СИБИРСКОЕ ЗЛОЛОТО

СИБИРСКОЕ ЗЛОЛОТО
Автор: Юлия СТАРИНОВА
12.09.2014
 
СТАРАТЕЛИ УНИЧТОЖАЮТ ЭКОСИСТЕМУ АНГАРЫ И ЕНИСЕЯ
 
Кто сказал, что золотая лихорадка со всеми ее традиционными атрибутами – жаждой быстрой наживы, варварскими способами добычи и принципом «после нас – хоть потоп» – осталась в позапрошлом столетии? Если киношники когда-нибудь вновь решат вернуться к этой теме – им вовсе не обязательно ехать на съемки в Калифорнию и скрупулезно восстанавливать там реалии 150-летней давности. В нашей стране есть места, в которых триллер о борьбе за золото можно снять с документальной достоверностью и, что называется, в живых декорациях. Одно из таких мест – Красноярский край.
 
В последние пару недель здесь произошло несколько событий, значение которых жители других российских регионов вряд ли оценят. Росприроднадзор и прокуратура начали масштабную, по сути, беспрецедентную проверку состояния водной экосистемы региона, а экологи и специалисты Минприроды края впервые поставили вопрос о лишении лицензий местных золотодобывающих компаний.
 
Со стороны это наверняка выглядит как вполне стандартная процедура: действительно, что уж такого выдающегося может быть в формальной проверке? Но красноярцы знают: от ее результатов напрямую зависит – будут ли жить сибирские поселки, леса, реки. А значит, зависит и жизнь самих сибиряков.
 
ПАРТИЗАНЫ
 
Татьяна едва ли не как местную достопримечательность демонстрирует подчистую срытый соседский огород и то, что когда-то было поселковой дорогой.
 
– От нас до ближайшей больницы 100 километров добираться, а к нам, если что случится, ни скорая, ни пожарная, ни милиция не проедут, – говорит она. – Грузовики и экскаваторы все раздолбали. Летом и зимой еще туда-сюда, а в межсезонье вместо дороги месиво у нас. А у соседей огород – это по нему золотодобытчики прошлись со своей техникой. Представляете: просыпаются люди – а у них под окном золото копают. Заодно вон и канализацию задели, так что теперь мы совсем без удобств, весь поселок. А наладят ее – так через месяц снова порушат. Мы опытом наученные: лет десять уже эту беду терпим. Только, сказать честно, жить здесь больше нельзя. Как на вулкане круглые сутки находимся. И не растет ничего у нас. И рыба вся передохла.
 
Татьяна просит ее фамилию не упоминать: местные «в контрах» с золотодобытчиками, мало ли что. Жители Партизанска – таежного поселка в Красноярском крае – пишут во все инстанции, от газет до администрации президента: жалуются на погибшие, начисто срытые сельхозземли, на которых больше никогда ничего не вырастет, на грязные речки, на взрывы в золотоносных карьерах, окруживших поселок со всех сторон. От взрывов этих уснуть невозможно, от них дребезжат стекла, осыпается штукатурка с потолка, идут трещинами стены. Золотодобытчики, в свою очередь, предъявляют разрешительные документы и положительные заключения экспертиз: все инстанции им дают добро на продолжение работы.
 
Переписка продолжалась до весны этого года. А в мае жители Партизанска, узнав, что золотодобывающая компания «Васильевский рудник» намерена проводить доразведку на территории поселка, причем работы пойдут во дворах их домов и на местном кладбище, перекрыли дорогу к руднику. Вот просто взяли и вышли всем поселком на круглосуточное дежурство. И не пропустили технику.
 
Через двое суток в Партизанск приехала целая делегация: руководство «Васильевского рудника», сотрудники прокуратуры, милиции, МЧС, районной администрации и краевого правительства. Конфликт тогда удалось замять. Проблему решить – нет. Крупная компания-золотодобытчик работу в поселке приостановила. Мелкие, которым тут нет числа, остались.
 
Итог – поселок и жизнь вокруг него разрушаются, как и прежде. Дождик прошел – и Партизанск, без того находящийся на краю географии, оказывается напрочь отрезанным от цивилизации, от медицинской помощи, от электроэнергии, от продуктов и лекарств. Но самое главное – требование «партизан» о переселении их в нормальные условия, видимо, так и останется невыполненным.
 
– Люди живут в невыносимых условиях: бытовых, социальных и экологических, – говорит Алексей Колпаков, уроженец Партизанска и активист общественного движения «Плотина». – Но что-то изменить в этом плане оказалось труднее, чем мы думали. Понятно, что работа золотодобытчиков плохо совместима с проживанием людей в этих местах. Но из всех инстанций, в которые мы обращались, получали в основном отписки, а предпринимателей даже крупные штрафы не пугают, при их прибылях это мелочи. Заплатили за вред экологии или за ущерб местным – и работают дальше. Мы вот буквально вчера с земляками эту ситуацию обсуждали. После весеннего конфликта с перекрытием дорог местным властям удалось людей утихомирить как-то, но на деле-то ничего не изменилось. Все так же дороги разрушаются, дома по швам трещат, плодородные земли превращаются в грязь под колесами тяжелой техники.
 
А вот руководители «Васильевского рудника» такое положение вещей считают доказательством своей непричастности к экологической и социальной катастрофе Партизанска. После майской «блокады» работы в поселке компания приостановила. И кто ведет добычу сейчас и портит людям жизнь – одному богу известно.
 
– Все эти письма – обман сплошной. Они (жители Партизанска. – Ред.) их не только вам пишут, но и в приемную президента, и в администрацию района, и губернатору края, и вообще всем, – говорит Алексей Дорогойченков, генеральный директор ЗАО «Васильевский рудник». – А ведь сейчас мы там работы никакие не ведем, хотя у нас есть для этого все согласования: нужные экспертизы пройдены, разрешения получены – в общем, есть всё, что надо. Но вот как тогда, в мае, они нас на участок не пустили – так мы и ушли, оставили все на потом. Ведем деятельность на своем дальнем карьере, который никаким образом на поселок не влияет.
 
Алексей Дорогойченков рассказывает – и прежде-то от «Васильевского рудника» местным никакого беспокойства не было. Весной, когда в поселке собралась комиссия из представителей всех инстанций, от силовиков до чиновников, золотодобытчики при них провели несколько взрывов, так их даже и не услышал никто.
 
– Просто люди любят писать. У людей очень плохая обстановка социальная, все разрушено, руки ни у кого до них не доходят – ну понятно, вот они и пишут, – говорит Дорогойченков. – Канализация у них рушится? Так ее здесь никогда и не было. И даже если бы мы там не работали – все бы рухнуло, по-любому. В 1980-е годы здесь были построены школы, садики, с тех пор все это пришло в упадок, никто на это денег не выделяет. И вот опять же – школу, клуб, детсад – все это мы им ремонтировали, за свои деньги. И в этом году опять финансово помогли. Ну да, летом у них по огородам действительно драга прошла, перекопала все.
 
Но это драга не моя, я за нее отвечать не могу. А чья – не знаю. Вообще, считаю, этот скандал нужен был кому-то. Ну, может, местной администрации, чтобы показать, что они решают проблемы. А лучше бы они раньше решали – с дорогами, водозаборами, ремонтом. А то подняли шум – а потом сделали вид. А мы после этого проходили дополнительные проверки, и все наши документы все инстанции удовлетворили. И Главгосэкспертизу мы прошли. Мы же не суемся работать там, где документов нет.
 
ЛУННАЯ ПУСТЫНЯ
 
На наш вопрос, как он относится к инициативе местных экологов – запретить особо «травмоопасные» способы золотодобычи, Алексей Дорогойченков отвечает философски:
 
– Ну, у нас же все вредно, вы же знаете. В космос летать тоже вредно, тоже загрязняем атмосферу. Ну, давайте все запретим, ничего делать не будем. Только нюхать цветочки и любоваться травкой. Я вам так скажу: если все делать по проекту, с умом, технологии положенные соблюдать – никакого вреда не будет.
 
Но это если с умом и по проекту. На практике же если кто подобным образом к делу и подходит, то лишь крупные компании. У средних и мелких на геолого-изыскательские работы, покупку современной техники и добычу рудного золота денег либо нет, либо им жалко на это тратиться. А потому добывают они не рудное, а россыпное золото. И по старинке – драгами. Жителям красноярского Севера хорошо известно: если рядом с поселком появилась драга – это конец всему. Реки быстро превращаются в мутную жижу, «благоухающую» сероводородом, все живое в ней и рядом с ней умирает. А промышленная грязь из маленьких речушек несется в крупные, а уже из них – в Енисей.
 
Остановить этот поток не под силу, похоже, ни местным властям, ни правоохранительным органам. В сообщении краевой прокуратуры, датированном осенью прошлого года, читаем: «Установлено, что ООО «Артель старателей Ангара-Север» занимается геологическим изучением и лицензионной добычей рассыпного золота гидромеханическим способом на месторождении реки Большая Мурожная. С 6 на 7 июля 2013 г. на локальном участке «Озерный» произошло разрушение дамбы рабочего пруда-отстойника и сброс 30 тысяч кубометров неочищенных сточных вод, которые попали в русло рек Большая Мурожная, Ангара и Енисей. Протяженность шлейфа загрязнения составила более 70 км, его ширина варьировала от 20 до 150 метров».
 
По данным проведенных тогда исследований, в отобранных пробах концентрация взвешенных веществ в 66 (!) раз превысила допустимые нормативы. Зашкалило превышение ПДК и по содержанию цинка, железа, марганца.
 
Не прошло и года – красноярские экологи опять забили тревогу. Спутниковые снимки вновь показали грязный шлейф, растянувшийся на десятки километров. И все там же – на Большой Мурожной. А кроме того, на реках Большой Пит, Каменка, Рыбная. Проведенные лабораторные исследования в очередной раз подтвердили превышение концентраций в водах Енисея, Ангары, Большого Пита и их притоков железа, меди, цинка, марганца, в некоторых случаях – нефтепродуктов.
 
На Большой Мурожной работают «старые знакомые», отметившиеся здесь в прошлом году, – артель «Ангара-Север». Кроме того, по предположению надзорных органов, могут быть причастны к загрязнению вод компании «Партизанский горный узел», ЗАО «Прииск Удерейский», ООО «ВИС» и ЗАО «Северная».
 
– Загрязнение Ангары, Енисея и их притоков носит систематический характер, – говорит Виталий Нетребко, заместитель руководителя управления Росприроднадзора по Красноярскому краю. – И в прошлом году были подобные ЧП, и в этом все повторяется. Маленькие речушки, на которых идет золотодобыча, сильно загрязняются и несут выбросы дальше – в Ангару и Енисей. На сегодня мы имеем на руках протоколы, подтверждающие этот факт. В основном речь идет о мелкодисперсных веществах, которые очень долго оседают, и в итоге получается такой золотой шлейф, растянувшийся на десятки километров. Но точка в проверке еще не поставлена. Сейчас у меня там инспектора работают, проводят более масштабные исследования – с катеров берут пробы, природоохранная прокуратура с нами. И уже предварительно мы определили виновных в загрязнении водных объектов – три предприятия (пока их не называю). Наши инспектора туда сейчас зайдут и будут смотреть: с нарушениями технологии это связано, или причиной стали, к примеру, сильные осадки, которых отстойники не выдержали, или же они сделали эти сбросы намеренно, по халатности своей.
 
Что же остается там, откуда ушли золотодобытчики? (Кстати, их красноярцы давно уже зовут золотарями (кто не в курсе – так прежде называли ассенизаторов). И не потому, что похожие слова путают, а потому, что реки превращаются примерно в такую же субстанцию, которой «по долгу службы» занимаются золотари.)
 
Александр Колотов, российский координатор международной коалиции «Реки без границ», стал очевидцем последствий варварской золотодобычи.
 
– Если сравнить добычу россыпного и рудного золота, мы увидим, что россыпное дает какой-то ничтожный процент от общих объемов, но экологический ущерб от его добычи огромен, – рассказывает Колотов. – При этом рудное золото добывают крупные компании на больших карьерах, с использованием современной техники и следуя все же каким-то нормативам. А мелкие используют разрушительные, варварские методы. После добычи россыпного золота остается, знаете, такой лунный ландшафт. В процессе полностью снимается весь плодородный слой почвы, а сама она перелопачивается. Там, где была река, остается месиво. Представьте: вот если канаву перерыть экскаватором и так ее бросить – такая примерно картина. Понятно, что в этом месте нет больше ничего живого – погублены и флора, и фауна, срезается все под корень и даже глубже. Земля выглядит как после взрывов. Увидеть такое хоть раз – настоящее потрясение. При этом требуются десятилетия, а то и столетия, чтобы жизнь на этой территории начала восстанавливаться.
 
Отметим, что в компании «Артель старателей «Ангара-Север» ситуацию корреспонденту «Совершенно секретно» комментировать отказались.
 
ЗАГРЯЗНЕНИЕ РЕК ВИДНО ДАЖЕ ИЗ КОСМОСА
Фото: aakolotov.livejournal.com
 
ЦЕНА ВОПРОСА
 
Ситуация с золотодобычей в Красноярском крае – тот самый случай, когда из двух главных и вечных российских вопросов важнее ответить не на «кто виноват?», а на «что делать?». Разовых санкций нарушители, похоже, не боятся. Да не такими уж эти санкции в итоге оказываются строгими.
Взять хотя бы историю все с той же «Ангарой-Север».
 
По факту прошлогоднего инцидента – с 70-километровым золотым шлейфом – Росприроднадзор оштрафовал предприятие на 300 тысяч рублей. А вот природоохранная прокуратура попыталась применить меры посерьезнее: в Свердловский районный суд Красноярска был подан иск о взыскании с ООО «Артель старателей «Ангара-Север» 404,5 миллиона рублей в качестве компенсации вреда, причиненного водным объектам. Суд состоялся. Результат – золотодобытчики вместо 400 миллионов заплатили 30 тысяч: предоставили справку о том, что предприятие находится на грани банкротства и штраф в сотни миллионов выплатить не в состоянии.
 
Однако, как показало время, банкротство компании не грозит: «Ангара-Север» продолжает работать на той же территории и теми же методами.
 
При этом и поймать за руку «золотарей» оказывается не так уж просто.
 
– Мелкие артели работают в основном в отдаленных районах, и уже поэтому ни о каком строгом контроле их деятельности речи быть не может, – говорит Александр Колотов. – Мы смогли подать заявления в Росприроднадзор и природоохранную прокуратуру только на основании космических снимков, которые нам помогли сделать наши партнеры. Свежий пакет спутниковых фото вновь показал страшную муть, которая идет по рекам из мест работы золотодобытчиков. Это и стало основанием для проведения проверок, лабораторных исследований в том числе.
 
Ситуацию, признают специалисты, нужно менять кардинально. Но беда в том, что и действенных механизмов для того, чтобы это сделать, у надзорных органов, чиновников, экологов сегодня не так уж много.
 
– Понятно, что проблема эта возникла не вчера. Работали золотодобытчики на красноярских реках и в советское время, а мы работали с ними, – говорит Виталий Нетребко. – Но сейчас законодательство дает большое послабление для этих природопользователей. По закону планово проверить их мы можем только раз в три года. Ясно, что это их расслабило, и в подобной ситуации они меньше всего обращают внимание на окружающую среду.
 
Проверку вне плана мы можем провести, только если поступил, к примеру, сигнал от местных жителей. И то процедуру нужно согласовать с прокуратурой, а она по ряду причин идет нам навстречу далеко не всегда. Вот люди нам пишут: вода грязная, помогите. Мы выходим в прокуратуру и говорим: на этой территории работает столько-то компаний, давайте проверим их все, найдем источник загрязнений. А нам отвечают: а с какой стати вы будете их всех проверять? Найдите виновного, его и проверяйте. Вот так мы время и теряем…
 
Плюс к тому экологическую экспертизу проектов сейчас убрали. И ту документацию, которую золотодобытчики готовят, смотрят только геологи – оценивают предполагаемые объемы извлечения. А раньше специалисты определяли – достаточно ли имеющихся у компании возможностей для того, чтобы защитить от негативных воздействий окружающую среду. Сейчас нет этой процедуры.
 
Более радикальное решение – отзыв лицензий у компаний-нарушительниц. Это, по сути, означает полный запрет на продолжение их работы на территории региона.
 
– Сейчас мы проверяем договоры на пользование водными ресурсами края, заключенные с компаниями-золотодобытчиками, и дожидаемся окончательных результатов проверки, которую проводят Росприроднадзор и природоохранная прокуратура, – рассказывает Мария Хлыстунова, специалист Министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края. – Кроме того, мы предложили ужесточить экологический мониторинг в регионе. Если все полученные нами данные в итоге покажут, что предприятия не просто нарушают природоохранное законодательство, но делают это систематически, у нас будут основания поставить вопрос о целесообразности продолжения их работы на территории края.
В свою очередь краевая прокуратура в августе этого года официально предупредила нарушителей-«рецидивистов» о возможном привлечении их не к административной, а к уголовной ответственности: статьей 250 УК РФ «Загрязнение вод» предусмотрены для различных случаев санкции от штрафа в 80 тысяч рублей до лишения свободы сроком на 5 лет.
 
А экологи самым действенным решением вопроса считают путь, выбранный сегодня большинством стран мира: полный запрет на добычу россыпного золота.
 
– Наши соседи, Китай и Монголия, пришли к этому еще в 2009 году, – говорит Александр Колотов. – С этого времени добыча россыпного золота там фактически прекращена. Таким образом, получается, что мы на данный момент остались едва ли не единственным государством мира, где нет никаких ограничений в этом плане. При этом, повторюсь, речь-то идет о получении очень незначительной прибыли. Да, решение подобных вопросов – это преимущественно компетенция федеральных органов. И здесь, на уровне региона, мы мало что можем сделать. Но мы должны делать! Я, в частности, предлагаю провести комплексную оценку воздействия добычи россыпного золота на экосистему, чтобы иметь бесспорные данные и с ними выходить в федеральные ведомства. По этим показателям может быть наложен запрет не на выдачу лицензий компаниям, а на разработку конкретных участков в принципе.
 
… Жительница Партизанска Татьяна продолжает свою «экскурсию»:
 
– Здесь, в Мурожной, рыбы всегда было много. Потом эти вот реку перегородили – смотрите, что осталось. Не река, а лужа. Цвет такой – я не знаю, глина это или что. Вода красная. Что у них там из труб вытекает, я не в курсе. Рыбы нету. Вообще-то мы бы и это стерпели, если бы они к нам в поселок не полезли копать. Сейчас вроде «Васильевский» ушел – так четыре новых пришли, не знаю, кто такие. Ждем, что нас все-таки переселят, увезут отсюда куда-нибудь.
 
… Ждать, похоже, придется долго.

Авторы:  Юлия СТАРИНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку