НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

С широко закрытыми глазами

Автор: Елена СОКОЛОВА
01.02.2003

 
Елена СОКОЛОВА
Специально для «Совершенно секретно»

Десять лет тому назад политики из Вашингтона всеми силами убеждали специалистов-ядерщиков, что заключать с русскими широкомасштабную сделку по покупке урана хоть и не хочется, но необходимо. Зато сейчас программа «Мегатонны в мегаватты» – любимое дитя отвечающего за американскую ядерную отрасль Департамента энергетики. Пару месяцев назад в Вашингтоне пышно справили разрезание шеститысячной российской боеголовки. Представителей широкой общественности на приеме по этому случаю замечено не было. Зато был весь цвет атомного бизнеса, высокие военные чины и чиновничья элита. Сегодня история достижения и осуществления договоренности «Мегатонны в мегаватты» вписана в учебные планы американских университетов. И все-таки в ней остаются белые пятна, вызывающие недоуменные вопросы. Раньше их не задавали из тактических соображений. Теперь проект так «забронзовел», что попытка подвергнуть программу «ВОУ-НОУ» критическому переосмыслению воспринимается здесь как намерение переписать новейшую историю.

Совершенно разная идеологическая «сервировка» программы «ВОУ-НОУ» в США и России – это как раз то, что особенно бросается в глаза. Российский Минатом подчеркивает коммерческую успешность этой программы, которую там часто и с удовольствием именуют «сделкой». При сем обыкновенно подчеркивают длительность контракта, говорят о нем, как о стабильном источнике валюты, которая поступает в казну в обмен на никому не нужные старые боеголовки. В Вашингтоне же в первую очередь говорят о национальной безопасности США, называя ее главным мотивом процесса. У нищей и нестабильной России есть куча сокращаемых ядерных боеголовок и горы оружейного урана. Если уран не выкупать, то его или продадут на сторону, или оставят да наштампуют новых бомб. В интересах США сделать так, чтобы избавить русских от уранового бремени. Примерно так на доступном языке объясняют американскому налогоплательщику суть программы. К этому добавляют впечатляющий штрих – на российском уране сейчас работает около 70 процентов атомных станций США. Получается, что благородные цели достигаются не без общественной пользы.

Соображения национальной безопасности позволяли американским партнерам Минатома частенько закрывать глаза на переговорные странности, финансовую нечистоплотность российского партнера, а также непрозрачность процесса. Что для любого другого вида американского государственного бизнеса практически невозможно.

Главный подрядчик реализации программы в США, компания USEC, была специально создана государством под эту сделку еще в 1992 году. Она сразу же попала под опеку Пентагона, кроме того, USEC строго контролировалась как администрацией президента, в частности Советом по национальной безопасности, так и конгрессом США. Ныне закупленный российский уран составляет 52 процента всего запаса урана USEC, и эта цифра возрастет до 60 процентов в этом году.

Примечательно, что общая сумма сделки специалистами USEC оценивается в 8 миллиардов долларов, а в официальных заявлениях российских «атомных» чиновиков фигурируют 12 миллиардов. В этом случае, как это вообще часто бывает, пессимистические оценки ближе к истине. С января 2003 года впервые за все время действия договоренности «Мегатонны в мегаватты» начинают действовать новые, рыночные цены на российский уран. Прежние, завышенные тарифы на наш обедненный уран являются надводной частью большого айсберга информации, которая из стратегических соображений в США не разглашается. Американские спецслужбы все эти годы активно отслеживали большую игру первых лиц Минатома вокруг этого валютного потока и своевременно извещали своих политиков о всех метастазах коррупции, разрастающихся вокруг сделки в России. И можно только гадать, пытались ли политики использовать полученную информацию или компромат так и остался под сукном для упражнений аналитиков.

В прошлом году Департамент энергетики США проводил расследование, есть ли связь между особыми тарифами для USEC и одной консультационной фирмой из Питтсбурга. В газетах «Трибьюн» и «Лос-Анджелес таймс» сообщалось, что USEC заключила с неким консультантом по ядерным материалам из Питтсбурга контракт на 90 тысяч долларов сроком действия с января 2000 по март 2001 года. Консультантом оказался Марк Каушанский, бизнес-партнер Евгения Адамова, министра по атомной энергетике России с 1998 по 2001 год. Их совместная консультационная фирма «Омега Лимитед» возникла в 1994 году, а жена Адамова, Ольга, была московским управляющим этой фирмы. Расследовавших эту историю интересовало странное совпадение: в то время когда Каушанский был консультантом для USEC, эта компания пыталась оказать давление на российскую сторону, дабы та изменила контрактную цену на уран. Дело дошло до слушаний в сенате США, где министр энергетики США Спенсер Абрахам признал, что его департамент расследует связь между работой Каушанского на USEC и ценовую политику на российский уран. И эти результаты могли весьма негативно повлиять на репутацию USEC как правительственного агента США в покупке российского урана

Между тем говорят, что в Вашингтоне в правительственных и энергетических кругах отношения Каушанского с Адамовым были хорошо известны. Один адвокат, представляющий энергетические компании США, но пожелавший не называть публично свое имя, заметил, что «Адамов и Каушанский сами говорили, что любой, кто хочет заключать сделки с Адамовым, должен обращаться к Каушанскому». Адвокат утверждает, что «советовал своим клиентам не связываться с Каушанским, но в тех местах, которые посещал Адамов, почти всегда присутствовал Каушанский».

Чем закончилась проверка ведомством Абрахама этой связи, пока не ясно. Открытого отчета до сих пор не появилось. Вполне возможно, что очередной глава Минатома, министр Румянцев, который, кстати, очень популярен в Вашингтоне, попросил историю не раздувать. Так или иначе, очередной скандал вокруг русского урана пошел на пользу лишь конкурентам USEC. Они требуют от администрации Буша открыть возможности торговли ураном для других компаний, утверждая, что исключительное положение USEC удушает конкуренцию, ограничивает поставки урана и компрометирует национальную безопасность США. Джим Малоне, вице-президент занимающейся ядерным топливом корпорации «Экселон» из Чикаго, сказал, что «торговля материалами, извлеченными из разобранного в России ядерного оружия, не удовлетворяет ничьим интересам, кроме интересов самой USEC».

Если составить полный перечень подобных наблюдений за «странным» бизнесом USEC, опубликованных за последние годы в американской прессе, он получится весьма внушительным. Это и расценки, подписанные экс-министром Виктором Михайловым, и деятельность его доверенного лица – господина Шустеровича. Шустерович сначала выпускал русский «Пентхаус», а затем основал уже упоминавшуюся компанию «Плеадис». Это и история о том, что часть оплаты за российский ВОУ россияне получали тем же природным ураном, хранящимся на территории США. А его, согласно американским законам, вывозить не имели права. А потому и продали оптом по дешевке опять тем, на кого указал госдепартамент. Это и сообщение о том, что у российского министра Румянцева существует номер социального страхования США...

Обо всем этом были публикации в американских газетах. А в ответ – тишина. Ни грозных заявлений из конгресса, ни расследования независимых прокуроров. Стратегическая безопасность, высшие цели...

 


Мнение эксперта

«Когда американское законодательство изменилось, наши продали с 30-процентной скидкой запасы природного составляющего топлива с американских складов и вошли во вкус.

Теперь природный уран продают и в рамках сделки, и вне ее. Это «серый экспорт», из-за которого уже не раз возникали таможенные скандалы. Потому-то и не ведется регистр ядерных материалов, хотя сама компьютерная программа создана, но заполнять ее не торопятся – она помешает маневрам. Кто и в чью конкретно пользу маневрирует – может быть, станет ясно, когда узнаем, например, кто реально получил акции швейцарской «дочки» «Техснабэкспорта». Ведь, по данным 1998 года, «Техснабэкспорт» владел 51 процентом акций, а по нынешним данным Счетной палаты, у «Техснабэкспорта» в компании GNSS лишь 38,1 процента. Я думаю, мы сумеем заинтересовать депутатов Госдумы этим вопросом, и они сделают соответствующий официальный запрос».

Максим ШИНГАРКИН, координатор антиядерного проекта Greenpeace


Авторы:  Елена СОКОЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку