Слово и дело!

Слово и дело!
Автор: Кирилл АЗАРОВ
15.07.2020

«Слово и дело!» – так в средние века в России именовались доносы о государственных преступлениях. Судя по последним событиям, когда непредвзятое мнение, независимая общественная позиция становится поводом для уголовного преследования, Россия возвращается в эпоху феодализма.

Чтобы заклеймить охальника не требовалось особых усилий. Достаточно было сказать заветные слова, что автоматически означало обвинение в «дерзновении против Бога и церкви», а также «в оскорблении при знании намерений против государя и государства». В Соборном уложении 1649 года оба этих пункта именовались «великими государевыми делами». После судебного процесса по делу псковской журналистки Светланы Прокопьевой складывается впечатление, что реплика «слово и дело» снова в ходу. При этом под «замес» может попасть любой: от журналиста до… мороженщика.

БЕЗ ХАЙПА НЕТ ЛАЙФА

Главное тут поймать волну и вовремя выкрикнуть «слово и дело!», как это сделала, например, председатель Союза женщин России Екатерина Лахова, которая пожаловалась гаранту «на пропаганду сексуальных меньшинств через изображение радуги» в рекламе популярного детского лакомства. С какой целью это было сделано? – загадка сия великая есть, но если учесть, что сейчас ничего без хайпа не делается, смеем сделать предположение, что именно таким образом лидер солидной общественной организации попыталась напомнить публике о своем существовании. Не удивительно, что эта странная выходка Екатерины Филипповны нашла своих комментаторов, которые не поскупились на издевки. Одновременно они напомнили государственной статсдаме, как на заре 1990-х, она принимала активное участие в продвижении скандальных программ «Планирование семьи» и «Половое воспитание школьников», которые вызвали резкую критику со стороны общественности. Как отмечала в своей аналитической записке председатель правления Общественного комитета по правам человека Тамара Квитковская, «возглавив в Верховном Совете РФ Комитет по делам женщин, г-жа Лахова еще в 1991 году пыталась провести закон о, по существу, принудительной (!) стерилизации «недостойных». Эта сомнительная, с точки зрения морали, инициатива тогда не прошла, но вместо нее будущий сенатор подготовила и начала лоббировать проект нового закона – «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления». По мнению г-жи Квитковской, он давал свободу и неограниченные возможности сторонникам сексуального просвещения, а на деле – развращения детей. Будучи главным лоббистом проекта закона, депутат Екатерина Лахова в течение нескольких лет отстаивала его, не желала слышать никаких возражений своих оппонентов, указывавших, что данный законопроект всячески препятствует осуществлению этих самых репродуктивных прав, поощряя аборты на поздних сроках и стерилизацию «по социальным показаниям». Но… это было давно, а сегодня, когда в тренде борьба против ЛГБТ-ценностей, лидер Союза женщин России, по примеру некоторых политических деятелей, которые поняли с какой стороны нужно намазывать масло на бутерброд, как говориться, переобулась в воздухе и уже выступает за истинно христианские ценности.

«Слово и дело!» в отношении аполитичного, раскрашенного в цвета радуги лакомства прозвучало с такой силой, что перепуганный мороженщик начал неистово оправдываться: типа, лично я голосовал за конституционные поправки, ни в чем предосудительном не замешан и вообще «мы за все хорошее». Короче, «движуха» пошла, хотя на самом-то деле хватило бы универсального движения брови любого вменяемого чиновника из Администрации Президента РФ, чтобы прекратить эту бесовщину. Увы, не получив достойного ответа и почувствовав безнаказанность в бой ринулась и сама г-жа Лахова, заявив корреспонденту одного из интернет-изданий, что «У меня отношение к радуге отрицательное, как и к свастике, которую на сегодняшний день запретили. А много веков назад этот фашистский знак обозначал благополучие, плодородие и так далее».

Что это, если не осознанная, возникшая на ровном месте «охота на ведьм»? – дайте ответ на волнующий вопрос современности господа мыслители, призванные присматривать за народными нравами. Остается только сожалеть, что на высокой волне новомодной борьбы за христианские ценности, никто не нашел нужным остановить почтенную даму, явно заплывшую за буйки в своих сомнительных нравственных поисках.

ОХОТА НА ВЕДЬМ В УЕЗДНОМ ГОРОДЕ П.

Также не нашлось здравомыслящих и среди тех, кто полтора года назад прикопался (воспользуемся этим просторечным выражением) к авторской колонке псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которая попыталась объяснить для себя непростую дилемму: почему 17-летний житель северного Архангельска решился расстаться с жизнью, взорвав самодельную бомбу в приемной регионального управления ФСБ. И главное: какую ответственность несет в этой трагедии государство? Можно допустить, что нравственные искания коллеги так и остались бы на уровне профессиональных разговоров, если бы событие в Архангельске стало поводом для широкого обсуждения. Например, в одной из многочисленных программ, где день-деньской полощут укро-бандеровцев. Живо представляю, как один из лидеров правящей партии (например, г-н Турчак) пришел бы в студию к г-ну Соловьёву и, как по нотам, объяснил (в том числе, и таким критически мыслящим, как Светлана), что юноша искренне заблуждался. Прозревшая, в своих нравственных искания, г-жа Прокопьева все бы поняла и просветленная отправилась бы помогать родине вставать с колен. Увы, но этого не произошло. Полчища патентованных пропагандистов попросту бежали от этой непростой темы, поэтому нет ничего удивительного, что псковская журналистка не стала ждать милостей от природы. Она пошла своим путем и как только ее позиция (мнение!) стала доступной (напомним, что авторская программа внештатного колумниста радиостанции «Эхо Москвы» в Пскове» вышла в эфир в ноябре 2018 года), немедленно раздалось пресловутое «Слово и дело!». Сориентированная на поиск «запрещенных слов» интернет-программа Роскомнадзора обнаружила в тексте Прокопьевой подозрительно частое упоминание «терроризм». Как следствие, было возбуждено уголовное дело, которое повлекло за собой почти двухлетнее разбирательство и обвинение в том, что журналист допустила (!) оправдание (?) терроризма, что в материальной форме составило 12 томов уголовного дела. Сначала над попыткой привлечь Светлану за высказанное вслух мнение посмеивались. Однако потом, когда прокурор потребовал наказать подозреваемую сроком на 6 лет с последующим запретом работы в профессии на 4 года, люди ужаснулись. В защиту Светланы выступили члены петербургского ПЕН-Клуба, которые потребовали немедленного прекращения уголовного преследования. Тем более, что речь шла всего лишь о позиции. Может быть неоднозначной, но вполне достойной, чтобы быть озвученной. Главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов назвал дело в отношении псковской журналистки политическим, заявив, что намерен добиваться ее оправдания. На стороне обвиняемой выступил и Союз журналистов России. Уже после оглашения приговора (штраф в размере 500 тыс. рублей. – Прим. ред.) было обнародовано специальное обращение, в котором обращали на себя внимание следующие строки: «…Факт признания вины журналиста в оправдании терроризма вне зависимости от того, какое наказание могло грозить нашей коллеге, говорит о том, что… судебное решение, по сути, узаконивает ущемление права журналиста на свободу слова и фактически дает «зеленый свет» правоохранительным органам на безнаказанное преследование журналистов за выполнение своего профессионального долга. Мы еще раз выражаем свое категорическое несогласие с приговором нашей коллеге и требуем ее полного оправдания».

Кто-то написал в комментариях, что Прокопьеву осудили за неудобный вопрос. Не исключено, но сдается нам, что коллега получила штраф за то, что оказалась единственной (!), кто попытался понять: что с нами происходит? Единственное же, что удалось доказать обвинению стало то, что в ходе разбирательства Светлана признала: две странички текста своего «просветления» она писала сама, добавив, что по ее разумению «терроризм был и остается уделом психопатов», с чем мы тоже безусловно согласны. Своей истинной целью коллега ставила задачу разобраться в случившемся, чтобы предотвратить повторения. Однако даже этот благой посыл вызвал у охранителей неистребимое желание выкрикнуть «Слово и дело!». Когда же, наконец, стал известен судебный вердикт, новость о том, что Прокопьева ограничится только штрафом, вызвала вполне оправданный оптимизм. Увы, но как принято сейчас в судебной практике, оправдательных приговоров в России в последнее время не выносят и, если подходить с этой точки зрения, то даже 500 тыс. штрафа – уже благо, которое не сравнить ни с каким комфортабельным застенком. Тем не менее, осадок от случившегося остался. Смысл его вполне прозрачный: СМИ, вне зависимости от формы собственности, получили вполне явственный сигнал «фильтровать базар», потому что, судя по сложившейся конъюнктуре, желающих выкрикнуть «Слово и дело государево!» у нас хватает.

Фото из архива автора


Авторы:  Кирилл АЗАРОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку