НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Расплата за любовь

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.01.2003

 
Елена СВЕТЛОВА
Обозреватель «Совершенно секретно»

После публикации «Совершенно секретно» справедливость в отношении Владимира Яковлевича Брючковского восторжествовала: он получил компенсацию за подневольный труд в годы войны. Жить ему и Клавдии Васильевне стало немного легче

Есть судьбы, словно созданные воображением искусного романиста. Наши читатели плакали над реальной историей Владимира Яковлевича Брючковского (см. «Совершенно секретно» №12 2001, №01/2002). В 1943-м восемнадцатилетнего украинского парня насильно вывезли в Германию. Жизнь в рабстве тянулась до конца войны. После победы его призвали в Советскую Армию. Солдат Брючковский охранял пленных немцев в Бухенвальде, служил надзирателем в спецлагере № 10 в Торгау. Там он встретил свою первую любовь – заключенную немку Урсулу Гофман. За преступную связь и нарушение устава караульной службы военный трибунал осудил Владимира Брючковского на шесть лет лишения свободы. Он не знал, что Урсула родила мальчика и назвала его Александром. Полвека спустя сын нашел своего отца.

...Отполированный веками булыжник мостовой, построенной еще в ту пору, когда Советск назывался Тильзитом, блестит от мокрого снега. Как странно устроен мир! Почему именно здесь, в бывших немецких краях, украинский хлопчик Владимир Брючковский из села Гришки Хмельницкой области обрел новую родину?

За год, что прошел с момента нашей публикации, в Шепетовке почти ничего не изменилось. Тот же автомобильный остов во дворе, та же поленница, те же собаки. Рядом уныло пасется молодой бычок, который словно чувствует недоброе. Лето было таким засушливым, что сена и буренкам едва хватит. Бычка точно не прокормить.

Владимир Яковлевич выбегает навстречу, в синих глазах светятся слезы. С возрастом он стал сентиментальным. «Папа так плакал, когда узнал, что ты приедешь! – признается мне его дочь Надежда. – Дал четыреста рублей из пенсии и велел стол накрыть, как положено». Пенсия у Владимира Яковлевича самая обычная, а супруге Клавдии Васильевне за пятьдесят лет стажа начислили всего семьсот рублей. Три медали «За доблестный труд в период Великой Отечественной войны» и работа в войну телефонисткой не в счет.

В доме жарко натоплено и прибрано. Тут и там чистые половики. Плывет сладкий яблочный дух. В чугунке упревает еда. Бабушка Клава волнуется, она никак не привыкнет к неожиданной известности мужа.

В свое время сообщение о том, что у ее старика нашелся сын в Германии, потрясло ее до глубины души. Столько лет таиться! Ей не верилось, что Владимир Яковлевич и сам не ожидал такого виража судьбы. Приезда Алекса ждала в большом волнении. А когда увидела немецкого сына своего Брючковского, на сердце потеплело. «Сколько же он страдал, бедненький, – горестно вздыхает она, – сколько ему пришлось пережить. Жалко мне его, очень жалко. Он мне теперь как сын».

В маленькой гостиной на почетном месте портрет Алекса. Алика, как называет его отец. Только из статьи в нашей газете родные узнали все подробности жизни сына Урсулы и Владимира. Горести, даже пережитые порознь, сближают. Мальчик, рожденный в тюрьме и на долгие годы насильно отлученный от матери, познал слишком много бед.

Попутно выясняется, что публикация дошла до Шепетовки с большим опозданием.

– Стою я на остановке, – рассказывает Владимир Яковлевич, – а тут шофер знакомый едет. Он сразу остановился и говорит: «Яковлич, я тут был в Москве, купил газету, а там все про тебя написано!»

Потом этот номер «Совершенно секретно» земляки зачитали до дыр. А уж после фильма о судьбе нашего героя, показанного в телепрограмме «Совершенно секретно», Владимир Яковлевич и вовсе стал местной знаменитостью. «Ой, тетя Клава! Неужели это наш Брючковский?» – подходили к Клавдии Васильевне знакомые на рынке, где она продает молоко от своих буренок.

Письма из Германии приходят очень редко. Алекс пока не выучил русский язык, поэтому всякий раз ему приходится обращаться к услугам переводчика. «Он обижается, что дедушка не пишет, – говорит Наташа, внучка Владимира Яковлевича. – Все письма под диктовку. «Папа должен сам написать мне, хоть одно слово, но своей рукой!»

«Я неграмотный», – сокрушается Владимир Яковлевич и в который раз объясняет, что в школу он пошел в тридцать третьем году, тогда на Украине свирепствовал страшный голод, и вместо уроков приходилось собирать мерзлую картошку по полям.

Вот и когда почтальон принес конверт с правительственным штемпелем, старики Брючковские направились в Неманский райсобес: пусть растолкуют, что к чему. В конторе оказался неприемный день, но Владимир Яковлевич проявил упорство, и послание зачитали. Возможно, не столь торжественно, как этого заслуживал момент.

«Уважаемый Владимир Яковлевич! На основании вашего заявления, зарегистрированного в фонде, и имеющихся документов Российский фонд взаимопонимания и примирения настоящим удостоверяет ваше право на получение материальной помощи в размере, предусмотренном для граждан, которые были депортированы со своей Родины на территорию Германской империи и оккупированных ею территорий и привлекались там к принудительным работам на промышленных предприятиях либо в государственном секторе. Сумма начислений составляет 4200 марок, или 2147,43 евро».

Правительство Федеративной Республики давно уже выплачивает компенсацию подневольным работникам и узникам концлагерей. И нет, казалось бы, никакого чуда в том, что немецкие деньги наконец-то дошли до Владимира Брючковского. Но дело в том, что прием документов к рассмотрению завершился в декабре прошлого года. Владимиру Яковлевичу тогда так и не удалось доказать, что в сорок третьем он был насильно угнан в Германию. В архивных фондах материалы о его пребывании на принудительных работах отсутствовали.

– Куда я только не обращался! – К его глазам опять подступают слезы. – Сестра прислала справку из Гришков, где мои бывшие односельчане свидетельствовали: «Бручкивський Володимир насильно був вывезен в Нимеччину». Пошел в райсобес, а там кричат: «Компенсацию получить хотите!» Ничего не мог доказать. Разве я виноват в том, что большая часть берлинских архивов погибла? И в Москву писал, и в Санкт-Петербург! Я и в Польшу, где оказался в конце войны, написал, но ответа, конечно, не получил.

На поляков Владимир Яковлевич очень обижен. Когда возвращался от Алекса с подарками, польские таможенники потребовали чек на покупку аппаратуры. Докажите, мол, что не украли. Внучка Наташа еле удержала своего взрывного деда от рукоприкладства. «Заберите, – наступал он на поляков, – подавитесь! Мне сын подарил!»

Убедить чиновников в том, что он два года принудительно работал в фашистской Германии, оказалось задачей непосильной. Бился Брючковский, бился, да и махнул рукой. «Может быть, газета поможет? – спросил он тогда, мало надеясь на успех. – Прочитают мою историю и поверят».

Редакция направила официальный запрос в архивы ФСБ в городе Омске с приложением имеющихся документов. Кто знает, что перевесило чашу весов? Главное, справедливость восторжествовала.

«Сколько это в рублях?» – интересуется Владимир Яковлевич. Называю примерную сумму, и за столом воцаряется глубокая тишина. Деньги для глубинки и правда астрономические, но их едва хватит, чтобы заткнуть дыры в хозяйстве. И дом десятилетиями не ремонтировался, и воду бы провести не мешало, и детям помочь надо.

– Мне радостно, очень радостно, – произносит Владимир Яковлевич, но голос его предательски дрожит. – Гоняли меня, как пса, говорили «руссиш хунд, руссиш швайн». Хунд – это собака, швайн – свинья. «Бист ду окс?» – это, как тебе сказать... «Ты, что, вол?» – то есть дурак. Бежал оттуда, а куда бежать, боже мой! Поймали: шпион, диверсант. А вообще спасибо немцам, что дали. Мне бы эти деньги, когда помоложе был...

– Как распорядитесь ими?

– Еще не думал. Когда получу все, созову всех своих детей, зятьев и сделаю праздник. А что останется, бабке отдам!

За окном вечереет, и мы идем на двор, чтобы сделать снимок для газеты. Баба Клава поправляет платок и внимательно оглядывает деда, все ли в порядке.

 


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку