РАО Чубайс

Автор: Алексей МАКАРКИН
01.10.2003

 
Алексей МАКАРКИН
Специально для «Совершенно секретно»

PHOTOXPRESS

Не любит нас Анатолий Борисович. За что, впрочем, выяснить не удалось. Как и то, почему все-таки он не захотел лично ответить на наши вопросы. Без комментариев. Но думаю, что догадываюсь о причинах его молчания. Один мой знакомый на невинный вопрос: как ты себя чувствуешь? – обычно отвечает: «Не дождетесь». Шутка у него такая. Анатолий Борисович в последние годы, похоже, живет и работает по этому принципу: всегда начеку, в каждом видит потенциального врага. А раз наша газета вне сферы его влияния, чего хорошего от нас ожидать?

Мое знакомство с Анатолием Борисовичем состоялось в 1993 году в аэропорту города Вены, когда австрийские устроители встречи ведущих правых политиков Западной Европы с их новыми коллегами из новой России тщетно пытались выделить из толпы российского вице-премьера: один, без охраны, скромный, худенький, внимания к себе не требует. На той конференции, участвовать в которой всех нас пригласили в личном качестве по принципу «кто кого знал, того и привлек», царили обычный для таких неформальных сходок разгул демократии и атмосфера неподдельного интереса к России. Чубайс внятно и профессионально рассказывал о планах реформаторов. Он был открыт, спокоен и доброжелателен. Жак Ширак и другие европейские патриархи-либералы буквально забросали его вопросами. В воздухе витало ни с чем не сравнимое ощущение, с одной стороны, всеобщей сопричастности к историческим событиям, с другой – самой что ни на есть повседневности, словно чашка кофе в венском кафе.

Запомнился его телефонный звонок зимой 1996 года. Мы обсуждали дела Комиссии «Большая Европа», членами которой к тому времени стали все участники венских посиделок, да и еще много кто – были там и Анатолий Собчак, и Петр Авен, министр внешних экономических связей, ставший главным альфовцем, и Геннадий Бурбулис, и политолог Сергей Караганов, и в ту пору заместитель министра обороны Андрей Кокошин; даже заместитель питерского мэра Владимир Путин отметился – он помогал провести сбор комиссии в родном городе. К моменту того телефонного разговора я уже ушла из политических советников министра иностранных дел и координировала «Большую Европу» от России, а Анатолия Борисовича «ушли» из вице-премьеров, повесив на него все грехи правительства и поражение на выборах в Думу. Он тогда впервые сказал, что собирается поддержать Ельцина и предвидит реакцию коллег по партии, однако другого выхода нет. По голосу было понятно, что хоть решение и в духе его всегдашнего рационализма, но далось нелегко. Я сказала, что понимаю, приходится выбирать из двух зол, но все-таки не стала бы этого делать.

Мы еще пересекались с Чубайсом по каким-то делам. Но это был наш последний разговор «по душам».

У Анатолия Борисовича после короткого перерыва в качестве просто Чубайса начался новый период: он рулил страной, потом – энергетикой.

Никто не остается «рыжим и пушистым», пройдя через горнило власти. И Чубайс с его амбициозностью не исключение. И никто, наверное, после стольких лет пребывания в роли главной страшилки всея страны не ожидает от ближнего особой любви или даже понимания. Скорее, роет глубокий окопчик, из которого совершает стремительные контрудары по противнику.

Такова оборотная сторона его фирменного стиля. Наметив цель, он идет к ней настойчиво, по-большевистски сметая все препятствия со своего пути. Безжалостно и беспощадно.

PHOTOXPRESS

Реформы по Чубайсу – это всегда противоречиво и болезненно. Если это приватизация, то та, от которой появляются олигархи и нищие. Если электрификация (читай: реформа энергетики) – то такая, при которой тушат свет. Можно сказать, что реформы «подарили стране» 40 процентов бедных, разорили средний класс, а можно вспомнить, что ранее девственно пустые магазины сегодня ломятся от товаров, новый средний класс формируется. Или что частная собственность, еще 12 лет назад бывшая преступлением, сегодня дает 80 процентов ВВП.

Можно сетовать на то, что люди остаются без света и тепла. А можно ответить на это словами Чубайса: неоплаченный отпуск электроэнергии – есть бесхозяйственность и воровство. Да еще вспомнить, что 5 лет назад лишь 5,8 процента электроэнергии покрывалось живыми деньгами, а сегодня – 100. Или что за год капитализация государственной компании РАО «ЕЭС России» возросла с 3 до 14 миллиардов долларов. Чубайс рапортует о конкретных шагах по восстановлению единого энергетического пространства СНГ, о важнейших соглашениях с Грузией, Украиной, Белоруссией. Оппоненты Анатолия Борисовича в случае реализации энергетической реформы предрекают большие затемнения вроде недавнего американского. Похоже, даже правительственные экономисты не могут определиться, кто здесь более прав.

Приватизация по Чубайсу – это плохо, утверждают его противники. Но по-другому у нас никто не пробовал и уже вряд ли попробует. Хотим мы того или нет, нынешняя стабильность, или стагнация, – кому как нравится – это тоже результат тех реформ. Мы пожинаем их плоды – и сладкие, и горькие.

Анатолий Борисович натворил много парадоксов. Он, к примеру, сам разбудил большой бизнес. А сегодня обвиняет его в приватизации власти.

Его личная непримиримость, правда, вкупе с такой же позицией главного «яблочника», безусловно сыграла свою роль в том, что правые партии в России становятся едва ли не бЧльшими противниками друг с другом, чем с коллегами с левого фланга. Похоже, на вопрос: «Яблоко» любишь?» – эспээсовцам впору отвечать, как в старом анекдоте: «Кушать люблю, а так – нет».

Но главный парадокс в том, что Чубайс, оставаясь одним из самых заметных российских политиков, будь то в роли серого кардинала, чиновника или топ-менеджера, с трудом помещается в любую политическую или экономическую схему. При всех его суперспособностях администратора и организатора нужен слишком яркий президент, чтобы стерпеть его в качестве премьера. А уж чтобы «дорогие россияне» увидели в нем будущего президента?.. Хотя иные политтехнологи считают это делом техники.

Сыскать для Анатолия Борисовича достойный бизнес тоже непросто – с его легкой руки все сколько-нибудь масштабное поделено.

Поход Чубайса в Думу – это как всегда хорошо продуманная акция. И не только им самим. Наши источники утверждают, что Александр Стальевич лично хлопочет, чтобы вытеснить Чубайса в политику, дабы освободить себе главное место в РАО «ЕЭС». А по данным одного из наших авторов, Анатолий Борисович имел по этому поводу разговор с Владимиром Владимировичем. Путинцы якобы видят в нем правильного спарринг-партнера для партии власти на выборах 2008 года. Только вот удовлетворится ли такой новой ролью сам Чубайс?

фото ДМИТРИЙ АЗАРОВ/КОММЕРСАНТ

Так что поход в Думу это только начало. Точнее – продолжение. Но как бы там ни было, в России по-прежнему нет человека, которого бы столько ругали и превозносили, по сути, за одно и то же – за то, что сегодня мы живем в другой стране.

Галина СИДОРОВА

Анатолий ЧУБАЙС баллотируется в Думу в первой тройке Союза правых сил. Это событие стало одной из сенсаций нынешней избирательной кампании. Заговорили о том, что «отец приватизации» и «главный энергетик» впервые бросает свой авторитет на чашу весов, когда речь идет об успехе или провале его политических единомышленников.

На самом деле в Думу Анатолий Борисович баллотируется не в первый раз. Был еще 1993 год, когда председатель Госкомимущества Чубайс избирался депутатом по списку «Выбора России». В то время можно было совмещать посты в исполнительной и законодательной власти, и он спокойно пробыл в парламенте до истечения своих полномочий. Именно «пробыл» – настоящей работой для Чубайса была тогда служба в Белом доме. Впрочем, вступив в «Выбор России», член правительства сделал ответственный шаг – его тогдашний шеф Виктор Черномырдин вряд ли отнесся к такому чубайсовскому решению с энтузиазмом. Ведь глава «выбороссов» Егор Гайдар намеревался после победы на выборах сам возглавить правительство. Однако победа тогда не состоялась.

Да и свой политический авторитет Чубайс уже ставил на карту во время выборов – четыре года назад. Сконструированный им демократический блок СПС не дотягивал до рейтингов «Яблока». Казалось, повторяется ситуация 1995 года, когда правые либералы не перешагнули пятипроцентный барьер и остались вне Думы. Однако в декабре 99-го СПС получил более 8% голосов, опередив извечных конкурентов-«яблочников». И обеспечил такой успех именно Чубайс.

Во-первых, он четко сделал ставку на сотрудничество с Владимиром Путиным, которое, в свою очередь, подразумевало однозначную поддержку чеченской политики власти. «Главный энергетик» понимал, что это означает разрыв с правозащитной частью либералов, которые никогда не простят такого кульбита. Впрочем, он столь же рационально просчитал, что в ходе кампании правозащитники в спину не ударят, а после нее уже начнется новая жизнь – с собственной фракцией в Думе. И уход нескольких разочарованных политиков (как выяснилось позже, в «Либеральную Россию») не станет серьезным ударом по правым победителям. Их, как известно, не судят.

Более того, сам Чубайс жестко и непререкаемо зафиксировал «чеченскую» позицию СПС в известных предвыборных дебатах с Григорием Явлинским. Он не ограничился ролью архитектора блока, а стал центральным нападающим, забившим решающий мяч в ворота противника. Чубайс привлек на сторону правых амбициозных «яппи», которых не удовлетворяла старая правозащитная риторика и не отвращала перспектива «замочить в сортире» сколь угодно много чеченцев (спустя год эти же «яппи» будут с любопытством наблюдать за кризисом вокруг НТВ, одобрительно отзываясь о «крутом мэне» Альфреде Кохе и пренебрежительно – о «вечно жалующемся» Евгении Киселеве). Не менее важно и то, что на СПС тогда обратил внимание Владимир Путин, поддерживающий экономическую программу правого блока. Более весомые жесты тогдашний премьер приберег для «Единства», но и такого скромного участия оказалось достаточно для усиления электоральных позиций СПС.

Так что в публичной политике «главный аллерген страны» (по версии КПРФ) уже давно не новичок. Другое дело, что решиться на непосредственное участие в первой тройке для него было непросто. Впрочем, и здесь есть свое «но» – пост главы РАО «ЕЭС» на депутатский мандат Чубайс менять не намерен. Поэтому речь идет не об азартной ставке, а вновь о холодном расчете, связанном со стратегическим выбором дальнейшей карьеры этого незаурядного администратора.

Одна из причин, по которой Чубайс вошел в первую тройку СПС, банальна – больше было некому. Сергей Кириенко, который возглавлял список правых в 1999 году, сейчас является государевым человеком и не намерен ввязываться в политическую борьбу на стороне СПС: в этом случае ему было бы крайне сложно налаживать отношения с кремлевскими фаворитами из «Единой России». На третье место в списке было немало кандидатов, но одни, как Борис Надеждин, мало известны региональным избирателям правых, а другие, как Евгений Киселев, могли поссорить их с Кремлем.

фото ДМИТРИЙ АЗАРОВ/КОММЕРСАНТ

Но главное, что никто из обсуждавшихся кандидатов не мог переломить кризисную ситуацию в СПС. Партия оказалась перед альтернативой: лояльность Кремлю или подчеркнутая оппозиционность. Попытка компромисса привела бы к крайней невнятности избирательной кампании. Определенность, достигнутая усилиями Чубайса в 1999 году, начала стремительно размываться. Возник парадокс: вроде бы многие политики правозащитного склада покинули СПС, но дух своеобразного фрондерства в партии не умер. Объяснение этому можно найти в том, что лидеры правых сформировались как публичные политики в вольные 90-е годы, когда было модно хлестко высказываться о власть имущих. Что касается Чубайса, то все эти годы он был государственным мужем, который должен был держать в узде свои эмоции и подавлять несогласие с поступками власти, даже если они носили откровенно нелепый характер. Неудивительно, что в «путинскую Россию» он вписался лучше, чем другие лидеры правых, которые то нелицеприятно выскажутся по чеченскому вопросу (о жесткой позиции СПС образца 1999 года в результате уже стали забывать), то затронут еще какую-нибудь болезненную для Кремля тему.

Говорят, перед своим решением войти в первую тройку СПС Чубайс посоветовался именно с Владимиром Путиным, который дал добро на участие главы контролируемой государством компании в предвыборной гонке. О резонах Путина поговорим ниже. Сейчас же важно отметить, что с приходом Чубайса в партии вновь возобладал прагматизм. СПС больше не будет лезть на рожон по отношению к власти.

Однако если сказать, что Чубайс привнес в избирательную кампанию правых только элемент лояльности, это было бы явным преуменьшением эффекта от его решительного шага. «Главный энергетик» придал правым то, что они утратили за время пребывания в Думе: энергию действия. Не случайно именно Чубайс выстроил парадоксальный приоритет избирательной кампании СПС – борьба с бедностью, увеличение в валютном исчислении зарплат и пенсий. Раньше правые подчеркнуто делали ставку на сильных и успешных в духе классического социал-дарвинизма. Теперь они, поднимая социальные лозунги (и утверждая, что знают рецепты, как помочь бедным), вторгаются на электоральное поле, где уже давно обосновалось «Яблоко». Такой ход связан с тем, что только на одних «яппи» избирательную кампанию не вытянешь – иллюзий на сей счет Чубайс не испытывает.

Есть основания полагать, что резкое обострение напряженности в отношениях между СПС и «Яблоком» возникло не в последнюю очередь из-за жесткой электоральной борьбы, а не только вследствие разногласий по вопросу о разделе избирательных округов и обоюдных упреков в политической неэтичности. Впрочем, пока рано говорить, чем закончится чубайсовский поход за голосами учителей и врачей. Не стоит забывать, что для многих представителей этих профессий он все еще остается неприемлемой фигурой, страшилкой из начала 90-х годов, который «прихватизировал всю Россию».

Почему он не стал олигархом?

 

А, между прочим, мнение, что Чубайс много выиграл от приватизации, грешит односторонностью. Напротив, если принять модную сейчас классификацию – деление на тех, кто сделал состояние в ходе приватизационных сделок, и на тех, кто оказался не столь удачлив, Чубайса можно было бы отнести, скорее, ко второй категории. Внешне такая точка зрения, может, и кажется странной – как это так, человек, с чьим именем связана приватизация, не оказался в числе главных победителей? Это как сапожник без сапог.

Но если вглядеться повнимательнее, возникает занятная картина. Основными выигравшими от приватизации оказались нынешние столпы российского крупного бизнеса, участвовавшие в залоговых аукционах и крупных конкурсах 1995-1996 годов. Чубайс тогда состоял на государственной службе, более того, играл ключевую роль в «распродаже советской империи» (как потом назвал свою книгу Альфред Кох). Однако для себя государственный служащий не мог приобрести крупную компанию в привлекательном для инвесторов сырьевом секторе. Бывшие руководители Госкомимущества сейчас занимают менеджерские посты в различных коммерческих структурах, но никого из них нельзя отнести к числу так называемых «олигархов».

Что до Чубайса, то его ситуация выглядит более сложной, чем, к примеру, у Коха или Петра Мостового. Его практически невозможно представить себе в качестве одного из руководителей крупнейшей компании – не первого лица, принимающего все ключевые решения, каковым он является сейчас в РАО «ЕЭС». А при нынешних собственниках на роль единоличного менеджера-лидера он не может рассчитывать ни в одной из таких структур. Конечно, Чубайс мог бы заняться консалтингом – и его рекомендации ценились бы на вес золота, – но не слишком ли это малая роль для человека, привыкшего к глобальным проектам?

В то же время и в РАО «ЕЭС» Чубайс – человек временный: процесс реформирования электроэнергетики должен привести к расформированию компании. Есть основания полагать, что интересы Чубайса в отрасли все же сохранятся, но не в той степени, на которую он рассчитывал. Агрессивная политика олигархических групп, стремящихся установить контроль над наиболее привлекательными региональными АО-энерго, свидетельствует о том, что спокойная жизнь ему «не светит».

Дерипаска «подкладывает свинью»

 

PHOTOXPRESS

Так, в нынешнем году в состав совета директоров РАО «ЕЭС» впервые вошли представители «олигархов»: два директора от группы МДМ и один – от «Базового элемента». Эти структуры относятся к числу «семейных», что подразумевает не только наличие значительного финансового ресурса, но и широкие связи во властных кругах. В конце прошлого года Семья начала активную скупку «энергетических» акций – как утверждают аналитики, ее структурам сейчас принадлежит до 17 процентов акций энергохолдинга. И новый член совета директоров РАО «ЕЭС» Дэвид Джеованис, представляющий Дерипаску, уже предложил сократить лишние затраты на поощрение менеджмента. Господину Джеованису не понравилось, что доходы представителей чубайсовской команды не зависят от результатов их деятельности.

Инициатива протеже Дерипаски явно направлена на ограничение влияния Чубайса в управленческом звене холдинга. Но амбиции группы МДМ опасны для главы РАО «ЕЭС» в еще большей степени. «Миноритарии» из МДМ предложили ни много ни мало альтернативный вариант реформирования «дочек» РАО, который должен помочь им установить контроль над их активами. А роль управленцев из центрального аппарата РАО в случае реализации «схемы МДМ» существенно снижается. Фактический контроль за региональными компаниями должны будут в этом случае осуществлять их нынешние инвесторы, уже успевшие обзавестись крупными пакетами акций АО-энерго. Пример, как и следовало ожидать, подает МДМ – акционер «Тулэнерго», «Дальэнерго», «Амурэнерго», «Магаданэнерго», «Хабаровскэнерго» и др. То есть энергетических компаний в тех регионах, где уже имеются предприятия, находящиеся под контролем МДМ. Вокруг «Тулэнерго» уже кипят страсти в связи с тем, кому будет принадлежать Новомосковская ГРЭС, снабжающая электроэнергией и теплом завод «Азот», принадлежащий структурам МДМ. И это только начало.

Если раньше Чубайс сравнительно легко справлялся с амбициозными миноритариями из числа портфельных инвесторов, то теперь ситуация изменилась. Плодами подготовленной и пролоббированной им реформы могут воспользоваться конкуренты. Впрочем, недооценивать потенциал Чубайса не стоит: его роль в проведении реформы остается пока профилирующей. Тем более что человек из его команды – Андрей Раппопорт – возглавил Федеральную сетевую компанию, «кровеносную артерию» РАО, остающуюся под контролем государства.

Есть у Чубайса и вариант продолжения менеджерской деятельности, не связанный с энергетикой. Это реформа жилищно-коммунального хозяйства (ЖКХ), заслуженно получившая репутацию «гиблого проекта», реализуя который недолго сломать шею. Однако пять лет назад почти то же самое говорили о ситуации в РАО «ЕЭС». Теперь же Чубайс инициировал создание компании «Российские коммунальные системы» («РКС»), с тем чтобы подключить с ее помощью крупный бизнес к решению проблем канализации и водопроводов. Во главе совета директоров «РКС» встал чубайсовский заместитель по РАО Михаил Абызов. Проект «РКС» может помочь Чубайсу сохраниться в качестве персоны, выполняющей функции государственной важности, – ведь от результатов реформы ЖКХ во многом зависит уровень популярности российской власти.

Однако и здесь не все гладко. Создание «РКС» вызывает противоречивую реакцию и у федеральных ведомств, и у региональных властей, которые не могут забыть своих многомесячных споров с Чубайсом по поводу реформы энергетики. Далеко не все хотят видеть в отрасли, где уже все поделено, нового сильного игрока, способного поставить ситуацию с ног на голову. Или с головы на ноги – это уж как кому нравится.

Альтернатива Ходорковскому

 

Поэтому все больше обстоятельств указывают на то, что Чубайс может податься в политику. В этом случае выборы-2003 становятся репетицией думских выборов-2007. А быть может, и президентского голосования-2008. В СПС уже заявили, что через четыре года у партии будет свой кандидат в президенты. И хотя пока называются разные кандидатуры – не только Чубайс, но и Гайдар, и Немцов, – думаю, что именно Анатолий Борисович имеет наилучшие шансы. Остальные правые лидеры свой шанс уже упустили. Один – в 1993 году, представ перед избирателями в виде столичного профессора, поклонника виски и философского агностицизма. Другой – четырьмя годами позже, заслужив репутацию ельцинского «дофина», начав пересаживать чиновников на «Волги» и подставившись под огонь критики в СМИ.

Политические амбиции Чубайса могут быть благосклонно встречены в Кремле. Доказательством этого является не только путинская санкция Чубайсу на участие в первой тройке СПС, но и логика современного политического процесса.

Во-первых, Чубайс доказал свою лояльность действующей власти, причем не только в ходе выборов 1999 года. Он может критиковать отдельные ее меры, но не готов к системному противостоянию, которое грозит серьезными политическими рисками. В частности, именно так он вел себя во время недолговременной и печальной истории телеканала ТВС.

АР

Во-вторых, Чубайс остается политическим «аллергеном» для большинства избирателей. На смену постепенно забывающемуся образу приватизатора пришел «автор» веерных отключений, на которого население сваливает все свои проблемы, связанные с отсутствием света и тепла в квартирах. Поэтому шансов на победу на выборах-2008 у него практически нет, и реальным конкурентом кандидата от «партии власти» Чубайс не станет. Однако за него может проголосовать активное меньшинство, которое во втором туре отдаст голос «правящему» претенденту (не левого оппозиционера же им поддерживать!). Равно как и правый список, возглавляемый Чубайсом, в случае успеха на думских выборах-2007, скорее всего, станет удобным партнером для власти.

В-третьих, Чубайс на либеральном политическом поле является альтернативой Михаилу Ходорковскому, который, в отличие от «главного энергетика», является собственником компании с большим финансовым ресурсом (и, следовательно, с более высокой степенью независимости). Показательно, что санкция Кремля на приход Чубайса в политику была получена после того, как Ходорковский объявил об увеличении финансирования «Яблока» и СПС. По крайней мере, в рамках СПС Ходорковскому создана серьезная альтернатива – партией теперь рулит Чубайс. Что и нужно Кремлю.

Показательно, что в своем недавнем интервью «Известиям» Чубайс обвиняет в конфликте вокруг ЮКОСа не только государство, но и Ходорковского, который, оказывается, «стал играть в политику не по правилам», начав «скупать Думу». Впрочем, о правилах в данной ситуации речь вряд ли может идти – скорее, о «понятиях», которые, кстати, каждый трактует, как хочет. Да и сам Чубайс явно стремится смягчить впечатление от своей эскапады, назвав в том же интервью ЮКОС «образцом открытости и прозрачности» и резко дистанцировавшись от действий силовиков.

В-четвертых, к 2007 году возможно «укрупнение» политических структур на либеральном фланге (в связи с вероятным семипроцентным избирательным барьером), что сделает более востребованными новых сильных лидеров. Чубайс может стать таковым – если СПС пройдет в Думу в нынешнем году...

Таким образом, Анатолий Чубайс вполне может стать как «главным коммунальщиком» (если его приоритетом станет «РКС»), так и ведущим правым политиком (если главная ставка будет сделана на правую партию). Выбор будет, видимо, сделан в течение 2004-2005 годов. Время у Чубайса еще есть, а ошибиться он не хочет.

Алексей МАКАРКИН – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

 


Авторы:  Алексей МАКАРКИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку