«Русские евреи не стоят и пфеннига»

«Русские евреи не стоят и пфеннига»
Автор: Андрей ПОЛОВИНСКИЙ
15.03.2020

На европейском континенте 2020-й политический год начался с почитания исторической памяти о Холокосте. Мировые лидеры в Иерусалиме и Освенциме говорили правильные слова о недопущении повторения подобного, которое начиналось с малого: бытовых гонений на евреев. Но, оказывается, антисемитизм в Европе жив. В той же Польше он проявляется, скажем, в виде карикатурных деревянных иудейчиков с пейсами и монеткой (сомнительные сувениры так и называются – żyd na szczęście, т.е. «жид на счастье»). В Германии уже давно не до смеха. Евреев открыто бьют на улицах, а если хватает ума не рукоприкладствовать, так плюнуть в лицо «юден» становится, к сожалению, фирменным знаком. Дело дошло до того, что мэр Берлина вынужден был признать, что такие «атаки являются невыносимыми». Но как утверждают европейские правозащитники, самое чудовищное в этой истории, так это скрытый государственный антисемитизм, направленный на русскоязычных евреев. В ситуации разбирался обозреватель «Совершенно секретно».

Сначала общая хроника уличного антисемитизма в Германии за 2019 год, чтобы читатель понимал, что проблема не надумана. В стране, исторически ответственной за массовое истребление евреев, происходят десятки антисемитских атак на прохожих. Почерк преступников был одинаков: жертву, которую идентифицировали как еврея по кипе на голове, сбивали с ног, а затем ретировались. Если же этого не удавалось, то просто оскорбляли и оплевывали. Апогеем таких выходок стало нападение на раввина синагоги в берлинском районе Вильмерсдорф Иегуду Тейхталя. К ребе подошли двое мужчин и после проклятий плюнули в него. Дошло до абсурдного: уполномоченный правительства ФРГ по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн предостерег евреев от ношения кипы – традиционного мужского головного убора, обосновав это «ослаблением сдерживающих механизмов в обществе».

КИПА ПРОБЛЕМ

Германия вздрогнула 11 октября 2019 года, когда в Галле 27-летний неонацист Штефан Баллиет заминировал синагогу, а затем застрелил случайных прохожих. После неудачной попытки взломать дверь храма, в котором находилось до 100 человек, злоумышленник привязал к двери самодельную бомбу, а затем открыл огонь по людям на улице. При этом, он вел онлайн-трансляцию в Интернете и комментировал свои преступные действия на английском языке, тем самым расширяя границы своих поклонников. «Цель – убить как можно больше „антибелых“, желательно евреев», – написал ранее в своем манифесте фанатик. От пуль убийцы погибли 40-летняя женщина и 20-летний юноша.

И вот сухой остаток. Осенью 2019 года Всемирный еврейский конгресс провел социологическое исследование среди граждан Германии, и выяснилось нелицеприятное: каждый четвертый немец разделяет антисемитские взгляды. По данным опроса, 41% немцев считает, что евреи «слишком много говорят о Холокосте», а 22% респондентов признались, что ненавидят евреев «из-за их поведения». А вот еще цифры. По данным газеты «Ди Цайт» (Die Zeit), до 60% проживающих в Германии евреев сталкиваются с проявлениями антисемитизма. Одно из самых «безобидных» – когда в школах сверстники используют ругательство: «Du Jude!» («Ты, еврей!»)

В итоге даже Президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер вынужден был признать, что антисемитизм в Германии «все чаще открыто демонстрирует свой оскал». «Мне стыдно и больно», – высказался Штайнмайер. При этом германским властям «не стыдно и не больно», когда, например, фактически по инициативе правительства Баварии в 2016 году была переиздана книга военного преступника Гитлера «Майн кампф» (признана экстремистским материалом, запрещена в России), в которой нацистский военный преступник изложил свои расистские идеи в отношении евреев и славян.

«ПРОЧЬ, ЖИДОВКА!»

Именно чудовищным симбиозом – нападками на евреев, переехавших в Германию из стран бывшего Советского Союза – заинтересовался Европейский центр по правам человека. Еще несколько лет назад эта общественная организация базировалась в Германии, но сегодня она находится в соседней Австрии, поскольку, по словам ее руководителя, нашего бывшего соотечественника Гарри Мурея, «современному рейху не по нутру наша правозащитная деятельность».

«Когда мы начали систематизировать и анализировать антисемитские выходки в Германии, то сначала не поверили, так сказать, „качественному составу“ пострадавших евреев, – рассказал специальному корреспонденту «Совершенно секретно» правозащитник. – Дело в том, что в ФРГ проживает весьма небольшое количество евреев, чьи потомки жили на территории Третьего рейха. Причины, безусловно, исторические. До 80% всех евреев в сегодняшней Германии – это выходцы из бывших советских республик. Вот в их адрес чаще всего и направлен антисемитизм! Может, это мой субъективный взгляд, но, учитывая высокий градус русофобии в германском обществе, я связываю именно с этим гонения на русскоязычных евреев».

На выходе получается, как выразился Мурей, «русофобский антисемитизм», на который никто не обращает внимание, и вот почему. На сегодня в Германии сложился общественный консенсус: оскорблять евреев является дурным тоном, а тоже самое делать с русскими, Россией – да сколько влезет. «Получается очень удобная позиция. Если ты издеваешься над евреем, говорящим по-русски, то это уже не считается антисемитизмом, и никто такие выпады расследовать не станет», – прокомментировал глава Европейского центра по правам человека, приводя в подтверждение сказанному несколько заметных историй.

Первая – о пожилой уроженке Украинской ССР еврейского происхождения Белле Митрофановой, проживающей в германском городке Бинген-на-Рейне. Бывшая одесситка, как малообеспеченный человек, стояла в очереди за бесплатным хлебом, и в какой-то момент не пустила женщину, которая пыталась пролезть без очереди. В итоге немка ударила 74-летнюю женщину и со словами: Jude, geh weg! (Поди прочь, жидовка!) выгнала старушку в конец очереди.

«От удара сильно болело запястье, я сделала рентген, который показал наличие трещины на кости, – рассказала корреспонденту «Совершенно секретно» Митрофанова. – Тогда я написала заявление в полицию, прождала полгода, но никаких разбирательств не было, все заглохло. Хотела обратиться в еврейскую общину Бингена-на-Рейне, но меня отговорил знакомый, который ее регулярно посещает. Сказал: „Мы – русские евреи – здесь никто и звать нас никак“. Бесполезно обращаться, палец о палец не ударят».

Конечно, история с Митрофановой – это довольно частный случай, кажущийся высосанным из пальца. Но замечания по поводу германской еврейской общины, по всей видимости, попали в точку. В распоряжении нашей редакции находится копия договора на 2018 – 2023 годы, заключенного между Синагогальной общиной Кёльна и правительством земли Северный Рейн-Вестфалия. Согласно документу, еврейским земельным объединениям на эти годы из госбюджета выделяется 17 млн евро. И такие субсидии предусмотрены во всех федеральных землях. После таких финансовых инъекций критиковать власти и добиваться расследования антисемитской выходки рука не поднимается. «Была бы я немецкой еврейкой, за меня бы заступилась община, – убеждена Белла Митрофанова. – А за русскую еврейку не дадут ни пфеннига!»

«ВЕРНУЛИСЬ В СТАРУЮ НАЦИСТСКУЮ ГЕРМАНИЮ»

Самая возмутительная история произошла в семье Абрамс – наших бывших соотечественников, эмигрировавших из СССР в Германию в 1988 году. В 2009 году учительница математики из города Эспелькамп (земля Северный Рейн-Вестфалия) Хелен Абрамс вышла замуж за Уве Юнгблута, который, промотав приданное, превратил жизнь жены и родившегося ребенка в ад. Все это происходило с непременным антисемитским уклоном. Например, он заявлял, что женился «на старой еврейской служанке» не для того, чтоб иметь с ней детей. А в суде откровенно издевался над «большим еврейским носом» уже бывшей супруги. После развода Юнгблуту разрешили встречаться с сыном определенное количество часов в неделю, и он так очаровал показной отцовской заботой сотрудниц Югендамта (Jugendamt – ведомство по делам молодежи в Германии. – Прим. ред.), что они лишили мать опеки над сыном.

Родители Хелен Абрамс обратились с письмом отчаяния к канцлеру Ангеле Меркель (копия имеется в распоряжении «Совершенно секретно»). В ответ – тишина. Читать строки этих весьма пожилых людей без содрогания невозможно: «Нам 79 и 77 лет, у нас самих было очень плохое детство – из-за наших еврейских корней нам обоим пришлось пройти через нацистское время, военные беспорядки и их последствия. Депортация, концлагеря, голод, очень долгая борьба за выживание. Раны того времени до сих пор не очищены. Каждое маленькое воспоминание, сегодня все еще причиняет такую же боль, как и 74 года назад. Уже 31 год мы живем здесь, в Германии. И уже десять лет мы чувствуем, что вернулись обратно в старую нацистскую Германию».

Почему Югендамт приняло такое решение, в семье Абрамс не понимают. «Для этого не было никаких оснований! Поскольку никаких других объяснений нет, мы думаем, что это связано с нашим еврейским происхождением», — полагают авторы письма Меркель.

Но ладно бы, если отец мальчика действительно заботился о нем. Через некоторое время Адриан попал в детдом, потом в приемную семью, потом в другой детдом. Хелен Абрамс передала нашей редакции фрагменты своего дневника, который она ведет после того, как у нее изъяли сына.

Вот строки из дневника: «Заявление Андриану в первом детдоме: „Если ты снова будешь плакать и говорить, что хочешь вернуться к маме, то ты никогда больше ее не увидишь“. Во втором детдоме: „Ты должен потерять надежду попасть когда-либо снова домой к маме“. Нечеловеческая атмосфера при общении – совершенно холодный конференц-зал, только стол со стульями. Таким образом, базовые условия сопровождаемого общения становятся невыносимыми с целью, чтобы Адриан больше не хотел этого. Как мать и ребенок выдерживают это так долго? Да, эти двое задают себе этот вопрос каждый день. Возможно, это объясняется отрывком из дневника Анны Франк (15-летней узницы Освенцима, скончавшейся в феврале 1945 года. — Прим. ред.) от 15 июля 1944 года: „Это чудо, что я не отказалась от всех своих ожиданий, хотя они кажутся абсурдными и невыполнимыми. Тем не менее, я держусь за них, несмотря ни на что, потому что все еще верю в добро в человеке“. Вы спросите, кто эта еврейская мать? Это я, Хелен Абрамс».

А вот история Алины Белавски, проживающей в германском Ростоке и работающей организатором свадеб. Налоговая инспекция Германии, решив, что женщина утаивает доходы, через суд истребовала с нашей бывшей соотечественницы серьезную сумму: €27 тыс. плюс €10 тыс. ушло на адвокатов (на русские деньги это более 2,5 млн рублей). Алина, не согласная с таким решением властей, опубликовала на YouTube разоблачительный ролик, за что поплатилась: суд назначил ей «за клевету в адрес налоговиков» штраф в размере €600, а в случае отказа – тюремный срок на три месяца. Подобные репрессии Белавски также связывает со своим происхождением, с тем, что она – русская еврейка (семья Белавски переехала в Германию из Узбекистана в 2002 году).

«Эти шестьсот евро я, разумеется, платить не стану, поскольку, хоть я и еврейка, но не бесправный унтерменш, который будет добровольно выплачивать штраф за несуществующее преступление. Высказывать свое мнение и показывать документальные доказательства преступления чиновников только в тоталитарных странах является преступлением. А когда меня, как еврейку, приглашали эмигрировать, то Германия намеренно меня ввела в заблуждение, что государственный антисемитизм и тоталитаризм остались в прошлом», — рассказала «Совершенно секретно» Алина Белавски.

Со своей страницы в Facebook женщина обратилась к Владимиру Путину с просьбой о помощи. «Пожалуйста, не дайте фашистам в Германии во второй раз совершить Холокост и убить меня и мою маму!» – столь эмоционально начинается письмо к российскому президенту.

У историй Абрамс и Белавски есть одно общее: в обоих случаях женщины обращались во множество германских СМИ, но им даже не ответили. «Эту информацию знают практически во всех медиа Германии, но публиковать ее никто не спешит из-за серьезных обвинений в адрес Меркель и Штайнмайера, – комментирует правозащитник Гарри Мурей. – Свобода слова? Я вас умоляю. Свобода слова осталась только в России».

«ЕВРЕЙСКИЙ ЛИМИТ НА СТРАДАНИЯ»

Скептический читатель может возразить — все эти происшествия не имеют националистического окраса. О карательной ювенальной юстиции ФРГ уже писано-переписано, как и о «зверствах» германских налоговиков (суммарный налог в стране достигает, порой, 65% от дохода). Просто, дескать, еврейская душа взывает о своей исключительности и в итоге выдает желаемое за действительное. Но вот как быть, например, с постановлением руководителя налоговой инспекции города Росток господина Штапельфеля, где он буквально пишет, что необходим арест Алины Белавски, иначе она может сбежать, потому что Jüdischer Zuwanderer (еврейский беженец). Дословно фраза из документа звучит так: «Учитывая, что подозреваемая умышленно дала ложные сведения, нужно считаться с тем, что, узнав о предъявленных обвинениях, она может скрыться. И опасность такого поведения обоснуется тем обстоятельством, что подозреваемая является гражданкой Узбекистана с видом на жительство с 7 мая 2002 года как еврейка-беженка. Кроме того, из документов следует, что у нее очень много контактов с Восточной Европой».

Мы выше цитировали опрос о том, что каждый четвертый немец разделяет антисемитские взгляды. Но в том социологическом исследовании был еще один потенциально опасный момент. А именно: 39,5% опрошенных немцев согласились с утверждением, что «многие евреи пытаются сегодня извлечь для себя преимущества, опираясь на историю Третьего рейха». То есть в современной Германии тихим сапом строится новая идеология о том, что, во-первых, существует «еврейский лимит на страдания», а во-вторых, что этот лимит заканчивается. Если такое будущее станет реальностью, то можно будет констатировать, что Россия проиграла в войне за память.

Еврейский народ – единственное, что еще держит современную немецкую нацию от отказа вечного исторического покаяния. О замученных миллионах мирных советских граждан немцы практически забыли, во всяком случае, на территории Германии до сих пор нет монументального памятника советским гражданам, умершим от голода, нужды и бесчеловечного обращения в фашистском плену и на принудительных работах (только в 2018 году во Франкфурте-на-Майне был открыт подобный обелиск, да и то на кладбище, подальше от людских глаз. – Прим. ред.). Таким образом, все получается у них логично: «еврейский лимит» можно начать выбирать путем нападок на русскоязычных евреев, поскольку, во-первых, их подавляющее большинство в стране, а во-вторых, их уж точно защищать некому. А там, глядишь, и другие евреи поймут, что лучше не высовываться.


Авторы:  Андрей ПОЛОВИНСКИЙ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку