НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Шоп - соблазны

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.08.1999

 
Елена СВЕТЛОВА,
обозреватель «Совершенно секретно»

Примеряя дорогое пальто в универмаге «Весна», я чувствовала себя по меньшей мере моделью. Несколько пар внимательных глаз следили за каждым моим движением. Вот только зрительниц – а это были продавщицы – меньше всего интересовало, как сидит пальтишко. Их волновало другое: как бы импортную вещицу, за которую они несут материальную ответственность, не увели из-под носа. Тем более что в секцию впорхнула целая стайка девушек-старшеклассниц и принялась накидывать на себя все подряд. «Конвой» облегченно вздохнул, когда наконец наряды водворились на место.

Похоже, продавцы государственных магазинов отвыкли от столпотворения. Очередей в секции готового платья, верхней одежды или обуви давно уже нет. Ценники с трехзначными как минимум цифрами отпугивают. Последний всплеск покупательского спроса наблюдался в период прошлогоднего обвала рубля.

Пустые торговые залы сильно осложнили жизнь воришек. А прежде в давке и толчее умельцы ухитрялись напяливать на себя сразу по три пуловера, незаметно сунуть в карман пару бюстгальтеров и даже натянуть костюм вместе с вешалкой. Продавцам приходилось всегда быть начеку. Тем более что недостачу покрывали из их кармана. Чтобы уложиться в норму списания, складывались всей секцией и возмещали стоимость «сбежавших» брюк.

Сегодня излюбленные места охоты – гипермаркеты типа магазина «Рамстор», где всегда многолюдно и товаров – завались и обсыпься. Умельцы орудуют группами: один наблюдает, другой отвлекает продавца, третий ворует. Милиция порой знает этих клиентов в лицо, но часто ничего сделать не может. Не пойман – не вор.

Супермаркет «Диета», расположенный в престижном московском районе Крылатское, – земной рай для состоятельных покупателей. Здесь можно потешить себя чем угодно, ассортимент насчитывает около 18 тысяч наименований. Имеется, конечно, пара-тройка прилавков, за которыми торгуют весовым товаром, но львиная доля площадей – самообслуживание. И спиртное, и сладости, и бакалея, и нарезки, и косметика, и свежая пресса – все разложено на бесчисленных стеллажах. Они-то и привлекают воришек.

Мужчины тащат спиртные напитки, женщины предпочитают парфюмерию. Особым спросом пользуются плоские бутылки, которые легко просунуть под брючный ремень или спрятать в кармане пиджака. Если продавец видит, что покупатель запихивает товар за пояс, он не может призвать его к порядку. Клиент вправе возмутиться: «Куда хочу, туда кладу. Мне так удобнее!» Остается одно: «вести» вора до выхода из магазина. Лишь тогда, когда он минует кассу, так и не заплатив за покупку, правонарушителя можно задержать.

Недавно словили троицу, поживившуюся было на восемь тысяч рублей. Впрочем, сумма складывается легко, достаточно прихватить несколько бутылок дорогого виски. Правда, элитный коньяк «Луи XII», который стоит 96 тысяч рублей, выкрасть практически невозможно. Коллекционные бутылки в витрине закрыты на замочек, ключ от которого есть только у администратора. Гурмана, приобретающего ценные напитки, вежливо провожают до кассы.

Воришки-неудачники ведут себя по-разному. Некоторые плачут, просят прощения, другие грубят и лезут в драку. Если стоимость украденного незначительная, с клиентом проводят нравоучительную беседу и отпускают. О поведении несовершеннолетних злоумышленников могут сообщить их родителям.

Впрочем, закон говорит определенно: если ущерб не превышает размера одной минимальной зарплаты – а сегодня это 83 рубля 49 копеек, – то хищение считается мелким и влечет наложение штрафа. Стоит украденная вещь дороже, вступает в силу соответствующая статья Уголовного кодекса, предусматривающая целый спектр наказаний вплоть до лишения свободы. Но даже перспектива провести трое суток в затхлом милицейском «обезьяннике» выглядит довольно хмуро...

Цифры потерь по вине любителей халявы – коммерческая тайна. В приличном магазине эта сумма составляет около двух процентов товарооборота. В любом случае деньги немалые. Но администрация все равно не станет ужесточать контроль, потому что любой дискомфорт вызывает мгновенный отток клиентов. В супермаркете уверены: попадаются только дилетанты, а крупная рыба проскальзывает сквозь сети. Начинающего воришку выдают волнение, суетливость, походка. Опытный глаз его сразу вычислит

Портрет современного магазинного вора нарисовать трудно. Это может быть молодой человек без лишнего гроша за душой, который хочет пить дорогое спиртное, курить американские сигареты. Иногда попадаются военные. Некоторое время назад задержали морского офицера-подводника. Его красивая форма резко контрастировала с лохмотьями завсегдатаев изолятора временного содержания. Что греха таить, случается, задерживают журналистов, кое-кто из корреспондентов уважаемых изданий «отметился» в модных торговых домах. Попадают и дамочки с веером кредитных карточек в дорогом портмоне. А вот полунищие пенсионеры на воровство отваживаются крайне редко.

В магазине «Британский дом» клиентам доверяют. Здесь нет ни пресловутых «сумочных», ни прилавков. Можно часами блуждать по торговым залам, не чувствуя себя под прицелом бдительных глаз. Номерки, которые выдает продавец при входе в примерочную кабинку, и «рамки» на выходе из магазина, пожалуй, единственные приметы контроля. На самом деле все товары, без исключения, снабжены электронной защитой в виде этикеток или жестких ярлыков.

– Мы не пытаемся следить за всеми покупателями, – говорит Алексей Анциферов, начальник службы безопасности «Британского дома», хотя технические возможности для этого есть. Основной контингент воришек – все же дилетанты, «профессионалы», имеющие спецсредства для снятия магнитных ярлыков, встречаются не так часто. Обычно уносят мелкие вещи, которые можно положить в карман или спрятать в дамской сумочке: нижнее белье, колготки, бижутерию. Хотя были попытки утащить пиджак или пальто, правда, на такую откровенную наглость люди отваживаются лишь в состоянии наркотического или алкогольного опьянения.

Основная часть задержанных – публика с весьма приличным достатком, которой не так легко пробить брешь в семейном бюджете. Недавно попался «новый русский», спрятавший комплект носков под мобильным телефоном. «Хотелось проверить, как вы работаете», – сказал он в свое оправдание. Как ни странно, достаточно высок процент нечистых на руку иностранных граждан. Причем из стран, которые мы уважительно именуем цивилизованными.

Не так давно поймали гражданку Японии, это был чистый анекдот. У нас продаются ароматизаторы в виде деревянных шариков по доллару за штуку. Так вот, гостья из Страны восходящего солнца попыталась унести тридцать семь шариков. Когда ее задержали, она испытала настоящий шок и страшно боялась, что мы вызовем милицию и сообщим в посольство Японии. Другая мадам из европейской страны, заплатив за несколько покупок, решила прихватить бесплатно достаточно дорогую простынку. Но самые крупные кражи происходят в холодное время года, когда громоздкая теплая одежда с карманами позволяет «надежно» припрятать похищенные вещи. Пик активности падает на рождественский период. Один клиент ухитрился вынести елочных игрушек на тысячу долларов, правда, на улице его задержали.

Изобретательность иных покупателей не знает границ. Срывают ярлыки и прячут за зеркалами примерочных, надевают на одну вешалку по несколько вещей, прячут товары в нижнее белье, порой проделывая эту интимную манипуляцию прямо в торговом зале. Молодая дама в собольем манто нацепила на шею стибренное колье. Ухищрения, как правило, не срабатывают. Ловят воров с помощью уникальной техники, а также персонала. Живые глаза не заменит даже электроника. Именно взгляд профессионала фиксирует странное поведение клиента, суетливые жесты, опасливые взгляды или дрожь потных рук. Воришке позволяют выйти на улицу и задерживают в тот момент, когда он переводит дух, радуясь, что вышел сухим из воды. Иногда на Новом Арбате разворачиваются такие сцены погони, словно в детективах.

О нечестных клиентах сообщают в милицию, их фамилии заносятся в картотеку, и когда вор вновь появляется в магазине, его ненавязчиво сопровождают. Одного торговца с Арбата задерживали трижды, в первый раз он вынес целую партию колготок на 280 долларов, через полгода скромно прихватил четыре пары, а месяца через три вновь «упал» на любимый товар.

Что же это за публика? Клептоманы? Мои собеседники, начиная от продавцов, менеджеров и заканчивая сотрудниками милиции, в лучшем случае пожимали плечами. Разбираться, какие душевные порывы обуревали вора, никто не собирается. А зря.

«Кроме спрятанных в рукава воланов алансонских кружев, которых оказалось двенадцать метров по тысяче франков за метр, они нашли у нее на груди новый носовой платочек, веер и галстук, измятые и теплые – всего тысяч на четырнадцать. Г-жа де Бов, охваченная бешеной, неодолимой страстью, воровала таким образом уже целый год... хотя карманы и были у нее набиты деньгами; она воровала ради воровства, как любят ради любви; ее подстрекало необузданное желание, она была во власти душевного недуга, который развился у нее на почве ненасытного стремления к роскоши, в свое время внушенного ей необоримыми, грубыми соблазнами больших магазинов»

Французской графине не удалось покинуть магазин без осложнений, ей пришлось подписать бумагу: «Я украла в «Дамском счастье» такие-то кружева...»

Недуг, которым страдала г-жа де Бов, героиня романа Эмиля Золя «Дамское счастье», именуется клептоманией – болезненным влечением к воровству. Слово «клептомания» продавцы произносят с иронией, считая несчастных, у которых руки чешутся что-то стащить, обыкновенными воришками. Для милиционеров вопрос стоит просто: по факту совершения кражи возбуждается уголовное дело. В советские времена проблему клептомании традиционно обходили стороной, ограничиваясь кратким упоминанием в справочниках. Даже в учебниках по судебной психиатрии и по уголовному праву о клептомании мало что можно было прочитать.

Эта напасть не избирательна. Клептомании, словно гриппу, подвержены и богатые, и бедные, и молодые, и старые. Интересно, что болезненной страстью к воровству страдал даже французский король Генрих IV Наваррский. Венценосная особа не в силах была противостоять искушению незаметно брать все, что нравилось. Впоследствии король отсылал похищенные вещицы владельцам. В памяти современников он остался добрым и щедрым государем. Но всей силы воли, которая проявлялась в разных обстоятельствах, королю не хватало для того, чтобы удержать себя от постыдных поступков. Он сам не раз говорил: «Не будь я королем, я был бы повешен за воровство».

Малоизвестный русский психиатр Николай Плиский сто лет назад посвятил проблеме клептомании блистательное эссе, недавно переизданное ГНЦ социальной и судебной психиатрии имени В.П.Сербского. Доктору удалось собрать целую коллекцию ярких примеров клептомании.

...В одном из губернских городов Южной России жила генеральша, которая обожала ходить по магазинам, но не столько делала покупки, сколько приворовывала. О порочной страсти почтенной дамы знал весь город, но кражи всегда сходили ей с рук. Дело в том, что по приказанию мужа-генерала ее неотлучно сопровождал лакей, который щедро оплачивал грехи. Купцы и приказчики охотно подыгрывали генеральше, делая вид, что ничего не замечают. Но на выходе лакею вручался удвоенный счет. За свою жизнь генеральша успела совершить тысячи краж.

– Клептомания сама по себе не является психическим заболеванием, – считает Маргарита Качаева, старший научный сотрудник ГНЦ имени Сербского.Это, скорее, один из симптомов. Тяга к воровству бывает у больных шизофренией, людей с органическим поражением головного мозга и психопатией, изредка наблюдается у эпилептиков, как предвестник припадка. У нас наблюдался такой больной, профессиональный летчик, который совершал кражи. Воровал он исключительно кошельки, причем явное предпочтение отдавал старым и потрепанным, на дне которых звенела мелочь. Такие носят обычно бабульки в прозрачных пакетах. Свои трофеи летчик тут же выбрасывал. Ему важен был сам процесс кражи. На судебно-психиатрической экспертизе летчика признали невменяемым, он страдал скрытой формой эпилепсии.

Была больная, которая обожала яркие канцелярские товары. Заходя в супермаркет, она чувствовала, будто некий магнит тянет ее к полкам с ластиками, ручками, степлерами. Вблизи вожделенных предметов она не могла противиться преступному импульсу. Известен случай, когда обеспеченная замужняя женщина неоднократно задерживалась во время совершения краж в магазинах, похищенные вещи она выбрасывала или раздаривала. Интересно, что преступления эти совершались с маниакальной периодичностью – каждые двадцать восемь дней... Другая пациентка занималась магазинными кражами исключительно во время беременности, правда, в интересном положении она оказывалась довольно регулярно. Эта дама специализировалась на нижнем белье. Даже выйдя из зала суда, она первым делом направилась в ближайшую галантерею, где своровала очередной корсет и испытала при этом чувство разрядки. Вообще клептоманы переживают сильнейшую гамму чувств, граничащую с эротическими ощущениями.

Клептоман ворует экспромтом, ради самого процесса, он не может остановиться, его мотивы не поддаются логике, они продиктованы более мощной силой. Он всегда действует в одиночку, сообщники ему не нужны.

По наблюдению Николая Плиского, клептоманы воруют машинально, бессознательно, как сороки, галки и вороны таскают абсолютно ненужные золотые и серебряные вещицы. Клептоманы не стремятся устроить алиби, скрыть улики, напротив, похищенные вещи хранятся в их квартирах чуть ли не на самых видных местах. Например, один богатый землевладелец питал сильнейшее пристрастие к портсигарам. С детства он не мог противостоять склонности утащить вожделенный предмет, в его коллекции позолоченные портсигары соседствовали с бумажными.

В отличие от воров, эта публика раз и навсегда отдает предпочтение определенным предметам, причем порой совершенно бесполезным, и никогда не пытается сбыть похищенное.

– Западные, в частности американские, психиатры даже выделяют магазинные кражи, которые наносят торговле миллиардные убытки, в отдельную группу – «шоплифтинг», – говорит Маргарита Качаева. – Около 80 процентов англичанок, промышляющих шоплифтингом, – клептоманки. Они попадаются вновь и вновь, не извлекая урока из случившегося. Полученное удовольствие как бы закрепляется в психике и требует повторения. Как заядлый игрок все чаще возвращается к рулетке, пока не проиграется вчистую, как наркоман с каждым днем повышает дозу вплоть до смертельной, так клептоман нуждается в очередном допинге – краже. Арест остановит его лишь на время.

У нас о тайной тяге некоторых людей, преимущественно женщин, к воровству знают разве что частные психиатры. Только им в минуты откровений признаются в своих грешках богатые пациентки. К сожалению, прогноз на будущее неутешителен, считает Маргарита Качаева. Клептомания редко проявляется на фоне безоблачного неба. Ее верные спутники – болезни, усталость, домашние неурядицы, депрессия. А магазинная кража, позволяющая пережить чувство опасности, почувствовать острый привкус риска, в какой-то степени возмещает неудовлетворенность.

Какого рода механизмы лежат в основе клептомании? По мнению некоторых специалистов, причины этого явления нередко связаны с нарушениями сексуального влечения, при котором удовлетворение возможно лишь в присутствии определенного предмета – фетиша. Неоднократные кражи женского белья, косметики из этого разряда. Не случайно в соответствующих отделах западных супермаркетов всегда присутствует шеренга продавщиц.

Попутчица в поезде, респектабельная дама, преуспевающая в бизнесе, призналась мне, что еще в детстве, желая испытать себя, украла в магазине дешевую булочку. Горький вкус этой калорийки она помнит до сих пор.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку