"Ростовский близнец" дела Голунова

"Ростовский близнец" дела Голунова

ФОТО: PRAVOZ.RU

Автор: Павел ДРОЗДОВ
13.07.2019

Манипуляции с наркотиками есть наиболее распространенный способ злоупотребления полномочиями со стороны силовых органов. Но вскрываются и расследуются эти гнусные преступления крайне редко. Материал о судьбе Николая Каклюгина уже был в работе, когда грянуло «дело Голунова». Контраст этих двух историй при схожести их завязки поражает. Хотя, конечно, мы и раньше подозревали, что для достижения справедливости в России надо иметь очень сильных покровителей. Что само по себе уже глубоко несправедливо.

КОРОТКИЙ ПУТЬ ДО ПРАВДЫ

Главной звездой июня 2019 года в России стал, безусловно, журналист прибалтийского издания «Медуза» Иван Голунов. Автора нескольких ярких расследований задержали в Москве в рамках другого расследования – о распространении наркотиков. При себе у журналиста якобы нашли свертки с наркотиком мефедроном, а на следующий день при обыске в его квартире – значительные объемы запрещенного вещества. Правда, дело за версту пахло «заказухой»: от наркотиков несло заранее подготовленным вещдоком, фотографии из «квартиры Голунова» оказались совершенно посторонними, отрицание факта избиения журналиста не добавило уважения 71-й московской горбольнице и ее главному врачу, по совместительству телеведущему «России 1».

Реакция публики превзошла все ожидания, подобного единения общественности мы не помним со времен Крыма. Огромное число знаменитостей требовали и просили (каждый в меру своего темперамента) освобождения Голунова, бумажные издания РБК, «Ведомостей» и «Коммерсанта» вышли с одинаковыми обложками «Я/Мы Иван Голунов». У малоизвестного доселе автора обнаружилось множество друзей, которые в один голос утверждали, что наркотики – это совсем не про Ивана.

Итог вы знаете: журналиста вместо ожидаемой доставки в СИЗО посадили под домашний арест (по таким делам это у нас равносильно признанию невиновности), а на следующий день уже освободили, причем сообщил об этом лично глава МВД РФ Владимир Колокольцев. Еще через день президент уволил двух генералов МВД – начальника УВД по Западному административному округу Москвы Андрея Пучкова и начальника управления по контролю за оборотом наркотиков Главного управления МВД по Москве Юрия Девяткина. Отметим, что причина увольнения в приказе не называется, никаких «в связи с утратой доверия» нет, то есть вернуться на государственную службу эти люди смогут без всяких ограничений.

Впереди расследование инцидента и, скорее всего, уголовные дела против рядовых сотрудников, превысивших свои полномочия. Судя по топорности исполнения, никакого заказа против Голунова за его расследования не было, он попал в поле зрения «оборотней в погонах» совершенно случайно: им не хватило ума подробно выяснить, чем занимается этот человек. И когда пошла волна общественного негодования, упомянутые выше генералы наверняка орали на подчиненных: «По улицам столько жирных менеджеров ходит, как вы ухитрились нарваться именно на журналюгу?»

Наркотики подбрасывают прилично выглядящим людям, чтобы раскрутить их на серьезную взятку за прекращение уголовного дела или условный срок – это обычная практика. Никакой «кровавый режим» к этому отношения не имеет, перед нами мелкий гешефт средних чинов.

Неудивительно, что чинам повыше такие сотрудники только добавляют головной боли. Потому что портят их собственный гешефт, покрупнее.

ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ

Накануне майских праздников, за месяц с небольшим до задержания Голунова, группа активистов из Татарстана обратилась к Президенту России Владимиру Путину с просьбой повлиять на силовые структуры, которые вместо борьбы с преступниками, похоже, окончательно переключились на репрессии по отношению к гражданам собственной страны. Попасть в застенки СИЗО и подвергнуться пыткам может любой, это превратилось в системную проблему, утверждают подписавшие открытое письмо общественные деятели Михаил Щеглов, Мария Тумакова, Анатолий Кузнецов и писатель Лев Кожевников. Среди вопиющих случаев оговоров, беззаконных арестов и подбрасываний улик они упоминают также дело Николая Каклюгина, «православного активиста, врача. За борьбу с сектами ему банально подбросили в карман наркотики, заковали в наручники и отправили сидеть в темницу. Об этом случае знает не то что Ростовская область, где происходили события, а вся страна, поскольку ход дела подробно и широко освещается в СМИ и сетях». Однако внимание прессы, которая еще недавно была «четвертой властью», теперь ни от чего не защищает. Наивные авторы письма не знали тогда, что такое по-настоящему подробное и широкое освещение.

Несмотря на публикации и видео, обращения коллег и священников, Николай Владимирович Каклюгин – психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, председатель краснодарского краевого отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков», сидит в СИЗО с 19 октября 2018 года, когда был задержан по анонимному звонку в Ростове-на-Дону якобы спецназом службы по контролю за наркотиками. Горькая ирония: борец с наркотиками обвиняется в их распространении и умысле на сбыт в крупных размерах.

Уголовное дело возбуждено по ст. 228.1 ч.4 УК РФ (сбыт наркотиков в крупном размере). Статья серьезная: срок от 10 до 20 лет, и, опционально, еще лишение права занимать определенные должности и штраф до 1 млн рублей или в размере заработной платы осужденного за 5 лет. При этом нет в деле ни лиц конкретных, у кого он покупал, ни кому продавал. Только слухи и домыслы от сомнительных свидетелей.

За три недели до этого в сети появился фильм Николая Каклюгина «Национальный антинаркотический союз (НАС) – сектантская империя», который обличает сеть псевдореабилитационных центров для наркозависимых и содержит обвинения против председателя правления НАС Никиты Лушникова. Его автор фильма характеризует как адепта деструктивного тоталитарного культа, неопятидесятнической секты «Царство Бога». Меж тем председатель Наблюдательного совета НАС – депутат Государственной думы VI и VII созывов Сергей Владимирович Железняк, в недавнем прошлом заместитель секретаря генсовета «Единой России», летом 2018 года понижен до рядового депутата.

Сам Николай Каклюгин рассказывал о методах, которые используют сектанты: «Применяются психотехники и НЛП… В таких центрах считается нормальным сковывать человека наручниками, заставлять его бесплатно работать, избивать». По словам нарколога, «лечение» в подобных центрах на Кубани и Дону стоит родственникам зависимых в 30-40 тыс. рублей в месяц – огромные деньги для региона, где средняя заплата составляет 32 755 рублей. Плюс доходы от сбора пожертвований. «Привлечение пожертвований происходит путем презентаций в Интернете успешных опытов «излечения». Выкладывают фото красивой девушки и снизу «история»: Маша, возраст, скажем, 19 лет, учится на одни пятерки на юрфаке МГУ, занимается танцами и музыкой. А еще год назад она дня не могла прожить без героина, жила в притонах и подвалах. Машу спас наш центр «Берег жизни». Налоги с пожертвований и других доходов не взимаются, но, по мнению автора фильма, большие откаты от этих денег получают ответственные региональные чиновники. «В деятельность сект вовлекают – кого взятками, кого пиаром – известных российских политиков, чиновников, депутатов, других влиятельных людей. Вовлеченные статусные лица создают сектантам надежную «крышу», – утверждает Николай Каклюгин.

КАК РАСПОЗНАТЬ НЕЗАКОННУЮ НАРКОКЛИНИКУ

Расследование, проведенное экспертным сообществом совместно с правоохранителями, установило, что в России каждый год появляется огромное количество нелегальных наркологических клиник и стационарных реабилитационных учреждений для алко- и наркозависимых. Результаты этого расследования были представлены на совещании в Госдуме под председательством Николая Валуева, депутата от «Единой России». По некоторым данным, в России сейчас работает до полутора тысяч частных реабилитационных центров для наркоманов и алкоголиков. При этом официально зарегистрированы всего 200.

Вот лишь некоторые признаки таких псевдоцентров: эти организации, как правило, не имеют медицинской лицензии на право использования психотропных веществ, незаконно насильно увозят и удерживают пациентов, не оказывают медицинскую помощь при возникновении психических и физических осложнений у больных из-за приема психоактивных веществ. Кроме того, они предпочитают не везти нуждающихся в помощи пациентов в ближайшие профильные медучреждения, а пытаются реанимировать их самостоятельно, отказываясь вызывать бригаду скорой медицинской помощи из-за опасений выдать расположение псевдоклиники.

Но, конечно, самые вопиющие преступления подобных центров – использование в отношении реабилитантов наказаний, физического и психологического насилия, вплоть до смертельных исходов. Так, было возбуждено уголовное дело по факту исчезновения в 2016 году 21-летней Мелиссы Пенклиди из центра для зависимых «Спарта» под Красноярском. Владислав Гоцев, 24 лет от роду, умер 4 августа 2018 года в частном реабилитационном центре для наркозависимых «Здоровое поколение Кавказа», через руководителя, кстати, связанного с НАС. По версии следователей, это произошло из-за того, что его избил и вовремя не вызвал скорую сотрудник лечебницы – сломанное ребро пробило плевру.

Известный российский актер Дмитрий Марьянов погиб в начале 2017 года в подобном центре под Москвой.

Один из бывших пациентов такого частного реабилитационного центра рассказывал: «Лишали сна, заставляли носить в течение дня рюкзак с кирпичами или сделать тысячу приседаний, а если человек совсем плохо себя вел – заматывали в скотч и увозили в мотивационный дом. Выдерживали не все. Знаю, что одна барышня пыталась покончить с собой».

То есть, по сути, эти частные предприятия представляют собой платные тюрьмы для зависимых от алкоголя и наркотиков и одновременно вербовочные пункты для адептов сект, о чем и попытался рассказать в своем фильме Николай Каклюгин.

МАСКИ-ШОУ ДЛЯ ДОКТОРА

Далее события развивались стремительно: малознакомая коллега пригласила Николая на встречу в кафе, на выходе из которого Каклюгина внезапно жестко задержали, повалив на асфальт, заломив назад руки и надев наручники. По словам самого врача, его не обыскивали сразу же после задержания, а посадили в автомобиль, буквально на колени к задержавшим его «спецназовцам», которые почему-то были без оружия, без бронежилетов и облачены в балаклавы разного цвета и фасона. Да и повезли задержанного не в отделение, а к ближайшим гаражам, где и провели «обыск», в ходе которого обнаружили резиновую перчатку с наркотиками. При этом Николая из машины не выводили, постоянно светили в лицо мощным фонарем, «чтобы не мог видеть лица тех, кто был рядом и обыскивал». После нахождения перчатки обыск дальше не продолжался. Кроме того, в процессе был похищен мобильный телефон Николая, содержащий в том числе оперативную информацию о его совместной деятельности с силовиками Краснодарского края.

Протоиерей Сергий Бельков, член Общественной группы РФ по защите граждан от наркотической, алкогольной и табачной угрозы, руководитель сети реабилитационных центров Выборгской епархии, уверен, что Николай пострадал из-за своей общественной деятельности: «Он противодействует различным сектантским организациям, которые работают в России в сфере борьбы с наркоманией. Мы не можем думать за следствие, но я считаю, что задержание Николая Каклюгина – провокация. Скудные сведения о случившемся свидетельствуют о том, что все было выстроено профессионально и просто: задержание происходит в 22:00 в пятницу, накануне выходных, когда сразу будет возбуждено уголовное дело, и он не успеет нанять адвоката. Его задерживает спецназ, а не оперативники. Оказывается, был анонимный звонок, мужчина или женщина позвонили в отделение полиции и сообщили, что в таком-то кафе за таким-то столиком сидит Николай Каклюгин, у которого с собой имеются наркотики и оружие».

Следствие было проведено под стать задержанию. Показания спецназовцев противоречат друг другу. Формулировка обвинения в деле также вызывает вопросы: «в неустановленном месте в неустановленное время незаконно приобрел наркотические средства и психотропные вещества с целью незаконного сбыта неопределенному кругу лиц». По словам адвоката, в дело следователем незаконно вшит лист, ранее там отсутствовавший, что само по себе является уголовным преступлением.

Сам Каклюгин на суде сообщил о грубых нарушениях российского законодательства, допущенных во время его ареста и следственных действий; ему удалось написать об этом в СИЗО ряд статей, опубликованных под общим названием «Дело Каклюгина».

К Президенту России по делу Николая Каклюгина еще в декабре прошлого года обращались священники и православные общественные деятели из разных регионов России. «Человека, посвятившего свою жизнь противостоянию наркотическому злу в России, обвиняют в хранении и распространении наркотиков. Ситуация выглядит абсурдной», – отмечали авторы обращения. Кроме того, по словам обратившихся, Николаю избрали неоправданно жесткую меру пресечения. «Каклюгин не имеет ни намерения, ни возможностей куда-либо скрыться от органов следствия. Это подтверждают объективные обстоятельства, а также его родители, друзья и знакомые».

Однако факт остается фактом: пока в Госдуме сражаются тяжеловесы и железные люди, пока Иван Голунов раздает интервью и наслаждается столь быстро возвращенной свободой, опытный врач, психиатр-нарколог остается в СИЗО, а в конце апреля этого года в связи с ухудшением состояния здоровья переведен в тюремную больницу. Он живет не в Москве, а в провинции, он расследовал злоупотребления не власти, а частных организаций, он придерживается не либеральных, а православных позиций – а значит, с точки зрения типичных правозащитников, правовой защиты недостоин.

* * *

Гражданское общество у нас есть, но создается ощущение, что просыпается оно исключительно по щелчку каких-то чрезвычайно капризных пальцев. Пока авторитетные издания и пассионарные блогеры будут делить наш народ на хороших Голуновых и неудобных Каклюгиных, жизнь в России так и останется хорошей для одних и неудобной для большинства.

Справка

Николай Каклюгин – врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук, председатель регионального отделения Общероссийской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае, член Экспертно-консультативного совета при Управлении аппарата Государственного антинаркотического комитета по Центральному федеральному округу 2009–2011 гг. Родился 2 декабря 1980 года в городе Новочеркасск Ростовской области. Закончил Ростовский государственный медицинский университет. Повышал квалификацию в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского» Росздрава, ГОУ ВПО Первого МГМУ им. И.М. Сеченова Росздрава и в ГОУДПО «Российская медакадемия последипломного образования Росздрава» (Москва).

Во время обучения в клинической ординатуре и очной аспирантуре Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского одновременно являлся сотрудником научно-методического отдела Душепопечительского православного центра святого праведного Иоанна Кронштадтского Московской Патриархии (руководитель и духовник – доктор медицинских наук, игумен Анатолий (Берестов).

В соавторстве с о. Анатолием (Берестовым) написано 3 книги и 5 статей. Самостоятельно подготовлено и опубликовано 36 научных и публицистических статей в печатных и электронных СМИ. В июле 2013 года, после защиты диссертации, приглашен главным наркологом Краснодарского края Любченко Д.А. на должность заместителя главного врача по реабилитационной работе ГБУЗ «Наркологический диспансер» Министерства здравоохранения Краснодарского края.

Каклюгин известен тем, что активно боролся с различными протестантскими и другими прозападными сектами, которые действуют в России под видом НКО и благотворительных организаций, борющихся с наркоманией. В сентябре 2018 года Николай Каклюгин выпустил фильм «Национальный антинаркотический союз – сектантская империя». В фильме рассказывается о связях неопятидесятников, маскирующихся под реабилитационные центры, с влиятельными фигурами в российской власти.


Авторы:  Павел ДРОЗДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку