НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Развод на раз-два-три

Развод на раз-два-три
Автор: Олег ГУСЕВ
27.05.2013

Гостиничный детектив Хоукс заметил девчонку, как только она уселась у стойки бара недалеко от Билли Уортли Третьего. Красивая девица со стройной фигурой, в коротком белом платье, выгодно оттеняющем загорелые плечи и руки. На таких мужчины, если они не импотенты, обязательно обращают внимание.
Хоукс кивнул со знающим видом. Он был неплохо знаком с подобным типом женщин. Такая красотка запросто проведет среднего человека и создаст у него впечатление своей «невинности». Но опыт, приобретенный за пять лет работы в городском отделе полиции нравов и четыре года работы в гостинице, подсказывал ему, что она была мошенницей, которая заманивала в ловушку доверчивых богачей и обирала их до нитки.

Делать было нечего, поэтому детектив внимательно наблюдал за ней из своей кабины. Бар не был заполнен и наполовину. Молодожены, склонив головы, шептались о чем-то в дальнем углу, в центре сидели три среднего возраста участника конференции, проходившей в отеле. Миллионер Билли Уортли с девчонкой находились у стойки. Никаких сомнений в том, что рыжая выбрала в жертвы Уортли, у Хоукса не было. Он был уверен в этом уже через считаные минуты после того, как обратил на нее внимание.

События развивались по известному сценарию. Сначала девчонка с показным равнодушием заказала выпивку. Когда Сэмми поставил перед ней стакан, Хоукс поймал его взгляд и кивнул в ее сторону. Бармен пожал плечами и покосился на рыжую девицу. Потом с идиотской улыбкой перегнулся через стойку и что-то негромко ей сказал.

Какое-то время она молчала, будто обдумывала его слова. Потом до Хоукса долетел ее громкий голос.

– Я не стану показывать вам свое водительское удостоверение. Я достаточно взрослая, чтобы пить крепкие спиртные напитки в этом штате, и вы это прекрасно знаете.

– Пожалуйста, мисс, – еще больше смутился Сэмми. По его виду и тону было ясно, что роль блюстителя морали ему не по душе. – Мы не имеем права продавать спиртное несовершеннолетним. В моей просьбе нет ничего личного. Я просто делаю свою работу. Пожалуйста, я вас прошу, покажите какие-нибудь документы.

– Вы прекрасно знаете, что я совершеннолетняя. И я не собираюсь доказывать это. – Девушка говорила дрожащим от гнева голосом.
Назревал скандал. Спор привлек внимание участников конференции, сидевших неподалеку.

– Хватит приставать к леди! – громко вступился за девицу один из мужчин. – Налейте ей выпить. Я уверен, что она совершеннолетняя.

– Я обычный бармен, – смущенно улыбнулся Сэмми, который явно не хотел ссориться с клиентами. – Сейчас очень трудно найти работу, мистер, и я не собираюсь рисковать своим местом. Если я продам спиртное несовершеннолетней, то могу лишиться работы.

Он опять повернулся к девушке. Его голос стал громче и требовательнее:

– Пожалуйста, мисс. Мне нужно увидеть ваше водительское удостоверение или другой документ, подтверждающий то, что вы совершеннолетняя.
Билли Уортли повернулся и пристально посмотрел на соседку.
Она достала из сумочки бумажник и после долгих поисков протянула Сэмми водительское удостоверение. Он быстро просмотрел его и вернул.

– Правила есть правила, мисс Гейтс, – извинился он. – Простите, ничего личного.

Мисс Гейтс сухо кивнула. Сэмми приготовил коктейль и поставил перед ней выпивку, после чего отошел и принялся протирать стаканы.
Рыжая девица решила, что пора начинать спектакль. Она сделала большой глоток и незаметно посмотрела в зеркало, висящее на стене. Потом внезапно расплакалась и полезла в сумочку за платком.

Хоукс с трудом удержался от смеха. Отличная актриса, ей бы в театр, подумал он. Она могла бы, пожалуй, сделать неплохую карьеру на Бродвее. Настоящий талант.

Уортли подошел к девушке и сел рядом.

Детектив тяжело вздохнул и мысленно пожалел Уортли. Еще один простофиля клюнул на удочку ловкой мошенницы. Он встал и направился к бару. Рано или поздно ему все равно придется вмешаться и рассказать Уортли о том, что девчонка хочет его обчистить. Хоукс знал, что для этого нужно выбрать правильное время. Большие шишки чаще всего уверены, что деньги и власть делают их неуязвимыми для мошенников. Они очень высокого мнения о своем уме и проницательности и не любят, когда им намекают, что они простаки.

Билли Уортли было около пятидесяти, и он казался отличной добычей для разного рода мошенников. На нем был превосходный костюм за несколько сотен долларов, его туфли стоили не меньше сорока пяти монет. К таким важным гостям следует относиться особенно внимательно. Администрация гостиницы не хотела, чтобы их обижали.

Уортли о чем-то негромко беседовал с рыжей девушкой. Местная полиция мисс Гейтс еще не арестовывала. Иначе бы Хоукс знал о ней. Но он ни минуты не сомневался в том, что она мошенница и сейчас вовсю обрабатывает Уортли.

– Я должна была встретиться с женихом, – всхлипывала рыжая девица. – Не знаю, что с ним стряслось. Он не позвонил, и я не смогла его разыскать. Не знаю, что мне делать. Я такая несчастная. Завтра утром я уеду отсюда

– Какая жалость! – сочувственно покачал головой Уортли. – Здесь такое прекрасное заведение. Я не могу вам чем-то помочь?
Вопрос вызвал новый поток слез. Мисс Гейтс деликатно высморкалась и отправилась в туалет привести себя в порядок.
Хоукс встал. Сейчас самое подходящее время предупредить Уортли об опасности. Он подошел к миллионеру, представился и сказал:

– Мы не могли бы поговорить с глазу на глаз, мистер Уортли?

– Конечно, – кивнул Билли Уортли. – Если не возражаете, поговорим прямо здесь.

– Мистер Уортли, надеюсь вы поймете правильно то, что я собираюсь вам сказать…

– Да, да, – холодно откликнулся Уортли. – В чем дело? Выкладывайте, у меня мало времени. Сейчас должна вернуться моя дама.

– О ней-то я как раз и хотел поговорить. Вы только что разговаривали с девушкой. Она уже три дня живет в гостинице. По опыту работы, мистер Уортли, мне известно, что такие женщины порой доставляют неприятности другим гостям.

– Мне она никаких неприятностей не доставила, – нахмурился миллионер. – Почему она так вас беспокоит? По-моему, милая девушка. Очень простая и искренняя, сейчас эти качества встречаются так редко.

Хоукс слегка улыбнулся. С такими важными постояльцами, как Уортли, нужно быть особенно осторожным. Их ни в коем случае нельзя обижать и показывать, что они совсем не разбираются в людях. Уортли впервые остановился в их гостинице, и руководство стелилось перед ним изо всех сил: поселило в лучший номер люкс и посадило за лучший столик в ресторане. Он мог оказаться очень полезен отелю, такими ценными гостями нельзя разбрасываться. Об этом управляющий по утрам напоминал на «пятиминутке» всем сотрудникам.

– Я понимаю, что вам не хочется верить плохому, – печально покачал головой Хоукс. – Я это вижу и ценю, но, поверьте мне, сэр, за много лет я перевидал немало подобных девиц и теперь узнаю их с первого взгляда. Эта молодая леди ведет тонкую игру, и гостиница не хочет, чтобы кто-нибудь из гостей пострадал.

– Интересно, – сухо протянул Уортли. – Вы хотите сказать, что стоит вам взглянуть на женщину, и вы сразу можете сказать, плохая она или хорошая.

– Да, сэр, – кивнул Хоукс. Он не хотел хвалиться, но обстоятельства требовали прямоты.
Уортли задумчиво посмотрел на свой стакан, потом перевел взгляд на собеседника.

– Не знаю, обратили вы на это внимание или нет, но эта девушка не подходила ко мне. Это я подошел к ней, когда она расплакалась.

– Все верно, – согласился детектив. – Я все видел. Нельзя исключать, что слезы – всего лишь игра.

– Вы следили за мной! – рассердился Уортли.

– Нет, сэр. Я не следил специально за вами, – быстро успокоил его Хоукс. – Я – гостиничный детектив и отвечаю за безопасность и благополучие гостей. Моя работа – присматривать за всем, что происходит в гостинице, мистер Уортли. Когда долго работаешь в отеле, глаз становится наметанным и сразу замечаешь подставу.

– Значит, эта девушка, как вы ее назвали… «подстава»?

– Да, мистер Уортли. Я абсолютно в этом уверен.

– Интересно, – хмыкнул миллионер. – Откуда такая уверенность?

– Знаете, через какое-то время возникает шестое чувство.

Уортли невесело рассмеялся.

– И все это вы можете сказать, бросив на человека всего один взгляд? А что вы о ней знаете на самом деле? Что она, по-вашему, собирается сделать со мной?

– Такая девушка… Неоднократно бывали случаи, когда похожие на нее женщины занимались вымогательством. Вы обратили внимание, как ей не хотелось называть свой настоящий возраст? Она выглядит очень молодо. Все довольно просто. Возраст в этом спектакле играет важную роль. Девушка может сказать, что кавалер напоил ее. Вы видели, как она только что плакала у бара. Для нее это сущий пустяк. Она легко пускает слезы, как будто открывает кран с водой. И все это ради вас, мистер Уортли. О, они знают много трюков, поверьте мне на слово, сэр. Она может показать свое платье, порванное в нужных местах, и сказать, что это сделали вы. Она может заявить, что несовершеннолетняя…

– Одну минуту, мистер Хоукс, – задумчиво остановил его миллионер. – Она же показала водительское удостоверение и этим опровергла вашу теорию, доказав, что она совершеннолетняя.

– Возможно и так, мистер Уортли, но, кто знает, вдруг она припасла для вас что-то другое.

– Мне не нравится ваше отношение к этой девушке и ко мне. Я не дурак. Мне не понравилось хамство бармена. Думаю, администрация боится, что девушка не заплатит по счету.

Хоукс молчал.

– Так я и думал, – со знающим видом кивнул Билли Уортли. – Можете передать своему начальству, чтобы оно не беспокоилось. Я позабочусь о счете.

– Конечно, мистер Уортли. Я буду вам очень признателен, если вы ничего не скажете начальству о нашем разговоре, – пожал плечами детектив. – Наверное, я ошибся. Со всяким бывает…

– Хорошо, забудем об этом, – милостиво махнул рукой миллионер. – Я приехал сюда, чтобы отдохнуть от неприятностей и работы. Забудем о нашем разговоре.
Хоукс несколько раз поблагодарил его и отошел. Миллионер определенно заглотнул приманку. Теперь рыжей девице оставалось только подсечь и вытащить добычу. Конечно, сейчас Уортли не поверит никаким доказательствам, какими бы убедительными они ни были. Мисс Гейтс неплохо играла роль невинной овечки: она красива, умна и плачет в нужном месте. Причем плачет, должен был признать детектив, довольно убедительно. В такой ситуации у Уортли практически не было шансов выйти сухим из воды. Хоукс не знал почему, но в подобные ловушки, по иронии судьбы, чаще всего попадали опытные светские львы

Когда Хоукс вернулся в свою каморку, заменяющую ему кабинет, позвонил портье. Он отправился проверять жалобу молоденькой учительницы, утверждающей, что у нее украли часики, пока ее не было в номере. Часики удалось быстро найти, они упали за трюмо. Подобное происходило с ним далеко не первый раз. Учительница очень обрадовалась и искренне поблагодарила детектива за найденные часики.

– Не стоит, мисс, – вежливо улыбнулся Хоукс. – Это моя работа. В случае необходимости звоните в любое время дня и ночи. Наша цель – сделать ваше пребывание здесь как можно приятнее.

Он спустился к себе на лифте. Принял душ, побрился, потом лег на кровать и задумался. «Хорошо, Хоукс, – мысленно сказал он себе, – девчонка «сделает» Уортли. Уортли – большая шишка  высокого о себе мнения, ему не понравится, если его обворуют. Но он уже велел тебе не совать нос в чужие дела, Хоукс. Если ты его не послушаешь, возникнут неприятности, а неприятности никому не нужны. Ну и как ты сейчас поступишь, Хоукс? Конечно, ты его предупредил. У тебя найдутся свидетели. К примеру, тот же Сэмми. Если у него нет мозгов, то это его проблема, а не твоя. И все же лучше присматривать за ним, потому что он может рассердиться и сделать тебя крайним…»

Гостиничный детектив оделся и спустился в ресторан. Мисс Гейтс и Билли Уортли ужинали и о чем-то оживленно беседовали. Рыжая девица была весела и, наверное, уже забыла, что ее бросил парень. После ужина они вернулись в бар и уютно устроились в темном углу, где их почти не было видно.
Хоукс попросил Сэмми налить ему пива.

– Сколько их ни учи, все напрасно, – глубокомысленно заметил бармен, глядя на счастливую парочку. – Она «сделает» его в два счета, и «сделает» по-крупному. Только посмотри, какие они счастливые.

– Угу, – угрюмо буркнул детектив, допивая пиво. – Мне бы вмешаться, но он уже велел мне не лезть в чужие дела. Так что я пошел к себе. Не окажешь любезность, Сэмми…

– Конечно, – улыбнулся бармен. – Я позвоню тебе в ту самую минуту, как они уйдут.
Хоукс вернулся к себе и включил телевизор. В полночь зазвонил телефон.

– Они только что вышли из бара и направились в сторону лифтов, – сообщил Сэмми. – Похоже, собираются наверх.

– Все ясно, – кивнул детектив. – Спасибо, Сэмми.

Хоукс положил трубку и еще с полчаса смотрел кино. Показывали неплохой детектив. Хотелось досмотреть фильм до конца, но у него был ненормированный рабочий день. Поэтому он встал и отправился в номер Уортли.

В коридоре никого не было. Детектив прижал ухо к двери и прислушался. Не услышав ни звука, он открыл дверь своим ключом и тихо вошел.
Билли Уортли лежал на кровати и негромко похрапывал. Интересно, подумал Хоукс, когда она подсыпала ему в коктейль гидрат хлорала? Такой ловкости позавидовал бы любой фокусник. По времени все было рассчитано безупречно, потому что, скорее всего, он отключился через считаные минуты после того, как поднялся в номер.

Дверь в ванную комнату была приоткрыта. Рыжая девица лежала на спине, полностью одетая. Ее лицо было искажено гримасой боли и уже начало приобретать синюшный оттенок, глаза были закрыты…

Уортли проснулся внезапно, как нередко бывает во время кошмаров. Он сел на кровати и непонимающе уставился на гостиничного детектива.

– Какого черта вы здесь делаете? – возмутился миллионер. – Что случилось? – Он увидел перевернутое кресло, сброшенную лампу и осколки стекла на полу.

– Кто-то позвонил портье и пожаловался на шум в вашем номере. Я пришел проверить и нашел вас с девушкой. – Детектив кивнул на ванную комнату. – Она мертва. Думаю, ее отравили.

Билли Уортли несколько секунд тупо смотрел на дверь в ванную комнату. Потом встал, заглянул внутрь и тут же вернулся. Он весь дрожал, его лицо стало серым от страха.

– Нужно позвонить в полицию, – сказал Хоукс, поднимая трубку телефона. – Присядьте, мистер Уортли. У вас неважный вид. Успокойтесь, они во всем разберутся.

– Подождите минуточку! – быстро остановил его миллионер. – Положите трубку. Звонок может немного подождать.

Детектив положил трубку и вопросительно посмотрел на собеседника. На его лице было написано искреннее недоумение.

– Я и пальцем до нее не дотронулся, – судорожно проглотив подступивший к горлу ком, сказал Уортли. – Не знаю, что произошло. Хоть убейте, ничего не помню. Помню только ослепительную головную боль. Как будто в голову ударила молния… Я прилег на минуточку. Больше ничего не помню.

– Можете рассказать это полиции, мистер Уортли. Там работают толковые ребята. Не думаю, что они обвинят вас в ее смерти. Как я уже вам говорил, она занималась неблаговидными делами. Самая обычная мошенница, о таких никто не плачет. Едва ли вас станут очень уж сильно винить в ее смерти. Конечно, газеты немного пошумят, но этого не избежать – завоевания демократии. Не волнуйтесь, через какое-то время все заглохнет и об этом происшествии все забудут.

– Вы получите пять тысяч долларов, если уберете ее из моего номера и гостиницы. – Миллионер пристально смотрел на детектива. – Избавьтесь от трупа.
Хоукс долго не отвечал.

– Давайте будем реалистичны. Я должен убрать ее так, чтобы никто не видел. И спрятать тело так, чтобы его никогда не нашли. Вы предлагаете мне нарушить закон. Это очень рискованно.

– Я ничего ей не делал, – повторил Билли Уортли. – Это какое-то недоразумение.

– Может, вы просто забыли, – пожал плечами гостиничный детектив. – Хорошо, я согласен, но только за пятьдесят тысяч. Вы немедленно уедете отсюда так, как будто ничего не случилось. Завтра обо всем забудете, и никто ничего не узнает.

– Деньги в сейфе гостиницы, – тут же согласился миллионер. – Я схожу за ними.

– Я вас провожу, – кивнул детектив.

Они вместе сходили за деньгами, и на обратном пути Уортли заплатил Хоуксу пятьдесят тысяч долларов. Уортли ждал в номере, пока Хоукс ходил за тележкой, на которой развозят белье. Он положил на нее труп девушки, накрыл его простынями и вывез в коридор. Через двадцать минут после его ухода Уортли выписался из гостиницы и уехал.

Примерно в это же самое время детектив Хоукс, бармен Сэмми и мисс Гейтс сидели в гостиничном номере, расположенном в другом крыле и на другом этаже, и делили добычу.

Сэмми с улыбкой сложил вдвое толстую пачку купюр и сунул в карман.

– Каждый раз все проходит как по маслу. У тебя глаз как алмаз.
Мисс Гейтс стерла с лица голубую краску влажным платком и внимательно посмотрела на себя в зеркало.

– Надеюсь, я не испорчу этой гадостью себе кожу.

– Можешь не беспокоиться, – успокоил ее Хоукс. – Эта краска еще никому не сделала ничего плохого.

Майкл БРЕТТ
Перевод Сергея МАНУКОВА

Иллюстрация: Михаил ЗЛАТКОВСКИЙ


Авторы:  Олег ГУСЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку