НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

«Росвор» в законе

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.11.1998

 
Сергей ПЛУЖНИКОВ
Сергей СОКОЛОВ

Когда на жилой квартал в Иркутске рухнул военно-транспортный самолет «Руслан», перевозивший истребители СУ-27, новое руководство «Росвооружения» списало вину за эту страшную трагедию на своих предшественников, отправленных в отставку в августе 97-го. Виновные до сих пор не наказаны, хотя комиссия давно закончила работу. Скандально известная транспортная фирма «Карготранс», организовавшая этот смертельный рейс, по-прежнему процветает в недрах «Росвооружения»...

Недавно британский МИД выступил с сенсационным заявлением: террорист и мультимиллионер Осма бен Ладен приобрел несколько крылатых ракет с ядерными боеголовками из арсеналов российской армии. Напомним, что это тот самый фанатик, который организовал взрывы двух американских посольств в Африке.

Единственное, что утешает экспертов Лондонского института стратегических исследований, – бен Ладену вряд ли удастся осуществить ракетный запуск, он пока не смог купить ракетные установки. Но организовать локальный взрыв террорист теперь в состоянии. Cамое интересное – посредниками в этой сделке, по мнению английских дипломатов, выступали высокопоставленные российские офицеры, а также военные чиновники Казахстана и Украины. Как это принято, МИД России и Служба внешней разведки РФ никак не отреагировали на официальный запрос английского МИДа.

Все как в голливудском боевике. Впрочем, зная истинное положение в сфере российской торговли оружием, можно уверенно говорить: ничего невозможного для наших «торговцев смертью» сегодня нет.

Хроника взлетов и падений

Госкомпания по экспорту и импорту вооружений и военной техники «Росвооружение» была образована засекреченным указом президента РФ № 1932-с в ноябре 1993 года. ГК «Росвооружение» возникла после слияния прежних советских экспортных контор – ГИУ («Оборонэкспорт»), ГТУ («Спецвнештехника») и ГУСК (МВЭС). По представлению тогдашнего премьера В.С. Черномырдина первым гендиректором госкомпании стал генерал Виктор Самойлов.

Цели декларировались благородные: утверждение госмонополии на многомиллиардный экспорт высокотехнологичной продукции российского ВПК. На самом деле в секретном указе Ельцина оговаривалось, что контроль за соблюдением госинтересов и сохранением гостайны в «Росвооружении» возлагается на Службу безопасности президента РФ. То есть истинным хозяином в госкомпании с момента ее возникновения был другой генерал – личный охранник президента Александр Коржаков. Непосредственно деятельность «Росвооружения» курировал отдел «В» СБП во главе с однокашником Коржакова по заочному юридическому институту В.Антиповым. Основу этого отдела составили девятнадцать уволенных из МВЭС офицеров ГРУ, среди которых особенно выделялись трое – А.Котелкин, Б.Кузык, С.Свечников.

Кресло гендиректора ГК «Росвооружение» считается самым прибыльным в российской номенклатуре, поэтому борьба за него всегда велась нешуточная. Генерал Самойлов, не понимавший «левых» намеков президентской команды, явно не устраивал Коржакова. Поэтому около года отдел «В» собирал компромат на Самойлова, и к лету 1994 года «сшитая» негативная информация была легализована в виде результатов проверки «Росвооружения» Контрольным управлением администрации президента РФ. На обескураженного Самойлова навесили какие-то несусветные злоупотребления и выставили вон. Главными торговцами оружия стали Котелкин, Кузык и Свечников. Их взлету не помешала даже информация Генпрокуратуры РФ о сногсшибательных валютных премиях, которые умудрились получить в свое время прикомандированные офицеры ГРУ (Котелкин – 58 384 доллара, Кузык – 37 885, Свечников – 20 331 доллар). Материалы передали в Службу безопасности президента для принятия административных мер. И эти меры не замедлили последовать.

В июле 1994 года сотрудник отдела «В» Кузык, или, как его называли потом в Кремле, «Борис Николаевич маленький», был назначен помощником президента РФ по вопросам военно-технического сотрудничества. Лицензии на экспорт оружия начал выдавать Госкомитет по военно-технической политике (ГКВТП) во главе со Свечниковым, полностью перекрыв возможность самостоятельного выхода на рынок всем предприятиям ВПК. А гендиректором ГК «Росвооружение» стал Александр Котелкин. Все, как говорится, было схвачено. Генерал Коржаков посчитал, что такие кадровые перемены, подкрепленные компрой о валютных премиях, позволят ему надежнее контролировать экспорт оружия. Говорят, решение о новых назначениях принималось чуть ли не в бане. Охранник смог легко убедить патрона в том, что безоговорочно послушное «Росвооружение» сможет стать бездонной «черной кассой» для неминуемо приближающейся президентской предвыборной гонки

Но борьба за ключевые посты в сверхприбыльном оружейном бизнесе не прекращалась ни на минуту. Премьер Черномырдин попытался продвинуть в «Росвооружение» своего человека, бывшего вице-премьера Георгия Хижу. Эта кандидатура с легкостью была отметена. Хижа действительно успел отличиться тогда, во-первых, продажей секретного на тот момент российского танка спецслужбам Великобритании, а во-вторых, продажей (через Белоруссию) учебной противоракетной установки С-300 разведслужбам США – нашего главного конкурента на мировом оружейном рынке. Американцы хотели разобраться в успехе С-300, чтобы улучшить конструкцию своих «Пэтриотов». К счастью, недостаточно оказалось по винтикам разобрать российскую ракету, чтобы понять, «почему оно летает, а главное – почему попадает». Загадочное русское ноу-хау, сделанное в Удмуртии.

После отставки Коржакова борьба за «Росвооружение» приобрела небывалый накал, в нее вовлекались все новые и новые фигуранты. Еще одним дамокловым мечом для команды Котелкина, лишившейся «кремлевской крыши», стало давно зревшее в закромах ФСБ уголовное дело № 580/96 в отношении руководства неприметного банка «ИнтерФинИнвест», через который «Росвооружением» проводились крупные махинации с казначейскими обязательствами Минфина РФ, и пытались отмыть при посредничестве российских и прибалтийских банков 400 миллионов долларов с Ближнего Востока от «черных» поставок оружия и проч. Судорожный поиск покровителей привел Котелкина сначала к главе Совета Безопасности Александру Лебедю, а затем и к самому Черномырдину. Но к концу лета 1997 года его участь была предрешена. Не помогли уже ни обычное жонглирование миллиардными контрактами перед доверенными журналистами, ни обещания догнать и перегнать Америку по портфелю заказов в 10,5 миллиарда долларов...

Банкира век недолог?

Назначение гендиректором ГК «Росвооружение» банкира, шефа «МАПО-банка» Евгения Ананьева в августе 1997 года стало для многих неожиданностью. Ясно было, что человека Коржакова должен был, наконец, сменить человек Черномырдина, но кто конкретно – никто не знал до последнего момента. По всей видимости, даже сам Черномырдин. Кандидатуру Ананьева ему подсказал или навязал (недооцененный прессой) лоббист – министр экономики Яков Уринсон.

Операция по внедрению Ананьева велась несколько месяцев. В мае 97-го, за три месяца до «росвооруженческого» переворота, Евгений Ананьев (вряд ли еще мечтавший занять кабинет Котелкина в здании на Гоголевском бульваре и пользоваться оставленными в наследство письменным прибором «Монблан» и шикарной сауной в комнате отдыха) скромно попросил Черномырдина включить его в «золотую десятку» уполномоченных банкиров «Росвооружения»: «Просим Вас дать указание о включении АКБ «МАПО-банк» в число уполномоченных банков, осуществляющих обслуживание расчетных счетов ГК «Росвооружение»... Банк участвовал в подготовке и сопровождении контрактов на поставку самолетов МИГ-29 в Малайзию, Словакию... «МАПО-банк» имеет лицензию ФСБ РФ на проведение работ с использованием сведений, составляющих гостайну. Сохранность закрытой информации обеспечивает созданный в установленном порядке первый отдел... Вопрос, предлагаемый Вашему рассмотрению, согласован с гендиректором ГК «Росвооружение» Котелкиным».

Это был явный компромисс между Черномырдиным и Котелкиным. Последний полагал, что после такой уступки его оставят в покое, но недооценил степень влияния на Ельцина давнего приятеля Евгения Ананьева, президентского пресс-секретаря Сергея Ястржембского (оба в свое время работали в журнале «Мегаполис»). Так что вскоре на смену «святой» троице пришел банкир Ананьев, в прошлом сотрудник 6-го Главного управления КГБ (экономическая контрразведка), если верить «Независимой газете». (Все-таки прав оказался автор романа «Аквариум» Виктор Суворов, сказавший: «Вход в разведку – рубль, а выход – два». Если иметь в виду то, что и Котелкин, и Ананьев, как выяснилось, не преминули поправить свое материальное положение на хлебной ниве «Росвооружения».)

Ищите женщину...

Естественно, как и в случае с Котелкиным, сразу после назначения Ананьева началась подковерная борьба за его смещение. «Первая ласточка» прилетела к Ананьеву этой весной – после отставки Черномырдина и ухода из правительства его непосредственной «крыши» – Якова Уринсона. Тогда бывший помощник президента Борис Кузык странным образом в обход Юмашева и Ястржембского прорвался на прием к Ельцину и добился назначения проверки «Росвооружения» Главным контрольным управлением президента РФ. Метод испытанный и проверенный еще на Самойлове

Но на сей раз команда Котелкина не учла одного маленького нюанса. Как-то так само собой получилось, что руководителем президентской комиссии был назначен Юрий Урядов, жена которого, Валентина Урядова, давно работает в ХОЗУ ГК «Росвооружение». Так что проверка, как вы понимаете, удалась на славу. По ее итогам даже уволили начальника ХОЗУ «Росвооружения» Киута, который во время кремлевской ревизии неосторожно пригрозил Валентине Петровне Урядовой увольнением «по сокращению штата». Видимо, президентский ревизор Юрий Урядов по достоинству оценил чуткость руководителей «Росвооружения» к своей жене.

«Незаурядная» ревизия

Евгений Ананьев

Судьба этой «незаурядной» президентской проверки традиционна: поставили гриф «секретно» и – в шкаф. Разве что Евгений Ананьев не преминул в очередной раз пнуть своего поверженного противника и в нескольких журнальных публикациях (журнал «Профиль» и др.) рассказал о безобразиях, творившихся в его ведомстве в 1995–1997 годах, то есть при Котелкине (а между тем комиссия Урядова все-таки заглянула в бухгалтерскую документацию «Росвооружения» за этот год, но об этом и Урядов, и, разумеется, Ананьев предпочитают молчать. Напомним некоторые достижения команды Александра Котелкина, «белоснежного» генерал-майора, щеголявшего в самолично им придуманном экзотическом мундире белого цвета.

Помнится, Александр Котелкин любил со скорбным видом повторять, что «Росвооружение» не может даже квартиры своим сотрудникам выделить – экономит средства. Выяснилось, генерал говорил правду: он действительно не мог выделить своим сотрудникам квартиры, потому что его команда все это время занималась «виртуальным строительством». То есть по всем финансовым документам компания «Росвооружение» оплатила в 1995 году строительство многоэтажного дома, завезла в этот дом мебель и даже два года выделяла средства на охрану новостройки. Однако когда президентские ревизоры приехали по указанному адресу, они обнаружили на месте мифического дома... заброшенный пустырь. Одна эта маленькая история тянет на большое уголовное дело.

Выяснилось также, что при Котелкине «Росвооружение» потеряло десятки миллионов долларов, вложив их в девять банков под неприлично низкие проценты. Так, весной 1997 года на депозит в «ОНЭКСИМ-банке» было положено 7 миллионов долларов под смехотворный процент – 4 процента годовых, в то время как средняя процентная ставка была 15 – 17 процентов. Больше всего «Росвооружение» потеряло в лопнувшем еще до кризиса «Моснацбанке» – 80 миллионов долларов. Кроме этого, деньги госкомпании бесследно растворились в сорока различных фирмах.

На реализации товаров, получаемых по бартеру за поставки оружия в основном из Китая и Индии, «Росвооружение» потеряло 150 миллионов долларов. И повинны в этом оказались, по мнению ревизоров, люди из окружения Котелкина: его заместитель Юрий Борисов и начальник управления экспортно-импортных операций госкомпании Сергей Басков. В их отношении Генпрокуратура РФ проводит теперь свое дознание.

И так далее, и тому подобное. Удивительно, что с таким «подследственным» багажом Александр Котелкин все еще не оставляет надежды вернуться в кресло главы «Росвооружения». Тут мы готовы разделить с Евгением Ананьевым его праведный гнев. Но...

Свой банк к телу ближе?

Что, собственно, изменилось к лучшему в ГК «Росвооружение» за год правления банкира Ананьева? Знающие люди говорят, что стало только хуже.

Если раньше на личную охрану Александра Котелкина, которую осуществляла фирма «Гамбит», госкомпания тратила 45 тысяч долларов в месяц (цифра, согласитесь, впечатляет), то теперь личная безопасность гендиректора Евгения Ананьева обходится ГК «Росвооружение» в 85 тысяч долларов ежемесячно. То есть в два раза дороже. При этом отгоняют мух от гендиректора телохранители из частного охранного предприятия «Булгак», пришедшие с ним в «Росвооружение» из «МАПО-банка». Если раньше генерал Котелкин ездил на одном «мерседесе-500», то теперь «выезд» банкира Ананьева состоит из двух бронелимузинов «ауди», которые арендуются опять же у «МАПО-банка»

При Котелкине было истрачено примерно 170 тысяч долларов на ремонт спецстоловой в здании на Гоголевском бульваре. Однажды демократичный Ананьев посмотрел на вычурную лепнину шикарной спецстоловой и сказал: «Как я покажу это директору оборонного предприятия, который полгода не может выплатить своим рабочим зарплату? Стыдно!» И тут же истратил полмиллиона долларов на оборудование директорского спецблока помещений на четвертом этаже здания на Гоголевском (кроме шикарного евроремонта были установлены спецдвери, детекторы-металлоискатели и прочее).

Справедливости ради следует отметить, что по уставу ГК «Росвооружение» всей прибылью госкомпании гендиректор имеет право распоряжаться единолично по своему разумению. Это правило очень похоже на древнеримский постулат: «Когда говорит оружие, законы молчат». Вот и барствует банкир Ананьев от вольного.

Если бы президентские ревизоры задались целью помимо «заказанного» им Котелкина детально исследовать деятельность банкира Ананьева на посту гендиректора ГК «Росвооружение», то натолкнулись бы и на более странные факты.

«Золотой вексель» Ананьева

С каким пылом Евгений Ананьев критиковал своего предшественника за подозрительное разбазаривание средств компании в коммерческих банках! Так вот первым делом еще в начале 1998 года бывший шеф «МАПО-банка» рачительно разместил средства со счетов «Росвооружения» в виде так называемых «золотых векселей»... в «МАПО-банке». Естественно, с выгодой. Для своего банка. Пять векселей на сумму 5 миллионов долларов каждый и один вексель на 6 миллионов долларов (итого 31 миллион) он «зарядил» в любимый банк под 5,5 процента годовых! Убытки госкомпании и прибыль «МАПО-банка» нетрудно подсчитать, если учесть, что обычная ставка по валютным депозитам до кризиса равнялась 12–14 процентам. Нам известны еще два рублевых векселя (№ 2181997 на 70 миллионов рублей; № 000019 на 120 миллионов рублей), которые Ананьев разместил также в «МАПО-банке» всего лишь под 15 процентов годовых. Стоит ли говорить, что ананьевский банк никогда не входил в число банков, имеющих хорошую репутацию на рынке валютных депозитов. И стоит ли объяснять, что обычно происходит с векселями на 31 миллион долларов, размещенными под 5,5 процента годовых, если общепринятая ставка доходит до 14 процентов? Неплохой приработок к государственному окладу?

Видимо, другой ревизионной комиссии, на этот раз из Генпрокуратуры РФ, стоит поискать следы такой странной непрактичности гендиректора в «МАПО-банке»? По этому поводу компетентным органам стоило бы обратиться и к финансовому директору ГК «Росвооружение» Ермилову, которого привел с собой Ананьев. Финдиректор тихо уволился в августе этого года «по собственному», хотя с такой должности просто так не уходят. При непосредственном участии Ермилова многомиллионные средства предприятий ВПК крутились и в других банковских структурах. Какие суммы там проворачивались, в чьих карманах оседали накрученные проценты – еще одна большая тайна нынешнего руководства ГК «Росвооружение».

80 миллионов как с куста...

Не менее показательна история с пропавшими в «лопнувшем» «Моснацбанке» 80 миллионами долларов госкомпании «Росвооружение», которую Евгений Ананьев опять же с легкостью списывает на своего предшественника. Причем история эта незаслуженно обойдена вниманием наших органов, карающая десница которых неумолимо паяет срока за кражу картошки с совхозных полей. Но здесь ребята почему-то притихли, хотя речь идет о пропаже 80 миллионов долларов. По меркам ВПК – это два современных истребителя.

Банкир Ананьев кивает на генерала Котелкина – проморгал генерал, вовремя не вытащил из проблемного банка средства. Но дело в том, что и Котелкин, и Ананьев прекрасно знали, кому доверили свои деньги. Причем не только свои: больше 50 миллионов долларов из этой суммы принадлежали оборонным заводам. Оба гендиректора были осведомлены, что «Моснацбанк» создавали в свое время «цеховики» армянской диаспоры и их криминальная «крыша». Еще с середины прошлого года это «банкформирование» стало испытывать финансовые трудности и перекачивать средства клиентов в «Уникомбанк», задерживая платежи, в том числе и «Росвооружению».

Честное слово, если хотя бы один из наших героев-гендиректоров «Росвооружения» что-нибудь сделал для спасения 80 миллионов долларов своей компании, мы не стали бы их упрекать в безумных тратах на личную охрану (разумеется, с армянской диаспорой шутки плохи). Но сначала один – бравый генерал Котелкин – включил «диаспору» в число десяти уполномоченных банков госкомпании, а потом второй – банкир Ананьев – почти целый год ничего не делал для того, чтобы предотвратить эту аферу. 22 июня 1998 года «Моснацбанк» был лишен лицензии и благополучно почил в бозе вместе с 80 миллионами.

Сувениры от «МАПО-банка»

Уже при Ананьеве началась распродажа по заниженным ценам почти новых иномарок из автопарка «Росвооружения» партнерам по бизнесу. С этими злоупотреблениями сейчас разбирается прокуратура, но нынешнее руководство госкомпании ни словом о них почему-то не обмолвилось в многочисленных интервью.

Александр Котелкин

В качестве сувениров в «Росвооружении» теперь используются золотые слитки пробы «9999» с клеймом «МАПО-банк» на пластиковой упаковке и ювелирные изделия производства фирмы «Виктория», которая принадлежит семье Ананьевых. Эти ценности закупаются на подставных лиц за наличные и нигде не оприходуются. Такие странные подарки уже получили посол Катара и руководитель делегации Саудовской Аравии – без регистрации в финансовых органах и оформления разрешительных документов на вывоз. Вообще фонд представительских расходов ГК «Росвооружение» – сегодня самая большая тайна нашего оружейного бизнеса.

Конфиденциальные встречи и переговоры по оружейным контрактам Евгений Ананьев теперь проводит в ресторане «Лава-М», тесно связанном с «МАПО-банком». Это заведение пользуется особой популярностью в кругах российского разведсообщества и славится хорошей русской кухней, но абсолютно не приспособлено для обсуждения проблем государственной важности. И при этом директор данной точки общепита почему-то теперь исполняет у Ананьева обязанности начальника службы протокола «Росвооружения».

Почти женская страсть Александра Котелкина и Бориса Кузыка к украшению своих кабинетов живыми цветами в любое время года была всем известна. Но Евгений Ананьев и в этом переплюнул предшественников. Теперь на закупку цветов и прочих радостей жизни в виде дорогого виски и мартини госкомпания тратит 1,5 миллиона рублей еженедельно.

И это всего лишь некоторые факты, свидетельствующие о том, что банкир Ананьев подчинил доверенную ему госструктуру личным интересам. Если бы кремлевские ревизоры копали глубже, то не могли бы не обратить внимание на то, что ГК «Росвооружение» превратилась в кормушку и для высоких покровителей банкира Ананьева.

Почему жива «Жива»?

Год назад в Иркутске произошла страшная трагедия, унесшая десятки жизней. На жилые дома рухнул военно-транспортный «Руслан», перевозивший разобранные СУ-27 во Вьетнам.

Российские военные специалисты, проведя свое закрытое расследование причин аварии, обвинили во всем запорожских моторостроителей с завода «Мотор Сiч». Якобы двигатели у «Руслана» были бракованные.

Более компетентное исследование украинского КБ «Прогресс» и результаты стендовых испытаний двигателя Д-18Т доказали, что к трагедии привела нештатная работа топливной системы, а точнее – попадание воды в топливо. Более того, украинские специалисты в итоге разработали фильтры-ловушки для водокеросинового льда, что позволит в будущем избежать таких катастроф. Это, собственно, было не устранение конструктивной недоработки, а нововведение, призванное обеспечить, как выражаются американцы, «фулпруф», то есть защиту от дурака.

Но о том, чтобы топливо было нормальным, должен был позаботиться грузоперевозчик. Поэтому со всей уверенностью можно говорить, что к иркутской трагедии привели халатность и непрофессионализм персонала фирмы «Карготранс», которая на крови еще и заработала более миллиона долларов. Напомним, что эта фактически частная фирма была создана с подачи бывшего шефа ГК «Росвооружение» Александра Котелкина (приказ № 191 от 18 октября 1995 г.) и быстро превратилась в монополиста в сфере транспортировки всего российского специмущества. Кроме того, что частники брали за перевозки с предприятий ВПК грабительские 10 процентов от всей суммы контракта, они еще и получили в аренду на льготных условиях транспортные суда «Сокол», принадлежащие ГК «Росвооружение». Один из учредителей этой скандальной компании, руководитель фирмы «Информсервис» Сергей Мищенко – близкий приятель Котелкина, их связывают многие общие дела.

Казалось бы, когда компетентное расследование определило истинного виновника иркутской катастрофы, можно было не сомневаться, что «Карготранс» прекратит свое существование. Но ничуть не бывало. При Ананьеве эта фирма продолжает процветать и оказывать транспортные услуги ГК «Росвооружение». Просто отказаться от нее юридически оказалось сложно и дорого, поэтому новое руководство госкомпании решило продолжить отношения с «Карготранс», несмотря на ее репутацию

Более того, Евгений Ананьев теперь утверждает, что некомпетентность «Карготранс» в области страхования военных перевозок заставила его включить в число страховых компаний, традиционно обслуживающих ГК «Росвооружение», еще и никому не известную частную страховую фирму «Жива». И, по его мнению, неважно, что одним из владельцев «Живы» является брат теперь уже бывшего министра экономики и куратора ВПК в правительстве Якова Уринсона. Оружейный бизнес – дело циничное по определению, но всему должен быть предел.

Более того, по примеру Александра Котелкина, который передал в частные руки всю транспортировку специмущества, ликвидировав транспортный отдел «Росвооружения», Евгений Ананьев сейчас намечает отрезать от госкомпании более лакомый кусок – управление по экспортно-импортным операциям. Это подразделение «Росвооружения» распоряжается всеми товарами, получаемыми по бартеру за поставки оружия из Индии, Китая, Финляндии, Малайзии и других стран. Если учесть, что наши основные покупатели, Китай и Индия, расплачиваются с нами за вооружение в соотношении 50 процентов товарами, а 50 процентов живыми деньгами, то понятно, что цена вопроса – сотни миллионов долларов. Поле для махинаций – обширнейшее. Уже легендой стал, к примеру, реальный случай, когда питерская верфь получила из Китая в обмен на подводную лодку типа «Варшавянка» партию пластмассовых зажигалок по цене один доллар, хотя в Китае подобные зажигалки стоят всего несколько центов... И, скорее всего, среди претендентов на этот лакомый кусок мы опять увидим знакомые фамилии родственников высокопоставленных покровителей Ананьева.

Бойтесь посредников, «бакшиш» приносящих

В этом году Евгений Ананьев встречался с Ельциным один раз. Он смог отстоять свое кресло, традиционно использовав статистические выкладки: «Росвооружение» под его чутким руководством заработало за первое полугодие этого года на 300 миллионов «живых» долларов больше, чем за тот же период времени в прошлом году, теперь мы продаем оружие в 58 стран – это успех на уровне 1990 года, есть прорыв на европейском рынке, в частности, контракты с Грецией и Кипром.

В своем докладе Евгений Ананьев, правда, не акцентировал внимание президента на провале контракта с Эквадором на поставку авиатехники, отмене контракта с Индонезией о поставке двенадцати истребителей СУ-30КИ, на перехвате Белоруссией у России контракта на шестнадцать-восемнадцать МИГ-29, на отказе Болгарии от закупок двенадцати МИГ-29СМ, на задержке поставок ВВС Индии двенадцати истребителей СУ-30МК... Не многовато ли за год руководящей работы? И это только открытая информация. Не меньше неудач скрыты мраком гостайны.

По большому счету хвалиться Ананьеву было особенно нечем: новых крупных сделок нет. А вот скандалов с посредниками стало больше – и это крайне опасная тенденция правления Евгения Ананьева в ГК «Росвооружение».

В советские времена торгующие оружием организации – ГИУ, ГТУ и ГУСК – получали комиссионные не больше, чем 0,4 процента от суммы сделки, и хватало. Торговцы служили за оклад и крепко держались за место в надежде на валютные суточные в загранкомандировках. За необоснованно израсходованные 100 долларов могли уволить. Но все круто изменилось с победой демократии. И в коридорах «Росвооружения» темных личностей, желающих подзаняться «черными» поставками, теперь хоть отбавляй. Дурное дело нехитрое: загнать «налево» тысячу-другую «стволов» или пару авиадвигателей и обеспечить внукам безбедную старость.

Громкие скандалы с внутренними посредниками бывали и раньше, но выглядело это все как-то не очень серьезно. Самый первый скандал вспыхнул после временной передачи фирмой «Марвол» двигателей РД-33 и ракет Р-73 в ЮАР якобы для испытаний. Специмущество так и не вернулось в Россию, а посредник Марк Волошин, наверное, заработал не совсем честно пару «лимонов» на жизнь. Позже случилась передряга с фирмой «Бонэкс» и поставками самолетов в Йемен. Посредник Сергей Спасский недобросовестно выполнил свои обязательства, присвоил деньги, а авиатехнику не поставил. За что йеменские власти отобрали у него паспорт. Спасский второй год живет на территории российского посольства, оставаясь заложником.

Но со временем росли суммы контрактов и комиссионных, все большая часть оружейного бизнеса уходила в криминальную тень, а следовательно, и нарастала крутизна разборок между партнерами. И вот произошел беспрецедентный случай. В подъезде собственного дома в Москве был застрелен руководитель швейцарской фирмы «Фалини Бизнес инк.» г-н Прокудин. После убийства при обыске в его офисе были обнаружены договорные документы на поставку МИГ-23 из наличия Министерства обороны Казахстана в Северную Корею, а также конфиденциальная переписка с белорусской фирмой «Белспецвнештехника» (аналог «Росвооружения»), с оборонными ведомствами Украины, России, Перу, Ирана, Йемена и ряда других стран. Кому помешал или перешел дорогу г-н Прокудин – неясно. Этим занимается прокуратура. Но следствие не исключает, что в преступлении могут быть замешаны руководители ГРУ, Генштаба, ФСБ и СВР, с которыми имел деловые контакты этот торговец собственной смертью

Не лучше дела обстоят сегодня и с зарубежными посредниками. В оружейном бизнесе издавна существует отлаженная система, когда определенные люди являются доверенными лицами королевских или президентских семей. Без их участия переговоры, к примеру, на Ближнем Востоке не стоит и начинать. Большую часть многомиллионных комиссионных по оружейным контрактам такие доверенные посредники отдают своим покровителям – шейхам и королям, то есть фактически выступают в роли подставных лиц, предоставляют свои банковские счета для перекачки денег. Кое-что оставляют себе, что-то в виде «бакшиша» откатывают и продавцам. Словом, чем выше комиссионные, тем больше денег достается всем участникам сделки. У нас это называется коррупцией, на Востоке – нормальное явление.

В советские времена комиссионные не превышали 5 процентов от суммы контракта – это был предел мечтаний. Но вот в материалах проверок первых лет существования ГК «Росвооружение» уже отмечалось: «Как правило, выплаты комиссионного вознаграждения проводятся посредникам только тех стран, которые вооружены российским оружием: Египет, ОАЭ, Индия, Сирия. В то же время между Россией и этими государствами подписаны межправительственные соглашения о военно-техническом сотрудничестве, определены объемы, сроки и номенклатура поставляемой им военной продукции. Тем не менее ежегодные размеры таких выплат России посредникам указанных стран составляют около 30–35 миллионов долларов, причем они проводятся не за счет прибыли ГК «Росвооружение», а за счет валютной выручки предприятий, поставляющих экспортную военную продукцию».

Аппетит, как известно, приходит во время еды. Теперь если комиссионные составляют 20 процентов от всей суммы контракта – это уже не считается чем-то экстраординарным.

Так, крупному турецкому посреднику А. за подписание контрактных документов в течение 1993–1994 годов сумма таких выплат составила 7,2 миллиона долларов. Выплаты производились до поступления платежа от иностранного заказчика. Платили даже, если сделка срывалась.

В 1994 году была успешно проведена сделка по продаже БМП-3 и «Смерчей» в Кувейт на 700 миллионов долларов. Некий арабский посредник, который проходил в кипрском издании «Mideast Mirror» под инициалами Ф. З., получил за это 161 миллион долларов комиссионных. И таинственный Ф.З., по мнению того же издания, просто не мог не поделиться выручкой с руководством ГК «Росвооружение». «Бакшиш» на Востоке – закон. Возможно, поэтому затем наши так активно лоббировали участие этого щедрого посредника в сделках с Катаром, Иорданией, ОАЕ, но ни один контракт он больше не помог подписать, хотя «представительские» расходы были немалыми.

Самый громкий скандал последнего времени, который еще будет иметь очень печальные последствия для нашего военно-технического сотрудничества с Индией: как наши посредники братья Чаутхари уговорили индийское правительство купить у России несуществующие истребители СУ-30МК (якобы повышенного радиуса действия) за 17 процентов комиссионных, о чем недавно сообщил индийский журнал «Sunday». Нынешнему руководству ГК «Росвооружение» недостает мужества признать, что эта сделка заведомо была провальной. Но тогда придется возвращать 140 миллионов долларов предоплаты. А за это в Кремле по головке не погладят.

Еще один свежий пример: скорее всего, желание посредников получить непомерно высокие комиссионные привело к отказу России от участия в тендере на поставку СУ-27 в Грецию в этом году.

Тема посредников в оружейном бизнесе обширна и никем еще в российских СМИ подробно не исследована, поэтому мы обязательно к ней отдельно вернемся в ближайших номерах «Совершенно секретно». А пока хочется задать один риторический вопрос: если при Ананьеве завышение комиссионных окончательно стало нормой, то не приведет ли это к тому, что наше вооружение вскоре станет совсем неконкурентоспособным на внешнем рынке?

А вы какой ориентации будете?

«Черная касса» КПРФ – именно такая функция, как говорят в думских коридорах, теперь уготована ГК «Росвооружение» с приходом к власти Юрия Маслюкова. Теперь он курирует ВПК в новом правительстве вместо Якова Уринсона. Если это действительно так, то вице-премьеру Маслюкову хорошо бы помнить о печальной судьбе генсека НАТО Вилли Клааса, который ушел в отставку, когда вскрылась одна неприятная история: он в качестве министра обороны Бельгии способствовал тому, что итальянская фирма «Аугуста», получившая контракт на поставку боевых вертолетов в Бельгию, внесла крупную сумму в избирательный фонд бельгийской соцпартии.

Как бы там ни было, сегодня активно обсуждаются различные кандидатуры на пост главы госкомпании. При этом сам Маслюков, насколько нам известно, отдает предпочтение далеко не самым профессиональным кандидатам, даже очень далеко...

А Евгению Ананьеву осталось исполнять роль главного торговца оружием в России от силы до конца года. До сих пор связи спасали банкира от серьезных карьерных передряг. Но сейчас это вряд ли ему поможет – слишком плачевны результаты работы «Росвооружения».

В принципе неважно, какой политической ориентации человек встанет у руля «Росвооружения» – демократ или коммунист. Нужен профессионал, который бы изменил отношение политиков к госкомпании как к кормушке или «черной» партийной кассе. Хотя вряд ли это возможно в ближайшем будущем.

В США есть похожая на «Росвооружение» структура FMS (Foreign Military Sales), которую четыре года возглавлял генерал-лейтенант армии США Томас Райм и продал, между прочим, оружия на 70 миллиардов долларов в 120 стран мира. Вот что заявил этот матерый «ястреб», успевший повоевать и во Вьетнаме, и в Персидском заливе, еженедельнику «Дефенс ньюс»: «Если та или иная страна желает купить технику у Америки и хочет сделать это посредством прямой коммерческой сделки без FMS, это ее дело. Главное, она покупает у Америки. Таким образом, мы предлагаем динамичную программу для каждой страны, которая хочет иметь серьезные отношения с правительством США». Таких глыб-человечищ на нашем российском горизонте, к великому сожалению, пока не наблюдается.

P.S. Не успели в кругах ВПК обсудить историю с заявлением МИДа Великобритании о предполагаемой продаже российских ракет с ядерными боеголовками мусульманскому миллиардеру-фанатику, как на Дальнем Востоке таможня вскрыла вполне реальную аферу с контрабандной продажей боевых вертолетов в Северную Корею. В который


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку