СМЕРТЬ НА МОНБЛАНЕ

СМЕРТЬ НА МОНБЛАНЕ
Автор: Антон ФРОЛОВ
19.10.2014

 

ТАЙНА ГИБЕЛИ РОССИЙСКИХ ТУРИСТОВ ВО ФРАНЦИИ ОСТАЕТСЯ НЕРАЗГАДАННОЙ

Супруги Захаровы были обнаружены 10 января 2012 года мертвыми в палатке, установленной неподалеку от туристической трассы на французском Монблане. Официальной версией гибели опытных туристов французы назвали смерть в результате переохлаждения. Родственники семейной пары несколько лет добиваются одного: узнать правду о гибели своих родных. «Совершенно секретно» впервые публикует собственное расследование трагедии на Монблане.

Для Татьяны и Михаила Захаровых отдых в горах был почти семейной традицией. Михаил — опытный альпинист-инструктор, Татьяна — турист с многолетним стажем. Супруги никогда не задумывались над тем, где провести отпуск. Горы — были единственным родным и комфортным местом, куда муж и жена отправлялись всякий раз, когда брали отпуск. В конце декабря 2011 года Захаровы приобрели билеты во Францию. Идея провести новогодние каникулы, поднявшись на Монблан, была проработана тщательно: вся необходимая экипировка имелась, прогноз погоды был изучен, а курортный городок Шамони, откуда у сотен туристов начинается подъем на Монблан, представлялся, пожалуй, самым безопасным местом с педантичным европейским подходом к безопасности, спасателями и богатой инфраструктурой.

Поселившись в одном из отелей Шамони, Захаровы начали готовиться к подъему на крупнейшую гору Западной Европы. Последний звонок родным — все прекрасно, завтра прогуляемся в горы — был сделан 29 декабря. Больше супруги на связь не выходили. Спасательная операция, которую инициировали родственники, закончилась обнаружением двух тел. Выводы французской полиции оказались однозначными: супруги просто замерзли в палатке. Такой ответ не устроил родственников: слишком хорошо Татьяна и Михаил знали горы, а документы, которые предоставила французская сторона, вызвали много вопросов. С этого момента для родных погибших началась настоящая «битва за Монблан», цель которой — любой ценой узнать правду о смерти молодых людей. Правду, не выясненную до сих пор.

СПАСАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ

— Мы начали беспокоиться 6 января, когда не смогли дозвониться до Татьяны и Михаила, — рассказывает сестра Татьяны Наталья Муштакова. — Они должны были вернуться в гостиницу, где оставались их вещи. Но в отеле говорили, что не видели Мишу и Таню с того момента, как они выдвинулись на Монблан. Сначала я решила, что нужно идти в полицию, здесь, в Москве. Ведь можно же вычислить местонахождение людей по мобильному телефону. Но в полиции сказали, что такие сведения предоставят только после решения суда. Но это же столько времени! Поэтому я нашла в Интернете телефон жандармерии в Шамони и стала требовать от них организации спасательной операции».

Примерный маршрут туристов был известен, но начать поиски не позволяла погода. Поэтому спасательный вертолет поднялся в воздух только 9 января, когда связи с Татьяной и Михаилом не было десять дней.

— Спасатели начали обследовать хижины, — продолжает Наталья Муштакова. — Это такие домики, по всей протяженности туристических маршрутов на Монблане. Туда любой желающий может зайти переждать непогоду или переночевать. Но ни в одной хижине не было обнаружено людей. Первое известие от спасателей, которое меня насторожило, было как раз про эти домики. Нам сообщили, что вертолет обследовал территорию до высоты в 4 тыс. метров всего лишь за час. Я имею отношение к туризму, уже 15 лет этим занимаюсь и знаю, что такие поиски должны были растянуться минимум на три-пять часов. А тут все так быстро! Учитывая, что хижин очень много, а из-за непогоды к ним трудно подобраться, представляется совсем невероятным то, что спасатели побывали на всех точках. Я могу сделать только один вывод: скорее всего, они туда вообще не летали!

По правилам спасателей, поиски пропавших в горах людей должны начинаться с той точки, где последний раз видели потерявшихся туристов. Удалось выяснить, что Михаила и Татьяну видели у хижины «Орлиное гнездо». Это самое начало маршрута — первое убежище по пути на тысячи метров вверх. Но спасательный вертолет зачем-то начал обследование совсем не в той местности, где логично полагалось.

— Они полетели на 4 тыс. метров и заявили, что никого не обнаружили, — говорит Наталья Муштакова. — Это естественно, я считаю. Миша с Таней туда и не собирались подниматься, не было таких планов.

Поиски российских туристов завершились 10 января. Трупы Татьяны и Михаила обнаружили буквально через несколько часов после того, как вертолет снова поднялся в воздух.

— Странно, что их искали так тщательно днем ранее и результата не было. А вот когда во Франции кончились новогодние каникулы, то есть десятого числа, ребят тут же обнаружили. Выводы, по-моему, очевидны.

По словам родственников погибших, речи о том, что спасательная операция длилась несколько дней, быть не может. Спасатели рассказали, что палатку, где нашли Татьяну и Михаила, было отчетливо видно с воздуха. Яркие каски туристов висели на воткнутых в снег лыжных палках. По этому «маяку» и приземлился вертолет. Если верить словам спасательной группы о том, что палатку невозможно было заметить из-за снега 9 января, а 10-го объект был явно различим, напрашивается вопрос: неужели снег смог растаять менее чем за сутки, при условии сохранения минусовой температуры?

Вопрос так и остался без ответа. Французские спасатели заверяют, что операция по поиску пропавших началась немедленно после обращения родственников. Доказать иное, увы, невозможно.

МЕСТО ПРОИСШЕСТВИЯ

Наибольшее количество загадок, как ни странно, дало начавшееся расследование причин гибели туристов. Жандармерия не сыпала версиями и восприняла все однозначно: супруги замерзли, не рассчитали своих сил в тяжелых погодных условиях. В протоколе осмотра места происшествия говорится: палатка, где были обнаружены тела супругов, засыпана снегом примерно на один метр. То есть палатку из-под снега было видно. Однако в период с 30 декабря по 10 января в месте обнаружения туристов выпало от 4 до 6 метров снега. И если эксперты сообщили, что смерть Захаровых наступила в период с 29 на 30 декабря, возникает еще один вопрос: почему палатка не была полностью засыпана снегом?

— Возможно, что палатку поставили намного позже, поэтому и высота снежного покрова не превышала метр,  — говорят родственники погибших.  — А возможно, выводы о дате смерти были неверными, ложными.

Делая вывод о том, что Захаровы замерз­ли в палатке, жандармерия, вместе с тем, противоречит себе: температура на высоте 2 тыс. метров с 29 декабря по 10 января опускалась с 10 до 17 градусов ниже нуля. Но экипировка туристов полностью соответствовала погодным условиям — это было отмечено в заключении следствия. То есть на трупах в момент их обнаружения находилось термобелье, костюмы, в палатке имелись спальники и средства для обогрева. Телефоны были заряжены плюс у Татьяны и Михаила были с собой запасные аккумуляторы.

— Поразительно то, что полиция, говоря о том, что Таня и Миша замерзли, не отрицает: в палатке был обнаружен термос с теплым чаем, — говорит сестра Татьяны. — То есть в предполагаемый момент смерти чай был горячим.

И еще: палатка (это видно на фотографиях, сделанных полицией на месте происшествия) расположена в нескольких десятках мет­ров от туристической хижины. Замерзающие люди, в любом случае, попытались бы спастись от непогоды в капитальном строении, где можно развести огонь и обогреться. Но Татьяна и Михаил зачем-то остались в палатке, что, по мнению французов, абсолютно логично. Интерес в расследовании представляет и местность, где обнаружили тела.

«Орлиное гнездо» — территория национального парка, имеющая дороги, камеры видеонаблюдения, никак не похожая на непролазную тайгу. Также, по логике полиции, супруги могли замерзнуть во сне, когда температура воздуха резко упала ночью, а в горах поднялся сильный ветер. По свидетельствам местных жителей, которых опросили коллеги и родственники погибших, в конце декабря 2011 — начале января 2012 года у подножия горы Монблан и на высоте в несколько тысяч метров действительно была плохая погода. Ветер был довольно сильным, таким, что мог бы запросто снести палатку. Друзья Захаровых, которые так же, как и суп­руги, увлекаются горным туризмом, приводят примеры ночевки в условиях сильного ветра в горах, по которым видно, что спать при сильных порывах ветра на высоте абсолютно нереально.

— Устанавливать палатки сильный ветер очень мешает. Он сильно раздувает брезент и пронизывает холодом сквозь всю одежду. Приходится надевать на себя все теплые вещи. Спать при таком хлопанье брезента, очень трудно. Палатка буквально разрывается от ветра и приходится вылезать из спальника, а затем из палатки, чтобы заново крепить сорванные ветром стояки — легкие и изящные телескопические стойки, которые оказываются непригодными для горных условий и не выдерживают напора стихии. Кроме того, очень холодно.

Если верить версии о гибели во сне, представляется либо ее полная несостоятельность, либо случай какого-то очень изощренного самоубийства. В палатке были обнаружены баллоны с газом, которые используются для обогрева и приготовления еды. Этот факт, сам по себе отрицающий версию гибели от холода, родил еще один домысел французской полиции: Татьяна и Михаил задохнулись в результате утечки газа. Впрочем, эта версия быстро разбилась: баллоны оказались абсолютно герметичными и целыми.

В отчете жандармов говорится: «Было обнаружено три баллона с газом. Два из них новые, неиспользованные. Утечки газа в баллонах не зафиксировано. Третий баллон использован на 1/3. Утечки газа также не зафиксировано».

Даже если бы баллоны были с браком и травили газ, по словам родственников погибших, задохнуться в палатке было бы невозможно: Татьяна и Михаил использовали старую брезентовую палатку (это была единственная дань туристическим традициям, не соответствующая современным требованиям экипировки).

 — По моей просьбе эту палатку мне вернули, — рассказала Наталья Муштакова. — Она настолько дырявая, что пропускает много воздуха. Задохнуться в ней невозможно, ночевать в ней в условиях сильной непогоды невозможно тоже. Кроме этой палатки вся экипировка ребят была очень современной и дорогой. Они не экономили на своей безопасности

На фото: ДОМИК ОТДЫХА ДЛЯ ТУРИСТОВ


МИША И ТАНЯ

По прошествии нескольких дней (невозможно точно утверждать, скольких именно) после гибели тела супругов Захаровых хорошо сохранились в условиях минусовой температуры. Несмотря на это, трупы туристов не были обследованы экспертами: основная версия о гибели в результате переохлаждения стала причиной не проводить патологоанатомические экспертизы. Действительно — замерзшие тела при осмотре не вызвали никаких подозрений в насильственной смерти. Поэтому в необходимости проводить экспертизу французская полиция усомнилась. Тела Михаила и Татьяны доставили в Москву. Родственники не сумели добиться проведения судебно-медицинской экспертизы.

— Поскольку имелось заключение о причинах смерти, здесь, в России, оказалось невозможным провести вскрытие и ответить на какие-то вопросы, — говорит Наталья Муштакова. — Естественно, тела были в морге. Мы попросили привести их в порядок для похорон. И тогда, в морге, я обратила внимание, что у моей сестры черное лицо. А патологоанатом заметил, что сохранность тел Миши и Тани разная. Кроме того, были видны гематомы и опухшее горло у Михаила. Поскольку в проведении экспертизы нам отказали, а мы были просто в шоковом состоянии, ребят похоронили, и теперь загадок их гибели очень много. Это не дает нам покоя.

Родственники супругов Захаровых располагают некоторыми документами, переданными французской полицией. В том числе это несколько фотографий с места происшествия, на которых зафиксированы тела погибших. Мы показали эти материалы доценту кафедры судебной медицины лечебного факультета Медицинского университета имени Пирогова Эдуарду Туманову. Эксперт, который занимается реконструкцией обстоятельств смерти, в том числе по фотографиям, и порой по весьма скудным данным, дал свое заключение.

— При смерти от переохлаждения положение тел умерших довольно характерно. Они располагаются «калачиком», — говорит Эдуард Туманов. — То есть тело лежит на боку, руки согнуты в локтевых суставах, предплечья лежат на передней поверхности груди, голова несколько наклонена вперед и вниз, ноги согнуты в коленных и тазобедренных суставах, бедра приведены к животу. Человек, умирающий от переохлаждения, как правило, принимает эту позу, чтобы минимизировать потери тепла. На фотографиях с места происшествия во Франции поза тел умерших иная. Еще: цвет кожи у умерших от переохлаждения выражено бледный. На бледной коже выделяются алого цвета трупные пятна. На фотографиях этого не наблюдается. Кроме того, синюшность лица, шеи, мелкоточечные кровоизлияния в глазах не характерны для смерти от переохлаждения.

Сестра Татьяны Захаровой также рассказывала о «точках на лице», на которые родственники обратили внимание. По мнению Эдуарда Туманова, точно определить по фотографиям характер повреждений теперь невозможно.

— Это могли быть ссадины, посмертное перераспределение крови на лице. Сейчас нереально это сказать, — добавил эксперт.

На фотографиях с места происшествия, которые сделали французские полицейские, отчетливо видны положения тел: Татьяна лежит на боку, правая рука прижата к горлу, Михаил лежит на спине. Родственники погибших располагают девятью фотографиями, которые, по мнению экспертов, были сделаны на любительском уровне, а не камерой профессионала, работающего на месте происшествия.

— Девять фотографий — это очень мало для протоколирования смерти двух людей, — говорит Туманов. — Для получения полного и наглядного представления об особенностях снимаемых объектов и их взаиморасположении используются различные виды съемки: ориентирующая, обзорная, узловая, детальная. Ничего из этого мы не видим. Представленные фотографии выполнены без применения масштаба. Это скорее в жанре художественной фотографии, чем криминалистической. Занятно, но правила криминалистической съемки разрабатывались в свое время именно во Франции, и французские криминалисты их прекрасно знают и владеют ими. Но в данном случае это не так. Такие снимки свидетельствуют о поверхностном, небрежном осмотре места обнаружения трупов французами

На фото: ПОГИБШИЕ СУПРУГИ ЗАХАРОВЫ


СЛЕДСТВИЕ

Расследование обстоятельств гибели супругов Захаровых привело полицию в отель, откуда Михаил и Татьяна отправились в свое последнее восхождение. Небольшая гостиница, обыкновенный номер — ничего необычного. На тумбочке у кровати был обнаружен сотовый телефон Татьяны и ее же планшетный компьютер. Полицейские не стали исследовать содержимое гаджетов, а просто передали их родственникам.

— Когда мы включили телефон и планшет, то оказалось, что все данные о посещениях в Интернете с них стерты, — говорит Наталья Муштакова. — Ребята активно заходили в Сеть и переписывались с друзьями, находясь в Шамони,  — я это точно знаю. Но с устройств вся история посещений была удалена. Также оказалась удалена вся переписка в социальных сетях, а меню планшета было установлено на французском языке. Еще настораживает тот факт, что удалены все входящие письма на планшетном компьютере до 17:00 на 30 декабря. Захаровы ушли из гостиницы рано утром 29 декабря, что подтверждают сотрудники отеля. Но после 17:00 30-го в папку «Входящие» поступали письма, которые сохранились. Это означает, что после их ухода кто-то вошел в номер и стер данные с планшетного компьютера. Если предположить, что всю информацию стерли в жандармерии, то было бы логично, что и папка «Входящие» была бы обнулена до 10 января. Но стерта история именно по 30 декабря.

Удалось зафиксировать и странный выход в Интернет: сотовый оператор подтвердил, что с телефона Татьяны, оставленного в гостинице, кто-то вышел в Сеть 30 декабря. То есть тогда, когда по официальным данным французской полиции, супругов уже не было в живых.

Уголовное дело по статье «Убийство» все же было возбуждено. Следственный комитет начал разбираться в деле, но внезапно все остановилось. Прокуратура отменила решение о возбуждении уголовного дела. Обжалование в вышестоящую инстанцию — то есть в Генеральную прокуратуру — привело к такому же результату: здесь нечего расследовать.

— Еще до того момента, когда за дело взялся Следственный комитет, мы начали собственное расследование, — говорит юрист правозащитного движения «Сопротивление» Александр Кошкин. — Французская сторона многое скрывала. Например, записи с камер видеонаблюдения, которые стояли в том месте, где супруги Захаровы поставили палатку. Камеры были и по пути их следования. Но на вопрос — почему вы не хотите показать записи, чтобы сразу раскрыть всю картину произошедшего — мы получали лишь тишину. Мы говорили со множеством специалистов, которые уверяли, что ни один альпинист не ляжет ногами к выходу из палатки — а именно в таком положении обнаружили Татьяну и Михаила. Там, в горах Франции, осталось много загадок. Но и здесь, в Москве, их немало: Тимирязевский МСО возбуждает уголовное дело, усматривая в произошедшем признаки состава преступления, прокуратура отменяет постановление по какому-то странному поводу…

Пока не возбуждено уголовное дело, невозможно провести эксгумацию тел. Впрочем, спустя два года это вряд ли что-то даст. Очевидные мотивы убийства супругов на охваченном камерами и спасателями курорте найти непросто. Родственники Татьяны и Михаила говорят, что вовсе не ищут виноватых: им просто нужно узнать правду, и если супруги действительно замерзли по собственной глупости — так тому и быть. Но все вышеописанное не позволяет относиться к произошедшему как к несчастному случаю в горах. Слишком много неубедительной логики. Спустя несколько месяцев после гибели Захаровых при странных обстоятельствах погиб один из владельцев компании, где работал Михаил. Также известно, что Захаров вел перспективные научные разработки в области биотехнологий.

Фото из уголовного дела


Авторы:  Антон ФРОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку