триллионов рублей (они осели в коммерческих банках), то на 2500 взаимозачетах бюджет потерял на порядок больше! Эти деньги поделили между собой участники зачета: банки, крупнейшие российские компании и фирмы-однодневки, созданные специально для проведения зачетов. Видимо, не обидели и работников Минфина.

К моменту, когда ревизия была закончена, Гребенщикову стало известно об утечке информации по делу Петрова. Руководство компаний и банков, высокопоставленные сотрудники Минфина прекрасно понимали, что расследование афер с взаимозачетами ни к чему хорошему не приведет. А не дай Бог, Путин всерьез займется борьбой с коррупцией и злоупотреблениями, «процесс века» им будет обеспечен. Выход виделся один: если дело Петрова закрыть по-срочному, то Гребенщиков останется с материалами Счетной палаты, как дурень с писаной торбой. Заведение же нового дела по взаимозачетам можно оттягивать до бесконечности..

За пару дней до получения Гребенщиковым сводного отчета Счетной палаты он узнал, что не сегодня завтра дело бывшего замминистра будет закрыто. Вот тогда и.о. Генпрокурора Устинов и получил рапорт следователя. А чтобы этот документ не «затерялся» ненароком где-то в канцелярии, следователь сообщил о нем в газету.

Незадолго до скандала в прессе в беседе с автором Гребенщиков четко изложил свою позицию: «У меня нет претензий к коммерсантам, вынужденным реализовывать свои проекты в тех условиях, где без подкупа сложно обойтись. Они частные лица. У меня крупные претензии к чиновникам. Если вам не нравится зарплата – уходите! А то Минфин вашими трудами превратился в товарищество с ограниченной ответственностью. Чиновничество стало прибыльной отраслью, и туда идут зарабатывать «левые» деньги. Когда по Минфину шастают десятки представителей банков, которые предлагают свои услуги и карманы, то о чем здесь можно говорить? По моему мнению, и договоры-поручительства, и взаимозачеты были придуманы для растаскивания денег из государственной казны. Для меня посадить человека не главное. Главное – вернуть деньги в бюджет, где их катастрофически не хватает. Но моим «клиентам» жалко расставаться с «левыми» капиталами. А многие верят в свою неприкасаемость, недостижимость для суда. Сейчас я не уверен, что дело Петрова может закончиться судом. Адвокаты у него умницы, могут придумать какой-то юридический ход. Прорабатывается вариант, по которому вина будет переложена сразу на несколько человек, которые покаются в том, что подписывали документы за спиной Петрова, обманывали замминистра. Взятку всегда сложно доказать. Но может быть и другой расклад. Вологодского губернатора, дело которого я расследовал, в первый раз суд оправдал, а при пересмотре он получил семь лет с конфискацией за неоднократное взяточничество и злоупотребление служебным положением...»

Ашот Егиазарян

Недавно по Генпрокуратуре прошел слух, что новая кремлевская команда решила обратить пристальное внимание на их управделами, одни сотрудники обрадовались: Бог в помощь, флаг в руки. А другие заявили: держите карман шире, когда Путин собирался лететь в Карачаево-Черкесию, с кем он дважды беседовал о тамошних делах? С Хапсироковым! Так что и.о. президента управделами не тронет.

Пока в Генпрокуратуре ждут хоть какой-либо реакции Кремля, газеты, подконтрольные Березовскому, получили указание «мочить» следователя Гребенщикова по полной программе...

Продолжение темы в материалах:
№06 2000 Под сапогом у генерала Хапса,
№11 2001 «Рэкет» по-прокурорски


Авторы:  Андрей СУХОМЛИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку