РАЗБОР ПОЛЕТА

РАЗБОР ПОЛЕТА
Автор: Игорь ВЕЛЕТМИНСКИЙ
30.12.2014
 
Разгадка причин авиакатастрофы, в которой погибла команда «Локомотив», возможно, лежит не в технической, а в политической плоскости.
 
В Ярославле продолжается стартовавший 3 декабря судебный процесс по делу об авиакатастрофе самолета Як-42, в которой 7 сентября 2011 года погибла хоккейная команда «Локомотив» и члены экипажа. На скамье подсудимых один человек – бывший заместитель гендиректора авиакомпании «Як Сервис» Вадим Тимофеев. По версии следствия, он незаконно разрешил экипажу полет, поскольку летчики не прошли обучения правилам эксплуатации Як-42. («Обвиняется в нарушении правил безопасности эксплуатации воздушного судна, повлекшем гибель людей. Наказание – до 7 лет лишения свободы»).
 
Однако подсудимый виновным себя не признает, заявив о том, что «не позволит сделать из себя стрелочника». Между тем уже в ходе судебного заседания выявилось немало неясного в обстоятельствах трагедии. Еще больше вопросов остаются без внятных ответов вне поля официального «разбора полета».
 
На судебном заседании в Дзержинском районном суде города Ярославля 22 декабря родители хоккеистов ярославского «Локомотива», погибших в авиакатастрофе в аэропорту Туношна, заявили, что видели у них билеты на другую дату вылета – 6 сентября. Об этом сообщили матери хоккеистов Елена Сидорова, Анжелика Ярчук и Елена Галимова. Напомним, что на самом деле Як-42 взлетел в начале пятого часа вечера 7 сентября. Кроме того, некоторые родственники потерпевших высказали предположение, что самолет был перегружен более чем на 2,5 тонны в момент взлета.
 
И это только часть «странностей», оставшихся за бортом официального разбирательства, никак не связанного с нюансами организационных предполетных процедур, на которых сосредоточилось следствие, опирающееся на выводы Межгосударственного авиационного комитета (МАК), а за ним и суд. А ведь расследование заняло целый год: следователи опросили более 200 свидетелей, провели более 100 экспертиз, объем дела составил 90 томов. Лишь в сентябре 2012 года Следственный комитет РФ пришел к выводу, что к катастрофе, унесшей жизни 44 человек, привела халатность топ-менеджера компании «Як Сервис» Вадима Тимофеева. Прочие версии были отвергнуты, и обсуждение их закономерно ушло в неформальную «зону».
 
Компания «Як Сервис» прекратила свою деятельность в сентябре 2011 года. Через две недели после авиакатастрофы в Ярославле у нее была отозвана лицензия. Но спустя три года компания вновь в центре внимания. А вне его – важнейший вопрос: «Кто и зачем препятствовал вылету Як-42 по расписанию, то есть 6 сентября?».
 
ОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ
 
7 сентября в 16:20, когда в Ярославле шел первый день Мирового политического форума, на информационных лентах появились сообщения о крушении в аэропорту Туношна пассажирского самолета. Через несколько минут пришло уточнение: на борту были хоккеисты ярославского «Локомотива», вылетевшие на очередной матч с минским «Динамо» в столицу Белоруссии. Погибла вся команда, включая игроков, тренеров и обслуживающий персонал. Среди тел, извлеченных из реки, куда упала часть фюзеляжа, было восемь членов экипажа. Два выживших в этой катастрофе человека – хоккеист Александр Галимов и член экипажа самолета – в критическом состоянии с многочисленными ожогами были срочно доставлены в больницу. Погибли 44 человека. Галимов 12 сентября скончался, а выжил только бортинженер Александр Сизов.
 
Межгосударственный авиационный комитет отметил, что исследования не выявили нарушений в работе тормозной системы Як-42, качество топлива, которым заправили самолет, соответствовало требованиям ГОСТ, а летчики, управлявшие лайнером, были трезвы. МАК назвал основной причиной трагедии ошибку экипажа: из-за неправильного положения ног на педалях при взлете осуществлялось торможение, что привело к завалу самолета в воздухе. Одним из факторов, приведших к катастрофе, МАК счел «полное отсутствие системы безопасности полетов и организации летной работы в компании «Як Сервис».
 
«ЧЕРНЫЙ ЯЩИК», ИЛИ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ДОСТОВЕРНОСТИ
 
МАК в ноябре 2011 года обнародовал полную расшифровку записей бортового самописца ЯК-42 – «черного ящика». Именно она легла в основу официальной версии.
 
Текст столь любопытен, что стоит его привести целиком. А потом взглянуть с «непопулярной» точки зрения: мог ли произойти такой диалог, очень похожий на отрывок из сценария кинофильма, в реальности? (В скобках – пояснения экспертов МАК, которые они давали журналистам на пресс-конференции в ноябре 2011 года. – Прим. ред.)
 
РАСШИФРОВКА ЗАПИСИ БОРТОВОГО САМОПИСЦА
 
«11:59:24. Э (кто-то из экипажа): Поднимайте.
(«Пилоты сильнее тянут штурвал на себя, чтобы переднее шасси оторвалось от полосы, однако, вопреки ожиданиям, этого не происходит»).
11:59:27. Б (бортинженер): 210.
(«Специалисты рассчитали, что именно эта скорость была идеальной для данной взлетной массы»).
11:59:28. К (командир): Взлетный.
(«Командир приказывает сменить режим с номинального на взлетный, дать максимальную мощность двигателей»).
11:59:31. Б: 220… 230.
(«Як-42 обычно легко взлетает и на меньшей скорости. Однако до сих пор не оторвалось от бетонки даже переднее шасси»).
11:59:37. 2П (второй пилот): Мы мало, наверное, стабилизатор развернули.
11:59:41. К: Взлетный! Взлетный!
11:59:41. Б: 250.
11:59:42. К: Взлетный! Стабилизатор!
11:59:45. («Самолет выкатывается за пределы взлетной полосы»).
11:59:47. («Командир неожиданно отводит штурвал от себя, чем прижимает нос самолета к земле. Вероятно, он решает прекратить взлет. Бортмеханик самостоятельно переводит все двигатели на малый газ, чтобы самолету было легче остановиться. Скорость начинает падать»).
11:59:47. 2П: Че ты делаешь-то?!
(«Эти слова второго пилота обращены к командиру. Пилоты выводят стабилизатор и рули высоты на максимальное положение, вдвое превышающее необходимое для взлета. С неимоверным усилием они начинают тянуть штурвал на себя. Пилоты что есть силы упираются в пол. Возможно, один из них в это время уперся в тормозные педали, чем еще больше сбросил скорость»).
11:59:48. К: Взлетный!!!
11:59:49. 2П: На х** ты!
(«Второй пилот, увидев, что бортмеханик сбросил газ, кричит на него. Бортмеханик снова дает максимальный газ на все три двигателя»).
11:59:52. («Отрыв самолета от грунта – через 450 метров после окончания взлетной полосы»).
11:59:54. («Тормоза больше не сдерживают самолет, и он резко взмывает вверх, однако тут же начинает падать»).
11:59:55. К: Бл**!!!
11:59:56. 2П: Андрюха!!!
11:59:57. К: Все! П****ц!
11:59:59. Обрыв записи».
 
Расшифровка не дает ответа на два вопроса: «Почему командир не прекратил взлет, хотя видел, что самолет не успевает оторваться от земли до конца полосы?» и «Почему экипаж не перевел двигатели во взлетный режим сразу?».
 
Здесь более чем уместно вспомнить сделанное 8 сентября по «горячим следам» заявление министра транспорта РФ Игоря Левитина, категорически опровергающее выводы о «неопытности» экипажа: «Разбившимся под Ярославлем самолетом Як-42 управляли опытные пилоты. Командир воздушного судна, пилот первого класса, на этом самолете пролетал 1500 часов, второй пилот, также пилот первого класса, – 430 часов».
 
А потерпевшее крушение воздушное судно, по словам министра, было выпущено в 1993 году, у него еще не был выработан летный ресурс: «16 августа этого года в Казани этот самолет проходил техническое обслуживание. Ресурс у него будет выработан к концу этого года».
 
14 сентября 2011 года практически все СМИ обнародовали «вброс», смысл которого в том, что «причиной катастрофы самолета Як-42 мог стать включенный стояночный тормоз: пилоты начали разгон, забыв его выключить». Эта версия оказалась чрезвычайно удобной властям, да и идеально следовала негласным правилам расследования авиакатастроф: «Если пилоты погибли – возлагать вину на них, если выжили – на технику».
 
Фото: РИА «Новости»
 
ВЕРСИЯ РОДСТВЕННИКОВ: ТЕРАКТ
 
В феврале 2012 года родственники погибших пилотов посчитали, что «расследование МАК проводилось в нарушение стандартов и практики Конвенции о международной гражданской авиации». Однако Замоскворецкий суд Москвы отказался принять иск на том основании, что действия МАК как международной организации неподсудны российскому суду.
 
Одним из аргументов стали слова выжившего члена экипажа Александра Сизова. В интервью в октябре 2011 года он заявил: «Перед вылетом самолет был в идеальном состоянии, подготовка осуществлялась в обычном режиме. Через какое-то время пассажиры стали волноваться, почему не взлетаем. Немного времени прошло, и я понял, что идем по грунту. Я не понял, нажат тормоз при разгоне или нет. Если бы торможение было резким, я бы почувствовал это, а если тормоз был нажат плавно, то нет». Видно, что столь «очевидная» для «наземных» экспертов причина катастрофы отнюдь не была таковой для члена экипажа.
 
Впрочем, в версию МАК не поверили и родственники хоккеистов. Так, отец погибшего нападающего «Локомотива» Ивана Ткаченко Леонид Ткаченко говорил в 2011 году в интервью ярославскому Городскому телеканалу: «У меня ощущение, что это был теракт. Потому что когда я посмотрел, сколько самолет летел и где он упал, – это такое расстояние, за которое можно было и двигатели выключить, и тормоза включить, и все что угодно, скажем, сесть на «брюхо». Сам вожу машину и, если вижу опасность, жму на тормоза. А тут – километра два летел самолет, и ничего, никаких действий не произведено».
 
«Мы, родственники погибших, попросили в Следственном комитете организовать нам встречу с диспетчером аэропорта Туношна. Нам отказали. Почему? Создалось впечатление, что было что-то такое, чего мы знать не должны. К нам подходили жители окрестных населенных пунктов и говорили, что видели взрыв на борту», – добавил Леонид Ткаченко.
 
Действительно, очевидцы катастрофы высказывались вполне определено. Life News Online: «Крушение самолета Як-42 произошло на глазах жителей деревни Туношна. Вопреки официальной версии о том, что самолет не взрывался, а загорелся от удара о землю, свидетели катастрофы говорят обратное. Они слышали два взрыва: один – в воздухе, второй – после удара о землю». Крушение самолета Як-42 произошло на глазах жителей. Они слышали два взрыва: один в воздухе, второй – после удара борта о землю. «Самолет летел как обычно, – рассказывает местная жительница Галина Ш. – И вдруг раздался взрыв, самолет загорелся, стал как огромный огненный шар и начал быстро падать вниз. Потом послышался еще один взрыв, и повалил черный дым». «Стал как огромный огненный шар», а это не диверсия, случаем?
 
ВЕРСИЯ «ПОЛОВИНЫ ПОЛОСЫ»
 
«Это был плановый полет, вылетал он точно по расписанию, полоса была свободна, я был на месте и хочу сказать, что там не было причин, которые бы могли усугубить действия пилотов, то есть внешних причин», – слова все того же Игоря Левитина.
 
Такой вывод, по сути, стал проверкой убедительности для еще одной версии – о том, что самолету с командой «Локомотив» помешали нормально взлететь лайнеры многочисленных VIP, слетевшихся на мировой политический форум в этот день. «Самолет взлетал с половины полосы, из-за этого скорость не набрал и, как следствие, высоту. В Туношне другие полосы были заняты самолетами VIP, а вторую половину полосы перекрыли для проверки перед прилетом Медведева. Положились на мастерство пилота, но это очень сложный маневр – поднять самолет с половины полосы. Может, и получилось бы, но самолет раскачало, и он стал неуправляемым», – такие рассказы стали «гулять» по пресс-центру Мирового политического форума буквально через пару минут после сообщения о катастрофе. Так что хронологически это самая первая версия причин трагедии.
 
Но вот самая свежая информация, не оставляющая камня на камне от этой версии.
 
«Никаких взлетов и посадок в момент вылета Як-42 в аэропорту не было, – сообщил на заседании суда 22 декабря 2014 года свидетель по делу о гибели ХК «Локомотив», бывший начальник отдела по техническому обслуживанию самолетов аэропорта Туношна Олег Колесников. – Все обстоятельства говорят о том, что самолет взлетал в штатном режиме: тормозные колодки были убраны, шасси находились в исправном состоянии. Следующий самолет в Туношне должен был взлететь только через час – это был борт мэра Москвы Сергея Собянина».
 
ВЕРСИЯ ПОЛИТИЧЕСКАЯ
 
Чувства родственников погибших можно понять, но тогда остается загадка: «Теракт – а зачем он?» Неужели мишенью была хоккейная команда?
 
«Необычные случаи всегда объясняются необычными обстоятельствами». Этот афоризм стоит вспомнить, поскольку речь идет о событии, случившемся в сентябре 2011 года, когда политическое напряжение достигло высшей точки.
 
«До съезда «Единой России» последней возможностью Медведа полезть поперек батьки и «забить» на договоренности был Ярославский форум. Тогда многие ждали, что он там себя выдвинет, а тут вдруг трагедия. И о президентстве говорить стало совсем не место», – в излюбленном стиле обитателей соцсетей комментировал ситуацию один из блогеров.
 
Авиакатастрофа, если абстрагироваться от ее причин, резко и необратимо ослабила позиции Дмитрия Медведева и поставила под вопрос его президентские амбиции. До нее, судя по заявлениям директора «мозгового центра» Медведева, Института современного развития (ИНСОР) Игоря Юргенса, выдвижение на второй срок мыслилось как логическое продолжение планов «либеральной модернизации», с которыми ассоциировал себя Медведев. «Для меня нет никакого сомнения в том, что кандидатом в президенты от основных политических сил будет Дмитрий Анатольевич Медведев», – заявил Игорь Юргенс в кулуарах Мирового политического форума за три часа до крушения Як-42.
 
А вот что писал через два дня после катастрофы в американском журнале Time политолог Саймон Шустер: «В среду вечером около сотни разгневанных болельщиков, одетых в красно-белые хоккейные свитера команды «Локомотив», собрались в Ярославле, чтобы выразить свое возмущение группе руководителей, приехавших из Москвы. Для политиков это было ужасное предзнаменование на избирательный сезон. Скорбь горожан быстро превратилась в волну злости на столичных визитеров. Было бы бессмысленно осуждать государство за один-единственный аномальный случай.
 
Причиной стала та регулярность, с которой в России происходят подобные катастрофы. За последние три месяца в череде катастроф на транспорте погибло более 200 человек. В июне потерпел крушение самолет Ту, погибли 44 человека. На следующий день в Сибири упал еще один самолет, на этот раз Ан. А в совокупности с гибелью известнейших российских спортсменов эти катастрофы выявили вопиющие провалы высшей власти за несколько месяцев до важнейших для страны выборов».
 
Самое интересное – реакция президента Медведева на серию катастроф. В июле 2011 года он приказал вывести из эксплуатации все машины тех типов, которые потерпели крушение. Но компании заявили, что невозможно поставить на прикол десятки Ан и Ту, находящихся в составе их парков. После 7 сентября – он снова приказал прекратить полеты самолетов тех марок, которые упали, а также отобрать лицензии у ряда авиакомпаний. Отсюда политическая версия – катастрофа была подарком для лоббистов иностранных авиастроителей. Что это, как не большая политика?
 
Политконсультант Анатолий Вассерман отмечал: «Росавиация рассматривает возможность запрета полетов Як-42. Недавно подобные решения принимались относительно Ту-134 и Ту-154. Таким образом, вместо надзора за порядком обслуживания и качеством запасных частей (а еще лучше – расследования причин прекращения производства самих отечественных самолетов и запасных частей к ним) принимаются меры по добиванию остатков нашей авиации и ее замене на импортную авиатехнику».
 

Авторы:  Игорь ВЕЛЕТМИНСКИЙ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку