НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

Смоленский подряд

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.02.2002

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ,
обозреватель «Совершенно секретно»

Во время командировки в США мне неожиданно позвонил незнакомец. Представился бывшим советским разведчиком, проживающим сейчас за океаном. Попросил о встрече. Информация, которую он сообщил, позволяет приоткрыть тайну некоторых загадочных, а порой и трагических страниц новейшей российской истории. В частности, ответить на вопрос: откуда в одночасье взялись многомиллионные состояния «новых русских» банкиров, впоследствии обобравших доверчивых соотечественников. А началось все с совсем, казалось бы, несенсационного дела.

Кредит без взаимности

В конце ноября прошлого года на дополнительное расследование в Генеральную прокуратуру России из Замоскворецкого районного суда Москвы было возвращено уголовное дело по обвинению Александра Алексеева, заместителя начальника московского территориального управления Центробанка РФ, в превышении должностных полномочий. Статья 286 УК РФ вменяется Алексееву в связи с тем, что «при подписании 28 октября 1998 года кредитного соглашения № 348 и выдаче кредита в сумме 5,86 млрд. рублей в поддержку мер по повышению финансовой устойчивости АКБ «СБС-АГРО» деньги так и не были возвращены». А это означает, что причинен ущерб интересам общества и государства.

Безусловно, не зная подробностей, можно предположить: Алексеев вдруг лично решил выдать кредит почти в 200 миллионов долларов (долларовый эквивалент на октябрь 1998 года) одному из банков. А уж почему – об этом можно только догадываться. «На самом же деле соглашение о выдаче кредита «СБС-АГРО» было заключено моим доверителем во исполнение решения совета директоров Банка России от 2 октября 1998 года, – рассказывает адвокат Владимир Каталиков. – При этом в качестве кредитора в соглашении указан именно Центральный банк, а Алексеев подписал его от имени ЦБ – по доверенности. Деньги по кредитной линии выделялись заемщику целевыми траншами, подписанными ответственными полномочными представителями ЦБ. Поэтому выдача кредита от волеизъявления Александра Алексеева никак не зависела. В уголовном деле имеется также решение совета директоров ЦБ РФ о выдаче кредита, а это в соответствии со статьей 183 ГК РФ является последующим одобрением действий моего подзащитного с прекращением для него прав, обязанностей и какой-либо ответственности по результатам этой сделки».

Теперь вспомним, что предшествовало выдаче кредита. Безусловно, дефолт августа 1998 года, когда соотечественники в очередной раз поняли, что деньги лучше всего хранить в банке... из-под огурцов. С сентября начался кризис неплатежей, грозивший экономическим коллапсом. Нечем было платить зарплаты, пенсии. АКБ «СБС-АГРО» был одним из крупнейших банков, уполномоченных правительством финансировать агропромышленный комплекс. В уголовном деле Алексеева есть также поручительства сорока четырех субъектов Федерации, подписанные главами администраций российских регионов, выступавших в качестве поручителей. Документы свидетельствуют: главы регионов прямо-таки требовали от правительства России срочного выделения кредитов для «СБС-АГРО». Позже ЦБ РФ обратился в Арбитражный суд с исками по всем поручителям. Суд признал недействительными только договоры поручительства с администрациями Красноярского края, Калмыкии, Северной Осетии – Алании, Удмуртии, Томской и Ярославской областей из-за превышения полномочий при подписании договоров руководителями этих регионов.

Чуть опережая события, скажу, как в некоторых областях использовался столь нужный в условиях дефолта кредит. Так, глава администрации Орловской области просил содействия и поддержки в выделении кредита в 320 миллионов рублей на финансирование программы «Славянские корни». Актом Счетной палаты позже зафиксировано, что при сумме поручительства в 71 миллион рублей в Орловскую область поступило более 139 миллионов. И только 50 миллионов пошли на нужды агропромышленного комплекса. В Краснодарский регион перечислено 550 миллионов рублей, в то время как бывший губернатор края уверял всех в Совете Федерации, что кредит составил 393 миллиона

Приходилось слышать от представителей защиты о причинах молчаливого покровительства руководства

«СБС-АГРО». Назывались и цифры, и факты – кто, кому, сколько. Но данные эти носят оперативный характер, мы их привести не можем.

Вернемся к событиям августа 1998 года, когда совет директоров Центробанка принял решение о выделении АКБ «СБС-АГРО» кредита сначала в 650 миллионов рублей. Вскоре, 3 сентября 1998 года, Банк России в целях защиты вкладов населения назначает своим приказом в «СБС-АГРО» временную администрацию и отстраняет от управления банком прежних руководителей. Один из кандидатов во временные управляющие – Александр Алексеев. Естественно, такое стечение обстоятельств для руководства «СБС-АГРО» чревато вскрытием истинных причин надвигающегося банкротства и возможностью предстать перед судом.

Далее происходят вообще непонятные вещи. 10 сентября 1998 года на основании решения Элистинского городского суда Республики Калмыкия работа временной администрации АКБ «СБС-АГРО» сначала приостанавливается, а затем прекращается. Одновременно в ЦБ РФ принимается решение о выдаче кредита этому банку в сумме 7,4 миллиарда рублей (выдано все же 5,86).

17 мая 2000 года прокуратура ЦАО Москвы возбудила уголовное дело в отношении руководителей АКБ «СБС-АГРО» по статьям 160 и 201 УК РФ. В документах дела утверждается: «Руководство банка, злоупотребляя своими полномочиями, использовало полученные от Банка России кредиты не по целевому назначению, обналичив и присвоив большую часть денежных средств». Приводятся многочисленные факты злоупотреблений должностными лицами банка. Указывается, что некоторые руководители совершали незаконные кредитные операции. Но обвинения никому не предъявлены.

Нет виновных и среди губернаторов-поручителей. В актах проверки Счетной палаты РФ записано: «Договоры поручительства были заключены поручителями под влиянием заблуждения». 20 декабря 2000 года на заседании Совета Федерации вновь рассматривался вопрос о поручительствах. Губернатор Краснодарского края Николай Кондратенко заявил, что полученный кредит разворовали в Москве и ответственность за это несет Центральный банк. Генеральный прокурор РФ Владимир Устинов заверил, что все виновные будут наказаны и дело в отношении руководителей «СБС-АГРО» он доведет до конца.

28 марта 2001 года из уголовного дела «СБС-АГРО» выделяется в отдельное производство дело в отношении руководителей московского отделения ЦБ РФ – Константина Шора и Александра Алексеева. 30 марта Алексееву предъявляют обвинение. Шор, оставшийся в качестве подозреваемого, допрашивается как свидетель. 21 мая уголовное дело в отношении начальника московского отделения ЦБ РФ Шора прекращено за отсутствием состава преступления.

«Таким образом, за «исчезновение» кредита в 200 миллионов долларов ответственным назначается лишь один человек, – говорит член московской коллегии адвокатов Анеса Губина. – Задание по поиску виновных в Центральном банке Генпрокуратурой выполнено».

Замоскворецкий суд вернул «дело Алексеева» на доследование. Но Генеральную прокуратуру решение суда совсем не убедило. 3 декабря первый заместитель Генерального прокурора РФ Юрий Бирюков внес частный протест по делу. Алексеев на время ведения следствия с марта отстранен от должности, зарплату не получает. По закону где-либо подрабатывать банковский служащий не может. По закону он же и должен возмещать «утраченный» кредит. Если дело в суде «рассыплется», Генеральная прокуратура вынуждена будет нести и материальную ответственность. Отсюда понятна ее заинтересованность в деле и то, что расследуют его лучшие «важняки». Правда, один из них – специалист по экономическим преступлениям – слово «кредит» писал так: «кридит». Первый заместитель Генерального прокурора Юрий Бирюков следствие курирует. По странному стечению обстоятельств именно Бирюков возглавлял в сентябре 1998 года прокуратуру Элисты, города, сыгравшего в этой истории определенную роль. Запретив деятельность временной администрации в АКБ «СБС-АГРО», суд Элисты позволил прежнему руководству банка уйти от ответственности, как утверждают адвокаты Алексеева.

В этом деле вообще много интересных совпадений. Уголовное дело в отношении получателей кредита – руководителей «СБС-АГРО», который возглавлял Александр Смоленский, в марте 2000 года органично переросло в уголовное дело в отношении Александра Алексеева – исполнителя. Оригиналы документов «по Смоленскому» перекочевали в дело Алексеева. С мая 2000 года в главное здание АКБ «СБС-АГРО» – «Александр-хаус» переселились сотрудники администрации президента России (благо глава администрации – тоже Александр).

Кто ж такой непотопляемый банкир Смоленский, о котором так много и так по-разному писала пресса?

Весна банкира

...Мы встретились на Манхэттене в Центральном парке. Мой собеседник назвал ряд имен общих знакомых из Москвы. С одной стороны, он, человек, безусловно, очень информированный, производил впечатление профессионала – офицера той самой службы, которая и «забросила» его в свое время на Американский континент. С другой – многое из рассказанного им невозможно проверить, как, например, получить подтверждение, что тот или иной персонаж давал подписку о сотрудничестве с КГБ? Поэтому, приводя его рассказ, замечу, что это всего лишь версия, и пользуюсь принятой в разведывательном сообществе при разговорах с непосвященными оговоркой: ни подтвердить, ни опровергнуть.

Есть вещи общеизвестные. Сорокасемилетний председатель правления АКБ «СБС-АГРО» Александр Смоленский имеет двойное гражданство – российское и австрийское. Его семья постоянно проживает в Вене. Основная часть собственности оформлена на жену.

Убеждая когда-то европейских и заокеанских партнеров в стабильности своего бизнеса, Александр Павлович, как уверяют, утверждал, что основная его гарантия – близость к президенту России Борису Ельцину, покровительством которого он якобы пользуется с 1989 года. Дескать, помогал в финансовом отношении, когда тот был еще «невелик».

Даже в благополучные времена, входя в российских рейтингах в первую пятерку самых богатых людей страны, Смоленский болезненно реагировал на вопросы журналистов о происхождении его стартового капитала. Тщательно скрывал он и свое уголовное прошлое, но все же кое-какие сведения попали в печать. Напомню эту славную страницу биографии, так как именно там истоки стартового капитала.

Александр Смоленский, в определенных кругах известный под ласковой кличкой Баба Шура, в 70–80-е годы трижды привлекался к уголовной ответственности. Последний раз, в 1981 году, был осужден на двенадцать лет лишения свободы за хищение и противозаконную коммерческую деятельность. Наказание отбывал в ИТУ-24 в Калининской области. Мой собеседник сообщил и кое-что новое. Как он уверяет, именно в «зоне» в феврале 1983 года осужденный дал подписку о сотрудничестве с 11-м отделом 6-го управления МВД СССР. После чего «зону» меняют на условное наказание, которое отбывается на стройках Подмосковья. Как только Александр Павлович освобождается (апрель 1985 года), его «передают» в Управление по контрразведывательному обеспечению деятельности правоохранительных органов – в качестве штатной агентуры. В это время он обеспечивает агентурные разработки в среде московских валютных фарцовщиков и спекулянтов, специализировавшихся на иностранных бизнесменах. Часто общается с известными – ну очень известными! – артистами. Говорят, звезды использовали Александра Павловича как посредника уже в контактах со Вторым главным управлением КГБ СССР.

В мае 1988 года при скрытом патронаже Второго и Пятого управлений КГБ СССР наш герой открывает строительный кооператив, один из первых в Москве. Стартовый капитал якобы обеспечила касса КГБ СССР. Кооператив Смоленского кооперировался с фирмой «КАМИ», специализирующейся на торговле компьютерами. Происходило это в рамках так называемой «компьютерной программы», которая реализовывалась под кураторством ЦК КПСС (Аркадий Вольский), КГБ СССР (В. Грушко) и Президиума АН СССР (член ЦК КПСС академик Евгений Велихов).

Близость Вольского и Велихова к Евгению Примакову, как уверяет собеседник, позволила решить проблему объединения капиталов зарубежной разведки СССР и контрразведки. Именно под это благое дело в декабре 1988 – феврале 1990 годов была последовательно создана так называемая «банковская линия», в которую вошли «Автобанк» (6 декабря 1988 г., начальный уставный капитал – 250 млн. рублей), АКБ «Аэрофлот» (27 декабря 1988 г., 100 млн. рублей), «Нефтехимбанк» (28 декабря 1988 г., 200 млн. рублей), «Молодежный КБ «Фининбанк» (5 января 1989 г., 250 млн. рублей), Химбанк (18 января 1989 г., 60 млн. рублей), КБ «Кредобанк» (2 марта 1990 г., 50 млн. рублей), «Столичный» (14 февраля 1990 г., 20 млн. рублей) и несколько других банков. Он также сообщил, что открытию банка «Столичный» лично и особо протежировал Вадим Бакатин, занимавший в то время пост министра внутренних дел.

Этой группе уполномоченных банков, которые курировались высшим руководством КГБ СССР, вменялось в обязанность осуществление контролируемых операций с зарубежными активами ЦК КПСС, а также Первого главного управления КГБ СССР.

Под финансовыми активами подразумевались средства, сохраняемые на резервных счетах зарубежных коммунистических и рабочих партий, а также часть валютной выручки от стратегического экспорта (нефть, природный газ, драгоценные камни и т.д.); нелегального экспорта антиквариата и культурного наследия России и других союзных республик.

Грязные деньги – чистые прибыли

Как уверял меня собеседник, выбранный (скорее, назначенный) председателем правления КБ «Столичный» Смоленский должен был контролировать все операции по линии так называемого «Центрально-европейского куста», которые заключались в транзите наличной и безналичной валюты и ее конвертации на «венской черной бирже» (до 1 января 1993 года); проводке на территорию СССР (далее РФ) валюты от продаж незаконно реэкспортируемых наркотического сырья и материалов; реализации инвестиционных и приватизационных программ с зарубежными финансовыми активами, находящимися под контролем Управления делами ЦК КПСС (в дальнейшем – под юрисдикцией администрации президента РФ).

Став банкиром, Смоленский позаботился, чтобы его личное дело № РО 46218 было уничтожено, однако ничто не исчезает бесследно: в Центральном архиве МВД РФ сохранилась справка, датированная 27 сентября 1990 года, в которой зафиксированы все «ходки» банкира.

Александр Павлович всегда трепетно заботился об имидже. Стоило мне еще в 1989 году упомянуть его имя в криминальной истории о стрельбе из гранатомета, которую вел сотрудник его службы безопасности, как Смоленский, помнится, тут же позвонил мне домой и провел «профилактическую беседу».

Забота об имидже заставляла Александра Павловича постоянно искажать факты своей биографии, в частности сведения о национальности, об образовании. То он утверждал, что имеет высшее строительное образование, то стал экономистом. Потом пресс-атташе сообщил, что Смоленский окончил геологоразведочный институт имени Серго Орджоникидзе. Действительно, он проучился там два года, но был отчислен за неуспеваемость. По некоторым данным, за двадцать тысяч долларов США ему удалось приобрести диплом этого института.

Противоречивые факты и истории из уголовного прошлого имели для банкира негативные последствия, когда он начал оформлять документы на ведение легального бизнеса в Австрии. Многое стало достоянием австрийских СМИ. В частности, упоминались контакты г-на Смоленского с верхушкой «солнцевских»: Сергеем Тимофеевым – Сильвестром (взорван в своем «мерседесе» в 1994 году), Сергеем Михайловым (уехавшим в Швейцарию Михасем, а вернувшимся Сергеем Анатольевичем). Высказывались предположения, что банкир через фирмы жены занимался финансированием и поставкой оружия для преступных группировок Москвы и Подмосковья, используя для этого свои связи с чеченской и азербайджанской ОПГ.

Австрийские газеты, фигурировавшие в материалах дела, отмечали, что в «Столичный» вложили свои капиталы солнцевская и люберецкая ОПГ. Но мой собеседник настаивал, что стартовым капиталом все же были «деньги партии» и патронаж Второго ГУ КГБ СССР.

В 1993 году Генеральная прокуратура РФ возбудила в отношении руководства КБ «Столичный» уголовное дело по подозрению в «отмывании» так называемых «грязных денег» (имеется в виду выручка от продажи наркотиков, оружия и ядерных материалов). Дело удалось замять, благодаря, как утверждают злые языки, покровительству Владимира Шумейко, тогдашнего вице-премьера, и министра внутренних дел Виктора Ерина.

Расследование по другому уголовному делу – № 81864 – российские следователи вели с 1993 года вместе с австрийской полицией. Речь шла об афере с переправкой через КБ «Столичный» в Австрию 25 миллионов долларов по фальшивому авизо. Была установлена и причастность Смоленского к этой операции (ему лично вменялось хищение астрономической суммы американских долларов). По этому делу в качестве подельника выступал земляк жены Смоленского – директор джамбульского комбината Лев Нахманович, который до сих пор находится в розыске (правда, все знают, что скрывается он в Израиле). Вялотекущее дело периодически реанимировали и в конце концов прекратили.

Особую роль в судьбе банкира в то время сыграло руководство коммерческого центра фонда «Возрождение», который в свое время возглавлял Александр Руцкой. Связан был Смоленский и с фирмой «SEABECO», действовавшей под патронажем ПГУ КГБ СССР, а затем и СВР РФ. Таким образом, Смоленский вышел на небезызвестного международного афериста Марка Рича – тот внедрил банкира в ближайшее окружение президента России Бориса Ельцина. Говорят, на Марка Рича его вывел глава «SEABECO» Борис Бирштейн, которого мой собеседник представил как международного разведчика. Когда-то Борис Бирштейн, с которым я встречалась в Антверпене, обещал рассказать всю правду о том легендарном времени и VIP-персонах, делавших его.

Дружба народов

Любопытно, что в 1993 году, когда над банкиром нависла серьезная угроза ареста, через влиятельных друзей, в частности не без помощи «генерала Димы», ему не только удалось уйти от ответственности, но и получить орден «Дружбы народов». Награда выглядела как индульгенция от былых грехов

Предмет особой гордости банкира – благотворительная деятельность с использованием средств, принадлежащих банку (за счет снижения дивидендов своих акционеров и доходов по вкладам). Передав пятьдесят килограммов драгоценного металла для позолоты куполов храма Христа Спасителя, Смоленский получил, как «истинный защитник православия», престижный церковный орден Михаила Архангела.

В действительности же, как считает мой информатор, «отмазка» Смоленского перед властями Австрии объяснялась лишь стремлением высших заинтересованных сил «прикрыть тылы»: речь шла об операциях, связанных с транзитом финансовых средств, вырученных от продажи наркотиков итальянской «коза ностра» российскими спецслужбами через австрийские банки. Провал этих финансовых линий, замыкающихся через банк «Столичный» на банковский дом Пинцитеров (Вена), входящий в финансовую империю Ротшильдов, мог привести к политической смерти многих высокопоставленных российских чиновников. Ведь средства эти поступали в ЦБ РФ под вывеской иностранных инвестиций и обеспечивали многим не только безбедное существование, но и стремительную политическую карьеру.

Кроме того, ценность Смоленского для его покровителей, по мнению моего собеседника, была в той «помощи», которую он оказывал в деле внебюджетного финансирования разведки и контрразведки. Имея доступ через «SEABECO» к финансовым активам консорциума Ротшильда – Сэтюэля – Оппенгейма, Смоленский неоднократно получал от них кредиты, из которых якобы оказывал эту помощь. К тому времени (в 1996 году) он уже прибрал к рукам «Агропромбанк», пришедший в упадок после убийства его директора, и получил доступ к кредитам на развитие сельского хозяйства.

В феврале 1996 года Теодор Оппенгейм в связи с восточноазиатским кризисом потребовал срочного возврата денег, выданных в том числе и «СБС-АГРО». После знаменитого совещания олигархов с президентом России в Овальном кабинете было решено прибегнуть к услугам МВФ, использовав в качестве гарантов японские банки. Произошла и «рокировочка» на российской политической арене. Вопрос о возврате денег отпал сам собой.

А наш банкир тихо проживает то в Вене, то в Москве. Пытается, по нашим данным, обзавестись собственными СМИ. В бывших офисах «СБС-АГРО» разместились службы нового банка «О.В.К.» («Обществo взаимного кредита»).

Кто кого собирается кредитовать на этот раз, остается только догадываться...


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку