СМЕРТЬ НА КУТУЗОВСКОМ

СМЕРТЬ НА КУТУЗОВСКОМ
Автор: Александра ПАВЛОВА
01.06.2015
 
НОВАЯ ВЕРСИЯ НЕРАСКРЫТОГО УБИЙСТВА АКТРИСЫ ЗОИ ФЕДОРОВОЙ
 
Убийство известной советской актрисы Зои Фёдоровой (1911–1981) до сих пор остается нераскрытым. Кто же застрелил звезду кино, кому и чем могла помешать пожилая актриса? На этот счет существует множество версий. Говорят, что это могли сделать сотрудники КГБ, «бриллиантовая мафия», скупщики драгоценностей или антиквариата. Только те, кто так считает, в основном имеют весьма посредственное отношение к расследованию. В распоряжении редакции появилась альтернативная версия мотивов убийства. Как убили актрису и кто это сделал, решился рассказать бывший начальник уголовного розыска, который расследовал преступление.
 
На фильмах, в которых снималась заслуженная артистка РСФСР Зоя Фёдорова, выросло не одно поколение россиян. С ее участием в главных и эпизодических ролях вышло более 70 кинокартин, за две из которых она удостоилась Сталинских премий. «Девушка без адреса», «До свиданья, мальчики», «О любви», «Подруги», «Москва слезам не верит» принесли Зое Фёдоровой славу и узнаваемость, но вовсе не легкую судьбу.
 
В ее жизни были почет и признание, дружба в высших кругах номенклатуры, любовь к американскому дипломату и рождение от него дочки, потом обвинение в шпионаже: «А не рожай от американцев!» Тюрьма. Отсидев в лагерях девять из 25 лет, Зоя Фёдорова была реабилитирована и безуспешно пыталась уехать к дочери в США – прямо перед решением переехать на новое место жительства ей отказали в выезде. Оборвалась жизнь Зои Фёдоровой так же трагично. За две недели до 70-летия ее убили выстрелом в затылок в собственной квартире. Убийство актрисы списывали на КГБ, «бриллиантовую мафию» и даже зятя ее дочери – американского летчика, который после смерти тещи внезапно разбогател.
 
Тайну смерти любимицы Берии пытались разгадать известные писатели, журналисты, актеры и даже генерал, возглавлявший в то время уголовный розыск в СССР, Вячеслав Панкин. На телеэкранах появился сериал «Зоя», в основу которого легла версия о том, что убийство было заказано тогдашним министром внутренних дел Николаем Щёлоковым, который захотел получить ее бриллианты. Но для объективной картины не хватало свидетельств такого человека, который бы знал дело изнутри, а лучше – принимал участие в расследовании.
 
Поклонники актрисы терялись в догадках, пока рассказать о случившемся не решился бывший начальник уголовного розыска, который возглавлял штаб по расследованию убийства Зои Фёдоровой. Спустя 33 года после смерти актрисы оперативник воспроизвел в деталях все нюансы следствия, а также поделился своими выводами о том, кому была выгодна ее смерть и почему убийца остался безнаказанным.
 
ОТ ЧЕГО УМЕРЛА АКТРИСА, ПОНЯЛИ НЕ СРАЗУ
 
Об убийстве Зои Фёдоровой начальнику угрозыска 123-го отделения милиции Москвы Борису Кривошеину сообщили 11 декабря 1981 года. Звонок находившемуся в отпуске милиционеру поступил от однокурсника, дежурившего в МУРе, Сергея Гутенина.
 
– Борис, ты в курсе, что у тебя труп? – раздалось на том конце провода.
 
– Нет, мне еще никто не докладывал об этом.
 
– Якобы криминальный, Кутузовский, 4/2, Зоя Фёдорова, актриса, заслуженная артистка РСФСР, – уточнил он.
 
Борис Кривошеин, оперативники и сотрудники Московского уголовного розыска примчались к дому по Кутузовскому проспекту почти одновременно. Возле подъезда их ожидал племянник актрисы, который и обнаружил тетушку мертвой. Он приехал проведать родственницу, звонил и стучал в квартиру, но никто не открыл. В двери торчала записка от соседки, которая тоже безрезультатно пыталась достучаться в квартиру. Племянник сбегал за запасным комплектом ключей, открыл дверь и обнаружил в квартире труп родственницы.
 
– Входим. Комната обычная. Чуть справа стоит стол прямоугольной формы, относительно большой. Спиной к нам на стуле, скажем так, не труп, а силуэт – тело женщины. Первое, что бросилось в глаза, – под стул натекла лужа крови. Сначала, не трогая ничего, провели внешний осмотр. Самое интересное, что мы все-таки были уже не новички, кое-что видели и кое-что понимали. А здесь мы не могли определить, от чего она умерла. Я взял ее руку, потрогал пульс, пульса нет, но тело было еще теплое, – вспоминает бывший начальник УГРО.
 
Голова актрисы лежала на столе, по носогубной складке стекала кровь. В вытянутой на столе правой руке жертвы лежала снятая с красного дискового телефона трубка, из которой доносились протяжные гудки. Никакого ранения, которое указывало бы на то, что она умерла насильственной смертью, не было заметно. Первое, что пришло в голову оперативникам, – у пожилой актрисы случилось кровоизлияние в мозг.
 
В замешательстве Борис Кривошеин начал рыскать взглядом по комнате, чтобы найти какую-то зацепку. Возле ножки журнального столика он увидел использованную гильзу. Сомнений в том, что в квартире произошло убийство, не оставалось. Когда оперативники наклонили тело, чтобы осмотреть его, из дырки над левой бровью потекла кровь.
 
– Кому она могла помешать, непонятно. Пожилая женщина, актриса, заслуженный человек. Для меня это было, можно сказать, в диковинку. Что я, молодой начальник уголовного розыска, видел? О всяких таких моментах я слышал только на лекциях. Да нет, даже никто обычно не рассказывал примеров таких вот преступлений. Я наклонился, взял гильзу, место зафиксировал. Так как я с детства стреляю, определил калибр и прикинул, что гильза от вальтера или зауэра. Но тут началось самое страшное – приезд большого руководства. Они как слоны начали ломиться в дверь, хотя по всем правилам это запрещено. Спас напарник, который встал в дверях и матом их остановил, не пуская внутрь, – заново переживает моменты 33-летней давности Борис Кривошеин.
 
Осмотр помещения продолжался до глубокого вечера. Только к полуночи начальник уголовного розыска попал в отделение милиции. Не успел он переступить порог помещения, в кабинете раздался телефонный звонок. Женщина на другом конце провода сообщила, что помогает органам БХСС, и попросила обратить внимание на одну знакомую убиенной.
 
– Она рассказала, что перед смертью Зоя Фёдорова сдружилась с одной женщиной, у которой сын жил в Америке, и часто приходила к ней в гости. Имя моей таинственной собеседницы я так и не узнал. Договорив, я автоматически положил трубку на рычаги аппарата. Это было ошибкой, нужно было положить ее рядом с телефоном и попросить дежурного определить, откуда поступил звонок. Подсказка могла сыграть важную роль в раскрытии преступления. Наверное, звонившая видела, как Зоя Фёдорова заводила эту женщину к себе домой перед смертью, – рассуждает Борис Кривошеин.
 
ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ЗНАКОМЫХ НЕ ПОМОГЛИ СЛЕДСТВИЮ
 
Поиск преступника начался с опроса лиц из записной книжки Зои Фёдоровой. В блокноте было более 2 тыс. телефонных номеров, более 1 тыс. почтовых адресов, московских и иногородних. Большинство из них принадлежали актерам с «Мосфильма» и театральным деятелям. Сотрудники УГРО принялись вызывать и опрашивать знакомых Зои Фёдоровой в поисках хоть какой-то зацепки. В результате было опрошено более 4 тыс. знакомых актрисы, но установить убийцу это не помогло.
 
– Я допрашивал Ролана Быкова, Никиту Михалкова, – вспоминает Борис Кривошеин. – Когда столько людей через тебя проходит, волей-неволей приходится ковыряться в грязном белье. И каждый из актеров просит: об этом не говорите никому, вот это не записывайте. Мы старались вести более доверительные беседы, не в протокол, но результатов это не давало. Мы без толку копались в мосфильмовской каше, в дрязгах, кто там какую-то шубу приволок, кто туфли продал, другой стучит, этот с 15-летними мальчиками кувыркается. А информации, представляющей оперативный интерес по делу, практически не было. Только стандартные вопросы и такие же ответы: да, нет, не знаю, не видел.
 
В это время Бориса Кривошеина начали посещать сомнения: какая-то зацепка, которую он не заметил, могла остаться в квартире, где убили Зою. Ключи от квартиры были у него. Начальник УГРО отправился на Кутузовский проспект. Чутье не подвело оперативника.
 
Незамеченной ранее осталась дверца в кладовку, за которой он обнаружил помещение полметра на метр, до потолка забитое старыми женскими сумочками. Их было больше сотни, но в любой могли оказаться какие-то важные документы и записи, представляющие интерес для следствия. Потому вся груда была разложена на пол и обследована вплоть до подкладок. Сомнения следователя, что сумочки никто не проверял, подтвердились. В одной из них нашлись 3 тыс. рублей, а в другой золотая цепочка. Но на этом находки не закончились.
 
Еще раз внимательно осмотрев комнату, Борис Кривошеин заметил разбросанные на полу и на полочках бирки от ювелирных украшений. Он принялся сгребать их в пакеты. Сотни, если не тысячи маленьких картонных этикеток едва поместились в две целлофановых торбы.
 
– Конечно, меня это насторожило. Я понимаю, что часть бирок изъяли при первом осмотре. Но такое количество откуда могло появиться? И кто мог их разбросать? Оперативники не могли этого сделать. Наши оперативники, если и проводили осмотр места происшествия или даже обыск, старались всегда возвращать предмет на место. У меня проскочила мысль, что кто-то подсовывает мне специально эти бирки, – предположил начальник угрозыска.
 
Не исключено, что бирки были разбросаны спецслужбами, чтобы списать убийство Зои Фёдоровой на «бриллиантовую мафию». А может, и нет. Актриса была частым гостем на метро «Октябрьское поле». Там находился магазинчик антиквариата, в котором, по рассказам продавцов, она скупала все, что только видела. Купленные там украшения она могла передавать в Америку через мужа дочки, который часто летал в Россию, или через знакомых. Отсюда и появились оторванные бирки. Ходили также слухи, что после убийства Зои Фёдоровой в квартире был обнаружен чемодан с драгоценностями, который впоследствии пропал. Но единственное, что видел Борис Кривошеин при осмотре помещения, – пустые подрамники. Чемодана не было.
 
ОХОТА ЗА ПОДОЗРЕВАЕМЫМ
 
В ходе следствия оперативникам стало известно, что незадолго до смерти Зое Фёдоровой предлагали купить украшения с бриллиантами – кольца, серьги и браслет. Но она отказалась, так как перед этим уже приобрела кольцо с бриллиантом примерно за 50 тыс. рублей. Огромная по тем временам сумма, на которую можно было купить три «Волги».
 
В штаб поступила информация, что к продаже драгоценностей мог быть причастен преступник, находящийся во всесоюзном розыске за спекуляцию. И что у него якобы был пистолет «зауэр», из которого произвели роковой выстрел. Преступник находился на Таганке и в любое время мог скрыться.
 
Борис Кривошеин схватил всех оперов, которых поймал в коридоре, на лету в дежурке взял пистолет, влетел в машину и от Киевского вокзала рванул к Курскому. По указанному адресу через арку метра три шириной находился глухой двор, обнесенный высокими, как в крепости, стенами. Во дворе стоял деревянный одноэтажный узкий барак и ни одной другой пристройки, за которыми могли укрыться оперативники. В это время дверь барака открылась.
 
– На пороге весь в черном появился «трехстворчатый шкаф» ростом не ниже 2 метров и с бородищей как у хорошего попа – до пупа. А у меня фотография-то была черт знает какой давности. С паспорта. Молоденький мужик какой-то, и близко с этим ничего похожего нет. Он спокойно вышел. Провел взглядом. На нас посмотрел. А мы стоим, как на витрине, все. И спокойно, уверенным шагом пошел прямо в арку. У меня чутье сработало, и я как гаркнул на своих оперов: «Это он, берем!»
 
В это время слева от арки из-за стены вынырнуло такси, водитель на лету распахнул дверь, в которую и запрыгнул «шкаф». Оперативники выбежали вслед за удаляющейся машиной, но ни транспорта, ни оружия, кроме как у начальника УГРО, у них не было. Рядом заскрипели тормоза – другая машина-такси чуть не сбила замешкавшегося на проезжей части Бориса Кривошеина. Недолго думая, он влетел в автомобиль, приставил под ребра водителю пистолет и приказал догонять преступника.
 
На одном из светофоров он вычислил такси, в котором находился беглец, и указал своему водителю таранить автомобиль. В этот момент такси со спекулянтом остановилось, видимо, у водителя сдали нервы, когда он увидел, что машина с начальником уголовного розыска перестраивается и выбирает угол атаки.
 
Борис Кривошеин получил за пойманного преступника премию 100 рублей, но более никакой пользы в расследовании по делу убийства Зои Фёдоровой он не принес. Следствие не установило причастность спекулянта к трагической смерти актрисы.
 
После этого начальник УГРО перешел в другой отдел. На место Бориса Кривошеина назначили выпускника Высшей школы МВД Александра Петрушко. Периодически встречаясь на заседаниях у высшего руководства, Борис Кривошеин интересовался ходом следствия. Но дело после его ухода не сдвинулось с места, попав в разряд висяков, или глухарей.
 
ВЫСТРЕЛ СПРОВОЦИРОВАЛ ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК
 
Спустя некоторое время Бориса Кривошеина сняли с должности зама по розыску и назначили старшим оперуполномоченным по особо важным делам Кировского района. С тех пор он начал заниматься только самыми тяжкими преступлениями – убийствами и покушениями на убийства. Эту должность Борис Кривошеин занимал до выхода на пенсию и набрался много опыта, чтобы начать вести свою личную работу по раскрытию убийства Зои Фёдоровой.
 
– Чтобы мозги на пенсии не закисли, решать одни кроссворды маловато. Поэтому я занялся любимым делом. В первую очередь посмотрел документальные фильмы по убийству Зои Фёдоровой. Начал смотреть сериал «Зоя». Плюнул. Выключил. Больше не включал. Потому что все, что там показывали, на самом деле не соответствует действительности. Особенно то, что комментировали актеры про ее убийство. Не знаю, может, они говорили то, что было выгодно им, а может, чего-то не знали. Я могу судить об этом, потому что через нас прошел практически весь «Мосфильм». Уж сколько мы наслушались помимо того, что было записано в протоколах допросов. Потому я подумал: дай-ка я сяду, помыслю, учитывая тот колоссальный опыт, который я наработал по раскрытию таких преступлений, – решил Борис Кривошеин.
 
Для начала милиционер восстановил в памяти картину происшествия и проанализировал динамику движений жертвы в момент, когда пуля попала в затылок. Выстрел был сделан в то время, когда Зоя потянулась к трубке. Но следователи не знали, хотела ли она позвонить сама или кто-то позвонил ей. По динамике движений человека, снимающего телефонную трубку, и по тому, в каком положении находился труп, Борис Кривошеин установил, что в трагический момент не актриса звонила кому-то, а позвонили ей! Она повернулась к телефону, но неизвестно, успела ли ответить, так как в этот момент прозвучал выстрел.
 
Убитую обнаружили в очках, причем в тех, которые она не носила в повседневной жизни, а надевала только для чтения. Зою Фёдорову никто не видел в этих очках в грубой роговой оправе, которые на самом деле были ей не к лицу. Она носила их только дома. Значит, что-то подвигло ее надеть очки в присутствии того человека, который ее потом убил. Вероятно, она хотела прочесть какой-то документ или что-то написать. Также Борис Кривошеин пришел к выводу, что убийца выстрелил в момент звонка, когда актриса повернула голову и потянулась рукой к телефону.
 
И тут Кривошеин припомнил таинственный звонок от женщины, которая попросила обратить внимание на одну из знакомых Зои Фёдоровой. О ком говорила незнакомка? Звонившая утверждала, что покойная часто посещала одну из своих знакомых перед смертью. Вероятно, она видела, как Зоя Фёдорова заводила эту женщину в день убийства в квартиру. Знакомая, о которой она говорила, не числилась среди близких друзей убитой, в протоколах допросов о ней практически ничего не упоминалось. Интерес для следствия представляло то, что у этой женщины был сын, который уехал на ПМЖ в Америку и поселился недалеко от того места, где жила дочь актрисы Вика.
 
УБИЙЦЕЙ БЫЛА ЖЕНЩИНА
 
Зоя Фёдорова тоже хотела переехать к дочери. Трижды ей разрешали выезжать в Америку для встречи с Викой и своим бывшим возлюбленным. Но в 1981 году, когда она решила навсегда переехать в США, ей отказали. Случилось это за несколько недель до ее убийства. В это время Фёдорова и познакомилась со своей подругой, у которой уже были оформлены документы на выезд к сыну, а также куплен билет. Учитывая женскую психологию, кому, как не находящейся в таком же положении женщине, могла поплакаться и излить свою душу актриса?
 
– Я уверен, что убийцей была женщина! Экспертиза определила, что выстрел был сделан с расстояния 20 сантиметров. Выхлопные газы должны были распушить волосы на затылке и как бы загнуть их вперед. А она была как причесанная. Кто причесал убитую и зачем? Если это кто-то и сделал, то только женщина. Причем женщина, которая к вам хорошо относилась и которая, прощаясь, пожалела, пригладила вам волосы. Ни один мужик никогда бы этого не сделал. Все остальные версии – Комитет госбезопасности, наемные киллеры, «бриллиантовая мафия» – не влезают ни в какие ворота. Никто даже не обратил внимания на одну простую деталь. Говорили, что бандит открыл дверь, зашел, Зоя сидела за столом и т. д. Но дверь в комнату открывается вовнутрь, и если бы преступник попытался войти, он бы этой дверью прикрыл Зою. А она, с ее опытом зоны или с боязнью всего, думаете, не отреагировала бы? – считает Борис Кривошеин.
 
Зоя Фёдорова была очень осторожным человеком. За все время своего проживания в доме на Кутузовском проспекте она ни разу не пустила к себе в квартиру не только никого из соседей, но даже техника-смотрителя. Обычно с посторонними посетителями актриса разговаривала через дверь, и, если гость настаивал на встрече, Фёдорова просила его спуститься во двор и встречалась с ним там.
 
Мотивом убийства Зои Фёдоровой послужила корысть. По мнению Бориса Кривошеина, актриса хотела передать через убийцу кольцо с бриллиантом для своей дочери. Потому что другого способа у нее не было – она боялась, что с ней что-то может случиться, а тут подруга уже улетала на днях в Америку. В то же время пожилая женщина летела на ПМЖ к единственному сыну без стартового капитала, и ей бы совсем не помешала дорогая драгоценность, чтобы продать ее и не быть обузой для родственников.
 
«ДЕТИ НЕ ДОЛЖНЫ СТРАДАТЬ ЗА ГРЕХИ БАБКИ»
 
В день убийства Зоя Фёдорова зашла к подруге в гости. Они перекусили на скорую руку вермишелью с корнишонами. Ни в одном меню столовой поблизости от Кутузовского проспекта такого не продавали. Это позволило оперативникам сделать вывод, что еда была приготовлена дома.
 
Узнав, что у приятельницы уже куплен билет на самолет и они видятся в последний раз, актриса пригласила ее к себе домой. Днем как раз должна была звонить дочка Вика. Зоя предложила передать подружке кольцо с бриллиантом и в то же время сообщить Вике по телефону данные с билета, чтобы она встретила и забрала передачу. Таким способом Зоя Фёдорова хотела перестраховаться. Хоть какое-то косвенное доказательство в виде телефонного разговора с дочерью, что она передала драгоценности этой женщине.
 
А приятельница Зои Фёдоровой в то же время надеялась, что звонка не будет. Она думала, что зайдет к актрисе, заберет драгоценности и, сославшись на спешку, а также необходимость собирать чемоданы, уйдет. Если телефонного разговора с дочкой Зои Фёдоровой не будет, доказать, что передача драгоценностей состоялась, станет практически невозможно. Но Вика должна была позвонить. На этот случай приятельница актрисы взяла пистолет образца 1939 года и положила его в сумочку. Она была чуть моложе Зои Фёдоровой, и, вероятнее всего, оружие досталось ей с фронта.
 
Гостья до последнего не решалась застрелить Зою Фёдорову и оттягивала этот момент. Пока они ждали звонка, она могла под любым предлогом подойти к актрисе и выстрелить. Но женщина выжидала и надеялась, что Вика не позвонит. Когда звонок тем не менее прозвучал, она зашла за спину Зое и, пока та обернулась к телефону, чтобы взять трубку, выстрелила ей в затылок.
 
– Эту женщину допрашивали. Она прошла через сито. Допрашивал мой хороший товарищ из райотдела. А я в этот день в отпуске был, поспать хотелось, понимаете, я же каждый день раньше двенадцати ночи никогда не уезжал из отделения. И в этот день как специально получилось. Я приехал на работу где-то к двенадцати, а она пришла на допрос к десяти. Вместо меня ее допросил мой товарищ, который в то время был в отделении, – признается Борис Кривошеин.
 
Допрос оказался бесполезным и пустым, на все вопросы женщина отвечала, что ничего не видела и ничего не знает. Оказалось, что она имела какое-то отношение к «Мосфильму», а у оперативника, проводившего допрос, родители были оттуда. Между ними завязалась дружеская беседа, потому оперативник, не получив никакой полезной информации, отпустил ее. Когда Борис Кривошеин узнал, что эта женщина приходила на допрос, но от нее не получили никакой ценной информации, он спохватился и поехал к ней домой, чтобы повторно вызвать ее в отделение. Но к тому времени она уже переехала на другое место жительства. А спустя несколько дней предполагаемая убийца улетела в Америку к сыну.
 
Мотивом к преступлению послужила корысть, считает Борис Кривошеин. Убийца не только забрала кольцо с бриллиантом, но и выгребла все ценности Зои Фёдоровой, которых ей наверняка хватило на безбедную старость в Америке. Учитывая любовь актрисы к драгоценностям, которой она заразилась от певицы Лидии Руслановой, украшений из ее квартиры хватило бы на безбедную жизнь нескольких таких старушек. Если добавить сюда опустошенные кем-то подрамники, которые Борис Кривошеин видел после убийства актрисы, преступник получил большой куш.
 
– Я уверен, что именно она убийца Зои Фёдоровой. Убийство было совершено из корысти и осталось безнаказанным. Но имя преступницы я вам не назову. Почему? Да потому что она давно умерла, а у нее остались дети, внуки. Я считаю, что им не нужно страдать за грехи бабки.
 

Авторы:  Александра ПАВЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку