НОВОСТИ
Замначальника УМВД Самары много лет работал на бандитов
sovsekretnoru

СКИНЫ ОТЕЧЕСТВА

Автор: Николай ДОЛГОПОЛОВ
01.02.2006

 
Леонид ВЕЛЕХОВ

PHOTOXPRESS

Он просто зашел в синагогу и порезал восемь человек. «Начитался в Интернете страшилок, пережил сильнейший стресс в семье», – позже скажут специалисты. В общем, не в себе был парень. Только вот почему-то из себя вышел целенаправленно – в синагогу. Это вроде как само собой разумеется. Потому что куда еще податься снимать стресс, кого винить в собственных бедах? Естественно – сами знаете кого. Кого винят политики в провалах своих гениальных замыслов? Ну, не собственный же идиотизм, ясное дело.

Так что праведный гнев думцев, которых трагедия в синагоге повергла в очередную дискуссию на тему «доколе?», «откуда взялось?» и «во всем виновата пресса» (в осовремененном варианте Интернет), и даже их показательное осуждение коллег за прошлогоднее антисемитское письмо – вряд ли обнадежит тех, кто все-таки надеется когда-нибудь увидеть Россию терпимой и многонациональной по духу и содержанию.

Не успел затихнуть московский скандал и спасть накал дебатов в Охотном ряду, как еще один пребывающий в стрессе студент учинил дебош в синагоге – в Ростове-на-Дону. Молодые люди дают волю низменным инстинктам в первобытном виде – избивая, мучая или убивая людей с иным цветом кожи, разрезом глаз или прической. Умудренные опытом руководители разного калибра, по сути, реализуют те же инстинкты – но в форме «особого отношения», а лучше изгнания из вверенных им регионов лиц, скажем так, нерусской национальности.

Журналисты «Совершенно секретно» прошли и проехали по следам скинов и доморощенных неонацистов от Питера до Владивостока, пытаясь найти свои ответы на столь неудобные для российского общества и его власти вопросы.

Галина СИДОРОВА

С незапамятных времен первый маршрут московского командировочного по Ленинграду-Петербургу короткий, от силы метров триста. Надо лишь пересечь площадь Московского вокзала, чтобы оказаться у дверей нашего традиционного питерского пристанища – гостиницы «Октябрьская».

«Красная стрела», как известно, приходит на Московский в семь тридцать утра, зимой в Питере в это время еще темно, как ночью, и бредешь спросонья, думая прежде всего о том, как сейчас заселиться в уютный номер «Октябрьской» и, не разбирая даже вещей, еще часок-другой вздремнуть.

И тут вдруг на ближних подступах к гостиничному крыльцу, у входа в один из многочисленных питерских книжных магазинов «Буквоед», – гвоздики на асфальте, зажженные свечи, стена в кровавых подтеках несмываемой краски, перечеркнутая крест-накрест нацистская свастика и крупными буквами: «Тимур, мы всегда будем помнить тебя!» Помельче: «Тимур убит нацистами 13 ноября 2005 года». Сон как рукой снимает.

Как-то сразу – причем, уверен, не у меня одного – всплывают в памяти другие настенные надписи времен войны с нацизмом, до сих пор сохранившиеся на одном из домов по Невскому проспекту: «Граждане! При артобстреле эта сторона улицы наиболее опасна». Как говорится, каждому времени – свои граффити.

Вглядевшись внимательнее в исчерканную стену около «Октябрьской», обнаруживаешь следы борьбы непримиримых врагов: кто-то намалевал поверх поминальной надписи свастику, а кто-то другой эту свастику крест-накрест перечеркнул струей красной краски из баллончика. Получилось что-то наподобие запретительного дорожного знака – просто готовая эмблема нового антифашистского движения. Его в России, похоже, давно пора создавать.

PHOTOXPRESS

Глядя на стену, помимо острого сочувствия к этому самому Тимуру – как мне рассказали впоследствии, яркому, одаренному юноше (подробнее о нем читатель узнает из материала Дениса Терентьева), – я почувствовал еще и уважение к Питеру. Вот в Москве, где тоже в последнее время разгулялись нацики, трудно себе представить такую стену плача в память их жертв. Развращенная многолетним политическим шутовством жириновских и рогозиных, равнодушная столица давно потеряла чувство гражданственности и просто остроту восприятия. Поэтому и неонацистский ролик блока «Родина» умудрился «проканать» не только на верноподданической третьей кнопке, но и на самой прогрессивно-демократической нашей радиостанции. Потребовалось решение сверху, чтобы его сняли с телеэфира (а в радиоэфире подло-двусмысленный призыв «очистить Москву», кажется, так и продолжал звучать). Москве нужна отмашка администрации президента, чтобы «Наши» аккуратными рядами вышли на антифашистский марш. А в Питере есть люди, которые, выражаясь волейбольным языком, ставят блок нацикам по собственной инициативе, руководствуясь личными принципами и соображениями порядочности

Хотя, видимо, и шпаны неонацистской в Питере больше, чем в Москве (не в абсолютном, наверное, но в относительном измерении). Тому есть причины: город живет гораздо беднее, социальных контрастов больше. Никак не отклеится от него бессмертная ахматовская характеристика: «А вокруг старый город Питер/Что народу бока повытер…»

По данным прессы, за 2005 год в Питере совершено более 800 преступлений против иностранцев, и только в 20 случаях прокуратура допускает – причем в качестве одной из версий – экстремистские мотивы.

Прокуратура, конечно, лукавит. Но вместе с тем, по мнению многих, в последнее время она всерьез занялась неонацистами. Особенно после убийства студента из Камеруна Камдена Леона, происшедшего в последние дни прошлого года.

В Питере я встретился с лидерами общественной организации «Африканское единство», которая объединяет обучающихся и проживающих в северной столице выходцев из Африки. Малиец Алиу Туанкара, камерунец Дезире Дефо и танзаниец Али Насыр – всем им уже за тридцать, а то и под сорок – давно окончили питерские вузы, обзавелись здесь семьями и осели навсегда. Самое странное, что уезжать отсюда никуда не собираются, хотя констатируют, что в последние пять лет атмосфера нетерпимости по отношению к «чужим» сгущается.

Свое «Африканское единство» они организовали еще в 1999 году. Тогда никто из питерских чиновников и слышать не хотел, что в городе есть расистские настроения и существуют объединения неонацистов и скинхедов. И когда Али Насыр, журналист по профессии, опубликовал в лондонской газете New African статью о расизме в Санкт-Петербурге, из пресс-службы тогдашнего губернатора Яковлева ему поступило вполне внятное предупреждение: если хочет здесь жить, пусть перестанет «клеветать на город».

Между тем Алиу, Дезире и Али придумали «Африканское единство» потому, что их более молодые земляки, доведенные до отчаяния все учащавшимися нападениями, собирались уже формировать для самозащиты и мщения боевые бригады чуть ли не по образцу «Черных пантер». Перехватив инициативу, умудренные жизнью «афропитерцы» создали сугубо мирное общественное объединение для защиты своих прав.

Поначалу власти и знать их не хотели, и когда в 2000 году они привезли в городское управление внутренних дел фотографии, на которых были запечатлены украшающие стены домов расистские надписи, один генерал пренебрежительно (мягко говоря) сказал им: «В России расизма нет. Чего вы нам притащили? Идите отсюда!»

В России, как известно, еще недавно и секса не было. Так, видимо, и с расизмом. Не было, не было, а потом вдруг неизвестно откуда появился. Да в таком количестве, что списывать его проявления на «бытовое хулиганство» уже просто не стало никакой возможности. И сегодня ситуация начала меняться. Когда вечером 25 декабря возле студенческого общежития на городской окраине, на улице Морской пехоты, был убит скинхедами камерунец Камден Леон, городской прокурор Зайцев оказался на месте преступления раньше районного. По рассказу очевидца Дезире, Зайцев, не тратя времени на выслушивание докладов, сам прошел к телу, зафиксировал два ножевых ранения, произвел осмотр места происшествия и первым обнаружил старую, полустертую надпись «Смерть неграм» на трубе теплоцентрали: место-то было давно скинами облюбованное. Повернувшись к начальнику районного УВД, сказал: «Ребята, я что-то не понимаю, где мы живем…»

Вот такая нормальная, здоровая человеческая реакция. Мы давно отвыкли, что высокие чины так могут реагировать. Мои новые питерские знакомые, Дезире, Алиу и Али, воодушевлены таким поведением горпрокурора. Будем надеяться, что их воодушевление и оптимизм не рассеются, как утренний питерский туман.

Читайте также в "Теме номера"
Бритые души
Провинциальный неонацизм: от Воронежа до Владивостока
Русская болезнь


Авторы:  Николай ДОЛГОПОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку