Роковой поворот

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.02.1998

 
Патриция МАКГЕРР
Перевел с английского

Рисунок Игоря ГОНЧАРУКА

Универмаг Гришема, где я работала продавцом в отделе женской одежды, три дня в неделю открыт до девяти вечера. Когда мне предложили по четвергам и пятницам выходить во вторую смену, я задумалась. Я живу с родителями за городом, и дорога занимает почти час. С другой стороны, мне светили прибавка к жалованью и две выходные субботы в месяц. Так что, сверившись с расписанием автобусов и выяснив, что один из них отправляется в пять минут десятого, я согласилась.

В первую пятницу вместе со мной в автобус набились и последние покупатели, но многие из них вышли, прежде чем мы выехали из города. И когда автобус свернул на узкую дорогу, огибающую Сосновый каньон, в салоне остались всего шесть пассажиров. Я сидела рядом с миссис Райн, что готовила салаты в кафетерии нашего магазина. Мы обе слишком устали для праздного трепа, поэтому я просто смотрела на дорогу, когда автобус вписался в крутой поворот.

Внезапно фары выхватили из темноты маленькую девочку на велосипеде. Лет восьми или девяти, в шортах и футболке, со светлыми волосами, заплетенными в две косички, ярко-красным бантом. В то мгновение, когда я увидела ее, она пересекала дорогу перед автобусом. Я схватилась за спинку переднего сиденья, ожидая визга тормозов и резкой остановки. Но автобус только увеличил скорость. Я приподнялась, чтобы предупредить водителя, но тут рука миссис Райн потянула меня вниз.

– Успокойся, милочка, – прошептала она. – Это всего лишь призрак.

– Что? Как вы... – запротестовала я, но автобус уже миновал то место, где я видела девочку, и миссис Райн убрала руку. Я повернулась, вглядываясь в темноту, но никого не увидела.

– Да не тревожься ты так, – проворковала миссис Райн. – Это же дочь Барлоу. Ты, должно быть, слышала об этом происшествии. Она погибла на этом самом месте прошлым летом.

– Вы хотите сказать, что теперь по дороге разъезжает ее призрак? Это же бред. – Я оглядела салон. Мужчина по другую сторону прохода читал газету. Парочка на переднем сиденье оживленно обсуждала цены. Сидевшая позади мисс Уайли вязала свитер. – Почему все так спокойны? Или ее видели только мы с вами?

– Нет, милочка. Мы все ее видели, только остальные к ней привыкли. Она появляется каждую пятницу. Мы делаем вид, что ничего не заметили. Ради мистера Джонсона. – Взглядом женщина указала на водителя. – Ему так нелегко, бедняжке. Видишь ли, он сидел за рулем, когда это случилось.

Миссис Райн сошла на следующей остановке, так что больше в тот вечер я ничего не узнала, но наутро за завтраком спросила родителей, известно ли им о маленькой велосипедистке, которую сбил автобус.

– Да, – кивнула мама. – Такая печальная история. Ты не можешь ее не помнить, Сис. Все только об этом и говорили.

– Должно быть, это случилось, когда я уезжала в отпуск.

– Совершенно верно, – подтвердил отец. – Ты вернулась в сентябре, а автобус сбил ее в середине августа.

– Ее звали Джейни Барлоу... или Дженни? Девять лет, и такая милашка, если судить по фото в газете.

– Со светлыми косичками и бантом?

– Ну, насчет банта не помню... – Мама нахмурилась, вспоминая. – Да, светлые волосы, заплетенные в косички. Ее семья поселилась здесь недавно. Купили дом в новом поселке над каньоном. Дома там чересчур дорогие, но зато на природе. Покупают их в основном молодые пары с детьми. Эти Барлоу все еще живут там, не так ли, Фрэнк?

– Насколько я знаю, да. У жены был нервный срыв, и она на какое-то время уезжала.

– В столкновении обвинили водителя?

– Отнюдь, – покачал головой отец. – Разумеется, состоялся суд, где его полностью оправдали. Свидетелями проходили пассажиры автобуса. Все как один показали, что девочка выскочила с боковой дороги прямо под колеса автобуса, когда он появился из-за поворота. Водитель сразу же дал по тормозам, но это не помогло. Девочку сбросило с велосипеда, и она ударилась головой о камень. По заключению коронера, смерть наступила мгновенно.

– Мистер Барлоу, естественно, во всем винил водителя, – добавила мама. – В газете написали, что во время судебного заседания он публично назвал его убийцей. Что ж, его чувства можно понять – единственная дочь

– Не следовало разрешать ребенку кататься на велосипеде в столь поздний час, – вставил отец. – И уж родители должны были строго-настрого наказать ей не выезжать на шоссе.

– Сказать-то легко, – вздохнула мама. – Разве нынешние дети кого-то слушают? – Она покачала голо-вой. – Не водить же их на поводке. Я помню, какой ты была в этом возрасте, Сис. Сущий дьяволенок.

Они принялись в сотый раз обсуждать мое бедовое детство и о дочери Барлоу больше не вспоминали. Я подумала было рассказать им о призраке, которого видела на дороге, но при свете дня мне самой не очень-то в него верилось. Может, мне все приснилось: и призрак на дороге, и разговор с миссис Райн?

следующий четверг я вновь уехала девятичасовым автобусом. Обошлось без приключений. И я почти убедила себя, что велосипедистка-призрак мне приснилась.

В пятницу я сидела рядом с припозднившимся покупателем, который сошел до того, как мы свернули на дорогу у каньона. Миссис Райн немедленно плюхнулась на освободившееся место.

– Скоро мы ее увидим, – прошептала она. – Постарайся сохранять спокойствие.

– Увидим кого?

– Дочь Барлоу. Ты же видела ее на прошлой неделе, помнишь? Она всегда появляется здесь по пятницам. Жаль, что ее душа никак не может обрести покой.

– Я не верю в призраков, миссис Райн, – твердо заявила я.

– Да что ты, милочка? – снисходительно усмехнулась она. – Тогда тебе лучше закрыть глаза перед следующим поворотом. Трудно, знаешь ли, не верить тому, что видишь.

Конечно же, глаза я не закрыла. Сказала себе, что девочка-велосипедистка, которую я видела на прошлой неделе, совсем не призрак, в чем убеждала меня миссис Райн, а оптическая иллюзия, результат отражения света фар от окружающих дорогу скал. А потом автобус миновал поворот... и появилась она. Маленькая девочка, склонившаяся над рулем, бешено работающая ногами, с летящими на ветру косичками. Она изо всех сил спешила пересечь узкую полоску асфальта. Вновь я почувствовала, как возросла скорость автобуса, и едва подавила рванувшийся из груди крик. Миссис Райн похлопала меня по руке.

– Несчастная душа... – пробормотала она.

Я не ответила и облегченно вздохнула, когда женщина сошла на следующей остановке.

ак только автобус тронулся с места, ко мне подсела мисс Уайли.

– Надеюсь, ты не поверила в эту чепуху про призраков.

– Но я что-то такое видела, – с неохотой признала я. – Вроде бы девочку на велосипеде, и автобус проехал сквозь нее. Миссис Райн говорит, что такое повторяется каждую неделю.

– Истинная правда, – согласилась она. – Ты, несомненно, знаешь о происшествии.

– До прошлого уик-энда не знала... Родители рассказали, что в прошлом августе на этом повороте автобус сшиб ребенка, но вины водителя нет. Если это правда, я не понимаю, почему его преследует призрак.

– Это не призрак, – пренебрежительно усмехнулась мисс Уайли. – Во всяком случае, суеверия тут ни при чем.

– Тогда что же мы все видели?

– Я была на суде. Все, кто ехал в автобусе в тот вечер, давали показания. Отец Дженни Барлоу весь процесс просидел, не отрывая глаз от водителя. Когда судья объявил происшедшее несчастным случаем и оправдал водителя, он обезумел. Кричал, что его дочь убили и убийца должен за это ответить. Двое мужчин схватили его за руки, а не то он бы набросился на Джонсона прямо в зале суда.

– Я его понимаю. Вы думаете, он имеет какое-то отношение к этим... видениям?

– Он профессиональный фотограф, – разъяснила мисс Уайли. – До переезда сюда он работал в Голливуде, участвовал в съемках рекламных роликов и документальных фильмов. Говорят, у него дома съемочная площадка и проявочная лаборатория. Если ты ходишь в кино, то наверняка знаешь, какие нынче спецэффекты.

– Вы хотите сказать, что мы видели какой-то фотографический трюк?

– Он специалист. – Она пожала плечами. – И у него наверняка много фотографий дочери. Можно ли найти лучший способ отомстить человеку, которого он винит в ее смерти?

– Как это жестоко! – Я посмотрела на мистера Джонсона. Роковой поворот остался позади, он откинулся на спинку сиденья, но его плечи были по-прежнему напряжены. – Я могу понять состояние мистера Барлоу после смерти дочери. Но прошло несколько месяцев. Разве можно так терзать человека? Почему его никто не остановит?

– Попробуй еще докажи, что это его рук дело, – ответила мисс Уайли. – Да, полиция посылала к нему кого-то, и автобусная компания провела собственное расследование. Но если мистер Барлоу и установил какой-то прибор, он хорошо запрятан и управляется дистанционно. А поскольку нет закона, запрещающего показывать картинки на местной дороге, власти спустили это дело на тормозах

– А почему мистер Джонсон не переходит на другой маршрут? – недоумевала я. – Или он мог бы не ездить здесь в пятницу вечером, раз уж девочка появляется только в это время.

– Я уверена, что компания пошла бы ему навстречу. Но никто и подумать не мог, что отец девочки будет так долго упорствовать. А теперь, похоже, дело пошло на принцип. Джонсон знает, что он невиновен, и, попросившись на другой маршрут, позволит Барлоу взять верх, косвенно признает свою вину. Называй это гордостью, упрямством или как-то еще, но ни один из мужчин не хочет уступать.

– Но это же кошмар для обоих.

– Ты сказала родителям, что видела призрак девочки?

– Нет, решила, что глупо говорить об этом.

Мисс Уайли одобрительно кивнула:

– Лучше об этом не упоминать. Даже миссис Райн понимает, что распространение подобных слухов может принести только вред, особенно мистеру Джонсону. Этим рейсом ездят лишь несколько человек, и все помалкивают. Надеюсь, ты поступишь так же.

– Конечно, – пообещала я.

После этого разговора я по пятницам брала на работу книгу и читала ее по дороге домой. Тем не менее, даже увлекшись сюжетом, всякий раз чувствовала, как автобус прибавлял скорость, выходя из этого чертова поворота, и знала, не отрывая глаз от книги, что мы вновь столкнулись со странным явлением.

Неделя проходила за неделей, и я, как и мои попутчики, к этому привыкла. Но я не могла выкинуть из головы двоих мужчин, не желавших уступать. Отца, возможно, потерявшего рассудок после смерти дочери, сидящего где-то в холмах и прислушивающегося к шуму автобуса, чтобы в нужный момент нажать кнопку и привести в действие таинственный механизм, дабы вновь поиграть на нервах человека, которого он считал убийцей дочери. И водителя, ставшего, пусть и не по своей вине, причиной смерти ребенка, каждую неделю приближавшегося к повороту, зная, что ждет его впереди, отчего руки его сильнее сжимали руль, а нога вдавливала в пол педаль газа, чтобы побыстрее покончить с этим кошмаром. Но не может же это длиться вечно? Когда-нибудь мистер Барлоу размонтирует свое оборудование и даст им обоим возможность все забыть.

Как-то вечером я, как обычно, поднялась в салон и села в первых рядах. Стояла весна, аромат цветов пропитал воздух. Сидевшая рядом женщина обложилась пакетами и сияла от счастья: очень уж удачными получились покупки. Начало трехдневной распродажи вызвало небывалый наплыв покупателей, и я совершенно вымоталась. Я облегченно откинулась на спинку сиденья. Назавтра предстоял не менее трудный день, а о субботе не хотелось и думать.

Я подняла руку, чтобы прикрыть зевок, в тот самый момент, когда автобус проходил, как я его теперь называла, Барлоуский поворот. Фары, как обычно, выхватили из темноты ребенка на велосипеде. И опять же, как обычно, автобус увеличил скорость.

Да только на этом сходство и закончилось. Светлые косички уступили место черным, коротко стриженным волосам. И сегодня, осознала я за мгновение до скрежещущего удара и звона разбитого стекла, четверг. Другой день. Другой ребенок.


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку