Схватка под облаками

Схватка под облаками
Автор: Владимир СВЕРЖИН
19.03.2019

В январе этого года мы отметили тридцатилетний юбилей подвига 9-й роты 345-го отдельного парашютно-десантного полка. Той самой роты, о которой был снят одноименный фильм. Но оставим в покое кинематографический вымысел. Десантники 9-й роты совершили подвиг, и о нем следует знать и помнить.

В 1988 году обстановка в Афганистане складывалась однозначно в пользу Советского Союза. Все провинции контролировались советскими войсками, во всех городах стояли наши гарнизоны, душманов уничтожали оперативно и четко, не давая им поднять голову. Еще не вливался в уши яд причитаний о нашем проигрыше в той войне. Мы выигрывали однозначно и бесповоротно. Другой вопрос – нужна ли была эта война нашей стране? Но войны начинают и заканчивают политики, солдаты  – побеждают или погибают.

УДАВКА ДЛЯ КОНГРЕССМЕНА

В ту пору, когда произошли описываемые события, политический узел завязывался туже некуда  – Афганская война стала объектом жесткого столкновения СССР и США. В поддержку душманов вкладывались миллиарды долларов. Отвечавший за это направление конгрессмен-республиканец Чарлз Уилсон превратил Афганскую войну в дело жизни, своеобразный щит от политических недругов. На родине над ним висели обвинения в наркомании, коррупции и аморальном поведении, но защитник беспомощных «афганских борцов за свободу» и «демократию», пока шла война, стал неприкасаемой «священной коровой». Через ЦРУ он наладил поставки вооружения и боеприпасов душманам. В Пакистане были выстроены тренировочные лагеря, склады и госпитали для борцов с «шурави» (советскими). Здесь работали инструктора из Америки, Германии, Франции и самого Пакистана. В том числе действующие офицеры и солдаты регулярной армии и разведывательных структур. Сюда шел поток оружия со всего мира, здесь осваивались и опробовались недавно поступившие на вооружение американские зенитно-ракетные комплексы «Стингер» и французские противотанковые установки «Милан».

Однако наступал 1988 год – год очередных президентских выборов. Уже два срока отстоявший у руля страны Рональд Рейган обязан был уйти. Победителем в очередной президентской гонке вполне мог оказаться кандидат от Демократической партии. В этом случае Уилсона ждал длинный список неудобных вопросов и едва ли не главным из них: «Куда выброшены деньги налогоплательщиков? Где победы?! Только в 1987 году пятьсот с лишним миллионов долларов ушло в пороховой дым!» (столько же еще добавила Саудовская Аравия). Требовался яркий, впечатляющий успех моджахедов в Афганистане.

Именно в этих условиях в руководстве засевших в Пакистане душманских вожаков было принято решение захватить один из крупных городов на территории Афганистана и объявить о создании там альтернативного проамериканского правительства. Для проведения операции был выбран город Хост  – столица одноименной провинции. Выбор был неслучаен. Провинция находится в межгорье, всего в 30 км от пакистанской границы, именно здесь действия моджахедов могли иметь наилучшую поддержку. Контролировать горные дороги – непростая задача, даже с воздуха их толком не отследишь  – облачность, слабая видимость, множество укрытий, да и оплаченная кровью истина: в ущелье вертолет по силе равен гранатомету или крупнокалиберному пулемету. Сил же держать заставы на всех тропах и перевалах у 40-й армии попросту не было. С остальной страной связь поддерживалась по шоссейной дороге Хост-Гардез.

Захват Хоста сулил немалые перспективы, здесь имелся оборудованный аэродром, способный принимать тяжелые транспортные самолеты. Можно было не сомневаться, что как только в Хосте появилось бы «независимое» афганское правительство, оно было бы тут же признано США и сюда немедленно бы пошли американские самолеты. Международная ситуация крайне осложнилась бы – ожидать сколь-нибудь жестких и решительных шагов от безвольного демагога Горбачёва не приходилось. Так что в январе 1988 года на кон было поставлено даже не судьба войны в Афганистане, а глобальное военно-политическое противостояние между США и СССР.

По указке «высоких покровителей» деятельность моджахедов в провинции Хост значительно активизировалась  – город фактически находился в осаде. Руководил душманами энергичный и грамотный полевой командир Джаллалуддин Хаккани (будущий губернатор, министр в правительстве талибов, соратник и друг Бен Ладена, связующее звено между «Талибаном» и «Аль-Каидой» (организации запрещены в РФ) и вновь полевой командир, но уже в боях против группировки сил НАТО. – Прим. ред.). В ту пору американские и пакистанские хозяева нарадоваться ему не могли. И потому именно ему было поручено осуществление столь важного задания. Неприятель захватил стратегически важный перевал Сети-Кандав. На территории провинции Хост был построен опорный пункт Джавара, база, через которую шло бесперебойное снабжение душманов всем необходимым. В частности, именно через Джавару на территорию Афганистана поступало около 20% боеприпасов. Захваченные моджахедами территории немедленно превращались в настоящий укрепрайон

ТАЙНА ОПЕРАЦИИ «МАГИСТРАЛЬ»

Афганское правительство неоднократно пыталось вернуть захваченную часть провинции, однако без особого успеха. Во многом причиной тому был невысокий уровень боеспособности афганской армии. Как вспоминал первый командующий 40-й армией в Афганистане генерал–лейтенант Борис Ткач: «Самым главным бичом было дезертирство, причём с оружием. Неделю полк сколачивали, обучали, вооружали, одевали, а перед боевым выходом  – полполка нет. Или продали всё, что получили, или перешли на ту сторону».

Более того, душманы нередко сами отправляли молодежь служить в Вооруженные силы Демократической Республики Афганистан (ДРА), чтобы дать будущему пополнению военную подготовку, а заодно обучить его тактике правительственных войск. Зачастую на стороне душманов сражались и афганские офицеры, закончившие советские военные училища. Так, начальником связи у известнейшего полевого командира «Пандшерского льва»  – Ахмад Шаха Масуда – служил его племянник, выпускник Ульяновского высшего военного инженерного училища связи. В таких условиях надеяться на успех операции было совершенно бессмысленно.

Советское командование приняло решение деблокировать город, обезопасить трассу Хост-Гардез и пресечь активность «духов» в этом регионе. Разработка плана войсковой операции шла в обстановке полной секретности. Даже Москва была посвящена в детали лишь в самых общих чертах. Ведь еще в январе 1987 года команда Горбачёва распорядилась перейти 40-й армии к обороне. Советская армия в Афганистане вообще была чемоданом без ручки для руководства страной. Лихо отдав приказ туда войти, за все 10 лет вожди так и не придумали, чем, собственно, она должна заниматься. Ясно было лишь одно, об этом четко и прямо вспоминал последний командующий 40-й армией, генерал-лейтенант Борис Громов: «Будучи командующим Советской армией в ДРА, я никогда не получал приказов кого-нибудь «победить» в Афганистане». Теперь боевая задача ограниченного контингента была сформулирована абсолютно парадоксально с военной точки зрения: «самооборона с оружием». Но в таком случае лучше было вовсе находиться подальше от Афганистана. Тогда зачем понадобилось входить? Зачем вообще нужна была здесь боевая деятельность наших войск? Вопросы без ответа. Но не оставлять же в окружении братьев по оружию в угоду паркетным шаркунам?! Тем более что это чревато столь фатальными последствиями.

Фактически, разрабатывая операцию «Магистраль», руководство Министерства обороны СССР и командование 40-й армией действовало на свой страх и риск. Против 13 тыс. душманов была сформирована группировка в 20 тыс. воинов советской и афганской армий. Конечно, старались отбирать наиболее боеспособные части правительственных войск, но полной уверенности в их лояльности не было. И права на ошибку – тоже не было.

Первым делом советские войска блокировали тот самый перевал Сети-Кандав. Увидев в воздухе десантные самолеты, душманы открыли шквальный заградительный огонь, когда же в небе распустились купола парашютов, в ход и вовсе пошло все, что могло стрелять. Казалось, ничто живое не сможет долететь до занятых «духами» скал! И в этом защитники перевала были правы. Вот только одна мелочь – ничего живого с бортов и не десантировали. Вниз спускались костюмированные под десантников куклы. Сосредоточившись на отражении мнимого десанта, душманы не обратили внимания на самолеты-разведчики, старательно фиксировавшие огневые точки противника. Едва необходимая информация была получена, по засеченным позициям моджахедов прокатился ответный огневой вал. Сразу после этого началось решительное наступление наземных сил, и душманы были вытеснены за Джадранский горный хребет – дорога, связывающая Хост и Гардез, была разблокирована. 30 декабря 1987 года по ней началось движение, в Хост пошли караваны с продовольствием, горючим, медикаментами и боеприпасами.

СМЕРТНЫЙ БОЙ НАД «ДОРОГОЙ ЖИЗНИ»

Для контроля над этой «дорогой жизни» на господствующей высоте 3234 была выставлена «богатырская застава», которую обычно именуют 9-й ротой. Действительно, все солдаты и офицеры здесь были из состава 9-й роты 345 гвардейского отдельного парашютно-десантного полка (ОПДП), вот только личный состав, державший высоту, насчитывал всего 39 человек, а не сотню с небольшим, как положено по штатному расписанию. Вторая часть этой же роты занимала еще одну высоту поблизости  – 3228. Вид, открывавшийся с этих возвышенностей, давал обзор дороги на 20–30 км и позволял наглухо перекрыть огнем стратегически важную трассу.

ПУЛЕМЕТЧИК С КРУПНОКАЛИБЕРНЫМ ПУЛЕМЕТОМ «УТЕС» НА БОЕВОМ ДЕЖУРСТВЕ

Командовал здесь гвардейцами-десантниками старший лейтенант Виктор Гагарин  – взводный стоявшего на высоте 3-го взвода. Общее руководство обороной высоты было на старшем лейтенанте Ткачёве, заместителе командира 9-й роты. Грамотное минирование склона и оборудование стрелковых позиций дали возможность десантникам превратить и без того труднодоступную высоту в настоящую крепость. И очень скоро им довелось на собственном опыте убедиться, что «пот экономит кровь».

7 января в 15.00 душманы открыли ураганный огонь по высоте. В дело пошли реактивные снаряды, минометы, гранатометы, тяжелое и легкое стрелковое оружие. Используя хорошее знание местности, неприятелю удалось обмануть бдительность наблюдателей и подобраться на расстояние всего 200 метров от позиций десантников. В ходе обстрела взвод понес первую, но чрезвычайно чувствительную потерю. Взрывом был убит радист артиллеристского корректировщика и уничтожена рация. В 16.30 с наступлением сумерек «духи» пошли в первую атаку. Одновременно было организовано наступление на участке 1 батальона 345-го полка, чтобы сбить с толку командование, заставить его медлить и распылять силы.

Атака на высоту развивалась сразу по двум направлениям. Душманы надеялись, что советские десантники не сумеют вовремя сориентироваться и подпустят врага с тыла. Но здесь их встретил плотный огонь крупнокалиберных пулеметов «Утес». Бой длился около часа, не добившись своего «духи» отступили, оставив на подступах к советским позициям около 40 убитых и раненых.

В 17.35 атака возобновилась. Но в это время на помощь гвардейцам старшего лейтенанта Гагарина пришел еще один взвод под командованием старшего лейтенанта Рожкова. Совместными усилиями после сорокаминутного боя десантникам удалось отбить и этот натиск.

В 19.10 душманы полезли снова. Кроме обычных моджахедов на высоту карабкались бойцы элитного подразделения моджахедов «Черные аисты» и пакистанские коммандос из полка «Чехатвал». В состав «аистов» набирались физически крепкие, получившие отличную боевую подготовку, радикальные исламские фундаменталисты со всего мира. Свое название они получили за характерную черную форму, делавшую их практически невидимыми в ночном бою. В спецподразделение «Чехатвал» тоже входили отнюдь не новички в своем деле. Оно специализировалось на глубоких рейдах на территорию противника и использовании там, где официальное применение войсковых подразделений «нецелесообразно». Против них стояли бойцы-срочники, но они были настоящими десантниками.

ВЫСОТА 3234 (ВИД НА СЕВЕР)

Бой закипел с новой силой. На позиции тяжелых пулеметов был обрушен настоящий огневой шквал. Под прикрытием пулеметов и гранатометов «духи» лезли вверх по склону. Командир пулеметного расчета младший сержант Вячеслав Александров, понимая, что позиция уже плотно накрыта вражеским огнем, приказал двум своим подчиненным отходить и сам продолжил вести огонь. После того как пулемет был уничтожен, он до последнего отстреливался из автомата, а затем в упор забросал приближающихся моджахедов гранатами. Меняя позицию, младший сержант был смертельно ранен. За три дня до этого ему исполнилось 20 лет. Но все же и эти отборные душманы отступили, не выдержав огня.

Следующая атака была едва ли не самой опасной. Враг шел прямо через минное поле, ошметками трупов мостя себе дорогу. Ему удалось приблизиться к позициям десантников на 50 метров, а кое-где и вовсе на расстояние броска гранаты. Были скошены осколками расчет второго крупнокалиберного пулемета «Утес» старшие сержанты Борисов и Кузнецов. Но рядовой Мельников продолжал вести пулеметный огонь, не давая врагу приблизиться к позициям. Среди десантников было много раненых. Закончились гранаты, оставалось не больше 30 патронов на ствол. В это время на помощь гвардейцам пробился взвод разведчиков старшего лейтенанта Смирнова. На позиции были доставлены боеприпасы и медикаменты. Тогда десантники сами перешли в контратаку и отбросили вниз опешивших «духов».

Затем атака следовала за атакой. За ночь их было еще 9. Все это время арткорректировщик старший лейтенант Иван Бабенко, взяв рацию у командира одного из взводов, холодно и четко наводил на цель удары артиллерии, поддерживавшей десантников. Огонь вели 3 САУ «Акация» (152 мм самоходные артиллерийские установки) и 3 гаубицы Д-30 (122 мм буксируемая гаубица). Всего по душманам было произведено 600 выстрелов. В критический момент боя Бабенко вызвал огонь совсем впритык к позициям. И вновь душманы были опрокинуты.

С территории Пакистана врага поддерживала артиллерия, для переброски живой силы пакистанцы использовали вертолеты. «Игра» шла ва-банк  – контроль над трассой означал победу или провал всей операции. Руководивший боем командир 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка подполковник Валерий Востротин направил на перехват бойцов с ПЗРК «Игла», после чего «воздушные такси» быстро ушли. Судьба 9-й роты была для комполка личной болью – именно во главе нее Востротин (ныне генерал-полковник) еще в 1979 году начинал боевые действия в Афганистане. За ходом боя пристально следил и генерал-лейтенант Громов, приказавший докладывать обстановку каждые полчаса. Говорить о «позабытых и брошенных» десантниках не приходится.

В последнюю атаку впереди моджахедов шли уголовники, приговоренные к смерти шариатским судом. Им давалась возможность, истребив ненавистных «шурави», «смыть кровью» преступления. Боеприпасы вновь были на исходе, большая часть десантников получили ранения, но очередная попытка взять высоту провалилась. Волны атак продолжались до 4 часов утра. К этому времени моджахеды осознали, что высоту не захватить, а если это и удастся, то закрепиться уже не выйдет  – приближался рассвет. Оставив бесплодные попытки, опасаясь при свете дня очутиться под огнем вертолетов и штурмовой авиации, они начали быстро отступать, унося убитых и раненых.

МЫ ПОБЕДИЛИ И ВРАГ…?

Безымянная высота 3234 навсегда обрела свое героическое имя. Шесть из 39 ее защитников были убиты (еще один скончался на следующий день от ран), 28 ранены (9 тяжело). Все были награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Младший сержант Александров и рядовой Мельников посмертно были удостоены звания Герой Советского Союза. Стратегически важную трассу врагу перекрыть не удалось, операция «Магистраль» успешно завершилась. Это была самая масштабная операция советских войск в Афганистане. И гвардейцы-десантники 9-й роты стали ее героями.

Попытка основать Афганистан в Афганистане была сорвана. Власть в Москве получила немаловажный козырь для «международного диалога», но просто выбросила его, предпочтя обернуть поражения врага в его победу. Но к несокрушимой доблести советских десантников, отваге, преданности и военному таланту командования 40-й армии это уже не имело отношения. Они сделали все, что от них зависело. Родина встречала их цветами, речами и скорым опасливым забвением. Что же касается Чарлза Уилсона, то он потом объявлял: «Красная Армия была побеждена, и она была побеждена неграмотными и босоногими воинами, кочевниками и пастухами», и те, кто бездарно профукал все победы и достижения нашей родины, послушно кивали в такт его словам.

Фото из архива автора


Авторы:  Владимир СВЕРЖИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку