НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Рабы на галерах

Автор: Денис ТЕРЕНТЬЕВ
26.11.2008

Как «корпоративная культура» способна превратить работу в кабалу

Пять дней в неделю 30-летняя Нина работает в страховой компании. То есть с 9 до 18 часов ежедневно она обязана присутствовать на рабочем месте и поднимать телефонную трубку не позднее, чем после третьего гудка. В течение дня у нее есть 46 минут на обед и два пятиминутных перекура. Только засветив в турникете именную магнитную карту, человек может покинуть офис; служба безопасности хранит данные о продолжительности обедов и перекуров в течение трех лет. За превышение лимита на 20 минут могут лишить части премии, как и за отсутствие бейджа на блузке. Нина обязана приходить на работу в форменной одежде («белый верх, черный низ») и колготках телесного цвета.
– Я также должна регулярно проходить медосмотры, – рассказывает Нина, – а однажды мне пришлось два часа отвечать на вопросы личного плана. Конечно, первое время это кажется унизительным. Зато у меня хорошая зарплата, социальный пакет, корпоративное обслуживание в медицинском центре и фитнес-клубе. В любом магазине мне запросто оформят кредит, а круг моего общения составляют адекватные ухоженные люди.
– Шеф вынуждал меня шпионить за сослуживцами, угрожая, что уволит с «волчьим билетом», – рассказывает администратор компьютерного магазина Сергей. – Это значит, что он может внести меня в «черные списки», которыми пользуются другие магазины, и меня нигде не возьмут на работу. А для моего будущего нанимателя будет ужаснее всего услышать по телефону от прежнего начальника: «это законченный индивидуалист, не признающий интересов компании».
Кое-где сотрудник отказывается от своих прав, еще только поступая на работу. Его могут заставить пройти испытание на детекторе лжи или провериться на СПИД. Могут запретить разговаривать с коллегами везде, кроме помещений с прослушкой. Могут внести в трудовой контракт пункт, запрещающий сотруднице предъявлять претензии в сексуальном домогательстве или беременеть в течение трех лет.
– В Америке и Европе традиции корпоративной культуры развивались одновременно с трудовым законодательством, – говорит адвокат Владимир Гуревич. – В России, где можно выгнать практически любого сотрудника без всяких последствий, первыми носителями западной корпоративной культуры стали компании с иностранным капиталом. Их руководители провозглашали цивилизованный стиль работы, но по отношению к российским сотрудникам вели себя так, как никогда не посмели бы на Западе.
30-летнюю Наталью пригласили в международную неправительственную организацию, ее трудовой контракт занимал 34 страницы, в нем была прописана каждая мелочь.
– Мой рабочий день заканчивался в 17 часов, – рассказывает Наталья. – В первый день я ушла с работы на час позже, но на следующий день мне устроили выволочку: как я смею уходить, если в кабинете начальницы еще горит свет! Когда я забеременела, начальники сразу же заявили, что новый контракт со мной не подпишут, и на восьмом месяце беременности отправили в командировку в Германию. Через месяц после рождения сына мне позвонили с работы и потребовали явиться на день рождения фирмы, чтобы с цыганами, медведями и водкой прокатиться по Неве на теплоходе. «Это святое для всех», – сказала мне начальница

Полиграф Полиграфыч

Проверки на полиграфе давно стали нормой работы с персоналом. Как только стало известно, что к краже ценностей из Эрмитажа причастны его сотрудники, в Петербурге резко выросла «очередь на детектор лжи». Городские специалисты по детекции перегружены работой, многие компании закупили полиграфы различной степени сложности. А в судах думают, принимать ли результаты проверки на полиграфе в качестве доказательств по делу. В Волгограде, Саратове и Краснодаре уже есть прецеденты, когда на основе таких проверок выносились судебные решения.
В Куйбышевском районном суде Петербурга рассматривается гражданский иск сотрудника топливной компании, которого уволили после проверки на детекторе лжи. Никаких конкретных обвинений в хищениях или работе на конкурентов ему не предъявили. По его словам, он сильно нервничал во время детекции, и «аппарат показал что-то не то». После этого ему предложили уволиться по собственному желанию, пообещав в противном случае писать ему в трудовую книжку по выговору каждый день.
Говорит адвокат Николай Соболев:
– Проверка на полиграфе может производиться только с письменного согласия испытуемого, когда ему разъяснена цель исследования. А в петербургских фирмах шеф может посмотреть с прищуром на подчиненного: «Давай-ка мы тебя на полиграфе потестируем, а то больно глаза хитрые – наверное, конкурентам продался». И если сотрудник в такой ситуации начнет защищать свое человеческое достоинство и откажется, то его могут запросто уволить. Трудовой кодекс не запрещает использование детектора лжи при приеме на работу, в отличие от большинства развитых стран.
Кроме всего прочего, полиграфов с 1915 года создано около 2 тысяч модификаций и далеко не все они одинаково эффективны. Например, для тестирования при приеме на работу в Петербурге часто используется модель Мind Reader, которая создана в медицинских целях для изучения мозга шизофреников. Лично я с удивлением узнал, что страдаю привязанностью к азартным играм, алкоголизму, промискуитету, булимии, а также панически боюсь сов и являюсь чьим-то завербованным агентом. Хотя я бываю в казино раз в год и пью спиртное раз в месяц. Говорят, что подобный прибор обнаружил у одного из лауреатов Нобелевской премии мира склонность к каннибализму, уничтожению зданий и жестокому обращению с животными.
– Проверка на детекторе лжи при приеме на работу – отличное профилактическое мероприятие, – говорит начальник службы безопасности компании OSA-mobile Александр Энна. – Сотрудник с самого начала своей работы видит, что фирма серьезно относится к защите своих секретов и честности персонала. По данным опросов, большинство людей подумывают, как бы что-то украсть из фирмы или использовать служебную информацию. А при наличии полиграфа они побоятся это делать.
– Ближайшее будущее российских компаний немыслимо без детекторов лжи, – говорит юрист и правозащитник Борис Александров. – Так же, как и без жучков в курилках и видеокамер в туалетах. Федеральный закон «О персональных данных» и Трудовой кодекс поставили вне закона составление всевозможных «черных списков», но ведь огромное количество компаний продолжает их составлять и ими пользоваться. Правовое поле у нас пока размытое, уровень криминализации бизнеса очень высокий. Большинство «средних» предпринимателей как огня боятся рейдерских захватов, от которых государство не в силах их эффективно защитить. Чтобы отделаться от одного потенциального шпиона, они готовы уволить десяток честных и полезных сотрудников

Черные списки

Сотни российских компаний составляют черные списки своих бывших сотрудников с целью помешать им в дальнейшем найти приличную работу. Угроза «занести в компьютер» стала для работодателей новым рычагом влияния на сотрудников.
В феврале 2007 года 31-летний Антон покинул кредитный отдел одного из петербургских банков из-за конфликта с непосредственным руководителем. Антон планировал перейти в другое финансовое учреждение, которое еще два года назад предлагало ему достойные условия. Но, несмотря на все устные договоренности, в последний момент Антону отказали. То же самое повторилось и в другом банке, и в третьем.
– Специалистов по кредитам моего уровня в городе немного, – говорит Антон. – Я чувствовал, что здесь что-то не так, и через знакомых выяснил, что я числюсь в неком черном списке недобросовестных сотрудников, что якобы я выдавал подозрительные кредиты. Как я понял, это и есть «волчий билет», которым пугал меня бывший шеф при увольнении. Я потребовал от руководства банка убрать порочащую меня информацию, либо ее подтвердить. Ни того, ни другого сделано не было. Я хотел подать в суд, но адвокат разъяснил, что информация обо мне составлена юридически грамотно: там ничего не утверждается – просто бывшие коллеги интересуются, насколько правдивыми могут быть указанные факты. А мне в итоге пришлось пойти на работу в сфере, где я не специалист. Фактически я не могу использовать знания и навыки, ради которых я получал высшее образование и которые оттачивал годами.
Несколько лет назад один из высокопоставленных сотрудников ГУВД Петербурга начал встречу с журналистами такими словами: мы, милиционеры, ведем беспощадную борьбу с криминалом, а те журналисты, которые пишут о нас плохо, играют на руку всяким злодеям. Поэтому мы можем внести этих шелкоперов в список лиц, сотрудничающих с организованной преступностью, которым пользуются многие посольства и консульства, и гиены пера никогда не получат визы в соответствующие страны.
Еще пять лет назад в крюинговых агентствах существовали черные списки моряков, которым образование позволяло трудоустраиваться за границей. На практике получилось очень жестко: одна пьянка во время работы могла стоить человеку карьеры. Ведь никто не доверит управлять кораблем штурману из «черных списков», хотя он может быть и вполне приличным профессионалом. А сам штурман вряд ли найдет со своим дипломом приличную работу на берегу. Поэтому Международный профсоюз моряков начал бороться против «черных списков». И первым делом профсоюз составил собственный «черный список» компаний, которые применяют «черные списки».
Одному известному ресторатору приписывают слова, что в случае появления авторитетного «черного списка» в его сфере, он первым делом внесет туда своего шеф-повара, который трудится у него уже 10 лет. И никто этого повара никогда уже у него не переманит.


Денис Терентьев

Авторы:  Денис ТЕРЕНТЬЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку