НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Рекорды из шприца

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.02.2005

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Виктор Конте, владелец фармакологической компании, снабжавшей спортсменов наркотиками.
AP

Эта история началась почти пять лет назад, когда агент федеральной налоговой службы США Джефф Новицкий заинтересовался калифорнийским фитнесс-клубом, который сам посещал. В прошлом баскетболист, Новицкий работал в Сан-Хосе, а «качаться» ездил в город Бирлингейм на берегу Залива Сан-Франциско. Клуб Bay Area Fitness – не просто элитарный. В нем занимаются звезды американского спорта первой величины.

Своими впечатлениями от клуба и его клиентов Новицкий невзначай поделился с агентом Бюро по борьбе с наркотиками штата Калифорния Айрэном Уайтом. Они вместе расследовали дело торговцев героином, а теперь выступали свидетелями в суде. Часы ожидания вызова на допрос они коротали в разговорах о спорте. Новицкий рассказал приятелю, что тренируется в одном зале со знаменитым Барри Бондзом – игроком бейсбольной команды San Francisco Giants и что тот отличается просто невероятной силой и выносливостью. «Великий спортсмен. Думаешь, он принимает стероиды?» – спросил Новицкий. «Думаю, они все принимают, – после недолгого раздумья ответил Уайт, тоже отличный спортсмен. – Вся высшая лига».

Что нельзя штангисту – можно хоккеисту

Реплика Уайта навела Новицкого на мысль об операции, главным действующим лицом которой должен был стать Уайт. Какое отношение к стероидам имеют налоговики? Доходы от реализации запрещенных препаратов получены преступным путем – следовательно, их производителям можно вменить отмывание грязных денег.

Но заинтересовать идеей начальство оказалось непросто. Американские правоохранительные органы не считают борьбу с допингом в большом спорте своей приоритетной задачей – куда важнее, по их мнению, борьба с наркомафией. Только после того, как в 1988 году канадский спринтер Бен Джонсон был лишен золотой медали в беге на 100 метров за употребление станозолола, конгресс принял закон о контроле за анаболическими стероидами. Согласно этому закону, за изготовление, распространение и хранение стероидов и гормонов человеческого роста можно получить до пяти лет тюрьмы. С тех пор имели место лишь слабые и по большей части неудачные попытки привлечь к уголовной ответственности дельцов от фармакологии. Самим же атлетам грозит в худшем случае материальный ущерб, то есть менее выгодные условия контракта.

Виктор Конте с автографом легкоатлетки Мэрион Джонс
AP

В октябре 2000 года в США появилось независимое Антидопинговое агентство (USADA). Но оно занимается только олимпийскими видами спорта. Правила допинг-контроля национальных федераций наиболее популярных и высокодоходных видов спорта удивительно либеральны. Легкоатлет, пловец или штангист по правилам Мирового антидопингового агентства (WADA) должен быть дисквалифицирован на два года при первом же позитивном тесте. А баскетболист, играющий в матчах NBA и уличенный в применении стероидов, в первый раз дисквалифицируется на пять дней, при повторном позитивном тесте – на 10 и в третий раз – на 25. Проверяют игроков один раз в год – либо до начала сезона, либо в первые 15 дней после его начала. Футболистов (игроков в чрезвычайно популярный в США американский футбол, не имеющий ничего общего с европейским) проверяют с такой же регулярностью, а дисквалифицируют соответственно на 4 дня, 6 дней или до конца сезона. Национальная хоккейная лига вообще не имеет списка запрещенных препаратов и не проверяет своих игроков. О бейсболе речь пойдет ниже.
Музыкант, который ловко умел химичить

Настойчивость Джеффа Новицкого в конечном счете все же возымела эффект. В феврале 2003 года начальники Айрэна Уайта дали согласие на операцию. Видимо, не последнюю роль в этом решении сыграли карьерные соображения: Барри Бондз – главная спортивная знаменитость Сан-Франциско. Такая добыча могла принести начальникам всеамериканскую славу и стремительное продвижение по службе

17 апреля 2003 года оперативная группа собралась в офисе Бюро по борьбе с наркотиками и обсудила все до последней детали. Помимо Уайта, в операции участвовали еще трое агентов. Операция была межведомственная, но знали о ней лишь считанные люди. Уайту вручили документы на вымышленное имя Ронни Джеральд Аллен, 300 долларов, которыми он должен был расплатиться за полугодовой абонемент в фитнесс-клуб, и микрофон для скрытой записи разговоров с подозреваемыми. Уайт должен был познакомиться с персональным тренером Бондза Грегом Андерсоном и войти к нему в доверие, с тем чтобы выяснить, снабжает ли он своих подопечных запрещенными препаратами.

В клуб он отправился на черном Pontiac Grand Prix. Прикид был соответствующий: массивная золотая цепь на одном запястье, Rolex за семь тысяч долларов на другом и перстень с бриллиантом на пальце. Войдя в зал, Уайт обомлел: там занималась группа курсантов местной полицейской академии. Кто-нибудь из них вполне мог узнать его. Однако обошлось. Уайт не торопил события. Он хотел, чтобы к нему привыкли, терпеливо ждал случая познакомиться с Андерсоном. Случай представился спустя несколько недель. Они обменялись несколькими репликами, после чего стали здороваться. Наступил момент, когда Уайт попросил Андерсона помочь ему в занятиях. Тот согласился.

Тем временем Джефф Новицкий сосредоточил свое внимание на фармакологической компании BALCO (Bay Area Lab Cooperative), которая специализировалась на индивидуальной работе с атлетами высшего класса. Владелец BALCO, 53-летний Виктор Конте, бывший музыкант без специального химического образования, создал компанию в 1984 году. Его наиболее успешным продуктом была пищевая добавка ZMA, содержащая в основном цинк, магний и витамин B6 (пиридоксин); пузырек продавался за 25 долларов. Конте утверждал, что его спектрометр способен с высокой точностью определить содержание минеральных веществ в крови и что магний имеет свойство значительно улучшать спортивные результаты. На препарате ZMA Конте заработал в общей сложности 10 миллионов.

бейсболист Барри Бондз
AP

Тучи над седовласой головой Конте сгущались давно. Одним из его клиентов был футболист Билл Романовский из команды Oakland Raiders, уличенный в употреблении стероидов. Другой, толкатель ядра Си-Джей Хантер, попался на Олимпиаде в Сиднее в 2000 году. Барри Бондз стал клиентом BALCO зимой перед сезоном 2001 года, в котором он показал (благодаря добавке ZMA, как утверждал Конте) прежде невиданный результат и вследствие такого успеха подписал с «Великанами» пятилетний контракт на 90 миллионов долларов. Резкий взлет 37-летнего атлета навлек подозрения, но Бондз ответил предложением проверять его на стероиды сколько угодно, и публика успокоилась.

У Новицкого был судебный ордер на перлюстрацию электронной переписки Виктора Конте, однако полезной информации в этих посланиях оказалось немного – тренеры и атлеты кодировали названия препаратов условными буквами. В какой-то момент клиенты Конте встревожились – появилась новая технология тестирования. Владелец BALCO всех успокоил: через пару месяцев лаборатория завершит работу над совершенно новым продуктом, неуловимым для охотников за допингом. В поисках улик Новицкий стал по ночам изымать содержимое мусорных баков BALCO. В квитанциях об отправке посылок экспресс-почтой, помимо реальных имен спортсменов, обнаружились и явные псевдонимы. Среди лабораторного мусора нашлись использованные шприцы и склянки с остатками неких веществ. Местная криминалистическая лаборатория определила в них стероиды тестостерон и станозолол, но никаких новых, необычных препаратов не было. Наконец, в баках нашлась бумага, адресованная лаборатории в Лос-Анджелесе, которая проводила анализ образцов крови, присланных Виктором Конте. Конте писал, что произошла ошибка – ярлык с именем «Барри Бондз» случайно приклеили к пузырьку с кровью Грега Андерсона. Теперь все стало на свои места. Круг замкнулся.

Ищите улики в мусорном баке

Айрэн Уайт складывал свою половину паззла. К Андерсону приезжали спортивные звезды. В одном из них Уайт узнал британского спринтера Дуэйна Чамберса, которого тренировал Рэми Корчемны, а проще говоря – Рэм Михайлович Корчемный, бывший одессит, первый тренер Валерия Борзова и до последнего времени тренер выдающихся американских бегунов Келли Уайт, Кристи Гейнс и Алвина Харрисона.

Довести свою миссию до конца Айрэн Уайт не смог. Ночью 7 июня 2003 года, в критический момент операции, его хватил удар. Агента госпитализировали. Спустя две недели он был по-прежнему прикован к больничной койке. На завершающей фазе операция оказалась сорванной. Начальство требовало направить в фитнесс-клуб другого агента, то есть начать все сначала, и отказывалось просить в суде ордер на прослушку сотового телефона Андерсона – собранные к тому времени улики казались начальству недостаточно убедительными

Операцию спас неожиданный подарок. В Колорадо-Спрингс на адрес Антидопингового агентства США пришла бандероль без обратного адреса – картонная коробка с использованным шприцем. Вскоре по получении посылки в агентство позвонил не назвавший себя человек и сообщил, что остатки жидкости в шприце – синтезированный компанией BALCO новый анаболический стероид. За дело взялся Дон Кэтлин – руководитель лучшей американской лаборатории, где проверяют олимпийцев. Лишь во второй половине августа в итоге упорной работы д-р Кэтлин определил химическую формулу неизвестного вещества и научился выявлять его присутствие. Он назвал новый препарат THG – тетрагидрогестринон. Это было вещество, маскирующее прием стероидов. Вот почему Барри Бондз так уверенно предлагал проверить его на каком угодно оборудовании.

персональный тренер Барри Бондза Грег Андерсон, обвиненный в распространении наркотиков
AP

В лаборатории Кэтлина хранились сотни образцов, взятых у американских атлетов для проверки на допинг во время последнего чемпионата страны по легкой атлетике в Стэнфорде. Кэтлин стал проверять их новым методом и получил несколько положительных результатов. Расследование снова оказалось под угрозой: по правилам USАDA оно должно поставить в известность атлетов и тренеров о положительных тестах и предоставить им возможность в течение двух недель пройти проверку еще раз.

Здесь Новицкому снова повезло. Он нашел в мусоре черновик письма Виктора Конте в USАDA и Международную федерацию легкой атлетики. Глава BALCO извещал адресатов, что тренер имярек снабжает своих спортсменов стероидами. Письмо так и не было отправлено. Но по черновику предположительно установили имя тренера, который, скорее всего, послал шприц. Эта версия впоследствии полностью подтвердилась.

Американские правоохранительные органы любят внезапность и внешние эффекты при аресте, дабы застать подозреваемого врасплох и нагнать на него страху. Именно так они действовали 3 сентября, вскоре после полудня. Над зданием компании BALCO зависли полицейские вертолеты, его окружила целая стая машин налоговой службы, из которых высыпали и устремились в офис десятки агентов в черных форменных пуленепробиваемых куртках (но, конечно, без масок, которые так любят представители законной власти в России – в США они в своем праве, прятать лица у них оснований нет). Эффект удался в полной мере. Виктор Конте был потрясен. Во время обыска он начал говорить и все никак не мог остановиться. Понять его изумление можно. Арестовать такого человека – это все равно что в России арестовать живописца Шилова или модельера Юдашкина. Проще поверить в арест любого из их высокопоставленных заказчиков. Мир переворачивается, меняются власть и состав элиты, а обслуживающий персонал всегда при деле, он нужен всем.

Когда шок от налета прошел, Конте стал сдавать клиентов – называть имена спортсменов, принимающих THG. Затем он отвел агентов в расположенный через дорогу склад компании, где хранились запрещенные препараты и личные медицинские карты атлетов. Спустя два дня агенты явились в клуб Bay Area Fitness и предъявили Грегу Андерсону ордер на обыск его квартиры и автомобиля. При обыске обнаружились стероиды и 67 тысяч долларов наличными. Андерсон тотчас стал давать показания. Его список в основном совпал со списком Конте, но о Барри Бондзе он говорить не хотел: «Это мой друг. Я ничего не скажу».

Стероиды и «Положение страны»

Медленно поправляясь, Айрэн Уайт наблюдал по телевизору за лавиной разоблачений. Позитивным оказался тест на THG у метателя молота Джона Мак-Ивена, толкателей ядра Кевина Тота и Мелиссы Прайс, бегуньи Регины Джэкобс, которая в свои 39 лет вдруг потрясла поклонников, побив мировой рекорд в беге на 1500 метров в закрытых помещениях. Не прошел проверку и Дуэйн Чамберс. В середине ноября главные бейсбольные лиги (их в США две – Американская и Национальная) впервые за всю историю американского бейсбола проверили своих игроков на стероиды и объявили, что в употреблении запрещенных препаратов уличены от пяти до семи процентов спортсменов; методика Дона Кэтлина по выявлению THG, маскирующего стероиды, не применялась.

адвокат Андерсона Тони Серра
AP

Тем временем федеральное большое жюри Сан-Франциско (орган предварительного дознания, решающий вопрос о привлечении подозреваемых к суду) приступило к допросам свидетелей. Было известно, что показания под присягой дали Барри Бондз, игрок бейсбольной команды New York Yankees Гэри Шеффилд, боксер Шон Мосли и Мэрион Джонс – обладательница трех золотых медалей сиднейской Олимпиады в беге на короткие дистанции. Содержание допросов оставалось судебной тайной.

В январе 2004 года в ежегодном обращении «О положении страны» президент Буш счел необходимым затронуть проблему стероидов в профессиональном спорте. Спустя две недели большое жюри повесткой затребовало от бейсбольных лиг результаты проверки игроков, чем повергло бейсбольное начальство в состояние паники. Еще через два дня Виктору Конте, вице-президенту BALCO Джеймсу Валенте, Грегу Андерсону и Рэми Корчемны были в установленном порядке предъявлены уголовные обвинения в изготовлении и распространении стероидов и отмывании нелегальных доходов.

В Вашингтоне дело сочли настолько политически важным, что о его направлении в суд объявил лично министр юстиции Джон Эшкрофт, созвав по такому случаю специальную пресс-конференцию. «Ничто так не умаляет наш потенциал, – заявил министр, – каждого в отдельности и всей нации в целом, как злоупотребление наркотиками. Незаконное применение стероидов ставит под вопрос честность не только спортсменов, которые ими пользуются, но и целых видов спорта, в которых эти спортсмены выступают. Стероиды – зло для спорта, зло для спортсменов, зло для молодежи, которая воспринимает спортсменов как пример для подражания. Стероиды угрожают жизни и здоровью и способствуют распространению деструктивной культуры, направленной против ценностей, благодаря которым спорт стал столь важной частью американского образа жизни».

Эшкрофт не стал раскрывать имена свидетелей-атлетов, ссылаясь на гриф конфиденциальности. Но имена эти и так уже знал всяк желающий. Скандал разразился грандиознейший, по общему признанию – крупнейший в истории американского спорта. Конте тянул за собой лучших тренеров и спортсменов, людей с мировыми именами.

С материалами дела тотчас пожелало ознакомиться Антидопинговое агентство США, однако получило от суда отказ. Тем временем в сенате прошли слушания по проблеме анаболических стероидов. Свои показания сенаторам дал бывший игрок в американский футбол, согласившийся свидетельствовать под псевдонимом Джон Доу. Он сидел за непрозрачной ширмой и говорил через специальное устройство, искажающее голос. От сената USADA и получило документы, изъятые при обыске в штаб-квартире BALCO, что позволило вынести решения о дисквалификации.

легкоатлетка Мэрион Джонс, проверенная на полиграфе
AP

Национальный олимпийский комитет США оказался в исключительно сложном положении. За считанные месяцы до афинской Олимпиады он мог лишиться фаворитов и с треском провалить публично объявленную цель – выиграть 100 медалей (в итоге США выиграли 103). В мае от участия в Олимпийских играх была отстранена Келли Уайт – золотая медалистка чемпионата мира 2003 года в Париже в беге на 100 и 200 метров. Помимо этих двух дистанций, она должна была бежать эстафету 4 по 100. Келли Уайт – и это беспрецедентный случай – не сдавала тест на допинг, а просто признала, что принимала стероиды, после того как ей показали документы, изъятые в офисе фирмы BALCO. На основании этого признания Уайт была дисквалифицирована на два года. Сообщалось, что Мэрион Джонс пришлось пройти испытание на полиграфе – детекторе лжи; это делается в тех случаях, когда следствие сомневается в искренности свидетеля. Ее бойфренд, рекордсмен мира на стометровке Тим Монтгомери, по сведениям, просочившимся в прессу, сознался в применении стероидов. В июне оба неудачно выступили на квалификационных соревнованиях в Сакраменто – в итоге Джонс была заявлена только на прыжки в длину (она заняла в Афинах пятое место). То же самое произошло еще с двумя подозреваемыми, спринтерами Алвином Харрисоном и Кристи Гейнс, а Мишель Коллинз не вышла на старт забега на 400 метров, сославшись на травму.

Мак-Ивен, Тот, Прайс и Джэкобс оспорили результаты экспертизы. Рассмотрение их апелляций продолжается. Всем четверым грозит двухлетняя дисквалификация. Решение об этом будет принято перед началом летнего сезона. Алвин Харрисон дисквалифицирован на четыре года. Наиболее тяжелое наказание понесла Мишель Коллинз, которая пыталась скрыть улики. 33-летняя Коллинз дисквалифицирована на восемь лет – вплоть до Игр 2012 года. Кроме того, аннулированы все ее результаты, начиная с 1 февраля 2002 года, в том числе мировой чемпионский титул-2003. Что касается Монтгомери и Гейнс, для них USADA требует пожизненной дисквалификации. Такого разгрома американская легкая атлетика еще не знала.

И все-таки бейсбол – отдельной строкой…

Если о существовании легкой атлетики большинство американцев вспоминает раз в четыре года, то бейсбол – культовый вид спорта и один из самых доходных. Популярность бейсболистов такова, что во время последней президентской кампании оба кандидата мечтали о том, чтобы залучить на свой предвыборный митинг хоть одного из любимцев публики. Сенатор Керри попытался обернуть себе на пользу победу в «чемпионате мира» команды cвоего штата Boston Red Socks над извечным соперником – «Нью-йоркскими янки» (излишне говорить, что он присутствовал на матче, дабы погреться в лучах чужой славы). Но президент заткнул за пояс соперника – на очередном митинге Буша появилась звезда «Бостонских красных носков» Курт Шиллинг. Агитаторы за Буша без устали напоминали избирателям о том, что кандидат республиканцев – талантливый спортивный менеджер: купив в 1989 году бейсбольную команду Texas Rangers, спустя несколько лет он продал ее с прибылью почти в 15 миллионов.

С такой популярностью нельзя не считаться. Допинговый скандал сказался на отношении болельщиков самым пагубным образом. Принцип честной игры, fair play, – одна из тех моральных ценностей, на которых стоит эта страна. Джордж Буш призвал главные лиги бейсбола ужесточить правила допинг-контроля. Наконец, в середине января после изнурительных переговоров с владельцами клубов и ведущими игроками комиссар лиг Бад Селиг объявил новые правила, которые в США многие назвали фиговым листком. Хотя список запрещенных препаратов и расширен, проверку на амфетамины бейсболисты проходить не обязаны – для этого требуется анализ крови, а игроки высших лиг сдают только мочу. Если прежде имя потребителя стероидов оставалось в тайне, то теперь оно должно быть оглашено. На первый раз игрок будет дисквалифицирован на 10 дней, на второй и третий – соответственно на 30 и 60 дней и лишь после четвертого нарушения будет отстранен от участия в матчах до конца сезона. Зарплату за время дисквалификации наказанный получать не будет.

Сенатор Джон Маккейн, инициатор ужесточения законодательства о стероидах, в своем комментарии заявил, что объявленные меры – шаг в правильном направлении, однако он предпочел бы видеть в списке запрещенных препаратов амфетамины. А Виктор Конте (как и его подельники, до суда он освобожден из-под стражи под залог) в заявлении для прессы поднял на смех бейсбольное начальство: «Это все равно, что бороться с преступностью запрещением пистолетов, а винтовки разрешить».

Выходец из Одессы тренер легкоатлетов Рэми Корчемны (слева) со своим адокатом Аланом Дресслером
AP

Владельцу фирмы BALCO вскоре придется отбиваться не только от уголовных обвинений, но и от адвокатов Мэрион Джонс, которая вчинила ему иск за клевету. В недавнем интервью телекомпании ABC Конте утверждал, что до и во время cиднейской Олимпиады Джонс принимала запрещенные препараты, в том числе эритропоэтин – тот самый, за который отобрали медали в Солт-Лейк-Сити у российских лыжниц Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой. На Играх в Сиднее Джонс стала первой в олимпийской истории легкоатлеткой, завоевавшей в общей сложности пять медалей. По правилам Международного олимпийского комитета решение о присуждении наград может быть пересмотрено в течение трех лет – этот срок вышел, хотя некоторые эксперты считают вопрос не столь однозначным. Но Джонс вступила в тяжбу не столько потому, что опасается лишиться медалей, сколько потому, что ее спортивный престиж хорошо оплачивается. Ее адвокаты насчитали 25 миллионов упущенной выгоды. Они утверждают, что ранее Конте отрицал все обвинения в адрес Мэрион Джонс, но затем под воздействием следователей изменил свои показания на противоположные.

Осталось назвать таинственного разоблачителя, приславшего использованный шприц Антидопинговому агентству. Это известный тренер Тревор Грэм. По его собственному признанию, шприц принес ему толкатель ядра Си-Джей Хантер. По словам Грэма, он сделал это для того, чтобы «восстановить доверие к американскому спорту». Поскольку Грэм – бывший тренер Мэрион Джонс, а Хантер – ее бывший муж, родилась версия мести обиженных мужчин трехкратной олимпийской чемпионке. Как бы то ни было, ямайканец Тревор Грэм, серебряный медалист сеульской Олимпиады в эстафете 4 по 400 метров, превратился сегодня в самого успешного тренера по спринту. Его подопечный Джастин Гэтлин выиграл в Афинах 100-метровку, другой, Шон Кроуфорд, пришел первым в финальном забеге на 200 метров. И вот уже поползли слухи, что Грэм снабжает своих атлетов стероидами мексиканского происхождения...

Вашингтон


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку