Секреты выживания

Автор: Алексей МАКАРКИН
01.10.2003

 
Алексей МАКАРКИН
Тема номера подготовлена при участии Дмитрия ФРОЛОВА

фото ДМИТРИЙ АЗАРОВ/КОММЕРСАНТ

Среди российских либеральных политиков Анатолий Чубайс известен своим стремлением к выстраиванию позитивных отношений с властью, что обеспечивает ему беспрецедентную политическую «живучесть». Многочисленные прогнозы о его отставке и едва ли не «посадке» так и остались несбывшимися.

При всем своем экономическом вольномыслии он в советские годы не был диссидентом и регулярно платил партийные взносы. Во время перестройки Чубайс не был в первых рядах радикальных демократов, не отличался активностью на митингах. В 1990 году он отказался от участия в избирательных кампаниях в Верховный Совет РСФСР и в Ленсовет – а тогда избрание было практически обеспечено любому кандидату, который бы громогласно ругал партократов. Чубайс тогда вообще никого публично громогласно не ругал.

Зато 35-летний кандидат и доцент был одним из первых либералов, которые пришли во власть – на ключевой пост первого заместителя председателя Ленгорисполкома. В этом качестве он неплохо сработался и с председателем Александром Щелкановым (морским офицером, ушедшим в грузчики и ставшим демократическим политиком), и с другим первым замом, Алексеем Большаковым – типичным «крепким хозяйственником» советского времени и будущим первым вице-премьером в черномырдинском кабинете.

Осенью 1991 года Чубайс успешно вписывается в новую правительственную команду во главе с Егором Гайдаром, возглавив Госкомимущество. Он становится одним из немногих членов гайдаровского кабинета, продолжающих свою карьеру и при новом премьере Викторе Черномырдине. Более того, Чубайс заручился согласием Гайдара на этот шаг (Егор Тимурович объяснял это необходимостью продолжения курса на приватизацию) и сохранил с ним дружеские отношения. После окончательного ухода Гайдара из правительства в начале 1994 года Чубайс даже получает повышение и становится первым вице-премьером. В это время он играет роль «противовеса» другому чиновнику, занимавшему этот пост, – консерватору Олегу Сосковцу. Чубайс пользовался поддержкой не только Бориса Ельцина, но и Черномырдина, не видевшего в нем конкурента (в отличие от Сосковца, не скрывавшего своих премьерских амбиций).

В 1995 году Чубайс выступил против решения совета партии «ДВР» (в которую вошел годом раньше) о невозможности поддержать кандидатуру Ельцина на следующих президентских выборах из-за чеченской войны. Тогда же он заявил о приостановке членства в «Демвыборе». В 1996 году выяснилось, что Чубайс был прав: демократам все же пришлось, за неимением лучшего варианта, включиться в кампанию Бориса Николаевича. Правда, с некоторой потерей лица.

Однако к тому времени Чубайса в правительстве уже не было. Поводом для его смещения стал провал «партии власти» на выборах в Думу 1995 года. Ответственными за него сделали потерявших популярность либеральных чиновников: Филатова, Козырева, Чубайса. Борис Ельцин даже дал понять, что из-за Чубайса «Наш дом – Россия» получил в два раза меньше голосов, чем мог бы. Таким образом, в первой половине 1996 года Чубайс единственный раз за всю свою политическую карьеру формально не был «государевым человеком», возглавляя Фонд защиты частной собственности. Однако на деле он и в это время работал на президента, будучи одним из главных активистов ельцинской избирательной кампании. В награду за успехи он триумфально вернулся на госслужбу в ранге руководителя администрации президента, предварительно активно поучаствовав в сокрушении конкурирующей группы Коржакова – Барсукова – Сосковца. Впрочем, за полгода занятий «частной» деятельностью Чубайс оказался не в убытке: по официальным данным, за это время он заработал 710 тысяч долларов. Попытки думцев придраться к чубайсовской налоговой декларации ни к чему не привели: тогдашний Генпрокурор Юрий Скуратов заявил, что доходы получены в рамках действующего законодательства.

Анатолий Чубайс и Борис Немцов. Правые на марше. Станет ли предвыборный съезд СПС историческим?
PHOTOXPRESS

В конце 1996 года Чубайса называли регентом – столь широки были его полномочия при больном президенте. Однако это продолжалось недолго. Серия поражений на региональных выборах кандидатов от власти, победное шествие красных губернаторов поколебали веру в чубайсовское всемогущество (это потом выяснилось, что с коммунистами в губернаторских креслах можно договариваться не хуже, чем с демократами). К тому же «регентский статус» Чубайса был неприемлем для активно формировавшейся «семейной» группы. В результате он был переведен на пост первого вице-премьера и министра финансов, в каковом качестве запомнился как попытками проводить реалистичную финансовую политику, так и скандальным делом «Союза писателей» – о получении группой чиновников гонораров за ненаписанную книгу о приватизации (впрочем, монография позднее была опубликована, но к тому времени ее авторы уже не работали в прежних должностях).

Дело «Союза писателей» привело к смещению Чубайса с поста министра финансов и закрыло ему дорогу к премьерству. В 1998 году он согласился на уход и с должности первого вице-премьера в обмен на аналогичную отставку Черномырдина, которого в ельцинском окружении заподозрили в президентских амбициях. Однако и при этом «размене» обширные связи Чубайса в системе власти позволили ему не только не загубить карьеру, но даже дать ей новый импульс. Если Черномырдин был уволен без предоставления новой работы, то Чубайс не только возглавил РАО «ЕЭС России», но и получил возможность оказывать активное влияние на формирование правительства Сергея Кириенко. А спустя несколько месяцев он снова получил ранг вице-премьера – в качестве спецпредставителя правительства по связям с международными финансовыми организациями. В этом качестве он принимал непосредственное участие в событиях, приведших к августовскому дефолту. Многие считали, что при левоцентристском правительстве Евгения Примакова «идеологически чуждый» Чубайс может быть смещен с поста главы РАО «ЕЭС». Однако этого не произошло: Примаков лишь попросил его не заниматься политической деятельностью в рабочее время.

Приход на пост премьера Сергея Степашина и его возможное участие в президентской избирательной кампании Чубайс воспринял с явным оптимизмом – чего нельзя сказать о быстрой степашинской отставке. Это был один из немногих случаев, когда Чубайсу отказала его политическая интуиция: он посчитал ошибочной ставку на малоизвестного Владимира Путина как кандидата на пост главы государства. Для того чтобы предотвратить этот неразумный, по его мнению, шаг, Чубайс был готов даже вернуться на госслужбу и возглавить избирательную кампанию Степашина. Однако Борис Ельцин уже сделал свой выбор.

Такое развитие событий не могло не повлиять на характер отношений между нынешним президентом и главой РАО «ЕЭС». Своим решением поддержать вторую чеченскую войну Чубайс «сгладил» непростую ситуацию и смог «выстроить» отношения с Путиным. Тот, будучи прагматичным политиком, счел за благо дать Чубайсу возможность довести до конца реформу электроэнергетики. В то же время именно при Путине был приняты поправки к уставу РАО, позволяющие снять Чубайса со своего поста простым большинством голосов, которым располагает государство – владелец контрольного пакета компании. Таким образом, позиции главы РАО оказались ослаблены, а он сам оказался под «дамокловым мечом». Впрочем, последний так на него и не обрушился.

Не исключено, что именно поэтому в течение последних лет Чубайс продолжает вести себя крайне осторожно по отношению к власти. Так, в апреле 2001 года он фактически поддержал «Газпром» и своего друга Альфреда Коха, которые тогда «добивали» «гусинское» НТВ. Во многом из-за позиции Чубайса СПС скорректировал свою линию в конфликте, перейдя от защиты свободы слова к отстаиванию «священного и неприкосновенного права собственника». В начале 2002 года Чубайс высказался об опасности складывания в России «полицейского государства». Однако и это заявление нельзя считать непродуманным ходом. Во-первых, Чубайс критиковал не президента, а лишь некоторые «не очень далекие» от него силы. Во-вторых, заявление главы РАО «ЕЭС» звучало в унисон с позицией одного из наиболее влиятельных кланов, оказывающих влияние на государственную жизнь, – «семейного». Впрочем, надо отметить, что сам Чубайс старается не отождествлять себя ни с одним из ведущих кланов (ни с Семьей, ни с «питерцами»), сохраняя свободу маневра при вступлении в ситуативные коалиции. Из других «критичных» заявлений Чубайса запомнился его протест против «старого нового» гимна на музыку Александрова.

Чубайса по умению стратегически мыслить и инновационному стилю поведения можно сравнить с Борисом Березовским. Однако в отличие от лондонского изгнанника «главный энергетик» хорошо знает, когда надо остановиться, чтобы не сломать хорошо задуманную комбинацию.


Авторы:  Алексей МАКАРКИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку