НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Славное море, священный Байкал

Автор: Андрей СОТНИКОВ
01.05.2004

Валерий Белый родился в 1956 году в Красноярске, с 1980 года живет в Томске. Увлекается горным, водным, лыжным и спелеотуризмом. На жизнь и путешествия зарабатывает промышленным альпинизмом
Фото из архива Валерия БЕЛОГО

1-й день. Вышел из Слюдянки. Байкал встречает серьезными испытаниями. Ночью дул сильный ветер, палатка ходила ходуном. Температура минус 30, в палатке минус 27.

3-й день. За три дня людей не встретил. Перед Большими Котами дорогу перегородила огромная трещина, местами шириной до трех метров. Долго шел вдоль нее, искал место для переправы. Из трещины впервые наполнил термос кристально чистой байкальской водой.

5-й день. В бинокль увидел группу людей на велосипедах. Подъехали. Оказалось, это молодые туристы из Иркутска, едут из Бугульдейки в Листвянку, 120 километров. Для них это раз плюнуть. Мне аж нехорошо стало. Лучше бы я их не встречал, они передвигаются раза в три быстрее меня.

Появился чистый лед, сегодня впервые надел кошки. Солнце светит вовсю, иду в одной тельняшке. В кошках шагается быстрее, настроение сразу улучшилось.

По «Маяку» передали, что пять норвежцев собираются пересечь Байкал на санях за три недели. Может быть, встречу.

10-й день. Уже ставил палатку, как подошел бурят с винтовкой, пригласил переночевать. Изба оказалась хорошая, там был еще один бурят. Они охотятся и ловят рыбу, только сегодня кто-то обрезал сети – думали, что я. Стали пить чай, есть суп и соленого омуля. Я пил кружку за кружкой, организм сильно обезводился за десять дней. На следующий день они на машине подбросили меня на лед, а сами поехали вглубь озера, километров на десять. Говорят, ближе рыбоохрана снимает сети.

13-й день. Зашел в поселок Сахюрта отправить лишние вещи в Томск. Набралось около 10 килограммов. Все-таки полегче будет. Удивительный поселок – я здесь даже не нашел печати, чтобы поставить в маршрутную книжку. Да и телефонной связи сегодня не было. Вышел на лед поздно, в 11 часов. Сразу вдалеке увидел людей, толкающих впереди себя большие сани. Оказалось, норвежцы, которые пересекают Байкал от Листвянки до Северобайкальска. Идут они не в пример быстро – на парашюте, который под напором ветра тянет большие сани. А когда нет ветра, сами толкают. Проходят по 50–60 километров в день, я же на своих санях выжимаю максимум 30 километров.

16-й день. Вечером подошел к избе рыбаков, договорился о ночлеге. Напоили чаем, накормили соленым омулем. Сами уехали на рыбалку, приедут в час ночи. Они рыбачат ночами, чтобы рыбоохрана не беспокоила. В избе остался один. Тепло, грею чай, топлю печь. Завтра надо будет дойти до мыса Покойников. Скоро 20 дней, как я вышел на маршрут, а до Северобайкальска еще 300 километров. Отсюда на расстоянии 300 километров нет ни поселков, ни дорог, только кордоны заповедников.

19-й день. Дошел до мыса Татары. Решил зайти переночевать на метеостанцию. Залаяли собаки, меня встретил мужчина с ружьем. Накормили гречневой кашей с кишками и крепким заваристым чаем. Познакомился с начальником метеостанции, Исайкиным Володей. Он показывал фотографии, которые ему выслал путешественник Эдик Будаков, и книгу «Вокруг Байкала за 73 дня» с дарственной надписью. Володя рассказал, что у него останавливалось много иностранных туристов, был даже австралиец, который шел вокруг света. Заходили поляки, словаки, французы, японец и много наших путешественников.

20-й день. Снег стал катастрофически глубоким, даже не знаю, как дальше продвигаться. С дровами худо. Ради горячего чая решил пожертвовать лесными лыжами. Да и весили они около трех килограммов.

21-й день. Прошел Южный Кедровый. Каждый раз, когда ставлю палатку, мучаюсь с дугами и веревочками. Кто до такого додумался? Пусть бы сами попробовали на морозе вставлять дуги и веревочки к ним привязывать, а утром на морозе их опять отвязывать! В термосе оставалось немного теплого чая, попил с колбасой и сыром. Завтра опять целый день идти без горячего. Только бы дойти до Большого Черемшаного, там на кордоне можно попроситься переночевать, а то без горячего долго не протяну, да еще и морозы опять стукнули. Перестаю писать, а то капиллярная ручка перемерзает.

Совсем замучился с тяжеленными деревянными санями. Надо в следующий раз покупать пластиковые. А то получается снаряжение времен Ермака Тимофеича. Российским путешественникам нужно памятники ставить при жизни. Интересный был бы памятник: идет человек и тянет за собой сани. Время в пути 10 часов. Скорость доходила до 6 километров в час

24-й день. По дороге встретил шофера Сергея Костенко, тот угостил меня чаем, колбасой. Рассказал, что в прошлом месяце встретил японца, который шел по зимнику из Иркутска в Якутию. Удивлялся, зачем нам это все надо. Местные жители вообще не понимают путешественников, сами ездят в основном на машинах. И еще одна интересная закономерность: если при приближении к Ольхону местные в основном спрашивают водку, то от Северобайкальска обычно сами угощают. Чем дальше от цивилизации, тем люди лучше.

Прошел заброшенную деревню – много домов, но, похоже, никто не живет, даже собаки не лают.

Когда ставлю палатку, каждая вещь в ней имеет определенное место, получается небольшая комнатка 1,5 на 2. Забираюсь, разуваюсь, прячу ботинки сушиться в штаны, зажигаю свечку, достаю карты, смотрю, сколько прошел, пишу дневник, обдумываю план на завтрашний день. Пока от Баргузина каждый день выходит по 30 километров. Только бы торосы не попадались и большого снега не было, а так идти можно. Все это ужасно выматывает, а сил у меня уже маловато.

Развел костер, поел суп, попил чай. Все-таки как прекрасно идется, когда нормально поешь. Да еще хорошая, безветренная погода и снежный покров всего 2–3 сантиметра. Идешь – и вокруг тишина, будто ты один на планете и больше никого, только иногда вороны летают. К 19 часам дошел до мыса Островки, здесь рыбачило много народу. Разбил рядом с ними палатку.

Сегодня по «Маяку» слышал о себе сообщение. Это придало уверенности, теперь нельзя не дойти.

55-й день. В последнее время будильник совсем не слышу, а надо выходить хотя бы в десять. Но если поздно выхожу, то потом иду до последнего, до захода солнца. Все-таки мне будет жаль расставаться с Байкалом, я к нему привык. Мне нравится идти каждый день, ночевать каждый раз в новом месте. Завтра надо дойти до станции Бабушкино и послать сообщение в Томск, а то от меня уже 11 дней ни слуху ни духу.

57-й день. При подходе к Мищихе встретил мужчину, разговорились. Говорит, давай на ночь устрою тебя в сарай, включу свет, принесу раскладушку, чайник, плитку. В общем, устроил. У него здесь стояли весы, я взвесился. Оказалось, похудел на 15 килограммов, а когда-то было 95. Приду стройный, красивый и весь заросший.

60-й день пути. Сегодня произошло неприятное событие, чуть было не окончившееся трагически. При подходе к берегу заметил участки с открытой водой, решил обойти их подальше, но и там была промоина, очень тонкий лед. Одна нога провалилась под лед, но сработала реакция, и я быстро вышел с этого места. А то в предпоследний день ушел бы под воду вместе с санями, не успев их отцепить. До Слюдянки осталось 40 километров, всего 40 километров, но это будут самые трудные километры. Дело в том, что еды почти не осталось. Но главное, чтобы лед не проваливался.

61-й день. Все-таки странно – идешь, идешь, все нормально, и вдруг в последний день начинает болеть все тело и в особенности ноги. Или ботинки окончательно разодрались только сейчас. Наверное, я стал расслабляться. Это был последний день, я шел при свете луны, шел, шел и никак не мог дойти. Хотя огни города давно уже мигали.

Наконец, дошел до Слюдянки. Время 23.30. Вот и закончился мой байкальский поход. Сразу – в ночной ларек, так как продуктов у меня давно не было, жил на одной воде и изюме. За сегодня прошел 40 километров.


Авторы:  Андрей СОТНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку