Репарации трудом

Репарации трудом
Автор: Алексей БОГОМОЛОВ
29.04.2013

Как жили «перемещенные лица» в гитлеровской Германии и сталинском Советском Союзе. 

Осенью 1943 года начальник Центрального штаба партизанского движения СССР, первый секретарь ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймон Пономаренко направил Верховному главнокомандующему Иосифу Сталину удивительный документ. В сопроводительной записке к нему он писал: «Товарищу СТАЛИНУ И.В. Направляю захваченную партизанами брошюру «ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАДАЧИ НЕМЕЦКОГО СОЛДАТА В РОССИИ В УСЛОВИЯХ ТОТАЛЬНОЙ ВОЙНЫ». Брошюра свидетельствует о стремлении немецкого командования «исправить» отношения с русским населением и является известной методологией для солдат. П. Пономаренко. 17.9.43 года» (орфография и стиль документа сохранены. – А.Б.).
   
На самом деле этот документ был издан еще 30 мая 1943 года штабом 3-й танковой армии вермахта и был предназначен для занятий с личным составом частей и подразделений. Он долгое время находился на секретном хранении и лишь недавно был опубликован крайне небольшим тиражом в периодически выходящем «Вестнике Архива Президента РФ».

Небольшая книжечка рассказывает об истории России и СССР (в немецком понимании) и основных чертах характера русских. А в заключение публикуется чрезвычайно примечательное приложение «Русские рабочие в Германии».

(Фото: RU.WIKIPEDIA.ORG)

 

Русские рабочие: правила пользования

Первыми «гастарбайтерами» в Германии стали жители Западной Украины, Западной Белоруссии и Бессарабии. Поначалу никто никого не «угонял» в Германию. Учитывая, что в 1939–1941 годах Красная Армия и пришедшие за ней сотрудники НКВД хорошенько похозяйничали на занятых в ходе осенней кампании землях, население относилось к «советским» с неприязнью. Поэтому пропаганда германских властей, касавшаяся «приглашения на работу в рейх», работала. Десятки тысяч «западников» вполне добровольно отправились трудиться на немецкие заводы и фермы.

Где-то они жили в частных лагерях крупных компаний с режимом, более мягким, чем в лагерях для военнопленных, но все же за колючей проволокой. В других местах их могли размещать в общежитиях, квартирах и даже в домах «хозяев».  Называли их «гражданскими рабочими». А не менее 15 тысяч украинских девушек работали у немецких фрау, чьи мужья воевали на Восточном фронте, помощницами по хозяйству. И жили вместе с хозяйками.

Вторая волна перемещенных рабочих уже получила название «остарбайтеры». Это были граждане (в основном украинцы), проживавшие на территориях, которые вошли в СССР до сентября 1939 года. Условия их работы и пребывания в Германии были более жесткими, чем у тех, кто уехал добровольно. Да и отношение к этим гражданам (а всего за годы войны в Третий рейх было вывезено около 5 миллионов гражданских лиц) со стороны немцев было весьма неприязненным. Конечно, в этом сыграли свою роль военные поражения немцев, а также серьезные потери, которые, естественно, отражались и на жизни в тылу. 

К концу 1942-го – началу 1943 года противостояние «остарбайтеров» (а большинство из них вывезли из СССР уже насильно) и местного населения стало принимать крайние формы, что немедленно было использовано советской пропагандистской машиной. А анализируемый нами документ в свою очередь был, если использовать отечественную терминологию тех времен,  «контрпропагандистским».

Во избежание неправильного истолкования мы приводим выдержки из упомянутого приложения.

ДОКУМЕНТ

Русские рабочие в Германии

Необходимое в тотальной войне использование русской рабочей силы породило понятие «восточный рабочий». Сотни тысяч русских мужчин и женщин заняты в немецкой оборонной промышленности. Работают они хорошо и не подают повода недовольства. Обращаются с ними так же, как и с другими иностранными рабочими, согласно следующих принципов: хорошее питание, чистая здоровая квартира, справедливое обращение.

Если вначале кое-где на основании неправильного воззрения с «восточными рабочими» обращались несправедливо, то виной этому – недостаточная осведомленность.

Большевистская пропаганда использовала эти случаи и утверждает, что с «восточными рабочими» в Германии обращаются, как с бесправными рабами, их грабят, бьют, оскорбляют.

Так как такого мнения придерживается и население оккупированных областей, задача немецкого солдата – рассеять эти неправильные представления.
Для этого представителям армии и руководителям областных организаций, имеющим дело с трудовой повинностью, необходимо дать указания об обращении с «восточными рабочими».

Согласно приказу, выделена комиссия, в задачу которой входит контроль за русскими рабочими. На основании ее предложений постоянно проводятся исправительные мероприятия. Особенно старательным русским рабочим предоставляются известные льготы в виде дополнительного продовольствия и табака.
Комиссия должна регулярно подавать донесения по следующим пунктам:

1. Какими мероприятиями регулируется рациональное использование русской рабочей силы?

2. Как расквартирован русский рабочий? Достаточно ли питание? Какие болезни были отмечены медпунктами и сколько среди рабочих больных, как обслуживаются больные? Одежда. Зарплата. Чем заполняют рабочие свое свободное время?

Члены комиссии обязаны ликвидировать все замеченные недостатки. Там, где замечены случаи несправедливого отношения к русским рабочим, рабочий немедленно переводится на другое предприятие, или же наказывается виновный.

На каждом предприятии, где более 20 русских рабочих, должен иметься специальный сотрудник, ведающий делами русских рабочих. Из числа последних выделяется бригадир, который вносит немецкой администрации предложения об использовании рабочих соответственно специальности, сообщает их желания и просьбы. На каждом предприятии имеется лицо, ответственное вместе с начальником предприятия за справедливое обращение как с немецкими, так и с русскими рабочими. Он дает дирекции советы о правильном использовании рабочих с целью увеличения производительности труда.

***
Пантелеймон Пономаренко был прав: к 1943 году немцы всерьез озаботились «налаживанием отношений» с советскими гражданами, находящимися на оккупированных территориях и работающими в Германии. Известно, что «остарбайтеров» стали лучше кормить, для них были учреждены сберегательные книжки, на заработную плату иногда стало можно купить что-то для отправки домой. 

Любопытный факт: протоколы допросов граждан, вернувшихся из Германии и пребывавших в сталинских фильтрационных лагерях, в России до сих пор по большей части находятся на секретном хранении. На Украине же и протоколы допросов, и письма «остарбайтеров» рассекречены и даже стали основой некоторых научных публикаций. И они несколько меняют сложившееся представление о «рабском труде»  рабочих, вывезенных из СССР, и тех условиях, в которых они жили.

В соответствии с решениями Ялтинской конференции возвращению на родину после войны подлежали все вывезенные гражданские лица, независимо от их желания. Уже 11 мая 1945 года для бывших «остарбайтеров» силами НКВД начали создаваться около 100 лагерей по 60 тысяч мест в каждом, и к 10 декабря туда было отправлено более двух миллионов человек. Практически все, кто находился в советской зоне оккупации, были вывезены в СССР. А вот из зон оккупации союзников «изъять» удалось не всех «остарбайтеров». Твердое желание вернуться на родину высказали только около 15% из тех, кто находился на западе Германии. Кого-то удалось сагитировать, кого-то увезти обманом, но все равно к 1952 году более 450 тысяч бывших советских граждан оставалось в Западной Германии или переехало в другие несоциалистические страны…

Интернированные немцы как враги народа

В отличие от гитлеровцев советское руководство не особенно волновали психологические и  моральные аспекты организации труда и отдыха немцев в СССР. На самом деле было несколько категорий «граждан немецкой национальности», которые принудительно трудились в СССР. 

Уже 10 января 1942 года совершенно секретным постановлением Государственного комитета обороны СССР «О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет» были регламентированы условия труда для советских немцев, выселенных из районов их компактного проживания.

ДОКУМЕНТ

Немецкие переселенцы в России

Постановление «О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет»:

В целях рационального использования немцев-переселенцев мужчин в возрасте от 17 до 50 лет Государственный Комитет Обороны ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Всех немцев-мужчин в возрасте от 17 до 50 лет, годных к физическому труду, выселенных в Новосибирскую и Омскую области, Красноярский и Алтайский края и Казахскую ССР, использовать в количестве до 120 тысяч в рабочие колонны на все время войны, передав из этого числа:

а) НКВД СССР – на лесозаготовки – 45 000 чел; на строительство Байкальского и Богословского заводов – 35 000 чел.

б) НКПС СССР – на строительство железных дорог Сталинск – Абакан, Сталинск – Барнаул, Акмолинск – Карталы, Акмолинск – Павлодар, Сосьва – Алапаевск, Орск – Кандагач, Магнитогорск – Сара – 40 000 чел.

1. Проведение мобилизации возложить на НКО (т. ЩАДЕНКО), совместно с НКВД и НКПС. К мобилизации приступить немедленно и закончить 30 января 1942 года.

2. Обязать всех мобилизованных немцев явиться на сборные пункты Наркомата Обороны в исправной зимней одежде, с запасом белья, постельными принадлежностями, кружкой, ложкой и десятидневным запасом продовольствия.

3. Обязать НКПС и Управление Военных Сообщений НКО обеспечить перевозку мобилизованных немцев в течение января месяца с доставкой к месту работы не позже 10 февраля.

4. Обязать НКВД СССР и НКПС СССР установить в рабочих колоннах и отрядах из мобилизованных немцев четкий распорядок и дисциплину, обеспечив высокую производительность труда и выполнение производственных норм.

5. Поручить НКВД СССР дела в отношении не явившихся по мобилизации немцев на призывные пункты или на сборные пункты для отправки, а также в отношении находящихся в рабочих колоннах за нарушение дисциплины и отказ от работы, за неявку по мобилизации, за дезертирство из рабочих колонн, рассматривать на Особом Совещании НКВД СССР с применением к наиболее злостным высшей меры наказания.

6. Установить нормы продовольственного и промтоварного снабжения для мобилизованных немцев по нормам, установленным для ГУЛАГу НКВД СССР.
Обязать Наркомторг СССР выделять НКВД СССР и НКПС СССР на всю численность мобилизованных немцев продовольственные и промтоварные фонды по этим нормам полностью.

(Публикуется с сокращениями.)

***
И никаких рассуждений о том, что речь в документе идет о советских гражданах и что не все они «враги народа», которые должны были содержаться, как заключенные сталинских лагерей. 

Ближе к концу войны появились не только военнопленные, но и гражданские немцы, интернированные из тех стран, которые переходили под контроль Советской Армии. А затем настал черед и собственно жителей Третьего рейха.

Согласно приказу НКВД № 00101 от 22 февраля 1945 года устанавливались следующие категории подлежащих фильтрации лиц: «А» – военнопленные вражеских армий; «Б» – гражданские лица, члены различных вражеских организаций, руководители областных и уездных дум и управ, бургомистры, руководители крупных хозяйственных и административных организаций, редакторы газет и журналов, авторы антисоветских изданий и прочий враждебный элемент; «В» – советские граждане, находившиеся в плену, «Г» – рабочие батальоны немцев, мобилизованные по постановлениям ГКО. Для попадания в группу «Г» было достаточно и таких оснований, как «дочь помещика», «торговка», «эксплуататор».

Первые 80 тысяч человек отправили в шахты, 60 тысяч – на предприятия черной и цветной металлургии. Эти 140 тысяч и все следующие партии немецких рабочих должны были жить по «Положению о приеме, содержании и трудиспользовании мобилизованных и  интернированных немцев». Этот документ хотя и преследовал ту же цель (увеличение производительности труда), что и немецкий, но по содержанию значительно отличался от него. Никаких пассажей относительно «правильного отношения» к работающим в СССР немцам, никаких рассуждений о том, что они «хорошо работают», и пр.

Основной смысл «Положения о приеме, содержании и трудиспользовании мобилизованных и  интернированных немцев» сводился к следующим пунктам:

1. Мобилизованные и интернированные немцы могут направляться на работы по восстановлению и строительству, а также на производство, в шахты, основные цехи или подсобные предприятия наркоматов.

2. Создаются батальоны по 1000 чел. (3–5 рот) и возглавляются офицерами, выделенными наркоматом обороны.

3. Обеспечение возлагается на наркоматы, получившие немцев в качестве рабсилы.

4. Размещение в помещениях барачного типа и других помещениях, окруженных вместе со двором забором с колючей проволокой. Разрешается проживание мужчин и женщин в одной огороженной зоне, но в разных помещениях.

5. В местах размещения полагается охранять вахтерской охраной наркоматов. Направление на работы производить организованным порядком без охраны, но в сопровождении начальствующего состава батальонов или вахтерской охраны.

6. Питание – по нормам, установленным для наших рабочих, включая дополнительные виды питания для хорошо работающих.

7. Нормы выработки – аналогично нашим. Зарплата в зависимости от выработки выдается каждому ежемесячно за вычетом полной стоимости содержания интернированных и 10% на централизованные расходы содержания интернированных, потерявших трудоспособность, и расходы на культработу.

8. На первый месяц нормы выработки 60%, на второй – 80%, на третий – 100%.

9. Внутренний порядок аналогичен порядку для
военнопленных. 

10. За нарушения дисциплины могут накладываться взыскания в соответствии с Дисциплинарным уставом Красной Армии. За побеги, отказ от работы и другие нарушения могут отправляться в отдаленные и северные лагеря НКВД для интернированных с особым режимом (это аналоги фашистских концлагерей. – А.Б.).

За остальные преступления ответственность по УК перед военным трибуналом.

11. Контроль возлагается на НКВД, медсанобслуживание – на Наркомздрав.

Интернированные (мобилизованные) немцы и представители других национальностей были организованы в рабочие батальоны и переданы для трудового использования в основном в наркоматы угольной промышленности, черной и цветной металлургии. Это ставило их в заведомо худшие условия, чем военнопленных, поскольку фактически выводило из-под контроля Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) НКВД – МВД СССР. А наркоматы рассматривали «гражданских» немцев исключительно как бросовую рабочую силу. О поддержке их физического состояния никто особенно не заботился, в результате чего «убытие» по причине смерти становилось обычным делом и количество «убывших» измерялось десятками тысяч.
    
Сколько всего гражданских немцев было вывезено (добровольно приглашенных на работу не было) в СССР из Германии и стран фашистского блока? Исследователи считают, что значительно меньше, чем «остарбайтеров» в Германию, называя цифру в 1,7–1,8 миллиона человек. 5–7 процентов из них погибли, а остальные вернулись на родину к середине пятидесятых. С не очень хорошими воспоминаниями. Остаться на постоянное жительство в СССР охотников было очень немного – несколько десятков высококвалифицированных ученых и инженеров…

Война в любом случае несправедлива к мирным жителям. И в СССР, и в Германии во время Второй мировой «репарации трудом» были обычным делом. На самом деле разница была только в деталях. А если отбросить пропагандистскую риторику, то она вообще сводится к минимуму. Как и во многих других сферах жизни нацистской Германии и сталинского СССР.
 


Авторы:  Алексей БОГОМОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку