НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

«Сидеть на двух стульях у России не получится…»

Автор: Дмитрий ЩЕГЛОВ
01.10.2001

 
Беседовала наш специальный
корреспондент Галина СИДОРОВА

Анатолий КУЛИКОВ

-Известные политики и бизнесмены окружили себя телохранителями – и все равно гибнут. Государства, обеспечивая свою безопасность, укрепляют специальные службы, но и те не всесильны. Можно ли вообще защититься от терроризма?

– Случившееся в Нью-Йорке и Вашингтоне даже вполне здорового и сильного человека заставляет об этом задуматься. 11 сентября я как раз выписался из госпиталя, и мы с женой с 19 до 22.00 смотрели репортажи из США. Мне стало плохо. Я выключил телевизор и говорю жене: пойдем поиграем в карты, в «дурака». Лет пятнадцать не играл, а тут час поиграли. То, о чем вы говорите, очень серьезно. Нужно перехватить у террористов инициативу, исключить сами условия для их действий. Можно ли совершить подобное на одной ненависти? Думаю, нет. Нужны огромные деньги. Теоретически их поступление террористам перекрыть можно. Но для этого придется активизировать все виды разведок, в том числе агентурную, создать единый центр, куда бы стекалась вся информация. Эту задачу не решить сегодня-завтра. Ведь у нас, чего греха таить, все разведки, даже внутри государств, друг другу, мягко говоря, не доверяют. Мы знаем, как это было принято у нас: КГБ, МВД, ГРУ – все соперничали. Помните убийство майора КГБ? Дело против МВД? А недавние события в США: ФБР искало в ЦРУ предателя и агента иностранной разведки, а нашло в собственных рядах. Конечно, каждая разведка мира выполняет сугубо индивидуальные задачи. Но есть одна, общая – предотвращение терроризма. Поиск путей взаимодействия непрост. Но без этого мы так и будем все время в тревожном ожидании.

– После отставки вы сразу занялись сплочением специалистов по борьбе с криминалом и терроризмом по всему миру...

– События 11 сентября подтвердили наш печальный прогноз, с одной стороны, о глобализации преступлений, с другой – о новых технологиях в этой сфере. Несколько лет назад в США, например, было зарегистрировано первое преступление качественно нового типа: хакер-киллер вошел в компьютерную сеть госпиталя, где находился на излечении важный свидетель, изменил параметры лекарств, и эти препараты, выданные медперсоналом, привели к смертельному исходу. Я уже не говорю о ставшем обычным делом банковском хакеризме. И, наконец, то, что подтвердила американская трагедия, – качественно новый уровень международного терроризма. В 1998 году мы с коллегами предложили идею антикриминального, антитеррористического Давоса по образцу экономического, попытались привлечь внимание не только специалистов, но и бизнесменов, политиков, журналистов. Во многих странах были созданы национальные оргкомитеты или фонды форума. 23 октября в Москве мы собираем международную конференцию «Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма». Причем задача видится не только в обмене информацией, что уже происходит, в том числе и на правительственном уровне, но и в унификации, гармонизации законодательства.

– Все говорят об объединении усилий. А на практике? Немедленно сталкиваются политические, стратегические, экономические интересы. Наши границы, наши соседи, сферы влияния... Реально ли вообще объединиться в борьбе с терроризмом?

– Точки соприкосновения найти можно. Нужно перестать углубляться в историю на предмет «кто виноват» и «кто кого взрастил». Это бессмысленно. Сегодня перед цивилизованными странами стоит ясная задача – не допустить подобного. Терроризм имеет корни – политические, экономические, религиозные. Нам нужно действовать последовательно. Для начала создать единый информационный, разведывательный орган в рамках «восьмерки» и вместе тщательно анализировать поступающие данные. У России возможности здесь огромные, пора поделиться ими с теперь уже партнерами по борьбе с терроризмом. Сделать это необходимо – и чтобы помочь американцам, и чтобы не пострадали невинные люди. Меня, например, беспокоит безоговорочное доверие американцев Северному альянсу. Его лидеры заявили: мы будем вам показывать все базы, а вы применяйте свою технику. Но ведь «северяне» решают прежде всего свою политическую задачу. Да, «Талибан» не тот режим, который может нравиться. Мы все видели их варварское отношение к сокровищам мировой культуры. Насаждаемые талибами порядки, вроде смертной казни за включение телевизора, выглядят совсем уж дико. Но ведь на стороне «Талибана», как и в рядах альянса, воюют простые крестьяне, мальчишки, которых туда отправили под угрозой оружия...

– Если бы вы сегодня оставались министром внутренних дел, что бы порекомендовали в сложившейся ситуации президенту России?

– Именно то, что сказал. Насколько я понимаю, это не расходится и с его намерениями. Он же заявил, что мы принципиально за оказание американцам содействия. Но в то же время хотим услышать, что именно они от нас ожидают.

– Ну, на этот вопрос американцы, как люди практичные, ответили сразу. К примеру, им нужны базы, куда могли бы приземляться их самолеты...

– Я считаю, что мы можем идти и на это, поскольку в данном случае наши интересы совпадают.

– Не означает ли это втягивания России в боевые действия?

– Сидеть на двух стульях, полагая, что за нас кто-то что-то решит, и надеяться на полную безопасность не выйдет. Здесь и Москве, и «восьмерке», и всему мировому сообществу нужна решимость. Мы должны создать вместе с партнерами обстановку, когда земля будет гореть под ногами террористов. Самое тесное взаимодействие необходимо как раз для того, чтобы не пострадали невинные люди. Предложения Путина связаны, на мой взгляд, с поиском оптимального варианта сотрудничества. Америка без нас не обойдется. И не потому, что у нее не хватит технических средств. Американцы прекрасно понимают, что мы имеем влияние на эти страны. Мы веками жили рядом с арабами. У самих 25 миллионов мусульман. Кроме того, нельзя допустить, чтобы война против терроризма, замешанного на исламском фундаментализме, обернулась войной против ислама.

– Судя по тому, как собираются разобраться с террористами, не обернется ли антитеррористическая операция еще одним Афганистаном, только в американском исполнении? И вообще, что такое война с терроризмом?

– Президент Буш заявил соотечественникам примерно следующее: это ненадолго. И кроме того, вы не все будете знать. Даже там, где добьемся успеха, мы не станем его обнародовать. Это говорит о том, что, с одной стороны, президент вынужден принимать популистские меры, с другой – понимает необходимость задействования не только военно-технических факторов, но и экономических, дипломатических рычагов. Он прямо сказал, что важно обрезать финансовые потоки. Да и дипломаты многое могут. Я вспоминаю нашу собственную историю. Когда в 1856 году Горчаков стал министром иностранных дел, он сразу отправился в Англию и договорился о прекращении поставок оружия на Кавказ. Потом с той же целью отправился в Турцию. Через два года война прекратилась. Шамиль был пленен. И это после двадцатилетия непрерывных войн – крымской, турецкой, кавказских. А разве сегодня для дипломатов ситуация изменилась?

– Были ли в вашу бытность министром, вице-премьером конкретные примеры сотрудничества, когда вы передавали или иностранные коллеги вам передавали информацию, на основании которой удавалось предотвратить те или иные преступления?

– Конечно. Я в свое время получил данные о подготовке покушения на Шеварднадзе. Тут же позвонил по закрытому каналу связи министру внутренних дел Грузии и сказал: предупреди Эдуарда Амвросиевича и попроси разрешения прибыть сюда, не могу сказать всего по телефону. Он прибыл. Мы предоставили грузинским коллегам всю информацию в части подготовки этого покушения, и его удалось предотвратить. Были подобные примеры и с Азербайджаном. Здесь мы пошли дальше – сами задержали и передали исполнителей. Сотрудничали с министром внутренней безопасности Израиля. По нашим данным, израильтяне «упаковали» Лернера на восемь лет. Благодаря взаимодействию с директором ФБР Луисом Фри, в Россию удалось вернуть свыше 120 миллионов рублей. А если бы хорошие личные контакты были подкреплены межправительственным соглашением!

– Буш заявил, что кое-кто из террористов, возможно, скрывается в Чечне. Может ли там оказаться бен Ладен?

– Теоретически да. Что такое расстояние между Афганистаном и Чечней? За Афганистаном – Иран, Ирак, Каспийское море и Кавказ. На легкомоторном самолете с четырехчасовой заправкой топлива и при фактическом отсутствии в этих государствах систем ПВО можно попробовать. Практически я это исключаю. Бен Ладену, как мне представляется, выгоднее оставаться в Афганистане – там у него разбросаны базы. А что такое Чечня? Двести пятьдесят на двести пятьдесят, даже кое-где меньше расстояние. Это же пятачок...

– Что же с этим пятачком никак не сладят?

– Не знаю, как ставится задача сегодня. Сразу после своего назначения министром я пришел к Борису Николаевичу – это было осенью 1995 года – и сказал: вызовите Куликова, Барсукова и Грачева, назначьте одного из них старшим, чтобы операция проводилась комплексно, и дайте срок три месяца для нейтрализации вот этих восьми фамилий. К концу этого срока на ваш стол будет положен рапорт: задача выполнена. В ответ: «Нет, я этого слышать не должен». Кто после такого возьмет на себя ответственность в нынешних условиях? Двадцать лет назад – другое дело. Каждый из нас был бы уверен, что его семья не пострадает. А сегодня, когда тут же всем станет известно, кто и какую задачу выполнял, конечно, это сделать нелегко. К тому же ни одно ведомство самостоятельно ничего не добьется. Потому что возможности ограниченны. Необходимо блокирование силами общевойсковых армейских подразделений на дальних подступах в сочетании с агентурной, специальной работой ФСБ и МВД путем постепенного сужения и тому подобное.

– Видимо, кому-то этого не нужно...

– В то время было не нужно. Березовский и его представители возили деньги кейсами. В присутствии Аушева Басаев перегружал их к себе в машину и уезжал. А порожден этот конфликт слабостью федеральной власти. Сначала – советской, которая была к концу восьмидесятых уже неспособна управлять ситуацией, потом российской, еще не способной. Ельцину нужно было выдвигаться в президенты. Вот он и говорил: берите столько суверенитета, сколько хотите. А Басаев хотел с помощью собственных вооруженных сил создать самостоятельное государство – Кувейт на территории Северного Кавказа.

– Вы считаете нынешнюю активизацию боевиков в Чечне не случайной?

– Заняться наведением там порядка надо было 12 сентября. А теперь время упущено. Увидев, что мы никаких мер не приняли, боевики перехватили инициативу. Гибель десяти высших и старших офицеров, десяти военнослужащих, трех членов экипажа сбитого вертолета, нападение на Гудермес и Аргун, взрыв дома администрации одним из смертников – демонстрация того, что все эти вещи связаны. Кроме того, они показали: и у нас есть свои камикадзе...


Авторы:  Дмитрий ЩЕГЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку