НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Собиратель колосков

Автор: Юрий ГЕОРГИЕВ
01.04.2010
 
Почти 20 лет ушло на то, чтобы восстановить в глазах общественности облик Ётоку Мияги как борца против милитаризма  
   
 
Рихард Зорге вошел в историю прежде всего как разведчик-аналитик, нашедший ответы на многие стратегические вопросы  
   
 
Хоцуми Одзаки (на фото – с дочерью) был ближайшим сподвижником Зорге. Оба они составляли «мозговой центр» группы  
   

Запоздав на несколько десятков лет, российские власти воздали должное Ётоку Мияги – соратнику легендарного Рихарда Зорге

Тринадцатого января в российском посольстве в Токио Тосико Токуяма, племянница Ётоку Мияги, получила за своего дядю орден Отечественной войны второй степени. Награда была присвоена Мияги еще 19 января 1965 года, но Указ Президиума Верховного Совета СССР, судя по всему, был закрытым.
Тосико Токуяма видела своего дядю всего один раз, в 1937 году. Тогда семья собралась в Наго, чтобы отметить 60-летие Ёхэя, отца Ётоку Мияги. Мияги получил отпуск от Зорге и приехал на торжества из Токио, где он жил один. Четыре месяца, проведенные в соединившейся на время семье, навсегда остались в памяти Тосико Токуяма, которой сейчас 81 год.
В Японии Ётоку Мияги был известен прежде всего как художник. Его пейзажи и портреты пользовались популярностью при его жизни, не потерялись и сейчас. В музее его родного города Наго на острове Окинава собрана небольшая коллекция его картин. Как разведчик Мияги остался в тени своего блестящего руководителя. Тем не менее он оказался на высоте труднейших задач, которые стояли перед разведгруппой Зорге.
Зорге вошел в историю прежде всего как разведчик-аналитик, нашедший ответы на многие стратегические вопросы Второй мировой. Благодаря его группе было установлено время нападения гитлеровской Германии на Советский Союз и направление главных ударов. Решающее значение имела полученная Зорге информация о том, что в 1941 году Япония не откроет фронт против СССР. Это позволило советскому командованию в тяжелейшие дни осени-зимы 1941 года перебросить с Дальнего Востока значительные силы под Москву.
Мияги был под стать своему шефу – разведчик с мощным аналитическим интеллектом. Из материалов следствия по «делу Зорге» стали известны несколько докладов, составленных Мияги в 1941 году. Один из его докладов назывался «Предупреждение о нападении Германии на Советский Союз и позиция Японии». Это был анализ Балканской кампании Гитлера весной 1941 года. Эта кампания вопреки оптимистическим прогнозам германского командования сильно затянулась и обернулась большими потерями для германских армий. Мияги обратил особое внимание на операцию по захвату греческого острова Крит (май 1941 года). Она задумывалась как репетиция высадки на Британские острова, но обнаружила сложности вторжения и могла, по мнению Мияги, подтолкнуть германское командование к агрессии против Советского Союза.
Кроме того, Мияги считал, что позиция Японии в случае германо-советской войны будет зависеть от незавершенного японо-китайского конфликта, который обескровливал японскую армию и не давал Японии открыть дополнительный фронт до решающих успехов Германии в столкновении с Советским Союзом. Помимо аналитической работы, Мияги собирал военную информацию, а также переводил на английский язык собранные материалы, поскольку Зорге не знал японского. Мияги овладел английским за годы пребывания в Америке.
Вообще у Мияги была богатая биография. Восемнадцатилетним он уехал на учебу в США в 1921 году и поселился в Калифорнии. Закончил художественную школу, стал профессиональным художником и примкнул к Обществу пролетарского искусства. После захвата Японией Маньчжурии в 1931 году он решил бороться против японской агрессии вместе с коммунистами. Так Мияги стал членом японской секции Компартии США. Однако он не принимал активного участия в партийной работе. О его принадлежности к партии не знали даже его ближайшие друзья. Это объяснялось, возможно, тем, что уже в 1932 году на него обратили внимание сотрудники Коминтерна, подбиравшие зарубежные кадры для советской разведки. Мияги оказался на положении своеобразного «тайного» члена американской Компартии. Представитель Коминтерна поручил ему отправиться на работу в Японию. И потом, на следствии после ареста, Мияги утверждал, что работал не на советскую военную разведку, а выполнял партийное поручение.
Он прибыл в Иокогаму в октябре 1933 года и, как было условлено, поместил в газете «Джэпан адвертайзер» объявление: «Срочно хочу приобрести гравюры «укиё-э» старых мастеров, а также книги по этому вопросу на английском языке. Предложение направлять: Токио, «Джэпен адвертайзер», ящик №422». На предложение откликнулся немец-связник Бернхардт, который предъявил Мияги однодолларовую купюру с обговоренным еще в Америке номером. Бернхардт объяснил Мияги процедуру встречи с Зорге, которая состоялась у входа в художественную галерею Уэно. Опознавательными знаками были цвета галстуков: Мияги надел синий галстук, а Зорге – черный. Так начались рабочие будни Мияги в Японии.
После восьми лет успешной работы, 18 октября 1941 года, Ётоку Мияги был арестован. На одном из допросов Мияги скромно сравнил свой вклад в работу группы с «урожаем, который состоял лишь из колосков, подобранных после жатвы». Зато с гордостью отмечал главное, по его мнению, достижение группы Зорге – тот факт, что «удалось предотвратить войну между Японией и СССР».
У Мияги был хронический туберкулез, поэтому ему было особенно трудно в тюрьме. Но держался он с достоинством. По существовавшим тогда в Японии правилам, Зорге мог распоряжаться конфискованными у него при аресте деньгами. И часть из них он потратил на лекарства и дополнительное питание для Мияги. Однако болезнь оказалась запущенной. Мияги умер еще до суда, 2 августа 1943 года. Его тело было кремировано и после войны его прах забрал родной брат и увез для захоронения в Мехико, где жил в то время.
О смерти дяди племянница узнала только после войны. Наго был в то время провинциальным городком, и дух милитаристской Японии выветрился там не сразу. Местные жители посчитали Мияги «предателем» и третировали семью Токуямы. Тосико Токуяма не могла с этим смириться и начала по крупицам собирать правду о жизни своего дяди. Почти двадцать лет ушло на то, чтобы она и небольшая группа ее сторонников восстановила в глазах местной общественности подлинный облик Мияги как мужественного борца против милитаризма. Большую помощь в этом ей оказал журналист Ринъити Оминэ. По его инициативе в 1990 году была организована выставка картин Мияги в Наго и Наха, которая помогла переломить отношение общественности Окинавы к своему соотечественнику. В 2003 году удалось отметить 100-летие со дня рождения Мияги, приурочив к этой дате специальный симпозиум в Наго. А в 2006 году в парке у музея в Наго, где собраны картины Мияги, был поставлен скромный обелиск в память о художнике и герое.
В 1964 году Зорге было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Также посмертно был награжден орденом Отечественной войны первой степени член его разведывательной группы Бранко Вукелич. Орден Боевого Красного Знамени получил радист группы Макс Клаузен, орден Красной Звезды – его жена Анна Клаузен. Узнав о высоких наградах, которые получили участники группы Зорге, Тосико Токуяма начала интересоваться, не наградили ли и дядю. Она стала отправлять запросы в Москву. В 2008 году она обратилась лично к президенту РФ Дмитрию Медведеву и премьер-министру Владимиру Путину. И в декабре 2009-го пришел ответ в виде приглашения в российское посольство в Токио для получения ордена.
Тосико Токусима заявила, что передаст награду на хранение музею в Наго, где собраны картины Мияги. Одновременно было подтверждено, что высокой награды в 1960-е годы удостоился еще один японский соратник Рихарда Зорге – Хоцуми Одзаки. Его посмертно наградили орденом Отечественной войны первой степени.
Хоцуми Одзаки был ближайшим сподвижником Зорге. Оба они составляли «мозговой центр» группы. Ни тот, ни другой не вскрывали сейфов и не похищали документов с грифом «Совершенно секретно». Всю информацию они получали в легальных беседах и дискуссиях с равными им по интеллекту людьми. Зорге был доверенным лицом германского посла в Токио, а Одзаки входил в «Общество среды», неформальный дискуссионный клуб советников японского премьера Коноэ. Оба были известными и влиятельными журналистами. Одзаки к тому же написал пять книг по проблемам современного ему Китая.
Выступая на суде в ноябре 1942 года, Зорге четко отделил свою работу в Японии от шпионажа. Он заявил: «Если речь идет об обычной шпионской деятельности, то в ходе нее ищут слабые места страны, в которой работают, и сообщают о них в Центр. Я думаю, что такая деятельность неблагоприятна для Японии. Однако моя работа преследовала противоположные цели. Она велась ради мира между Японией и СССР. Поэтому я не думаю, что она была неблагоприятна для Японии». Одзаки со своей стороны утверждал, что у него «никогда не было желания заниматься разведкой профессионально». Оба настаивали на том, что были не шпионами, а политическими деятелями, боровшимися с фашизмом и милитаризмом по идейным причинам.
С учетом этого следствие и суд над членами группы Зорге проходили как политический процесс «над агентами Коминтерна». С одной стороны, это позволило избежать осложнений между Японией и СССР, которые в годы войны находились по разные стороны фронта. А с другой – добавил обвиняемым помимо обычных статей, карающих за разведывательную деятельность, еще и статью за подрыв государственных устоев.
Одзаки и Зорге были приговорены к смертной казни через повешение. Приговор был приведен в исполнение в один день 7 ноября 1944 года с разницей в несколько минут. Первым на эшафот взошел Одзаки, следом за ним – Зорге. Зорге воскликнул: «Сэкигун (Красная армия)!», «Кокусай кёсанто (Коминтерн)!», «Собието кёсанто (советская Компартия)!» Зорге специально заучил эти слова по-японски, чтобы присутствовавшие при казни запомнили их как его политическое завещание. Одзаки встретил свою смерть молча.
Ётоку Мияги посмертно получил свою награду. Очередь за Хоцуми Одзаки. 


 Юрий ГЕОРГИЕВ

Авторы:  Юрий ГЕОРГИЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку