НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Шьем из материала заказчика

Автор: Георгий ХАБАРОВ
01.05.2002

 
Евгений ТОЛСТЫХ

Хотите въехать на скрипучей телеге прошлого в светлое экономическое завтра новой России? Не выйдет! – улыбнулся мой приятель в ответ на «жалостливый» рассказ начинающего предпринимателя, который решил вернуть долг, обратившись за помощью к «крутым». «Киллеры упали в цене на рынке «деликатных» услуг, – резюмировал мой знакомый, – их нишу прочно заняли... как бы это помягче сказать... не совсем добросовестные сотрудники правоохранительных органов. Обеспечивают «размещение беззакония в правовом поле». Стоит дороже. Зато дело имеете с «интеллигентными» людьми».

Приятель знал, что говорил, не понаслышке: сам из «органов», и в его архиве – не одна история преображения «человека с ружьем».

Дело о трех миллиардах

28 марта 1997 года на должность главного бухгалтера некоего ТОО «Валта» был временно назначен А.Мазур, работавший до этого в соседней фирме. 31 марта в филиал «Инкомбанка» «Триумфальный» была представлена заверенная нотариусом контрольная карточка с образцами оттиска печати ТОО «Валта» и подписей генерального директора фирмы А.Гунеева и главбуха Мазура. А 2 апреля в первой половине дня в названный банк передали оформленное по всем правилам и подписанное генеральным директором платежное поручение о перечислении со счета ТОО на расчетный счет в/ч 40063 полутора миллиардов рублей на строительство порта. После этого Мазур вместе с печатью фирмы и некоторыми документами исчез. Хотя не бесследно. Впоследствии установили, что 2 апреля после посещения банка он побывал в Управлении по экономическим преступлениям ГУВД Москвы. На следующий день он объявился в филиале «Инкомбанка» «Триумфальный», где на простом листе бумаги (не на бланке фирмы!) написал заявление об отзыве платежа в полтора миллиарда рублей, «прихлопнул» заявление прихваченной из фирмы печатью. Банк принял «документ» к исполнению.

Сразу из банка Мазур приехал в ГУВД и сдал старшему оперуполномоченному по особо важным делам УЭП майору В.Торбину ту самую печать и около сорока различных документов, касающихся деятельности ТОО «Валта». Не будем перечислять положения и нормы законов и УПК, которые нарушили милиционеры, приняв все это «хозяйство» у Мазура. Впереди нас ждут события, на фоне которых эти промахи покажутся детскими шалостями.

3 апреля в помещении ТОО «Валта» и «Лико-Промаркет» появляется группа вооруженных сотрудников милиции и предлагает руководителям фирмы «пройти» с ними в ГУВД. В управлении у бизнесменов в течение нескольких часов выясняют природу перечисленных на счет воинской части денег (не бюджетные, не заемные?) и отпускают. Конечно, «трюк» можно списать на чрезмерную бдительность нашей милиции, но уж где– где, а в управлении, расследующем преступления в экономической сфере, обязаны были знать, что средства, сосредоточенные на счетах ТОО, – собственность фирмы, и она вправе распорядиться ими как хочет. Ведь хватает сообразительности у постовых не «вязать» у ларька граждан, покупающих кило морковки, и не спрашивать, «не на те ли деньги приобретается морковка, что вы вчера заняли у соседа до получки?». Впрочем, если бы в сделке «с морковкой» фигурировала миллиардная сумма, то поведение постовых трудно было бы предсказать.

5 апреля 1997 года А.Мазур, представляясь заместителем директора ТОО «Валта» (которым он никогда не был!), от имени фирмы подписывает с генеральным директором ООО ФСК «ФК-Инвест» М.Мицмахером фиктивный договор о якобы предполагаемом финансировании строительства жилого дома в Центральном административном округе Москвы. На липовый договор ложится... печать, которая находится «под арестом» в сейфе майора Торбина. Как бы там ни было, согласно договору, на расчетные счета «ФК-Инвест» и ЗАО ТФ «Тандем» банк безропотно перечисляет 3 миллиарда 546 миллионов рублей. Впоследствии эти деньги исчезают.

...А Мазура ищут! Нет, не милиция, сотрудники «Валты». И находят 18 апреля в доме отдыха «Куркино». К полудню «милого бухгалтера» привозят в офис для разговора с начальством. И в это же время раздается звонок: президента фирмы Ш.Бехоева приглашают в УБЭП, чтобы наконец-то вернуть ему похищенную Мазуром печать. Тот – в управление, а встречным курсом в офис «Валты» – группа бойцов УБЭП почему-то вместе с коллегами из Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков – на освобождение Мазура, якобы взятого в заложники. Мазура «героически» освобождают, а заодно «случайно» находят в паспорте сына Бехоева 0,25 грамма героина. Вот зачем понадобились спецы по наркотикам! «Освобожденный» и «освободители» покидают офис «Валты» на «мерседесе-230» Бехоева-старшего, прихватив заодно его мобильный телефон.

Через три дня в газете «Коммерсант DAILY» появляется информация «Интерфакса» об операции по освобождению 40-летнего уроженца Махачкалы, помощника депутата Госдумы Рамазана Абдулатипова Алексея Мазура, у которого «похитители» вымогали три миллиарда рублей, избивая его в подвале офиса ТОО «Валта». Отбросим такую мелочь, как отсутствие в офисе подвала. Но вот упоминание о трех миллиардах было явно опрометчивым. Дело в том, что 18 апреля, в день «избиения и освобождения» Мазура, руководство «Валты» еще не знало о хищении со своего счета трех миллиардов рублей. Деньги были переправлены банком в адрес контор Мицмахера 28 апреля и 13 мая, после чего обналичены с использованием поддельных паспортов и исчезли. Знать об этом заранее могли только те, кто планировал эту «операцию»: сам Мазур, Мицмахер и люди из УБЭП.

Но вернемся к хронологии событий.

21 апреля 1997 года в ТОО «Валта» назначают нового директора, изготавливают новую печать (старая-то в милиции!) и вместе с контрольной карточкой идут в филиал «Инкомбанка» «Триумфальный». Но работники банка отказываются принять карточку с образцами новых подписей (без подписи Мазура) и вызывают милицию. 24 апреля оперативники изымают и новую печать фирмы, по сути, парализуя деятельность «Валты». Печать вернули лишь 16 июня, после снятия со счетов ТОО – по подписанным Мазуром документам – всех денежных средств.

С 10 июня 1997 года и по сей день руководство ТОО «Валта» пишет жалобы в МВД, прокуратуру Москвы, Генеральную прокуратуру. Уголовные дела то возбуждаются, то закрываются. Приходят ответы. Некоторые достойны цитирования.

Вот ответ заместителя Генерального прокурора М.Катышева (от 10 декабря 1998 года): «...являясь заместителем директора (не являлся! – Е.Т.) Мазур... подписал платежные поручения о переводе денежных средств... В дальнейшем выяснилось, что платежные поручения являются подложными, поскольку подписи от имени директора фирмы Гунеева воспроизведены путем технического копирования... и заверены печатью, не принадлежавшей фирме». Казалось бы, вот она, высшая справедливость в лице Генпрокуратуры. Но читаем дальше. Оказывается, «подписывая поручения, Мазур не знал о том, что они являются подложными» (!?). А потому, пишет заместитель Генпрокурора, «производство уголовного дела приостановлено в связи с неустановлением виновных лиц»!..

Но вот еще более абсурдный ответ. На просьбу адвоката Ш.Бехоева ознакомиться с материалами уголовного дела следователь А.Габышев сообщает, что по данному делу никто не признавался потерпевшим, гражданским истцом или гражданским ответчиком, а потому – адвокату в просьбе отказать. Так что гражданин Бехоев, которого лишили фирмы, трех миллиардов и автомобиля, сына, которого отправили на полтора года в колонию за «случайно» обнаруженные 0,25 грамма героина, оказывается, и потерпевшим-то не является.

Но 700 тысяч долларов исчезли. И по закону, кому бы они ни принадлежали, милиция обязана их искать! Но не искала! И, судя по тому, что на протяжении всех этих лет ни один из фигурантов «дела Бехоева» не был банально допрошен, искать не собиралась. О том, что деньги не будут искать, скорее всего, прекрасно знали в филиале «Инкомбанка», проводя финансовые операции по очевидно поддельным документам и отказывая законным распорядителям кредитов в осуществлении их права распоряжаться принадлежащими им средствами. Знал и «милый бухгалтер», свободно передвигаясь по столице после того, как «куда-то делись» миллиарды рублей. Наверное, знал и г-н Мицмахер, в одном из своих официальных писем признавший, что деньги на счета его фирм были перечислены мошенническим путем! Значит, как говорят сегодня, была прочная «крыша». Прочная, потому что «высокая». В частных беседах люди, занимавшиеся исследованием этого дела, говорили, что здесь виден «след генерала Орлова», который ведет к...

В начале апреля рабочая группа Комиссии по борьбе с коррупцией Государственной думы добилась встречи с Генеральным прокурором РФ. В числе других говорили и о «деле Бехоева». Владимир Устинов пообещал дать поручение еще раз внимательнее разобраться с финансовой стороной этого, я бы сказал, правового абсурда. Но никто и словом не обмолвился о возможной причастности к «операции Бехоев» сотрудников милиции. Они, как жена Цезаря, «вне подозрений»?

Дело о 18 рублях

В мае 2001 года ООО «ПРО Контакт Консалтинг« приобрело простой вексель ТОО «ПМК-57», расположенного в поселке Вербилки Московской области. Предприятие это не работало уже более трех лет, зарплату, понятно, не платили, отчеты в налоговые органы не сдавали. В чем отчитываться-то? Денег нет, одна вывеска, да ветер по ангарам гуляет через разбитые окна.

Конечно, и для «ПРО Контакт» приобретение было не особенно престижным, но купили в расчете организовать на пока уцелевших площадях мало-мальски прибыльное производство стройматериалов. Главные интересы консалтинговой фирмы были сосредоточены на другом направлении. «Контакт» вел в Воскресенске борьбу за крупный завод по производству шифера, и соперники там куда серьезнее.

В июле «ПРО Контакт» обратилось в арбитражный суд Московской области с заявлением о признании «ПМК-57» банкротом. Директор «ПМК» подтвердил просроченную задолженность по векселю и письменно, и устно в суде, так что вроде никаких проблем. В сентябре арбитражный суд Московской области принял решение о начале процедуры банкротства и введении внешнего наблюдения.

И тут начались странности.

Некоторые учредители ТОО «ПМК-57» обратились в местную милицию с заявлением, что действиями «ПРО Контакт» им нанесен крупный ущерб, что руководитель фирмы П.Чихун приобрел вексель для начала процедуры банкротства и т.д.

Что касается цели приобретения векселя, то никто и не скрывал, что собирается банкротить предприятие, а на его руинах создавать нечто общественно полезное.

Конечно, «умышленное создание или увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем или собственником коммерческой организации... в личных интересах или в интересах иных лиц» попадает под статью 196 УК РФ. Но только в том случае, если оно причинило «крупный ущерб либо иные тяжкие последствия». А тут весь «ущерб» по закону составляет... 18 рублей 60 копеек. Именно в такую сумму выливается весь уставный капитал ТОО «ПМК-57». А если поделить ее между девяноста тремя учредителями, то каждый понесет убыток аж в двадцать копеек! И тем не менее следователь ОВД города Талдома С.Котов 14 ноября возбуждает уголовное дело в отношении Чихуна по статье 196 УК РФ.

Конечно, основания хлипкие, о каком ущербе можно говорить! Но, судя по дальнейшему развитию событий, дело было кому-то нужно!

И его начинают раскручивать. В офисе фирмы проводят обыск, изымают оригинал злополучного векселя, выписывают постановление о проведении обыска в квартире Чихуна. Но, видимо, не решив, что собираются найти, это увлекательное мероприятие откладывают на четыре месяца!

Некий эксперт из Талдома дает Котову заключение о том, что якобы все печати на векселе проставлены до того, как на бумагу был нанесен текст. Наверняка Котов взял в библиотеке закон «О простом и переводном векселе», из которого ясно, что даже если выводы местного эксперта и верны, это не влияет как на действительность векселя, так и на его подлинность. К тому же несколько раз руководитель «ПМК-57» и в документах, и в суде под протокол заявлял, что вексель подлинный и обязательства по нему он подтверждает.

И тогда следователь Котов придумывает некий лингвистический трюк. В постановлении о привлечении Чихуна к уголовной ответственности по статье 186, части 2 УК РФ (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг) Котов называет вексель не поддельным, как того требует закон, а фиктивным, расшифровывая при этом рожденное в Талдоме новое юридическое понятие – «то есть не обеспеченным реальными долговыми обязательствами». Правда, здесь Котов, как говорят, «прокололся». Дело в том, что вексель сам является долговым обязательством и не требует для доказательства своей действительности никакого подкрепления (ст. 815 ГК РФ). Но даже если вексель, по версии Котова, «фиктивный», то как доказать, что его подделал именно Чихун? Надо бы почерковедческую экспертизу и прочую «канитель», а время ушло. Но замыслы живы.

Восьмого в Талдом приезжает адвокат Елена Бондаренко и берет на себя защиту обвиняемого. Человек не местный, незнакомый, а значит, в определенной степени независимый. Котову это, видимо, не понравилось, и он заявил, что ее адвокатские полномочия будут проверены компетентными органами. Но законных причин отвода адвоката не оказалось, и к делу Бондаренко допустили. Она взялась за работу активно: вносила ходатайства, участвовала в судебном рассмотрении законности задержания подзащитного. А 18 февраля Котов пригласил ее для беседы и неожиданно предъявил... что бы вы думали? Очередное заключение местного эксперта, в котором тот утверждал, что одна из подписей на якобы фальшивом векселе сделана рукой... адвоката Бондаренко! Причем формулировка эксперта Петрова была сродни юридическому неологизму Котова: «Почерк Бондаренко похож на подпись Е.Егорова» (Егоров – подписант векселя). В тот же день (кстати, в день ее рождения) Бондаренко «под микитки – и в кутузку». На 72 часа без предъявления обвинения. Адвоката, женщину, к тому же еще и беременную. «Ничего, – утешил Котов, – у нас и в тюрьме рожают».

В Экспертно-криминалистическом центре МВД РФ опровергли утверждение Петрова об идентичности почерков Бондаренко и Егорова. Но, скорее всего, и сам Петров знал, что его утверждение далеко от истины. Как, вероятно, и следователь Котов ни минуты не сомневался в незаконности своих действий. Почему я это предполагаю? Да потому, что в одной из бесед с адвокатом Бондаренко во время ее нахождения за решеткой Котов как бы невзначай поинтересовался, насколько серьезны намерения Чихуна побороться за... шиферный завод в Воскресенске, и намекнул, что если Чихун оставит эту затею, то все его неприятности закончатся.

...В начале лета состоятся арбитражные слушания по делам, связанным с определением собственника воскресенского завода. Чихун, один из главных претендентов, скорее всего, в них участвовать не будет, потому как сидит. А вот пройдет дележ – смотришь, и «талдомское дело» по-иному пойдет...

* * *

Так совпало: писал этот материал в день обращения президента Владимира Путина к Федеральному собранию. Отвлекся от компьютера, послушал президента. И вновь глава государства подчеркнул недопустимость произвола со стороны правоохранительных органов. Прямо сказал о бесконечном шантаже и поборах представителей малого и среднего бизнеса со стороны чиновников. И зал аплодировал. А если бы в своем докладе Владимир Владимирович назвал хотя бы пару фамилий коррупционеров в милицейских или прокурорских погонах, которых не только погнали взашей, но и отправили за решетку, полстраны разразилось бы овацией.


Авторы:  Георгий ХАБАРОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку