Сладкая каторга

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.06.2001

 
Публикацию подготовил
Сергей ГОНЧАРОВ

Более 350 фирм, официально зарегистрированных в Департаменте внешней трудовой миграции (бывшая ФМС) Министерства по делам национальностей России, занимаются трудоустройством российских граждан за границей. По их данным (а представили данные, несмотря на настойчивое требование министерства, немногим более 100 организаций), в 2000 году на работу в 107 стран мира выехало 45 760 россиян. Это моряки (около половины), артисты, инженеры, строители, студенты для летней работы в «Макдональдсах» и пиццериях, то есть те, кто уже имеет контракт с зарубежной фирмой на срок от шести месяцев до трех лет. Однако даже из них около 700 наших соотечественников работу так и не получили.
Индустрия отправки «на галеры»

По данным ФМС, на одну официально зарегистрированную фирму по трудоустройству приходится одна нелегальная, где оказывают так называемые «консультационные» услуги, но «при желании клиента» занимаются и «трудоустройством», беря за это наличными и отправляя людей буквально в никуда. По сути, они шоп-туры (если речь идет о Европе) ценой в 200–250 долларов продают по 1000 долларов с лишним. За 2000 год правоохранительные органы выявили и закрыли более 80 таких фирм.

Однако и наличие лицензии отнюдь не гарантирует, что фирма поможет клиентам реально трудоустроиться. Если речь идет работе, не требующей квалификации. По этому поводу ФМС вносит разъяснение: строителям, няням, официантам, домработницам, сельхозрабочим и представителям других специальностей, не требующих высокой квалификации, получить рабочую визу в стране временного трудоустройства практически невозможно. Вся трудовая деятельность работником-иностранцем будет осуществляться нелегально.

Да и квалифицированным трудягам, не имеющим контракта и претендующим на получение рабочей визы, лучше на многое не рассчитывать. Вот отрывок из письма американского компаньона одной из наших фирм, которого попросили подтвердить «заказ» на клиента, водителя-дальнобойщика, уже получившего рабочую визу.

«Какие дальнобойщики? Свой стаж пусть засунет себе в ж... Кто его пустит за руль грузовика стоимостью сто тысяч долларов с грузом на пятьдесят тысяч? Никто! У него нет страховки (и не может быть с такой визой), у него нет американских прав, так о чем речь? Люди, имеющие все это, месяцами, а то и годами стоят в очередях, проходят конкурс и испытательный срок. Вашего клиента я могу трудоустроить на развозку пиццы в Огайо. Оплата около полутора тысяч в месяц. Жилье – около трехсот, питание – около ста. Есть завод холодильников, восемь долларов в час, сорок один час в неделю, возможность подработать в выходные по шесть долларов в час. Моя комиссия – его двухнедельная зарплата (около семисот долларов). Встреча в аэропорту – пятьдесят, регистрация – сорок, билет до места работы – девяносто шесть».

По нашим данным, это письмо изъято в офисе благополучно канувшей в Лету фирмы «Астон М». В 2000 году фирма арендовала помещение в здании московской мэрии на Новом Арбате под прикрытием некоего благотворительного фонда. Была официально зарегистрирована и имела все необходимые бумаги. В течение полугода работники «Астона» собирали деньги на оформление рабочих виз во множество стран мира, а затем, как известили клиентов через официальные источники, «работники фирмы бесследно исчезли и не отвечают по служебным, домашним и мобильным телефонам». За рабочую визу в США они брали четыре тысячи долларов. С учетом информации из письма нетрудно подсчитать, что даже если бы фирма действительно занималась трудоустройством, клиент, приехавший в Штаты с ее помощью, сумел бы окупить свои затраты только через полгода работы без выходных и без каких-либо трат на себя.

Даже по приблизительным подсчетам, в сферу обращения данного бизнеса ежегодно попадает не менее ста тысяч россиян, которые в качестве второго «взноса на месте» ежегодно вывозят за рубеж около 50 миллионов долларов, почти ничего не возвращая назад. После выплаты всех денег клиентов просто бросают на произвол судьбы – в чужой стране, без языка и средств к существованию. Поляки, свободно работающие в Западной Европе без помощи всяких фирм-посредников, называют наших «галерниками»

Один из таких «галерников» – житель Подмосковья, образование высшее – работал в полиграфическом бизнесе. Два года изучал он по газетам и Интернету предложения. Искал надежного партнера и...

«Засадили в самые помидоры»

Первое, о чем хочу предупредить тех, кто решил искать счастья в Европе, – не пользуйтесь услугами фирмы «Евроюник». Обманут по полной программе. Впрочем, и другие фирмы вряд ли ведут себя лучше.

Итак. По контракту я должен был отправиться в Южную Италию на автобусе по туристической 45-дневной визе (для сравнения: шоп-тур на автобусе стоит 190 долларов, оформление визы – максимум 50 долларов). Там меня должны были встретить, отвезти в общежитие, предоставить неделю отдыха, в течение которой преподать начальные знания в разговорном итальянском, а также основы местных трудовых взаимоотношений, затем предоставить постоянную и хорошо оплачиваемую (по российским меркам) работу. Кроме того, обеспечивать жильем в период вынужденного бездействия, осуществлять юридическую и другую помощь. Еще... Впрочем, ни один из этих пунктов выполнен не был, так что, как говорил герой фильма «Доживем до понедельника», «чего зря вранье-то повторять». За это за все я заплатил 650 долларов в Москве и 400 в Неаполе «представительнице фирмы в Италии» Любе и ее бой-френду Витторио.

Живут они, надо сказать, прилично: вилла на берегу моря, собственная яхта, престижный район... Видимо, торговля «работой» приносит неплохой доход.

На следующий после приезда день Люба объявила, что мне «страшно повезло», работа уже нашлась и завтра ее люди (как выяснилось впоследствии, посредники – поляки) отвезут меня и еще двух «добровольцев», приехавших в один день со мной, к хозяину. Утром нас посадили в машину и вывезли километров за 400. Высадили возле какого-то сарая посреди поля помидоров. (Это было едва ли не самое сложное по условиям труда поле во всей Италии, подробности чуть позже.) И представили итальянке и молдаванину, которые должны были заняться организацией нашей работы. Доставившие нас посредники, о которых мы так ничего и не узнали, тут же уехали. Новые знакомые предложили нам «устраиваться» в сарае, а сами поспешили на другое поле, где уже якобы работала бригада. Больше мы их не видели.

Мы остались в чистом поле. По крайней мере километра на два вокруг не было видно ни человека, ни строения. Так начались мои «итальянские университеты».

Три дня мы ожидали возвращения кого-нибудь из посредников и нарезали круги вокруг «своего» сарая, высматривая на горизонте хоть какие-то признаки человеческой жизнедеятельности. Один из нас плюнул и в одиночку ушел в неизвестном направлении. Наконец, утром мы увидели километрах в двух от нас светлые квадраты поставленных за ночь палаток. Оказалось, что это начали собираться работники на сбор урожая. Прибывали они самыми разными путями, но подавляющее большинство приехало не в первый раз. К началу сбора (помидоры дозревали еще неделю, и этого не могли не знать те, кто нас сюда отправлял) набралось почти 130 человек. Четверо русских, белорус, несколько украинцев и молдаван, они держались отдельно, своими бригадами. Остальные – поляки, алжирцы, сенегальцы, два малолетних македонца и один совсем уж колоритный тип, не то мавританец, не то бербер, профессиональный европейский бродяга по имени Сэм, знающий четыре языка и очень похожий на верблюда. Он шел в Германию, приворовывая и подрабатывая по дороге. «Шланг», правда, был редкостный.

В первый же рабочий день выяснилось, что за поле нам досталось. Усеянное крупными камнями, все заросло высокой травой, которая намертво липла к одежде. В траве скрывались колючки, пробивавшие насквозь любую подошву. Да плюс ко всему сорокаградусная жара. Поляки, например, как «цивилизованные европейцы», работали только по четыре часа по утрам.

Платили нам 5 миляк (тысяч лир) за кассетон. Один доллар – 2160 лир (две с небольшим миляки). Кассетон – пластмассовая емкость, стоящая в поле, вмещает около 300 кэгэ помидоров. Значит, за 300 собранных килограммов получаешь 2 доллара 30 центов. Поляки говорили, что никто и никогда не работал здесь за такие деньги. Дня через три они взбунтовались, почти половина из них ушли. И хозяева были вынуждены поднять зарплату. Сначала до семи, а затем и до одиннадцати миляк (в сезоны, когда рабсилы не хватает, доходит до 15 миляк за кассетон). Поля, на которые мы переходили, тоже становились полегче, так что в конце сбора мы поставили рекорд: бригадой из шести человек за рабочий день – с 7.30 до 17 часов – полностью загрузили камеон – грузовик, вмещающий 88 кассетонов. Заработали на всех около 450 долларов. Потрясенный хозяин даже сам привез нам в поле еду и холодное пиво.

Кроме ручного сбора помидоров, мне довелось пособирать их за комбайном, сажал картошку, убирал шланги и целлофан с поля, пробивал воду, собирал персики

Комбайн обирает верхнюю часть куста, ботву выплевывает, а помидоры ссыпает в бункер. Однако достаточно много остается в грядке. В общем, весь день согнувшись и в такой пыли, что к вечеру превращаешься в жесткий кокон.

Персиковые деревья небольшие, не выше человеческого роста. На каждом по 100–200 плодов весом не меньше полкило. Их собираешь в сумку на груди килограммов до пятнадцати, потом высыпаешь в емкость и опять собираешь. Все время бегом. Через какое-то время приходит трактор с прицепом. Емкости грузишь в прицеп, потом из прицепа в грузовик.

По большому счету легких работ там нет вообще, поэтому физически слабым людям не выдержать. Исключение, пожалуй, только пробивка воды. В любом поле к каждому кусту помидоров, персиковому дереву, виноградной лозе подведены резиновые шланги с дырками, из которых постоянно должна капать вода. Именно капать. Естественно, вода идет неочищенная, с мусором. Тебе выдают деревянную палку, и ты весь день ходишь по полю и лупишь по шлангам, устраняя заторы.

С техническим обустройством поля связана и самая тяжелая работа – сбор целлофана. Весной при посадке для защиты от разных вредителей под каждый куст помидоров закапывают кусок черного целлофана. По окончании сбора его весь надо убрать с поля, а заодно и куски шлангов, и еще много всякого мусора. Выдирать все это из земли, в тучах пыли, на жаре – занятие не самое приятное.

За все перечисленные работы, кроме сбора персиков, платят по часам. 40 миляк за работу с 6 утра до 12 и 20 миляк за работу с 17 до 20. Выход в поле в дневные часы грозит солнечным ударом. Однако русские зачастую все равно работают.

Хорошей зарплатой – если работы достаточно, если ваш капо (посредник между вами и патроном) не конченый жулик, если вы не попали в облаву карабинеров и не просидели несколько дней в городе в участке – после выплат за продукты и посреднические услуги считаются 400–500 долларов. Но в первый приезд вы таких денег не заработаете. Так что прежде чем решиться на поездку, точно все взвесьте, действительно ли вам это надо. Идеальный случай, если вас без всяких посредников на конкретную работу (например, на сбор персиков) приглашает сам патрон, оценивший ваши рабочие качества. Тогда за ежедневную работу вы сможете получить до 1500 долларов, но это, подчеркиваю, идеальный, почти нереальный вариант.

На персиках я проработал две с половиной недели. Вообще же большую часть времени я потратил на переезды с одного побережья на другое и изнурительные переходы в поисках работы, поскольку сам еще ничего не знал и помощи никакой не получил.

Сейчас могу дать несколько практических советов.

Добивайтесь, чтобы деньги выплачивали как можно чаще. Знайте, что работодатели любыми способами будут стараться задержать выплату или вообще не заплатить, попытаются обложить всякого рода штрафами, типа перерасхода электричества (не выключил свет в туалете). К тому же патрон будет проверять вашу честность самыми разными способами, например, оставлять более или менее ценные вещи на видном месте, а если соблазнитесь, выгонит без всякой оплаты (именно поэтому ее стараются всячески задерживать). Чаще всего на воровстве попадаются украинцы, которых, как и молдаван, называют русскими. Поэтому собственно русским, которые приезжают именно работать, постоянно приходится доказывать, что мы порядочный и работящий народ (то, что это действительно так, понимаешь только там).

Женщины, особенно блондинки, будьте готовы к повышенному вниманию со стороны мужчин, в том числе и капо, и патронов. Не обольщайтесь. Ухаживание, вернее, упорное преследование у тамошних мужчин что-то вроде спорта.

Обязательно запаситесь лекарствами «от желудка». Антисанитария там жуткая, а лекарства дорогие.

Люди

Сельхозработы везде строятся по одному принципу. Работники собираются в лагеря, которые из года в год разбиваются на одном и том же месте. Каждый ставит там палатку, приобретенную за свои деньги. О том, что надо иметь палатку и всю необходимую утварь, а также соответствующую обувь (грубые ботинки для одних работ и кроссовки для других), мне должны были объяснить представители фирмы по трудоустройству. Все это можно приобрести в любом маленьком городке на рынке (правда, рынки там работают раз в неделю по определенным дням) или в большом городе на постоянных рынках. Считается, что самый дешевый находится в районе вокзала «Рома – Термини». Снаряжение обойдется долларов в пятьдесят.

Всем в лагере руководят капо. Они ведут переговоры с патроном, получают деньги, распределяют работы. И крысят на чем только можно.

Но не думайте, что капо – это крутые, типа наших братков. Мы относились к ним без всякого почтения. Однажды, когда одному из нас в очередной раз не заплатили, он гонял их по всему лагерю. В другой раз словак, которому вместо дешевого оливкового масла привезли дорогое, точно убил бы капо, если бы тот с удивительным проворством не махнул в соседний виноградник. Дело в том, что капо постоянно мотаются в ближайшие городки и принимают заказы на покупку продуктов. Естественно, у них есть договоры с магазинами, как у оптовых покупателей. Им дают большие скидки, но при этом спихивают малоходовой товар. Поэтому услугами капо при покупках лучше не пользоваться. Надо посылать кого-то из своих, того, кому доверяешь

Вообще воровство в Южной Италии – это тоже что-то вроде спорта. Им без всякого зазрения совести грешат и сами итальянцы, а уж рабочие-нелегалы и подавно. К этому всегда надо быть готовым. Когда мы работали на персиках, то обнаружили, что ящики с уже собранными плодами начали пропадать. Мы решили организовать охрану, в конце концов, это же наши деньги. Это было достаточно сложно, поскольку работали мы далеко в поле, а трактор свозил ящики ближе к шоссе, но все же мне удалось застать воров «за работой», я чуть не попал в одного камнем. Он очень походил на хозяйского сына. Я сказал об этом. Хозяин вынул из-за пояса «беретту», протянул мне и сказал, чтобы я в следующий раз пристрелил сынка. Пистолет я не взял, но вокруг всего поля провел граблями «ничейную» полосу (все-таки не зря служил на границе), чтобы было видно, в каком месте воры проникают на поле. Воровство прекратилось.

С одним хозяином, Марио, у нас сложились отличные отношения. Глобус, мы так его прозвали, поскольку был он практически круглым, идейный коммунист, по-нашему – сталинист, и с очень большим уважением относится к русским.

Однажды к нему в гости приехал забавный старикан – что-то вроде местной коммунистической легенды. Он и против Муссолини воевал, и против капиталистов, и в парламенте заседал, мне даже показали то ли монету, то ли медаль с его профилем. В общем, герой и ветеран. И уважение соответствующее. Прямо как у нас в семидесятые. Марио предложил нам приезжать на следующий год. Если все будет нормально, я обязательно поеду.

В конце сентября зарядили дожди. Все разъехались. Нас осталось четверо, потому что никак не могли добиться у капо того лагеря полного расчета. В конце концов пришлось пойти на хитрость. Мы с приятелем все необходимые вещи уложили на дно больших сумок так, что казалось, будто они пустые. Палатки собирать не стали. У капо же потребовали денег, поскольку якобы собрались за покупками в город. Тот поверил – палатки-то стоят – и заплатил почти все. Мы уехали и не вернулись.

Поработал я и у миллионера. Его дом действительно впечатлял. В принципе у всех хозяев больших участков земли в доме жилые комнаты располагаются сзади, а передние помещения, как правило, отданы под бар, ресторан, к ним примыкает крытый танцзал с дискотекой. Такой порядок был и у Марио, но у этого всего было больше. И дом, и ресторан, множество других развлечений и служб: теннисные корты, конюшня... На конюшню меня и определили. Я должен был обихаживать двенадцать достаточно норовистых лошадей, чистить их после каждого выезда, мыть, кормить, чистить денники, застилать их свежей соломой. Кроме того, множество родственников и гостей хозяина обращались ко мне с постоянными просьбами: подай, принеси, а я не знал, должен ли я все это выполнять, словом, работа от рассвета до заката с перекусыванием на ходу. За все 700 миляк в месяц (около 330 долларов). Немного меньше я зарабатывал и в России. Я понял, что моему первому итальянскому опыту пришел логический конец, отработал один день и уехал в Неаполь.

В Неаполе два дня пришлось провести на вокзале. Я позвонил жене и сказал, чтобы она обратилась в «Евроюник», с тем чтобы решили вопрос о моем возвращении в Москву. Проще говоря, чтобы был оплачен билет. В ожидании ответа я ходил по вокзалу. Именно ходил, потому что в огромном здании вокзала «Наполи – Термини» ни одной скамейки нет, как нет их и на прилегающих улицах в радиусе двух километров, не считая маленького зала ожидания, в который можно попасть только при наличии билета на поезд. Присесть можно только за столик кафе, но если ты ничего не заказываешь, тебя быстро погонят. Ночью в вокзал и на площадь рядом с ним стекаются люди. Здесь и рабочие-нелегалы, и нищие, и местные бомжи, и разный криминальный элемент. Все приносят газеты или картон, стелят на пол или на мостовую и ложатся. Плотными рядами, вповалку. А я вот не смог. Взыграло что-то, национальная гордость может быть. Все-таки гражданин великой когда-то страны, бывший пограничник. Поэтому и провел двое суток практически на ногах.

В итоге ничего не выходил. Жену мою в фирме «послали» открытым текстом. Она пробежалась по знакомым, заняла денег и выслала мне на билет. Я уехал в Рим, взял билет на самолет и через два дня вылетел в Россию.

В заключение еще несколько практических советов.

Как только получите в фирме стандартный контракт, покажите его квалифицированному юристу. Он поможет убрать «подводные камни», снимающие с фирмы ответственность за вас, а также внесет пункты о штрафных санкциях за невыполнение условий договора. Проследите, чтобы оговаривалось все, что вам обещают устно: основы языка, общежитие, трудоустройство на постоянную – не меньше трех недель – работу, страхование, питание, юридическая помощь и т. д. Ни в коем случае не подписывайте никаких бумажек насчет того, что вам оказываются консультационно-информационные услуги. Это автоматически лишает вас права требовать ваши деньги назад

Ни при каких обстоятельствах не отдавайте тех денег, которые вы «должны» местному агенту, пока не убедитесь, что вы нормально устроены и вам действительно будут платить. Лучше всего договоритесь, что заплатите «с первой получки» (при понедельной оплате это произойдет достаточно быстро). Не бойтесь их гнева, эти деньги – ваша единственная гарантия. Именно ради них работает вся фирма. Пусть вам грозят, что бросят прямо на автовокзале. Оказаться одному на вокзале с деньгами в европейском городе ничуть не хуже, чем остаться в чистом поле без денег и перспектив на будущее.

К нам, россиянам, относятся по-разному. Словаки и поляки, с которыми придется сталкиваться постоянно, относятся к русским сначала очень осторожно, но затем, когда выясняется, что вы – нормальные ребята, они становятся настоящими друзьями, им можно доверять. Кстати, многие хорошо говорят по-русски, что значительно облегчает общение и с ними, и – через них – с итальянцами. У украинцев и молдаван отношение злобно-настороженное. От них можно ждать чего угодно. Алжирцы и мавританцы – мусульмане, правоверные и стараются подчеркивать это постоянно. Их приверженность исламу во многом показная. Однако не следует забывать, что любое преступление в отношении вас сами они преступлением не считают.

Итальянцы относятся к рабочим-нелегалам в среднем нейтрально. Как любые работодатели к наемным рабочим. Могут очень хорошо, могут очень плохо.

Полицейские, как правило, пока дело не дошло до явного криминала, рабочих-иностранцев не трогают. Судя по всему, экономика сельскохозяйственных районов от них зависит очень сильно. Карабинеры несколько привередливее, но и они ограничиваются проверкой документов и суточным задержанием тех, у кого что-то не в порядке. У таких берут отпечатки пальцев, фотографируют и т. д.

Не верьте в то, что всю Европу можно проехать автостопом. По крайней мере, в Южной Италии это не проходит.

Обязательно рассчитайте, как будете возвращаться домой, и деньги на это имейте постоянно. Если просрочите 45-дневную визу, вернуться назад сможете только самолетом, поскольку без транзитных виз вас не пропустят через территорию Польши, Болгарии и других стран.

Если решите обратиться к почетному консулу России в Италии, имейте в виду, что он разговаривает только по-английски и по-итальянски.

Не пытайтесь обращаться за помощью в представительства Аэрофлота.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку