НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Смерть изобретателя

Смерть изобретателя
Автор: Леонид ВЕЛЕХОВ
13.11.2012

 

В 1892 году Дизель получил патент

на «мотор с зажиганием от сжатия».

Вскоре был построен первый двигатель.

Но он был большим, поэтому мог использоваться

либо стационарно, либо на крупных судах.

 

Патент № 67207 на «Рабочий процесс и

способ конструирования двигателя

внутреннего сгорания для машин».

«Моя идея, – писал Дизель,

– настолько опережает всё,

что создано в данной области до сих пор,

что можно смело сказать – я первый в этом новом

и наиважнейшем разделе техники

на нашем маленьком земном шарике!»

Первый дизельный грузовик Benz 5K3 (внизу)

был создан на основе идей Дизеля лишь в 1923 году.


 

Альфред Нобель, создатель динамита

и учредитель премии своего имени.

Немецкий изобретатель этой премии так и не дождался.      

Американский нефтяной магнат Джон Рокфеллер,

которого хотел «раздавить» Рудольф Дизель      

Знаменитый немецкий инженер Рудольф Дизель попросил для себя Нобелевскую премию, не получил её и… исчез

Удача улыбнулась ему неожиданно. Мартовским утром 1888 года Рудольф Дизель зашёл в музей баварского города Аугсбург. Он скорее укрылся от непогоды, чем заинтересовался экспонатами. Взгляд молодого изобретателя равнодушно скользил по витринам и стендам, пока его внимание не привлекла необычная вещица. Зажигалка, изготовленная неизвестным мастером в 1833 году, по виду напоминала шприц: тот же стеклянный цилиндр, поршень. За счёт сжатия воздуха в цилиндре создавалась температура, необходимая для воспламенения. Этот принцип действия поразил Дизеля. Вернувшись домой, он сразу погрузился в работу над чертежами двигателя, которому суждено было обессмертить его имя.

Избранный
Рудольф Дизель появился на свет в 1858 году в Париже в семье переплётчика. Профессия отца, сулящая безбедную жизнь, не привлекала юношу. Его страстью стала техника. Он окончил Высшую политехническую школу в Мюнхене и искал работу в разных частях Европы.
В те времена кабинет Дизеля был завален исчерченными листами: конструктор создавал миниатюрные моторы для прялок и швейных машин, разрабатывал двигатель для транспорта, работающий на аммиаке, пытался изобрести стационарный агрегат на солнечной энергии. Он занимался всем. Время было расписано по минутам: подъём в семь, работа до полудня, потом краткий отдых и снова работа за полночь. Как истинный католик, Дизель надеялся, что рано или поздно Бог воздаст ему за трудолюбие. Он жил верой в то, что небеса пошлют ему спасительную идею.
Случай в музее Аугсбурга он воспринял как знамение. Он осознал себя избранным. «В неустанной погоне за целью, – писал он жене, – в итоге бесконечных расчётов родилась наконец идея, наполнившая меня огромной радостью. Нужно вместо аммиака взять сжатый горячий воздух, впрыснуть в него распылённое топливо и одновременно со сгоранием расширить его так, чтобы возможно большее количество тепла использовать для полезной работы».
Изобретатель бросил хорошо оплачиваемую работу в Аугсбурге и устремился в Берлин. Он был окрылён. Он чувствовал потребность эпохи. Столичные финансисты и промышленники должны были оценить его смелый замысел. «Моя идея настолько опережает всё, что создано в данной области до сих пор, что можно смело сказать – я первый в этом новом и наиважнейшем разделе техники на нашем маленьком земном шарике! – ликующе написал он жене и не удержался от горделивого восклицания: – Я иду впереди лучших умов человечества по обе стороны океана!» Гордыня… Возрастающая гордыня – вот тот порок, за который он впоследствии будет наказан.
В Берлине Дизель занялся доработкой проекта двигателя, основанного на принципе самовоспламенения топлива в результате сильного сжатия. 28 февраля 1892 года он получил патент № 67207. Открытие называлось «Рабочий процесс и способ конструирования двигателя внутреннего сгорания для машин».
В качестве топлива была указана каменноугольная пыль. Именно такой двигатель ждала Германия. Для немецкой экономики это было жизненно важно. Страна лидировала в угледобыче, а нефтяных источников была лишена. Угольный двигатель Дизеля мог ослабить зависимость Германии от нефти Рокфеллера. Завод Фридриха Круппа в Эссене и машиностроительная фабрика в Аугсбурге выделили изобретателю деньги.
Первый экспериментальный двигатель Дизель создал в 1894 году. Он весил четыре с половиной тонны и был оснащён трёхметровым маховиком. В двигателе всё было хорошо. За одним исключением. Он не работал. Угольная пыль упорно не хотела оживлять гигантскую машину. Тогда конструктор рискнул заменить уголь бензином. Раздался оглушительный взрыв. Рабочие, инженеры и сам изобретатель чудом остались в живых.
Новый двигатель был создан только через год. Результаты испытаний казались обнадёживающими, но на доводку требовались время и деньги. Лишь к концу 1897 года 39-летний, уже наполовину поседевший конструктор предъявил миру своё детище – трёхметровой высоты агрегат мощностью 20 лошадиных сил. Его коэффициент полезного действия оказался вдвое выше, чем у паровой машины. Новая эра в моторостроении началась.

Мотор особого качества
Стали сбываться самые смелые мечты Дизеля. Все понимали, что у нового двигателя широчайшее поле применения. Его ждали флот и железные дороги, дирижабле- и самолётостроение, он был нужен сельскому хозяйству, о нём грезили военные, он мог совершить революцию в автомобилестроении.
Дизель всячески подогревал интерес промышленников. Он фантастически разбогател, причём до того, как его двигатель был запущен в серийное производство. Газеты разносили по миру самодовольные заявления инженера: «Особые качества моего мотора позволяют с уверенностью присудить ему пальму первенства также и в автомобилизме». Лицензии на изобретение Дизеля приобрели крупнейшие машиностроительные заводы Европы. К конструктору примчались гонцы из Америки: заокеанский капитал предложил ему миллионный контракт.
Скандал разгорелся, когда заказчики начали возвращать моторы на заводы-изготовители. Причина была всё та же – они не работали. Крупп приостановил лицензионные выплаты. Он был обижен на изобретателя. Мало того, что Дизель не сделал обещанный двигатель на угольной пыли, он ещё и керосиновый не довёл до ума…
Конечно, любой мотор требует доработки. Он создаётся в тесном сотрудничестве между изобретателем и заводскими конструкторами. Прекращение лицензионных выплат было продиктовано эмоциями. Дизель это понимал, но легче от этого не становилось. Тем более что по примеру Круппа выплаты прекратили и другие промышленники.
Вдобавок Дизеля затаскали по судам, обвиняя в плагиате. В век технических новаций суды были завалены подобными исками, поскольку многие инженеры независимо друг от друга приходили к схожим результатам. За ходом процессов внимательно следили крупные фирмы. Они были кровно заинтересованы в аннулировании патентов на изобретение, потому что в этом случае получали возможность выпускать дизель-моторы, ничего не выплачивая их создателю. У Дизеля стали случаться срывы, проявлялись признаки болезни. Врачи в психиатрической клинике поставили диагноз – невроз.
Дизель считал, что сам себя наказал. Он слишком рано поведал миру о своей идее, и десятки конструкторов сразу же уселись за чертежи. Как после этого докажешь своё первенство? Однако суды в целом приняли сторону Дизеля, хотя троим истцам он всё же выплатил небольшие компенсации.
Тучи над изобретателем окончательно рассеялись в 1900 году, когда ему вручили Гран-при Всемирной Парижской выставки. Успех вернулся. Крупнейшие заводы доработали двигатель и возобновили лицензионные выплаты. Деньги снова потекли рекой. Это было время триумфа Дизеля, продлившееся десять лет.

Ниспровергатель Рокфеллера
То, что произошло 14 февраля 1898 года, газетчики окрестили «сделкой века». В берлинской гостинице «Паласт-отель» контракт с Дизелем подписывал Эммануил Нобель, племянник знаменитого изобретателя динамита и глава самой могущественной в России нефтяной компании «Бранобель». Доля России в мировой добыче нефти составляла тогда 53 процента. Компания «Бранобель» добывала 18 процентов нефти внутри империи и контролировала большую часть её экспорта.
Эммануил Нобель грезил о двигателе, работающем на сырой нефти. Он был уверен: русские инженеры, отталкиваясь от идей Дизеля, способны изготовить новый мощный и экономичный мотор. Такой двигатель был нужен русскому правительству, мечтавшему об экономическом рывке. Но в нём была кровно заинтересована и великая Германия, стремившаяся переориентироваться на русскую нефть и выйти из-под влияния американского картеля. Впоследствии, кстати, это стало тайной темой встречи Нобеля с кайзером Вильгельмом II.
За право использования изобретения Нобель, не торгуясь, выложил полмиллиона рублей золотом. 16 февраля 1898 года Дизель написал жене: «Запомни сегодняшнюю дату – это день заключения моего союза с Нобелем и, по всей вероятности, исходный рубеж для событий, которые потрясут мир». «Быть может, мне, отдельному маленькому человечку, удастся достичь того, чего не удалось достичь всем правительствам вместе взятым, – раздавить Рокфеллера».
Жена больше испугалась, чем обрадовалась. В её ответе явно различима тревога. Видимо, женская интуиция подсказывала ей, что всё это добром не кончится: «Значит, ты отныне становишься ниспровергателем и смертельным врагом Рокфеллера. Я учту это, но с этим нефтяником лучше бы дружить, а не враждовать».
Эммануил Нобель вполне сознательно положился на русскую техническую мысль. Он был наслышан о смелых разработках российских конструкторов. Ещё в восьмидесятых годах они предложили целый ряд оригинальных технических решений. Конструктор Луцкой создал газовый двигатель. Инженер-механик речного флота Кострович сконструировал лёгкий бензиновый двигатель. Керосиновый создали совместно инженеры Яковлев и Казаков. В этом же направлении работал и знаменитый теплотехник Георгий Депп.
Но Дизель снисходительно относился к возможностям российской науки и промышленности. Как и многие западноевропейцы, он не верил, что русские смогут создать свой двигатель, основываясь на его идеях. Он считал, что рано или поздно они обратятся за помощью к Западу.
Однако вскоре ему пришлось изменить мнение. Приехав в 1910 году в Россию, Дизель поразился успехам российских конструкторов. Здешние инженеры смогли сделать то, чего не смог сделать он. Они перевели дизель на сырую нефть.
Россия стала первой в мире страной, наладившей серийное производство дизельных двигателей. Причём нескольких типов: стационарный, быстроходный, судовой, реверсивный. Россия опередила всех. Не случайно ещё долгое время на всех континентах дизель-мотор будут называть «русским двигателем».
В начале века дизель-моторы производили сразу несколько крупнейших предприятий: прежде всего, завод «Людвиг Нобель» в Санкт-Петербурге, а за ним – заводы в Коломне, Риге, Николаеве, Нижнем Новгороде, Харькове. Наши предприятия, в отличие от многих европейских, аккуратно переводили изобретателю причитающиеся ему дивиденды. Как заявил один из русских промышленников, мы слишком щепетильные люди, чтобы действовать по примеру зарубежных конкурентов.
Россия стала и родиной теплоходостроения. В 1903 году Сормовский завод (Нижний Новгород. – Ред.) спустил на воду первый в мире дизель-электроход «Вандал». Нефтеналивное судно было построено по заказу компании Нобеля.
Судьба изобретения Рудольфа Дизеля отныне была неразрывно связана с Россией. И, по иронии судьбы, с Россией оказались связаны его последние иллюзии.
Мольбы банкрота
В июле 1912 года Эммануил Нобель получил письмо, которое его обескуражило.
«Лично и доверительно. Глубоко-
уважаемый г-н Нобель!
Я позволю себе обратиться к Вам с запросом, не распространяется ли устав Нобелевских премий на техническую сферу, например на дизель-моторы. Если на этот вопрос может быть дан утвердительный ответ, то разрешите обратиться к Вам со смиренной просьбой сделать такую любезность и привлечь к дизель-мотору внимание одного из тех господ, которые будут выступать с предложениями о присуждении премий в указанной области…» Дизель просил Эммануила Нобеля о невозможном. Конечно, его нефтяная компания делала основные перечисления в фонд Нобелевских премий. Деньги переводились из России в Швецию, согласно завещанию Альфреда Нобеля как пайщика семейных предприятий. Однако могущественный предприниматель не мог влиять на решения научного комитета. Нобель был растерян. Он не знал, что ответить Дизелю. Протекли несколько недель с того дня, как письмо было отправлено, а ответа всё не было. Для Дизеля это означало самое худшее.
Его положение было не просто тяжёлым. Оно было катастрофическим. Да, в последние годы он много тратил. Возможно, даже чересчур много. Построил дворец в Мюнхене, обошедшийся в 900 тысяч марок. Окружил себя роскошью. Ввязывался в сомнительные проекты: покупал нефтяные участки в Баварии, где, как оказалось, почти не было нефти, широко и необдуманно спекулировал акциями, вбухивал деньги в католические лотереи. Он проявил себя не лучшим коммерсантом, и вот результат – его имущество идёт с молотка. На банковском счету остались гроши.
Но Дизель был уверен, что, если он получит Нобелевскую премию или хотя бы будет выдвинут на её соискание, успех вернётся. Он всё ещё чувствовал себя избранным.
Ответ от Нобеля пришёл через месяц. Это был отказ, вежливый и с внятными объяснениями.
«Я хотел бы горячо заверить Вас в своём искреннем уважении, но, увы, не в состоянии повлиять…»
Кажется, он даже не дочитал до конца. Он сел за стол, чтобы написать завещание.

Исчезновение
29 сентября 1913 года из бельгийского порта Антверпен к берегам Британии отправилось судно, на борту которого собрались десятки инженеров. Они направлялись на заседание Английского королевского автоклуба. В числе приглашённых был и Рудольф Дизель, которого клуб избрал своим почётным членом.
По воспоминаниям пассажиров, в тот день выдающийся изобретатель был весел. Во всяком случае, казался таковым. Он сидел за столиком капитана, смеялся, шутил, под всеобщие аплодисменты зачитал приветственную речь коллегам. После ужина радушно со всеми раскланялся и ушёл в свою каюту. Никто из пассажиров и членов команды больше его не видел.
Весть о таинственном исчезновении изобретателя оказалась находкой для прессы. Ведущие газеты выдвинули свои версии. Одни писали, что с ним расправились спецслужбы Германии за то, что он собирался помочь англичанам создать двигатель для подводных лодок. Другие обвиняли в хитроумном заговоре Великобританию, якобы напуганную немецкой технической мыслью. Третьи прозрачно намекали, что эта смерть выгодна Рокфеллеру. Выдвигалась также версия, что Дизель инсценировал самоубийство, поскольку труп его не был найден.
Семья изобретателя придерживалась версии самоубийства. На следствии вдова рассказала о его расстроенных делах и вконец расшатанных нервах. Завещание не оставляло в этом сомнений. Оно было написано рукой человека, решившего свою судьбу. Последние деньги – 30 тысяч марок – он распределил между членами своей семьи. Столь пунктуально не распоряжаются оставшейся малостью, если человек собирается жить.
Эммануил Нобель был потрясён случившимся. Чувствуя за собой вину, он протянул руку помощи семье Дизеля, обеспечив его младшего сына пособием до окончания им образования. Помощь была принята, но Ойген Дизель так и смог простить Нобелю его вежливый отказ. Впоследствии он написал в мемуарах, что если бы кто-нибудь из крупных промышленников – Эммануил Нобель в России или Адольфус Буш в Америке – предоставил отцу хотя бы полмиллиона марок, тот бы снова разбогател.

*   *   *
31 сентября 1913 года рыбаки, плывшие на шхуне в Гент по устью Шельды, заметили в волнах тело человека. Они вытащили его на палубу и хотели отвезти в город, но небо внезапно почернело и налетел ураган. Рыбаки решили, что стихия не хочет расставаться с утопленником, и в суеверном страхе бросили тело в воду. 


Авторы:  Леонид ВЕЛЕХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку