Самоизоляция совести

Самоизоляция совести
Автор: Алексей КОЖЕВНИКОВ
29.04.2020

Этим материалом мы хотим внести диссонанс в атмосферу всеобщей истерии и ужаса, нагнетаемую чиновниками и пропагандистами государственных СМИ – дать возможность нашим читателям задуматься о сути происходящего и хотя бы попытаться ответить себе на извечные русские вопросы – кто виноват и что делать?

Пасха. Светлое Христово Воскресение. Храмы закрыты и взяты в кольцо полицейских патрулей, чтобы, не дай Бог, ни один верующий случайно не проник за ограду. Даже месяц назад представить подобное можно было только в страшном сне. Более того, всю Страстную неделю государство продвигало акт за актом цифровой концлагерь. И даже доштамповалось в Чистый четверг до принятия Госдумой во втором чтении единого регистра населения. Во многих странах Европы создание подобных объединенных баз данных граждан запрещено законодательно. Но мы, в отличие от европейцев, продолжаем по советской инерции пребывать в заблуждении, что государство это для народа, а не для денежных мешков и корпораций.

ЗАПРЕЩЕННАЯ ВЕРА

Хотя в последний месяц проснувшихся, даже в среде всегда лояльно относящихся к Президенту РФ и единороссам, заметно прибавилось. В ходе опубликованного 14 апреля опроса «иноагента» Левада-центром большинство респондентов на вопрос «На какие слои населения опирается, на ваш взгляд, Владимир Путин?» выбрали варианты ответов: «Силовики: работники спецслужб, армии, МВД» и «Олигархи, банкиры, крупные предприниматели». (Справедливости ради, стоит отметить, что через два дня появились в СМИ результаты еженедельного опроса государственного ВЦИОМа с пресловутыми 70,5% доверяющих президенту). Не менее красноречивые результаты показал и опубликованный РБК опрос компании Online Market Intelligence и Центра социального проектирования «Платформа» – только 8% россиян полностью верят тому, что говорят чиновники о ситуации с коронавирусом. Властям все труднее удается отрицать, что под видом борьбы с эпидемией они заняты решением своих специфических проблем. В таких условиях сохранить управляемость страной становится для всех ветвей госаппарата задачей крайне сложной и многоаспектной.

ГРОБОВЩИКИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Обстановка требует судебных и кадровых решений. В первую очередь уже сейчас, не дожидаясь, более спокойных времен, должна быть дана правовая оценка действий мэра столицы Сергея Собянина. Внедренная им система слежения за гражданами с помощью QR-кодов привела к образованию толп в метро и, как следствие, сотен очагов заражения коронавирусной инфекцией. Особенно это выглядит издевательски на фоне закрытых на Пасху храмов. А если отмотать кинопленку вседозволенности в недалекое прошлое, мы увидим, как Сергей Семёнович за годы своего мэрства по существующим подсчетам «оптимизировал» 20 тыс. врачей, вынудив оставшихся работать на износ, 60 больниц и 400 поликлиник. И ведь ни одна тень не омрачила его скрытую респиратором улыбку, когда мэр с пафосом и помпой открывал 17 апреля построенную за месяц инфекционную больницу в Новой Москве.

Как ни абсурдно, но генеральшей коронавирусного фронта назначена «могильщица российского здравоохранения» в федеральном масштабе – госпожа Голикова. За тот период пока Татьяна Алексеевна была министром здравоохранения, в России было закрыто около 1300 больниц, на 20 тыс. терапевтических и 9 тыс. инфекционных коек стало меньше. Как выяснилось, к началу 2020 года после проведенных оптимизаций на всю нашу одну шестую часть света осталось всего 59, 3 тыс. коек в инфекционных отделениях – во всех российских больницах, вместе взятых. Для сравнения: в 1990 году у нас было около 140 тыс. коек, в 2007-м, когда Голикова заняла пост министра, их еще оставалось более 79 тыс. За 30 лет, с 1990-го по нынешний год, число обычных терапевтических коек в больницах рухнуло еще грандиознее: с 475 тыс. до 250 тыс. Это падение на 47% – почти вполовину. В 2003 году в России оставалось более 10 тыс. больниц. К 2012 году, когда Татьяна Голикова покинула пост министра здравоохранения, общее число больниц в РФ усохло до 6,2 тыс. При этом количество больниц на селе упало просто катастрофически, с 5 до 1,2 тыс., участковых больниц вообще почти не осталось, их уничтожили. Мы видим, как чиновница, которая долгие годы целенаправленно проводила в жизнь госполитику уничтожения системы бесплатного здравоохранения, теперь едва ли не возглавляет фронт борьбы с эпидемией. Может быть расчет на то, что ей удастся заоптимизировать под ноль и коронавирус?

РАНЫ РАН

Эпидемия вообще многим открыла глаза на суть проводимых последние 20-25 лет реформ всего и вся – тотальный погром и монетизация государствообразующих сфер. К сожалению, не осталась в стороне и наука. Президент РАН Александр Сергеев прямо заявил, что Российская академия наук не в состоянии принимать участие в борьбе с коронавирусной эпидемией из-за последствий скандальной реформы 2013 года. По словам ученого, после того, как организация лишилась контроля над сетью академических институтов, академики потеряли возможность заниматься научными разработками. «Многие задают вопрос: а что же Российская академия наук? Вы-то каким образом участвуете, как помогаете стране, помогаете миру? Конечно, надо сказать, мы особенно в это время ощущаем, что у РАН нет прямого организационного ресурса, чтобы заниматься этими работами, и, действительно, мы не можем, грубо говоря, поставить под ружье какие-то академические институты, которые бы сконцентрировались и начали бы работать по этой тематике», – пояснил ситуацию Сергеев, выступая на онлайн-собрании научного совета РАН.

Уместно напомнить о проведенной в 2013 году масштабной реорганизации РАН. Научные и научно-исследовательские институты были изъяты из ее ведения и переданы в подчинение Федеральному агентству научных организаций (ФАНО), которое, по мысли реформаторов, должно было стать эффективным оператором научных организаций. Противники реформы оценили произошедшее как рейдерский захват и хищение сотен ценных зданий и участков земли у научной организации. В 2018 году ФАНО было ликвидировано, а контроль над исследовательскими институтами был передан Министерству науки и высшего образования. В ходе, так называемой реформы, управление фундаментальной российской наукой было отдано в руки чиновников, большинство которых понятия не имеют о научной деятельности.

СМРАД

Но, пожалуй, самый оглушительный рев в эти смутные времена издает система государственных и аффилированные с государством СМИ. Достаточно посмотреть полчаса телевизор и уже не удивляешься, почему на улицах люди ни с того, ни с сего добровольно надели тканевые намордники и в ужасе шарахаются друг от друга и от полицейских. Ведь именно такое поведение буквально навязывается населению в каждой новости. Никакой дискуссии о методах борьбы с эпидемией, никакого анализа причин происходящих событий и чем они обернутся в будущем – только маски, перчатки и полицейская форма.

Почему в «Пятерочку» можно ходить, а в церковь нет? Почему собаку можно выгуливать, а ребенка нельзя? Почему в Германии, например, где также были весьма строгие карантинные меры, одиночные пробежки были разрешены, а у нас нет? Как QR-код защищает людей от инфекции? Или как удостоверение судьи или росгвардейца позволяет избежать заражения? Почему граждане должны соблюдать дистанцию 1,5 метра, а полицейские при выписывании штрафов нет? Почему в списке разрешений для передвижения без пропусков нет самых главных во время эпидемии людей – врачей? И не похожа ли дискриминация людей по признаку наличия «ксивы» на расовую сегрегацию? Але, у вас эпидемия или учения по тотальному контролю граждан?

Вот такие, например, вопросы задали бы журналисты властям предержащим, но как показала ситуация – журналистов у нас нет, а есть только пропагандисты и агитаторы – не задающие лишних вопросов. Примечательно, что весь этот не прекращающийся апокалипсис в зомбоящике мы оплачиваем из своего кармана. Принято считать, что телевидение само себя обеспечивает за счет рекламы — ведь с чего бы оно день и ночь пичкает ею зрителей в таких количествах. Реальность же такова, что реклама давно не покрывает расходы на дорогое медиа-производство и миллионные гонорары гузеевых и соловьевых. В прошлом году было выделено на субсидии четырем телеканалам - ВГТРК, Первый канал, НТВ и RT - 148 млрд рублей на три года из денег налогоплательщиков. На все детские пособия правительство выделило почти столько же в этом году — 150 млрд. 

Напрашивается мысль, а не пора ли создать некий общественный совет при том же Роскомнадзоре по контролю за контентом, который производится на бюджетные деньги. Действительно ли зрители за свои деньги хотят смотреть лживые и тупые сериалы о советском прошлом; дебилизирующие ток-шоу; вместо полезной информации о делах в стране, потреблять информационную жвачку об Украине, «пиндосах» и Сирии?

* * *

Даже приведенных выше примеров достаточно, чтобы понять, что будущее России будут строить не эти люди, которые сейчас вещают из зомбовизора. Будущее будем строить мы с вами. Объединившись, самоорганизовавшись, осознав свои цели и вызовы. Как народ-победитель мы просто не имеем права лишить страну будущего.


Авторы:  Алексей КОЖЕВНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку