Революция площадей

Революция площадей
Автор: Ирина ЧЕВТАЕВА
29.07.2013

Политолог Александр Шумилин – о том, почему Россия не Египет

Доктор политических наук, руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов при Институте США и Канады Александр Шумилин в интервью «Совершенно секретно» проанализировал последние события, произошедшие в Египте, и спрогнозировал развитие ситуации в этой стране, а также потенциал протестного движения в России.

Каир, 12 июля 2013 года, площадь Рабия аль-Адавия (EAST NEWS / IMAGEFORUM)

 

– Почему египтяне так быстро разочаровались в политике Мухаммеда Мурси?

– Очевидно, что египетское общество расколото на две части, так же как и российское. То есть в Египте тоже есть своя Болотная и своя Поклонная. Светское население Египта в основном всегда было против Мурси. А теперь к этим людям примкнули и те, кто разочаровался в его политике. Он нередко проявлял авторитарные замашки. Мурси шел к власти в рамках демократического избирательного процесса. Он обещал, что в случае победы в состав правительства войдут и его оппоненты. Но придя к власти, он действовал весьма авторитарно, навязывая доктринальные положения «Братьев-мусульман», содействовал исламизации Египта. В конечном счете он начал навязывать своих людей из этой организации на всех уровнях. Мурси тасовал правительство, тоже пополняя его в основном кадрами из «Братьев-мусульман». Конечно, это сузило рамки представительства, а не расширило, как он обещал до выборов. Исламизация происходила и на уровне доктрины, и на уровне Конституции, и на уровне правящего класса. Все это возмутило очень многих египтян, в том числе и тех, кто ранее голосовал за Мурси.

– Мурси своими действиями сам спровоцировал произошедшее?

– Да, несомненно. Несколько раз он пытался, по сути, узурпировать власть, расширяя президентские полномочия, и всякий раз ему это до конца не удавалось. Но он все-таки продвинулся в этом направлении, чем и вызвал серьезное недовольство общества. Мурси вступал в конфликт с другими ветвями власти, навязывая им свою точку зрения, свои проекты государственного устройства. Именно это стало причиной волнений, которые произошли в Египте в ноябре–декабре прошлого года. Тогда Мурси удалось с ними справиться, а сейчас все вышло из-под его контроля.

– Как вы оцениваете действия египетской армии в этой ситуации?

– Армия сыграла ключевую роль. На нее возлагала надежды и призывала ее к действию та часть Египта, которая вышла на площадь Тахрир. Армия, в свою очередь, опиралась на многомиллионные демонстрации. В этом большая разница по сравнению с тем, что было два года назад. Конечно, армия сыграла решающую роль, но это скорее инструмент в руках той части египтян, которые разочаровались в Мурси и которые видят перспективу выхода страны из кризиса другими способами, другими методами, на основе других доктрин и с другими персоналиями. Их можно назвать антиисламистами. Кроме того, армию поддержали и другие ветви власти. Если бы на улицу вышли сторонники Мурси в том же количестве, что и его противники, то армия либо ушла бы в казармы, либо встала бы на другую сторону. Так что не нужно преувеличивать роль армии.

Важно также помнить, что в Египте армия – достаточно самостоятельный институт. Она смогла сохранить автономию, несмотря на попытки Мурси ее подчинить.

– «Братья-мусульмане» после произошедшего сумели сохранить свое влияние?

– Естественно, их позиции сейчас ослаблены. До последнего времени они все-таки были у власти, занимали важные посты, теперь они работают в основном уличными методами. Кроме того, многие жители Египта воспринимают их сейчас как агрессивную силу. То есть они разочаровались не только в Мурси, но и в «Братьях-мусульманах». Исламисты за время пребывания у власти проявили себя не с лучшей стороны. На улицах их поддержка ослабла, во власти их практически нет. Сейчас властные структуры в Египте формируются армией и другими ветвями власти, где присутствие исламистов минимально. Но они не запрещены и, вполне вероятно, снова пойдут на выборы как легальная партия. И тогда выяснится, в какой степени они ослаблены, а в какой еще сохраняют свое влияние.

– Возможно ли обострение ситуации в Египте до проведения новых выборов?

– Предстоят локальные столкновения. Но больше ничего масштабного не будет. У «Братьев-мусульман» больше нет силового потенциала. Армии удастся подавлять локальные стычки, которые будут происходить не очень долго, потому что выбрана правильная схема выхода из кризиса. А именно: создаются временные органы управления с перспективой проведения всеобщих выборов в начале 2014 года, на которых будет избран сначала парламент, а затем и новый президент страны. Такая перспектива содействует снижению напряженности и переводу событий в законное русло.

– Почему, по-вашему, такой протестной активности, как в Египте, нет сейчас в России?

– Египтяне смогли преодолеть страх. Они поняли, что они хозяева положения и что массовые демонстрации на улицах приводят к определенным результатам. Но это можно ощутить, только когда демонстрации становятся столь массовыми, как это было в Египте, – то есть приближаются к миллиону человек или превышают этот порог. В России протестное движение не столь многочисленно, хотя с точки зрения качественного состава очень похоже на египетское. И там, и тут это движение начинают не самые бедные слои населения, а средний класс. И в России, и в Египте доминируют именно политические лозунги. Но в России сейчас верх взяла реакция – сначала обманным путем, пообещав реформы, а потом путем репрессий, навязывая страх. В Египте сформировалось пассионарное молодое поколение, которое готово к самопожертвованию. Ничего подобного в России нет. Все события, которые происходили в Египте два года назад и сейчас, сопровождались кровопролитием. Это, конечно, плохо, но это факт, отражающий накал страстей и решимость протестующих. В России мы имеем дело с протестным движением европейского типа: все происходит в рамках закона, никаких отклонений. В Египте это невозможно – там улица диктует власти, улица определяет методы реализации своих законных прав. Российское общество не осознает своей силы, поэтому россиян легко убедить, переубедить, перекупить. Все это в Египте абсолютно невозможно, там есть стремление к переменам именно через смену верхов, а не через какие-то компромиссы, к которым готовы, как правило, протестные движения европейского типа. Эволюция Болотной – это вариант протеста европейского типа: сесть за «круглый стол», начать переговоры… По сути, протестные движения в России и в Египте абсолютно одинаковые, но вот результаты мы видим разные.

– Могут ли события в Египте навести российских военных на мысль о самостоятельной политической роли?

– Нет. События в Египте сильно искажаются и используются государственной пропагандой для того, чтобы показать, к чему приводят потрясения – к победе радикалов, кровопролитию, хаосу. На протяжении последних двух лет россиянам навязывается мысль о том, что это не тот пример, которому нужно следовать. Кроме того, армия в России – это не самостоятельный институт. Это структура, где не поощряется инициатива, где собраны люди, привыкшие подчиняться. Она может быть инструментом в руках каких-либо властных групп, как это было, например, при аресте Берии с помощью Жукова. Но это неработающий институт с точки зрения каких-то перемен в обществе. Дух самостоятельности в отечественной армии тщательно вытравлен еще Сталиным.

– Как происходящее в Египте может отразиться на политической ситуации в других странах?

– Умеренные исламисты у власти сделают выводы и не будут навязывать свои представления об устройстве мира так же жестко, как это делал Мурси. А больше исламистов у власти нигде нет – ни в Ливии, ни в Йемене.

– Каковы шансы временного президента Египта Адли Мансура занять пост президента?

– Никаких. Он не политик, он сам этого не хочет, и его не хотят. Бороться за президентский пост будут политики, и их в Египте достаточно: сейчас сформировалось новое поколение. Там есть кому возглавить страну.

– Когда, по-вашему, ситуация в Египте стабилизируется?

– Горячая фаза продлится еще несколько недель, потом ситуация начнет остывать и трансформироваться в политические процессы, апофеозом которых станут выборы в начале 2014 года.
 


Авторы:  Ирина ЧЕВТАЕВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку