НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

Российский ВПК, кузница состояний

Российский ВПК, кузница состояний
Автор: Владимир ВОРОНОВ
24.06.2013

Военная промышленность задыхается от нехватки кадров. Которые ей не нужны?

К весне 2013 года руководители государства вдруг в унисон заговорили о кадровом голоде в российской оборонной отрасли. Министр образования Дмитрий Ливанов даже написал целую работу: «Как преодолеть кадровый голод в ОПК?». Что же вдруг произошло такого, чего в этой сфере не происходило раньше?

Кадровый голод отмечает юбилей

Средний возраст работников военно-промышленного комплекса – 55–57 лет, вдруг выяснили в Госдуме в мае 2013 года, проведя по этой теме круглый стол. А свыше 30 процентов этих тружеников уже перешагнули 60-летний рубеж. Молодежь от такого варианта трудоустройства отказывается. Да что возраст – ВПК задыхается от острой нехватки инженеров-технологов (не хватает 17 процентов), инженеров-конструкторов (нехватка 22 процента) и квалифицированных рабочих (40 процентов). По сути, это настоящая кадровая катастрофа, грозящая обернуться крахом обороноспособности страны, – некому разрабатывать новые системы вооружений и некому их делать.

Но почему вспомнили об этой проблеме лишь сейчас? Владимир Путин на Всероссийском совещании работников ВПК 21 марта 2000 года, будучи и.о. президента, сообщил, что средний возраст работников этой отрасли увеличился до 58 лет и потому «…через три–пять лет работать будет некому». «Весь огромный научный и технологический потенциал, о котором мы говорим, – еще десять с лишним лет назад утверждал глава государства, – постепенно исчезнет… Поэтому задача, которую надо решать немедленно, – это создание условий для привлечения в ВПК молодых специалистов». Полтора года спустя, 30 октября 2001 года, на совместном заседании Совета безопасности и президиума Госсовета, Путин вновь заговорил о том, что «мы начинаем терять и кадровую преемственность… отдельной темой обсуждения должна стать проблема подготовки кадров для ОПК», что «структура оборонно-промышленного комплекса… все еще архаична, не отвечает современным военно-политическим задачам государства». Поэтому «государство должно провести детальную инвентаризацию этой отрасли и четко сформулировать и свои интересы, и свои приоритеты в сфере ОПК».

Первое лицо и дальше время от времени будет произносить речи о поддержке «кадрового потенциала» ВПК, потому что там «продолжается отток кадров, снижается квалификация персонала», о надвигающейся угрозе свертывания разработки и производства новых систем вооружения «вследствие выхода на пенсию основного состава конструкторских кадров, утраты квалификации производственного персонала…». И так – до бесконечности. За все время пребывания на постах президента и премьера Владимир Путин поднимал эту тему как минимум 15 раз. Одних лишь указов о «повышении эффективности мер государственной поддержки» работников ВПК было не меньше семи. Не говоря уж об обсуждениях на заседаниях правительства, Совета безопасности, Госсовета, Военно-промышленной комиссии при правительстве, Совета Федерации и Госдумы.

При отсутствии какой-либо концепции финансовые вливания в эту отрасль направляли исправно. Помнится, Дмитрий Медведев, будучи еще при президентских полномочиях, сообщил, как в одном лишь 2009 году – только по графе «антикризисные меры» – в ВПК влили 175 миллиардов рублей. Тогда же курировавший отрасль вице-премьер Сергей Иванов заявил о необходимости специальной, целевой федеральной программы реформирования отрасли – с финансированием «примерно в объеме 100 миллиардов рублей в год…». И эти «антикризисные меры», и «реформирование» ВПК, разумеется, не единственные статьи финансирования: позже Владимир Путин огласил цифру грядущих вливаний в ВПК – 23 триллиона рублей.

Дворники могут гордиться

Итак, военной промышленности позарез нужны инженеры. Например, требуются они омскому Производственному объединению «Полет», входящему в состав ФГУП «ГКНПЦ имени М.В. Хруничева». Объединение – один из ведущих производителей ракетной техники: ракеты-носителя «Космос-3М», космических аппаратов «Надежда», «Стерх», «Университетский» и носителя «Ангара» (который не могут запустить в серию вот уже много лет). Судя по вывешенному на его сайте списку вакансий, «Полету» позарез нужны: инженеры-технологи, инженеры по инструменту, инженеры-сварщики, инженеры-металловеды, специалисты по электронике и мастера с высшим техническим образованием. Причем лишь с опытом работы на производстве. И платить таким профессионалам готовы более чем щедро – целых 10 тысяч рублей. Если повезет, сумма вырастет до 12 тысяч. Кочегару и то больше сулят – от 12 до 15 тысяч рублей. Фрезеровщикам, токарям, операторам станков с программным управлением зато обещают от 15 тысяч, слесарям – от 10 до 12 тысяч рублей. И от всех обязательно требуется опыт работы на производстве. Впрочем, наличие производственного опыта не обязательно для тех, кто согласен наняться контролером станочных и слесарных работ за 7 тысяч рублей. Следует ли на фоне таких зарплат считать сенсацией очередную новость о неудачном космическом пуске

На Амурском судостроительном заводе инженеру-технологу обещают 17 тысяч рублей в месяц – чуть больше, чем рубщику проволоки, которому обещано 15 302 рубля. Еще меньше – по 13 тысяч рублей – обещано слесарям-монтажникам. Зато плотник получит больше инженера – 20 тысяч рублей, оператор станков ЧПУ – 20–25 тысяч, как и фрезеровщик, а мастеру-монтажнику кладут целых 27 тысяч рублей. Это, конечно, посолидней, чем на омском ракетостроительном, но не для Комсомольска-на-Амуре – с его заоблачными ценами и всем привозным. Именно со стапелей этого самого Амурского судостроительного завода и сошла злополучная субмарина К-152 «Нерпа», во время испытаний которой 8 ноября 2008 года в результате аварии погибли 20 человек. По одной из версий, вместо одного вещества в системе пожаротушения оказалось другое, ядовитое, – по вине то ли поставщика смеси, то ли судостроителей…

Как живет «Курганмашзавод», можно примерно узнать из его годовых и ежеквартальных отчетов. Из отчета за 2010 год (за последующие годы на официальном сайте размещены лишь ежеквартальные отчеты) следует, что там трудилось 5596 работников, а среднемесячная зарплата – 14 575 рублей. В 2011 году средняя зарплата колебалась от 11 до 15 тысяч рублей. На начало же 2012 года на заводе трудилось уже лишь 5111 человек, средняя зарплата – 14 331 рубль. Но в конце III квартала 2012 года работников стало всего 4778, правда, средняя зарплата составила 21–22 тысячи рублей. При этом, невзирая на то что вплоть до начала 2009 года информация о численности сотрудников завода являлась секретной в соответствии с Законом РФ «О государственной тайне», по другим отчетам можно узнать, что на 31 декабря 2008 года там трудились 6247 человек. И подсчитать: за пять лет с завода уволились в общей сложности не менее пяти тысяч человек – проще говоря, за это время кадровый состав «Курганмашзавода» обновился полностью. Что неудивительно.

«Ижмашу», крупнейшему производителю стрелкового оружия, тоже требуются инженеры – по испытаниям, по строительству, инженеры-конструкторы. И платить им готовы 12–14 тысяч рублей в месяц. Инженерам-технологам оружейного производства для начала предлагают 7600 рублей, а инженеру-проектировщику – 7550 рублей. Даже начальникам отдела предлагают зарплату московской уборщицы – 20 тысяч рублей, начальникам же бюро сулят доход столичного дворника-гастарбайтера – 11 580 рублей. Дефектоскописту рентгеногаммаграфирования за работу в обнимку с радиоактивной аппаратурой обещаны 10 тысяч рублей – и пусть он себе ни в чем не отказывает…

Не Sako

Генеральный директор «Ижмаша» Владимир Гродецкий в феврале 2008 года, когда Дмитрий Медведев в качестве кандидата в президенты побывал на предприятии, рассказал ему, что создателям «калашниковых» платят целых 15 тысяч рублей в месяц. Дмитрий Анатольевич, вместо того чтобы обрадоваться такой щедрости, удивился: так мало? Он, очевидно, остался в счастливом неведении, что реально заводчане получали тогда около 7 тысяч рублей, а к осени того же года выплаты упали до 4–5 тысяч. Да и те задерживались месяцами. Обычно, когда такое происходит, впоследствии выясняется что деньги прокручиваются на каких-то неведомых счетах.

Вот выдержка из одного из «ижмашевских» отчетов: «Крайне низкая производительность труда… Выработка на одного работающего на оружейном производстве «Ижмаш» в ~ 20 раз ниже, чем на оружейной фирме Sako (Финляндия)». Так ведь и платили ижмашевцам не как на Sako…

В мае 2011 года из-за срыва гособоронзаказа сняли Владимира Гродецкого. Вместо него гендиректором был назначен «эффективный управленец» Максим Кузюк, который до этого момента занимался, как следует из его биографии, «импортом, дистрибуцией и ритейлом дорогой электроники». Ну, еще вывел «на российский рынок бренды класса «люкс»… Особо ценной для оружейников была информация о том, что новый директор «предпочитает активный отдых: виндсерфинг, велосипед, горные лыжи» и очень «гордится спортивными достижениями старшего сына в горных лыжах». В июне 2012 года Кузюк покинул «Ижмаш», радостно сообщив, что «все предприятия группы «Ижмаш»… уже находятся в процедуре банкротства…».

«Брендмейстера» сменил Александр Косов, подолгу ни на одном из своих прежних мест работы не удерживавшийся. Не задержался и на этот раз – покинул «Ижмаш» ровно через полгода. Взамен него в декабре 2012 года из Москвы прибыл Константин Бусыгин – экс-глава управы столичного района «Солнцево», ни к какому производству, не говоря о вооружениях, ранее отношения не имевший, зато сумевший всего за квартал настроить против себя и рабочих, и инженеров «Ижмаша», о чем свидетельствуют публикации в СМИ.

С осени 2012-го «Ижмаш» буквально балансирует на грани забастовки, митинги работников идут нескончаемой чередой. В мае 2013 года оружейники добрались и до Москвы – пикетировали штаб-квартиру госкорпорации «Ростех», требуя, чтобы зарплаты подняли хотя бы до… 10 тысяч рублей.

Сколько же тогда они получают реально? Заходим на ресурс «Независимой профсоюзной организации НПО «Ижмаш» или на страничку зампредседателя этого профсоюза Андрея Некрасова: судя по вывешенным там расчетным листкам, в марте 2013 года работники, например, 103-го цеха получили в среднем по 5000–5400 рублей на руки. Инженеры-конструкторы – примерно столько же. Хотя есть на «Ижмаше» цеха, где и таким деньгам были бы безмерно рады – там людям выдали по 3 тысячи рублей

Гендиректор «Ижмаша» Владимр Гродецкий (рядом  с Путиным) любил показать товар лицом. Сейчас его обвиняют  в мошенничестве в особо крупных размерах

На фото: Гендиректор «Ижмаша» Владимр Гродецкий (рядом с Путиным) любил показать товар лицом. Сейчас его обвиняют в мошенничестве в особо крупных размерах (РИА «Новости»)

Каких кадров в достатке

В уставе ОАО «Научно-производственное объединение «Ижмаш» (туда сейчас переводят основные активы «Ижмаша») записано: «Основной целью создания и деятельности Общества является извлечение прибыли путем осуществления предпринимательской деятельности».

Прибыль – это нормально, но кто хозяин? Тот же устав гласит: «Единственным акционером Общества является Государственная корпорация по содействию разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции «Ростехнологии». Но «Ростехнологии» – это же госкорпорация.  И, согласно п.1 ст.3 Федерального закона «О государственной корпорации «Ростехнологии», целью ее деятельности является «содействие разработке, производству и экспорту высокотехнологичной промышленной продукции». Выходит, «прибыль Государственной корпорации «Ростехнологии», полученная в результате ее деятельности, подлежит направлению исключительно на достижение цели, указанной в части 1 настоящей статьи». Но государство ни за что не отвечает, сведя свою роль к регулярным жалобам на  «кадровый голод».

Бедственное положение «Ижмаша» не слишком мешает процветанию «эффективных менеджеров». Еще в декабре 2010 года замгендиректора госкорпорации «Ростехнологии» Игорь Завьялов, говоря об «Ижмаше», сообщил: «Некомпетентность зачастую шла рука об руку с нечистоплотностью, а в некоторых случаях и с криминалом». Он также утверждал, хотя и не называя прямо имени Гродецкого, что гендиректор предприятия довел все до предбанкротного состояния, а проверка, по словам Завьялова, и вовсе выявила «вопиющие факты незаконного заключения сделок по отчуждению целых сегментов бизнеса и приобретению долгов компании, сформировавшихся в результате вывода имущества». Руководство «Ижмаша», по словам того же Завьялова, оказывается, вывело «все производственные активы… в десятки «дочек» и «внучек»: «обнаружены факты нецелевого использования бюджетных средств руководством ряда предприятий». В частности, необходимое для производства новейших видов вооружения оборудование закупалось по многократно завышенным ценам, были созданы схемы реализации продукции и поставок сырья через компании, аффилированные с менеджментом предприятий. И, «разумеется, конечной целью подобных «наработок» была вовсе не оптимизация поставок или логистики, а личное обогащение отдельных управленцев». Яснее и не скажешь. Когда Гродецкого убрали с «Ижмаша», оказалось, что концерн задолжал кредиторам и партнерам свыше 19 миллиардов рублей.

Тогда же «вдруг» выяснилось: из уставного фонда ОАО «Ижевский машиностроительный завод» выведен целый ряд активов. ОАО «ИжАвто» (ОАО «Ижмаш-Авто») оказалось в собственности самарской группы «СОК», активы ДОАО «Деревообрабатывающий завод «Ижмаш» попали в руки некоего ООО «Лесстройконтракт», выведены «как непрофильные» и проданы – за бесценок – такие объекты, как Дворец культуры «Ижмаш», легкоатлетический манеж, санаторий-профилакторий «Ижмаш», гостиница «Ижмаш», коммерческий центр «Ижмаш», ООО «Сельхозпредприятие «Машиностроитель»…

Дальше события развивались, правда, нетривиально: в апреле 2013 года Гродецкий был арестован – ему предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупных размерах (ч.4 ст.159 УК РФ). По версии следствия, он, будучи членом совета директоров ОАО «Сарапульский радиозавод», «в целях хищения денежных средств вступил в преступный сговор» с руководством завода. И «на счета ряда фирм-однодневок, зарегистрированных в Москве, неоднократно по заведомо подложным документам перечислялись денежные средства за якобы приобретаемые комплектующие изделия». Так «было совершено хищение мошенническим путем денежных средств ОАО «Сарапульский радиозавод» в сумме свыше 35 миллионов рублей».

Тогда же МВД заявило  о подозрениях в причастности его и к «фактам хищения имущества ОАО «Ижмаш». Например, как сообщил со ссылкой на МВД ряд изданий, через цепь подконтрольных организаций была заключена сделка, в результате которой некоей кипрской компании ушел весь пакет акций ЗАО «СинтезПроект Финанс» всего за 70 тысяч рублей. Хотя одно лишь здание этого ЗАО в Москве стоило свыше 72 миллионов рублей. А тем «киприотом», если верить СМИ, оказался сын Гродецкого, которому достался и выведенный из активов «Ижмаша» деревообрабатывающий завод. Общую же сумму «оптимизированного» Гродецким на «Ижмаше» оценили, со ссылкой на «Ростех», в пять миллиардов рублей. Текст с упоминанием этой суммы и поныне доступен на сайтах МВД и госкорпорации.

Возможно, квалифицированных кадров в военно-промышленном комплексе не хватает как раз потому, что в избытке мастера специфического финансового менеджмента?


Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку