НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

Слева – удав, справа – кобра

Автор: Оксана ТОНКАЧЕЕВА
01.01.2004

 
Оксана ТОНКАЧЕЕВА
Специально для «Совершенно секретно»

PHOTOXPRESS

Интересно, а она вообще бывает грустной? – бормочет коллега-фоторепортер, пытаясь отыскать в своем архиве Алину Кабаеву без привычной улыбки. – Я же всю ее жизнь в спорте снимал, с детских еще турниров. И Олимпиаду, которую она проиграла...

Снимка грустной Алины мы так и не нашли. Даже ее мама призналась, что за всю жизнь лишь дважды видела дочь плачущей. После нашумевшей истории с допингом и нелепой газетной публикации о предстоящем замужестве.

Хотя пресса в последнее время била Алину нещадно. Смаковалось все: ее бесконечные светские тусовки, заброшенные тренировки, лишний вес... И все это на фоне успехов основных соперниц. Чем это закончилось – известно. Полтора месяца назад «списанная со счетов» Кабаева выиграла на чемпионате мира в Будапеште четыре золотые медали, вновь став абсолютной чемпионкой мира.

Благодаря врагам

 

– Что было самым трудным в Будапеште, Алина?

– Не думать о том, что случится, если все-таки проиграю. С одной стороны, было неважно, кто победит – я или Ира Чащина (вторая российская гимнастка, принимавшая участие в борьбе за титул абсолютной чемпионки мира. – Ред.). Главное, чтобы победа была у России. Но, с другой стороны, я знала: если провалюсь, никогда себе этого не прощу. Ошибаться было нельзя, и это сильно давило. До чемпионата мира читала в газетах, что я якобы ушла из гимнастики. Иностранные специалисты в Будапеште подходили к моему тренеру и спрашивали: «А что, Алина не приехала? Жалко... Бросила, да?» У меня накануне старта все из рук валилось.

– В каком смысле?

– В прямом. Предметы роняла. На тренировках в зале все шло отлично, а когда на опробование (тренировка на соревновательной площадке перед судьями. – Ред.) выходила, какая-то невменяемая становилась. Начинаю упражнение делать – то мяч, то булавы, то обруч уроню. Тут уже к моему тренеру Ирине Александровне Винер по другой причине подходить стали: «Кабаева не готова, – говорили. – Первого места ей не видать».

– Вам это потом сказали или еще до старта?

– Я это видела сама, чувствовала настроение – не первый же год в художественной гимнастике. Опробование – самую важную вещь перед стартом – я прошла ужасно. Если бы так выступила на соревнованиях, не попала бы даже в десятку. Думаю, это от того, что я зрителя своего не нашла. Обычно, когда на ковер выхожу, сразу чувствую тех, кому нравлюсь. Эти люди словно передают мне свою положительную энергетику. А там я искала, искала их – и не находила. В основном смотрели как-то не так, недобро...

– В такой недоброжелательной атмосфере пришлось выступать впервые?

– Пожалуй... По крайней мере, раньше не было случая, когда при выходе на ковер – моем или Иры Чащиной – зал скандировал фамилию нашей главной соперницы, украинки Ани Бессоновой. Но фанаты Ани не знают моего характера. Чем хуже хотят мне сделать, тем лучше я выступаю. Психологически это был самый трудный для меня мировой чемпионат. Но благодаря врагам я и победила. Внутренняя концентрация была такой, что ничем из седла не выбьешь.

– Вы в курсе, что есть те, кто считает результаты чемпионата мира несправедливыми?

– Конечно. Украинская делегация после объявления результатов скандал устроила: почему не Бессонова выиграла? Но она же ошибку допустила – мяч уронила. А ее тянули. Когда я на следующий день увидела по телевизору оценку за это ее выступление, в первый момент даже растерялась: что творится в этом мире?

«Убить» на булавах

 

Анну Бессонову тренирует (вместе с дочерью Ириной) опытнейшая Альбина Дерюгина, первое лицо украинской художественной гимнастики. Увидев на табло в Будапеште итоговый протокол, Дерюгина не могла скрыть эмоций: «Опять все куплено!» Но в кулуарах гимнастики к подобным выпадам привыкли. В одном из самых субъективных видов спорта редко кто остается довольным результатами. Но в данном случае победа Кабаевой была абсолютно справедливой. И дело даже не в программах, которые демонстрировала гимнастка, хотя большинство специалистов вынуждены были признать, что сложность исполняемых ею элементов превосходит даже требования завтрашнего дня. Дело в том, что три года назад, на Олимпиаде в Сиднее, Алина – главная претендентка на «золото» – уронила обруч, как Бессонова в этот раз мяч, и стала третьей. Значит, даже в таком субъективном виде спорта существует справедливость

В Будапеште вопросы вызывало другое. Почему Ира Чащина, безошибочно отработавшая весь турнир и не уронившая ни одного предмета, стала лишь третьей?

– Теперь, надеюсь, ни у кого не осталось сомнений, что мы – лучшие, – говорит главный тренер российских «художниц» и личный тренер Кабаевой Ирина Винер. – И попытки убрать российских гимнасток с пьедестала даже самыми изощренными способами ни к чему не привели. Вот только Ира должна была не с Бессоновой конкурировать, а с Алиной.

Чащина исполнила упражнение с булавами так, как, наверное, больше никогда не исполнит. А ее все-таки поставили второй, вслед за Бессоновой. Мне было просто стыдно. Но что поделаешь, у нас в гимнастике везде – женщины. В тот же техком зайдешь, с одной стороны удав, с другой – кобра: не знаешь, с какой стороны ужалят. У каждой свое мнение, и каждая хочет себя показать. Например, вот так взять и «убить» тебя на булавах...

Аня, – продолжает Винер, – очень красивая девочка и очень хорошая гимнастка. Достойная соперница Кабаевой и Чащиной. Но она, на мой взгляд, психологически еще не готова к подобным турнирам и к большим победам. А у нас без выдержки нельзя. Это в футболе можно выйти и ка-а-ак вдарить!

А я Алине всегда говорю: лучшее – враг хорошего. Не нужно лезть из кожи вон. Сделай как положено и будешь первая! И она с этой задачей справилась.

Исходя из своего опыта, я уверена: в решающие моменты последнее слово всегда остается за Всевышним. Так же и девчонок учу: если отработали на совесть, то рано или поздно воздастся по заслугам. Алина, давая интервью накануне чемпионата, повторила мои слова, сказав, что наверху уже все решено. Интерпретировали же их по-своему, посчитав, что «все решено» в гимнастическом руководстве. Кстати, в Японии, где спустя две недели после Будапешта состоялся чемпионат мира среди клубов, судили обе Дерюгины. Им представилась прекрасная возможность отыграться. Они и «добивали» Алину, ставя ей такие низкие оценки, которые и перворазрядницы не получают. Но даже это не помогло. Многоборье выиграла Чащина, Кабаева была второй, а Аня, уронив, по-моему, три предмета, – третьей.

Солнечный ребенок

 

Среди всех титулов Алины Кабаевой (пока ей не хватает только олимпийского «золота») есть один, о котором мало кто знает. Кабаева выиграла свой первый серьезный турнир – чемпионат Европы – в 15 лет. И хотя мы давно уже привыкли, что на гимнастических чемпионатах среди взрослых все чаще появляются девочки-подростки, вариант Кабаевой – особый. До нее история художественной гимнастики не знала столь юной чемпионки Европы. И дело не только в особых данных спортсменки («Мне никогда не приходилось встречать девочку с такой гибкой спиной и уникальной прыгучестью», – утверждает Винер). Кабаева, несмотря на юные годы, никогда не боялась выступать. И никогда не смотрелась на гимнастическом ковре ребенком.

Сама Алина в те годы игриво пожимала плечами: «Я просто танцую – и все». Но большинство специалистов сходились во мнении, что она – тот редкий тип гимнастки, которая нравится всем. Даже судьям. Иначе как объяснить, что именно ей впервые удалось сломать сложившийся годами стереотип «очереди на пьедестал»? «В наше время, – объясняет другая ученица Винер, чемпионка Европы и мира Амина Зарипова, – дебютантку взрослого чемпионата даже за безупречное выступление не пустили бы на пьедестал, не говоря уже о победе».

– Когда мне привезли ее на просмотр, я сразу поняла: у этой девочки все получится, – вспоминает Винер. – У нее были, конечно, недостатки. Та же фигура для нашего вида спорта была далеко не идеальной. Но я взяла ее, потому что это был солнечный ребенок, который всегда улыбался. Эта ее улыбка великолепная, ее коммуникабельность все и решили.

Знаменитая гимнастка веселится на Венском балу, проходившем в ночь с 14 на 15 июня 2003 года в московском Гостином дворе
PHOTOXPRESS

Именно с помощью Кабаевой Винер сумела воплотить в жизнь свои тренерские мечты:

– Когда я была еще молодым наставником, моих детей называли обезьянами. Слишком непривычные для художественной гимнастики элементы они исполняли. В советской сборной тогда царил строгий утонченный стиль, основанный на школе русской классической хореографии, а сложность работы с предметами была минимальной. Чудеса с мячами и лентами творили болгарки. Но у них «хромала» хореография. Вот я и решила попробовать соединить одно с другим. Идею же воплотила Алина.

Став членом технического комитета ФИЖ, Винер, к тому времени вырастившая чемпионку мира и Европы Амину Зарипову и серебряного призера Олимпиады Яну Батыршину, стала добиваться и усложнения правил. «Программы у всех были одинаковые, предписанные элементы выполняли все, и на верхней ступеньке пьедестала нередко стояли две, а то и три гимнастки. Прогресса не наблюдалось никакого. Это все равно, что в легкой атлетике поднять планку на два метра и заявить, что выше прыгать не обязательно», – убеждала она. И убедила. Возросло в выступлении девушек число рискованных элементов. То, что сегодня гимнастки умудряются сначала покрутить булавы, мячи, ленты и обручи, потом подбросить, а затем еще поймать ногами не глядя, – ее и Кабаевой заслуга.

Вполне естественно, что, ворвавшись пять лет назад в элиту, Кабаева стала на долгие годы олицетворением этого вида спорта. Так же естественно, что другие страны не могли простить России постоянного лидерства. Допинг-скандал и последовавшая за ним дисквалификация Кабаевой и Чащиной была прекрасной возможностью для «художниц» обрести себе нового «идола». Пошли разговоры, что вся эта история – лишь попытка не мытьем так катаньем убрать россиянок с пьедестала. Аргумент приводили и приводят весьма веский: зачем анаболики гимнасткам, для которых важна не мышечная масса, а координация движений?

«Несчастный» случай, которого не было

 

В допинг-пробах «А», взятых в 2000 году на Играх доброй воли в Брисбене, у Кабаевой и Чащиной обнаружили запрещенный препарат фуросемид. Сам он не является допингом, но может использоваться для сокрытия следов анаболических препаратов. Ошарашенные гимнастки тут же согласились на сдачу повторного анализа. При расследовании, проведенном Федерацией художественной гимнастики, выяснилось, что вместо оригинала пищевой добавки «Гипер» (ее спортсменки употребляли в течение нескольких лет) врач команды купил в аптеке подделку, содержавшую фуросемид. Минздрав потом признал, что в России продается до 40 процентов поддельных лекарств. Но в разбирательстве дела это не помогло.

Интересно, что сами работники антидопинговых служб рассказывали, что подобных случаев сотни. Они квалифицируются как «несчастные» и потому келейно решаются международными и национальными федерациями по видам спорта. И если бы не публикация во французской спортивной газете «Экип», развязавшей в то время допинговую войну с российским спортом (достаточно вспомнить историю с легкоатлеткой Ольгой Егоровой, оправданной после обвинений в «Экип»), никто бы ни о чем не узнал. Но журналисты, которые получили информацию о случившемся от своего соотечественника, одного из руководителей исполкома ФИЖ, в нарушение этических норм сделали результаты пробы «А» достоянием общественности. Между тем обвинения предъявляются спортсмену только в том случае, если вторичный тест даст положительный результат.

До сих пор неясно, почему арбитражный суд по спорту сначала приостановил дисквалификацию (Кабаева даже успела выступить на чемпионате Европы-2002 в Гранаде и стать абсолютной чемпионкой), а потом все-таки продлил ее. Решение вопроса затянулось вместо четырех положенных месяцев до полугода, что не позволило девушкам участвовать в апрельском чемпионате Европы-2003 в Ризе – его выиграла Бессонова. И это при том, что, как утверждает адвокат российских гимнасток Тагир Самокаев, допинг-тест был признан недействительным, поскольку, как выяснилось в ходе разбирательства, вскрытие пробы «В» проводилось с нарушениями.

Вот почему победа России в Будапеште имела принципиальное значение. Кстати, незадолго до нынешнего чемпионата мира болгарская гимнастка Симона Пейчева, которой после дисквалификации передали медали Алины и Иры, завоеванные на чемпионате мира-2001 в Мадриде, вернула их россиянкам.

Из «пепла»

 

В триумфальное возвращение Кабаевой после дисквалификации мало кто верил. Килограммы лишнего веса, набранные за месяцы бездействия, говорили сами за себя. Алина, замелькавшая на светских раутах, выглядела вполне счастливой и без гимнастики

Рассказывают, что первое время Ирина Винер буквально силком выталкивала свою воспитанницу в свет. Она, как опытный психолог, поняла: для привыкшей к комплиментам и восторгам публики Кабаевой монотонные тренировки без соревнований – губительны. А потому и «в горе» она должна находиться в центре внимания.

К тому времени когда Кабаева вновь «заперлась» в зале, она уже настолько округлилась, что мало напоминала недавнюю чемпионку. Журналистов на подмосковную базу в Новогорск не пускали. Рассказывали, что Кабаева сидит на минералке с ананасами, тренируется как проклятая и даже рассекла себе бровь булавами. А Винер старалась сохранять спокойствие:

– Нельзя было так распускаться и набирать вес. Она платит сейчас за свое легкомыслие. Мы обе платим, раз работаем вместе. И нечего ее жалеть. Тренируется в трех костюмах, в резине и шерсти. Тысяча потов с нее сходит, но она поднимется.

Помню, на мой осторожный вопрос: «А если все же не поднимется, получит ли еще аванс?» – Ирина Александровна отреагировала еще более красноречиво:

– О каком авансе вы говорите, лапочка? У нее на лбу моя кровь. А у меня – ее. Кабаева – гимнастка уникальная, она все равно лучше всех! И я, как тренер, который тоже обладает каким-то талантом, просто обязана оставить ее для людей, несмотря на то что многие советуют: выгони!

Через две недели после того разговора Кабаева с блеском выиграла чемпионат Европы в Гранаде, а еще через три месяца узнала, что дисквалификацию вновь продлили. Теперь уже никто не верил, что она окажется способной еще раз повторить этот путь. Кроме мамы и тренера. «Не доказав ничего, хотя бы самой себе, Алинка не ушла бы из гимнастики, – говорит Любовь Кабаева. – Хотя честно скажу, в какой-то момент сомневаться стала даже я».

– И все-таки, Алина, вероятность того, что гимнастика останется без тебя, была?

– Да. Ведь все было так сложно, ужасно... Я потерялась. В самую настоящую депрессию впала. Страшное чувство. Ни в коем случае нельзя в себе замыкаться. В любой ситуации нужно выход искать. Я часами сидела и уговаривала себя вернуться.

– Получалось?

– Поначалу не очень. Был момент, когда никто не мог оказать на меня влияния. Ни Ирина Александровна, ни мама, ни психолог. Наверное, пока сама себе врать не перестанешь, ничего и не получится.

– Правда, наверное, оказалась очень горькой...

– Я сказала себе: ну брошу я гимнастику на полдороге, останусь без дела, а дальше? Можно, конечно, на учебе сосредоточиться и все такое, но жалеть ведь потом буду. Я тогда очень хорошо почувствовала, что это такое – остаться в пустоте, одной, с чувством чего-то недоделанного в жизни. Я без цели жить не умею. Есть она – мне хорошо живется. А нет – неинтересно все, мысли всякие дурацкие в голову лезут.

– Какие, например?

– Даже рассказывать не хочу.

– О времени, что провели без гимнастики, вспоминаете с сожалением?

В 2002 году Алина Кабаева была отлучена от гимнастики из-за дисквалификации. Она работала комментатором на спортивном канале 7ТВ
ИТАР-ТАСС

– Нет, все чему-нибудь учит. Наверное, хорошо, что со мной такое случилось. Многие вещи по-другому оценивать стала. Массу занятий перепробовала: в кино снималась, в рекламе, по подиуму ходила, соревнования комментировала... Больше всего на телевидении понравилось, когда программу «Империя спорта» на 7ТВ вела. Меня потом на другой канал приглашали, я даже постановкой речи заниматься начала, но потом вынуждена была выбирать: за двумя зайцами не угонишься. Тем более у нас спорт такой – целый день в зале сидим, сил вечером ни на что не остается.

– А как же светская жизнь?

– Я не страдаю от того, что стала меньше ходить на вечеринки и тусовки. По большому счету о тебе там помнят лишь до тех пор, пока ты находишься на вершине. А забывают очень быстро.

Главная гимнастка партии власти

 

Что бы там ни говорили, сегодня, как и пять лет назад, Алина Кабаева – олицетворение художественной гимнастики. Может быть, даже в большей степени, чем раньше. Имя ее в последние годы не сходит со страниц газет и журналов, она мелькает на показах мод и в популярных ток-шоу, участвует в телевизионных проектах и в политических акциях. Она не любит, когда ее называют светской львицей, хотя такой титул был ей официально присвоен в прошлом году. Куда важнее, что, сама того не ведая, Алина разогрела интерес к своему виду спорта настолько, что соревнования по художественной гимнастике стали одними из самых любимых и посещаемых. И не только в России

В Испании, например, ее полюбили настолько, что, узнав о дисквалификации, организаторы того самого чемпионата Европы в Гранаде, прикинув, скольких зрителей недосчитаются, хотели отдать его другой стране. А затем – беспрецедентный для художественной гимнастики случай – сдвинули сроки его проведения к моменту, когда дисквалификация Кабаевой должна была завершиться.

В России художественная гимнастика переживает настоящий бум. В центр олимпийской подготовки в Москве, что на улице Удальцова, к Ирине Винер со всей страны везут детей, которые хотят быть похожими на Алину. В регионах открываются все новые гимнастические школы, куда, если позволяет график, с удовольствием приезжает выступать сама Кабаева. Ее сложнейшие прыжки и повороты, которые совсем недавно принимались в штыки, сегодня подвластны многим. А сама художественная гимнастика стала спортом в полном смысле слова. Рисковым и непредсказуемым. Через восемь месяцев в Афинах «художниц» ожидает жесточайшая борьба.

– Олимпиада в страшных снах не снится?

– Нет, теперь я успокоилась. Главную задачу решила – себя преодолела. Выиграла. Теперь просто работаю – и все.

– И медаль золотая перед глазами не маячит?

– Об этом вообще не думаю. Дай бог, чтобы здоровье было и удача сопутствовала.

– О том, что после спорта ждет, задумываетесь?

– Конечно. Хочу свою школу открыть, но тренером не буду никогда, это точно. Просиживать с утра для вечера в зале – не для меня. Я вообще на одном месте долго сидеть не могу. Попробую себя организатором проявить. Тем более учусь на менеджера.

– В партию «Единая Россия» вступили осознанно? Или это просто пиаровский ход?

– Вполне осознанно. Политическая карьера мне на самом деле интересна. Другой вопрос, что, пока я в спорте, все остальное будет вторичным. Пока я только в высшем совете «Единой России» сижу, в депутаты не баллотировалась. Но в одной акции принимала участие: на Красной площади перед молодежью выступала.

– А встреча с президентом Путиным после чемпионата мира?

– Меня удивило, что он был в курсе всех наших спортивных проблем, в том числе и моей дисквалификации.

– Вы в детстве мечтали стать такой знаменитой?

– Нет, что вы! Мне просто нравилось выступать, быть на людях, смотреть интересные города и страны...

– Журналисты жалуются, что на интервью к вам не пробиться...

– Не хочу никого обидеть, но известность, если честно, иногда начинает тяготить. Вот мне одна журналистка знакомая советует: надо общаться, Алина, уйдешь из гимнастики – сразу забудут. А мне и хочется, чтобы забыли, не писали. Я хоть спокойно по улицам буду ходить. А то с девчонками пройтись по магазинам не могу. Даже если в машине еду, иногда догоняют, автограф просят.

– Из сказанного следует, что вопросов о личной жизни вам лучше не задавать...

– (Улыбается.) Замуж пока не собираюсь, но как сложится через месяц, через год – загадывать не хочу. Ради любви ведь можно все изменить в своей жизни, верно?


Авторы:  Оксана ТОНКАЧЕЕВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку