НОВОСТИ
Трех надзирателей истринского изолятора, откуда сбежали 5 заключенных, будут судить
sovsekretnoru

Следующая остановка – «Приватизация»…

Автор: Сергей ФРОЛОВ
01.09.2011

 
 Анатолий Золкин, генеральный директор МГУП «Мослифт», на ежегодной международной выставке «Лифт Экспо Россия 2010»  
 
 
Из досье «Совершенно секретно»:

 •    На первый взгляд, может показаться невероятным, но в Москве самая высокая в мире средняя этажность жилых зданий.   И московские лифты  по интенсивности работы также занимают первое место.  
•    По совету психологов в московских лифтах стали устанавливать зеркала, после чего в кабинках снизился процент вандализма и мелкого хулиганства. Оказывается, видя своё отражение, человек не всегда решается на правонарушение.
•    В Богоявленском кафедральном соборе, в народе известном как Елоховский храм, есть два пассажирских лифта, которые обслуживает «Мослифт». Они перевозят немолодых священнослужителей.
•    В доме на Кутузовском, 26 был построен персональный лифт для генсека ЦК КПСС Леонида Брежнева.
•    В Большом театре, как и в Мавзолее, есть лифт для VIP-посетителей.
•    В Москве в 1995 году пожары произошли в 310 лифтах, 97 из них сгорели дотла, три человека погибли. Расследования показали, что в подавляющем большинстве случаев это были поджоги. Чаще всего поджигатели — подростки.
•    Мостехнадзор установил, что 18% лифтов столицы отработало срок службы, но продолжают эксплуатироваться.
•    На территории, обслуживаемой «Мослифтом», работают 11 000 камер видеонаблюдения. Открытием для лифтовиков стало то, что среди вандалов, портящих интерьер кабины, камеры фиксируют не только подростков, но и вполне пожилых пассажиров, внешне смахивающих на приличных, законопослушных граждан.
•    Если верить статистике, то кошмарные падения лифтов в шахту — это просто городской миф. В Москве крупных аварий не было уже 20 лет. Последний случай был в 1991 году на улице Алтайской, когда после резкого торможения лифта из-за раскачивания по вине пассажиров оборвался трос противовеса и упавший груз частично попал в кабину. Травмы получили двое молодых людей.
•    Стоимость замены одного лифта начинается от миллиона рублей. Растёт она вместе с этажностью дома и теми технологиями, которыми оборудованы современные лифты.
•    «Мослифт» – единственная компания в городе, которая после капитально-восстановительных работ вручает старшим по подъезду «Свидетельство о сохранности» лифта.
•    Горячая линия «Мослифта»: (495)613-33-98,
сайт: http://www.moslift.run
 
   

 Куда мчится московский лифт?

25 мая 2005 года в Москве произошла настоящая техногенная катастрофа, какой в столице не бывало даже во время войны и революции: из-за пожара на Чагинской подстанции почти половина города оказалась отключенной от электричества. Ничего более кошмарного для многомиллионного мегаполиса, в котором вся жизнедеятельность связана с постоянным потреблением энергии, даже представить невозможно. Свидетели помнят, как мгновенно во мрак погрузились заводы, магазины, офисы и больницы, как беспомощно сбивались в гигантские пробки автомобилисты, лишённые чуткого светофорного руководства, как матерились водители замерших троллейбусов и трамваев.
Но главная ловушка, в которую попали жители Москвы, была буквально в двух шагах от собственной квартиры – в одно мгновение в районах, поражённых блэкаутом, замерли почти 32 тысячи лифтов! В кабинах 2730 лифтов оказались в плену около трёх тысяч человек, среди которых были в том числе представители «группы риска» – больные, пожилые, инвалиды, люди с грудными детьми, те, для кого вынужденная остановка могла обернуться самыми серьёзными последствиями.
 Как вы думаете, за какое время были освобождены все «пленники» лифтов? За полтора часа! Сотрудники столичного МГУП «Мослифт» до сих пор с гордостью вспоминают, как в считанные минуты формировались экстренные бригады спасателей, как люди, находившиеся в отпусках и отгулах, сами бежали на работу, чтобы принять участие в массовом спасении застрявших пассажиров лифта. Всего в этой спасательной операции участвовали 1500 линейных электромехаников, 60 экипажей аварийной службы и 16 мобильных бригад электромехаников. Все «пленники» были освобождены, а к вечеру следующего дня все остановленные кабины после восстановления электропитания снова заработали в нормальном режиме.
 В тот день, 25 мая 2005-го, был продемонстрирован самый высочайший профессионализм сотрудников «Мослифта». На фоне того, как по всей стране деградирует изношенная инфраструктура, которую перестали обновлять и поддерживать со времен разрушения Союза, в Москве чудесным образом сохранилась надёжная система эксплуатации самого массового транспорта, которая чётко сработала в нужную минуту.
Да-да, в это даже трудно поверить, но лифт является самым популярным транспортом в столице. Не каждый из жителей Москвы ежедневно садится в метро или автобус, но практически каждый из нас по нескольку раз в день пользуется лифтом. Ежедневно в Москве 120 тысяч трудолюбивых лифтовых кабинок перевозят до 25 миллионов человек – это, считай, население не самой маленькой европейской страны! Мы настолько привыкли к тому, что лифт в многоэтажном городе сопровождает нас повсюду, что вряд ли задумываемся над тем, сколько труда, сил и технологий вложено в то, чтобы регулярно, без перебоев и ЧП перемещать горожан по вертикали – вверх и вниз. А ведь это достижение техники сопровождает нас не так уж давно…

Подъёмные аппараты Архимеда и Кулибина
Первые лифты в нашей столице появились ровно 110 лет назад – в 1901 году. А вообще, о первом в истории подъёмном аппарате писал ещё римский архитектор Витрувий, который ссылался на устройство, построенное Архимедом в 236 году до н.э. В рукописях VI века есть упоминания о подъёмнике, установленном в египетском монастыре Святой Екатерины. В XVII веке лифт сооружают в Великобритании, в Виндзорском замке, а в следующем столетии – во Франции, в одном из парижских дворцов появился «Летающий стул» Велайера. В том же веке первые пассажирские лифты были установлены и в России – в дворцовых постройках Царского Села, в подмосковной усадьбе Кусково, в петродворцовском Эрмитаже, где построили подъёмные стол и кресло. Знаменитый русский самородок Иван Кулибин разработал в 1795 году конструкцию винтового пассажирского лифта (подъёмных и спускных кресел) для Зимнего дворца. В 1816 году лифт был установлен в главном доме подмосковной усадьбы Архангельское.
В нашей стране лифты долго не развивались из-за того, что не было нужды экономить на земле, а значит – строить многоэтажки. Лифты в большинстве случаев использовались только в промышленности. Тем более стране, измученной войнами, революциями и разрухой, было явно не до лифтов. Лишь после окончания Великой Отечественной войны и с началом массового жилищного строительства у нашего лифтостроения появился мощный импульс для развития. Особенно это проявилось в Москве, которая ещё до войны тяготела к многоэтажности и где к лифтам всегда было особенное отношение.
Уже в конце 1952 года Исполком Моссовета принял решение о преобразовании конторы по ремонту лифтов треста «Мосгоржилэлектро» в трест «Лифтремонт», ставший прообразом того предприятия, которое известно нам под именем «Мослифт». В тресте тогда трудилось всего 230 человек, обслуживающих 800 лифтов. Многие лифты в Москве простаивали со времён Великой Отечественной войны. Это были кабины в основном дореволюционного производства, чаще всего встречались лифты фирм «Гутман», «Грахам», «Варц Могель», «Карл Флор», «Отис», «Штиглер», а также довоенные отечественные, выпущенные на заводах «Лифт» и «Подъёмные сооружения».
Всё это хозяйство работникам треста пришлось восстанавливать своими силами при полном отсутствии запасных частей и оборудования. Настоящий лифтовый бум начался в конце 50-х, когда в столице появились первые районы новостроек – Новые Черемушки, Фили, Текстильщики, Ленинский проспект…
Без собственной производственной базы и автотранспорта было невозможно эксплуатировать постоянно растущее количество лифтов. По просьбе треста Исполком Моссовета в 1954 году передал ему Цинковальную артель на Кирпичной улице. Так у лифтовиков появилась собственная производственная база по изготовлению запасных частей, ремонту узлов и агрегатов – Механический завод. К 1956 году в Москве была разработана и внедрена чёткая система планово-предупредительных ремонтов лифтов, принцип которой действует до сих пор.
Московские старожилы помнят, что в былые времена у каждого лифта на площадке первого этажа сидел лифтёр, который контролировал работу лифта или даже сопровождал пассажиров. Однако труд лифтёров был непроизводительным, а рабочих рук в послевоенной Москве не хватало. Для перевода лифтов на «безлифтёрное» обслуживание специалисты треста предложили оборудовать лифты разработанной ими трёхсигнальной диспетчерской системой, которая контролирует работу группы из 30-40 лифтов. За пять лет, с 1955 по 1959 г., к этим диспетчерским системам были подключены все лифты в жилых домах.
К 1971 году в тресте было уже 8 управлений. Рамки треста были явно тесны для большой и сложной структуры, поэтому вновь назрел вопрос реорганизации. Решением Исполкома Моссовета трест «Лифтремонт» с 25 апреля 1972 года был реорганизован в Московское городское производственное объединение «Мослифт».
К этому времени в столице уже действовало 50 тысяч лифтов. Следить за
их работой с помощью старых диспетчерских систем стало невозможно, поэтому специалисты «Мослифта» вместе с институтом «Мосжилниипроект» и Главмосжилуправлением разработали объединённую диспетчерскую систему (ОДС), которая контролировала не только работу лифтов, но и другого инженерного оборудования жилых зданий, а также закрытие дверей чердаков, подвалов, машинных помещений лифтов.
На Механическом заводе «Мослифта» за короткий срок был налажен серийный выпуск пультов ОДС и щитков связи, общими усилиями набрали и обучили монтажников связи, организовали проектно-сметное бюро, которое готовило необходимую документацию. За несколько лет практически все жилые дома Москвы были подключены к ОДС, что высвободило около 12 тысяч лифтёров. Всего было смонтировано 1 050 объединённых диспетчерских систем, а их обслуживание было поручено специально созданным участкам эксплуатационных управлений.
Чтобы управлять таким разветвлённым хозяйством, «Мослифт» начал активно готовить собственные кадры – появился Учебный комбинат в Тушине. В те годы молодые кадры специалистов для лифтового хозяйства готовили также Московский электромеханический техникум, три дневных профтехучилища №№85, 161 и 162 и одно вечернее ВСПТУ №140 . А в 1973 году по просьбе «Мослифта» в Московском инженерно-строительном институте им. Куйбышева была начата подготовка инженеров-лифтовиков.

Движение вниз
Одним словом, к началу перестройки главное столичное лифтовое предприятие представляло собой мощную структуру, по сути, империю городского масштаба с постоянно растущим объёмом задач, своей производственной и учебной базой, со сложившимся коллективом, историей и традициями. Несмотря на бушевавшие «ветры перемен», «Мослифт» сохранял своё положение до начала 90-х, поскольку ежедневно подниматься и опускаться на лифте необходимо при любой власти и любой экономической системе. К началу 90-х годов «Мослифт» стал крупнейшей в Европе специализированной организацией по техническому обслуживанию лифтов, количество которых достигало 90 тысяч.
Но, как говорят мудрые китайцы, не дай вам Бог жить в эпоху перемен… Следуя новомодным веяниям, в 1993-м «Мослифту» велели разделиться. По решению правительства Москвы, в столице было создано совместное с американцами предприятие «МосОтис», которому передали почти треть московских лифтов (более 30 тысяч), шесть управлений вместе с двухэтажными хозблоками, а также Механический завод на Кирпичной улице, где в это время заканчивалось строительство нового производственного корпуса.
Лишившись производственной базы, «Мослифт» оказался в жутком положении. К концу 90-х предприятие едва сводило концы с концами: некогда мощная и эффективная структура деградировала на глазах. Именно в эти годы в новостных потоках все чаще появлялась информация о ЧП в лифтах – кабины ломались, застревали, горели, особо активизировались вандалы, которые раскурочивали кабинки и выводили из строя оборудование.
Вдобавок ко всем напастям, после того как государство полностью сняло с себя ответственность за воспитание и досуг молодняка, среди подростков стала развиваться жуткая и опасная мода – катание на крышах лифтовых кабин. В народе эти отчаянные искатели приключений получили прозвище «космонавты». Они проникали в плохо охраняемые шахты лифтов, устраивались на крыше кабины-купе и ждали, когда очередной пассажир приводил её в действие. Резкий спуск или подъём доставлял «космонавтам» специфическое удовольствие. Правда, при этом не всегда «космонавты» благополучно возвращались из своего «полёта»: в среднем по Москве ежегодно погибали 8-10 «наездников» на лифтовых крышах.
Но главной проблемой «мутных девяностых» были даже не «космонавты», а стремительное разрушение инфраструктуры, которая до сих пор обеспечивала бесперебойную и безопасную работу лифтов. Они старели, выходили из строя, начался исход специалистов из системы «Мослифта».

Движение вверх
На таком неблагоприятном фоне в 2001 году возглавить МГУП «Мослифт» было предложено Анатолию Золкину, который прекрасно знал предприятие и все его «болячки». К этому времени он успел поработать и электромехаником, и заместителем начальника одного из управлений, и даже освобождённым председателем профкома. Участвовал он также в создании «конкурента» – монтажного управления, которое оказалось на территории АО «МосОтис» во время акционирования.
Став генеральным директором, Золкин первым делом начал восстанавливать собственную производственную базу. Практически с нуля в здании Центрального склада в московском микрорайоне Марьино был создан Сервисный центр. Снова наладился ремонт и выпуск необходимых узлов и деталей.
Вторая главная проблема, которой занялся Анатолий Золкин – восстановление отработавших свой срок лифтов. К началу нынешнего века из ста тысяч кабин более 30 процентов уже прошли установленный стандартом срок – 25 лет, и их надо было срочно заменять. Но чем и как? Ясно было, что городской бюджет таких расходов не выдержит. Тогда специалистам «Мослифта» была поставлена задача: нужна программа модернизации устаревших лифтов для города.
Такую программу специалисты предприятия создали. Для восстановления кабинок-«ветеранов» они предложили использовать новые конструкционные и отделочные материалы, которые были бы не по зубам вандалам. Улучшился дизайн кабин, периферийная электроаппаратура. Уменьшились шум и вибрация в зданиях и кабинах лифтов. Стоимость модернизации лифта при этом выходила в два раза ниже, чем его замена, а срок его работы увеличивался ещё на 25 лет.
Наметился прорыв и на другом важном направлении – работа с кадрами. Ещё в 70-е годы, будучи председателем профкома, Анатолий Золкин понял, что главное в любом большом деле – это не железки, а люди. Будет профессиональный сплочённый коллектив, будут и успехи. А ещё он понимал, что этот успех зависит не от формы собственности, а от стиля руководства. Надо признать, что стиль руководства у Золкина был как раз такой, какой необходим предприятию, попавшему в трудные обстоятельства: жёсткий, требовательный, но справедливый, по принципу «у каждой ошибки всегда есть имя, фамилия и должность».
Вместе с сохранившимся на предприятии «костяком» из старых опытных кадров он начал тяжёлые, но необходимые реформы. «Мослифт» возвратил шефство над профильными ПТУ, организовал бесплатное обучение талантливых сотрудников в Электромеханическом техникуме и в Московском государственном строительном университете (МГСУ), где действовала единственная кафедра для лифтовиков. Усилились меры по безопасности труда – кстати, с 2003 года предприятие работает без травм и аварий. Начала развиваться собственная Аварийная Служба спасения.
Все эти меры очень быстро привели к заметным результатам. Сократились аварийные простои лифтов, реже стали поломки, а после внедрения системы сигнализации на проникновение в шахту лифта прекратились бессмысленные трагедии с юными «космонавтами».
Уже в 2003-м «Мослифт» получил высокое звание «Лидер Российской экономики». В самый разгар капиталистических перемен в стране на предприятие вернулись такие давно забытые понятия, как соревнование, чествование ветеранов, спортивные соревнования, художественная самодеятельность. У «Мослифта» появилась возможность давать сотрудникам служебное жильё и беспроцентные кредиты. За работу в МГУП люди стали держаться обеими руками – на фоне постоянно повышающейся зарплаты достижений в социальной сфере резко уменьшилась текучесть кадров.
К 2011 году МГУП «Мослифт» вышло в совершенно другой весовой категории. Предприятие не только ремонтирует и эксплуатирует лифты, оно само разрабатывает и производит собственные модели лифтов. Сервисный центр в Марьино превратился в гигантскую мастерскую по выпуску запчастей и узлов, которые поставляются и московским лифтовикам и коллегам по всей России и СНГ. Собственно, в МГУП уже есть проект строительства на этом месте реального завода, осталось только получить «добро» от городских властей. Однако после экспертизы проекта среди некоторых чиновников появилось мнение, что строительство завода нецелесообразно, что само по себе странно – получается, что развивать своё лифтостроение не надо, проще закупать импортную технику… Любопытно, а чьими лифтами будут комплектоваться новые дома на новых территориях расширяющейся за МКАД столицы? Опять – импорт?
Между тем, в столице уже активно реализуется программа по замене и обновлению отработавших своё лифтов. В этом году в московских домах заменят 3718 лифтов. В 2012-м – 9 тысяч лифтов, а до 2015 года планируется заменить 24 тысячи пассажироподъёмников.
Сегодня в «Мослифте» трудятся около четырёх тысяч человек, которые обслуживают 60 тысяч лифтовых кабин, находящихся в муниципальных домах, ЖСК, ТСЖ и ведомствах. В любую минуту к месту происшествия по всему городу готовы выехать 42 экипажа аварийной службы и 16 мобильных бригад электромехаников. Кстати, для повышения оперативности в своё время в «Мослифт» были закуплены 250 велосипедов – это была идея генерального директора, и она себя вполне оправдала. Ещё одна гордость предприятия – собственная спасательная служба, которая уже 160 раз участвовала в ликвидации аварий и чрезвычайных ситуаций. 120 спасателей из «Мослифта» прошли обучение и аттестованы в Центре ГОЧС Москвы. Их профессионализм настолько высок, что иногда МЧС просит спасателей-лифтовиков поучаствовать в операциях, не связанных с их непосредственной работой.
Оглядываясь на достигнутые результаты, на ум непременно приходит заштампованная фраза из арсенала старой советской журналистики о том, как «Мослифт» уверенно смотрит в будущее. Но вот тут-то и возникает заминочка…

Всё на продажу?
Недавно в прессу просочились данные о том, что московские власти собираются… продавать успешное и необходимое городу предприятие. По данным издания «Маркер», одним из претендентов на покупку компании «Мослифт», которую включили в список предприятий, приватизируемых в первую очередь, является немецкий концерн ThyssenKrupp AG. «Письма с предложением о покупке были направлены немцам, так как они вполне могут быть заинтересованы в приобретении этого актива», – рассказал «Маркеру» источник в мэрии.
То, что предложение сделано иностранцам, вполне объяснимо. Российские игроки признаются: им не потянуть покупку «Мослифта». Во-первых, компания слишком дорогая, а во-вторых, кроме активов потенциальному покупателю достанутся подшефные учебные заведения, где готовят кадровый состав, которыми тоже придётся заниматься.
По данным «Маркера», в администрацию города скоро поступит постановление правительства Москвы по подготовке к приватизации непрофильных активов столицы. В документе подробно расписывается, что планируется делать с ГУПами.
Что касается «Мослифта», то предприятие, по данным «Маркера», собираются разделить на части: выделить городские функции, которые останутся в ведении столичных властей, и коммерческие составляющие, которые и будут проданы. Вероятно, город продолжит обслуживать лифтовое хозяйство, но устанавливать новое оборудование будут новые собственники.
Насколько целесообразно уничтожать успешное предприятие, пока никто не может объяснить. Вот что говорит президент группы компаний «Городской центр экспертиз» (ГЦЭ) Александр Москаленко: «Трудно сказать, что даст приватизация «Мослифта» простым москвичам. Но сомневаюсь, что ситуация с лифтовым хозяйством моментально улучшится». Тем не менее Москаленко объясняет, почему «Мослифт» является лакомым кусочком: компания имеет собственное производство лифтов и обеспечивает их техническое обслуживание. «Кому эта организация может быть интересна при покупке? Например, другому производителю лифтов. А наиболее серьёзный игрок на этом рынке – компания «МосОТИС» с «дочками» СМУ-7 и НК-Групп, у которой, между прочим, есть своя сервисная структура». Вдобавок, отмечает эксперт, «Мослифт» имеет на балансе недвижимость и, возможно, земельные участки. «Купив предприятие и отделив сервисное хозяйство от прочего имущества, можно выгодно продать одну из двух частей. Какую – это уже зависит от интересов и целей самого покупателя», – заключает глава ГЦЭ.
Очень скоро пришло и подтверждение мрачных прогнозов для «Мослифта»: в начале июля закончился очередной трудовой контракт между городом и генеральным директором предприятия Анатолием Золкиным. Обычно этот контракт продлялся «автоматом» – уже 10 лет к Анатолию Алексеевичу, заслуженному работнику ЖКХ России, не было никаких претензий – только похвалы и награды. Но в этом году словно перемкнуло: вроде бы у предприятия есть руководство, но оно с 1 июля, как бы, «не в законе». Учитывая, что сотрудники «Мослифта» ассоциируют своё предприятие только с одним человеком, который фактически возродил его за 10 лет, разговоры о светлом будущем как-то потеряли свою актуальность.
В «Мослифте» началась тихая паника. На имя мэра столицы Сергея Собянина, в Департамент жилищно-коммунального хозяйства, в Мосгордуму пошли письма с просьбой продлить контракт с Золкиным от самых разных людей – директоров подшефных колледжей, декана факультета Механизации и автоматизации строительства МГСУ, руководителей «Национальной Лиги предприятий лифтовой и коммунальной инфраструктуры» и Московского управления Ростехнадзора, от ветеранов труда и профсоюзных работников. Но самое объёмное и пронзительное послание дважды пришло в мэрию от трудового коллектива «Мослифта», к которому прилагалась пухлая папка с подписными листами: 1528 подписей в защиту генерального директора! О такой поддержке любой руководитель может только мечтать.
Однако до сих пор никакой реакции не последовало ни из мэрии, ни из Департамента ЖКХ, ни из Мосгордумы. Ситуация банально подвисла, и на фоне циркулирующих слухов о предстоящей распродаже «Мослифта» она не прибавляет оптимизма его сотрудникам. Наш народ слишком бит и научен за минувшие 20 лет, он прекрасно знает, что ничего хорошего грядущие перемены не несут.
Если целью предстоящей распродажи действительно являются отдельные сегменты компании, то сотрудникам можно смело прощаться с высокими зарплатами, рабочими местами, отлаженной социальной базой. Особенно нелепо такое решение на фоне грядущих выборов, ведь разрушение такой компании как «Мослифт» обязательно аукнется для тех, кто привык пользоваться её услугами, а таких в городе – около 7 миллионов человек. Вряд ли новому собственнику будет какое-то дело до подшефных учебных заведений и планов строительства завода в Марьино. Сегодня «Мослифт» – это единый комплекс, решающий целый клубок проблем, связанных с обслуживанием лифтов. Но если мощная и технологичная структура будет растащена на куски, то с кого в будущем можно будет требовать качества работы и безопасности поездок в самом массовом транспорте столицы? Одним словом, осторожно граждане, двери закрываются! Следующая станция – «Приватизация», она же – конечная…


Анатолий Алексеевич Золкин, генеральный директор МГУП «Мослифт» с 2001 года. Родился 06.08.1948 в посёлке Верховье Орловской области. Образование высшее - МИСИ им. Куйбышева (1992). Работал кочегаром паровоза, служил в Советской Армии, в «Мослифте» - с 1970 года, где прошёл путь от электромеханика до гендиректора. Лауреат премий Правительства РФ в области науки и техники, а также в области образования, заслуженный работник жилищно-коммунального хозяйства РФ.

От редакции: История вокруг «Мослифта» взволновала нас и как журналистов, и как жителей Москвы, которым не всё равно, на чём будем ездить мы и наши дети. Не исключено, что городской глава даже не получал тех пронзительных обращений, которые адресованы ему, – все мы прекрасно знаем, как может «включать дурака» чиновничий аппарат и блокировать любую информацию. Тогда тем более, как представители «четвёртой власти», мы просто обязаны донести до самых высоких кабинетов историю о том, что происходит вокруг успешной и высокотехнологичной компании, которая, в отличие от большинства горлопанов в стране, занимается реальной модернизацией, выполняя без шумихи и капризов важнейшую для многомиллионного города работу.



Авторы:  Сергей ФРОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку