Птенцы гнезда Абрамыча

Автор: Вадим ЛЕБЕДЕВ
01.10.1999

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ,
обозреватель «Совершенно секретно»

Волна пролетарской ненависти

Весенняя активизация деятельности Генеральной прокуратуры и МВД России по аресту олигархов закончилась осенним унынием: практически все громкие уголовные дела – на стадии развала. Казалось, совсем недавно, 6 апреля, была подписана санкция на арест Бориса Березовского. И что же? Абрамыч по-прежнему с телеэкранов учит нас жить. Мало того, что сам на свободе, еще и своим людям помогает: олигарх олигарху глаз не выклюет.

И вот уже стремительно разваливаются дела о хищениях и мошенничествах, в которых фигурируют обобравшие страну люди. Так, следственным комитетом МВД РФ прекращено уголовное дело Александра Смоленского о хищении по фальшивым авизо 32 миллионов рублей.

Дело имеет богатую историю: возбуждено оно еще в октябре 1992 года, и не только в отношении будущего олигарха, но и его подельника – Льва Нахмановича. Но так как Александр Павлович на допросы не являлся и периодически скрывался в Австрии, «дело Нахмановича» было выделено в отдельное производство и передано в суд. Возглавлявший в то время банк «Столичный» Смоленский хлопотал о напарнике, как о близком родственнике.

Приостановленное «дело Смоленского» реанимировали по указанию Генпрокуратуры РФ нынешней весной. 5 апреля заместитель Генпрокурора Михаил Катышев выдал санкцию на арест олигарха, но уже 19 апреля дело № 81684 (14238) передали следователю, который прославился тем, что безнаказанно затягивал его еще с 1992 года. Видимо, за столь длительное знакомство с подследственным он тоже проникся к Смоленскому родственными чувствами. И действительно, уже 20 апреля санкция на арест г-на Смоленского была отменена. Правда, говорят: развал его дела стоил два миллиона долларов (ах, как пригодились деньги доверчивых вкладчиков «СБС-Агро»).

Столь же бесславная участь постигла и дело «ОНЭКСИМ-банка». Визируя постановление о прекращении дела в отношении трех человек из окружения Владимира Потанина, новый руководитель следственной части СК МВД РФ Сергей Новоселов произнес историческую фразу: следователь руководствовался пролетарской ненавистью. Невольно вспоминаются слова известного адвоката, возмущавшегося, что дело его клиента, очень состоятельного господина, расследует человек, для которого покупка новой пары обуви – историческое событие. И действительно, богатые люди – особые люди. Вот главный банкир страны Виктор Геращенко в свое время внес за одного из фигурантов дела «ОНЭКСИМа» – банкира Кошеля – беспрецедентный залог в полмиллиона долларов. Мера пресечения – арест – была изменена на подписку о невыезде, а вскоре выяснилось: никакого преступления троица из «ОНЭКСИМа» как бы не совершала. Странно, удивлялись знакомые следователи: если банкиры страдали «ни за что», то нужно посадить следователя...

Недавно Сергей Новоселов произнес еще одну знаменательную фразу: мы весь мир насмешили, посадив министра юстиции. В переводе с милицейского на русский означает: нужно развалить еще одно громкое уголовное дело – бывшего министра юстиции Валентина Ковалева.

«Банный министр» и его заступники

Бывший член Совета Безопасности России и бывший министр юстиции – не олигарх, хотя тоже очень состоятельный человек. По некоторым данным, на его личных счетах, как в отечественных, так и зарубежных банках, хранилось около двух миллионов долларов личных сбережений, да еще приплюсуйте к этому два подмосковных особняка, которые «тянут» почти на полтора миллиона долларов.

С олигархами его роднит не только довольно приличное для госслужащего состояние, но и многочисленные высокопоставленные ходатаи, которым судьба нынешнего узника «Матросской тишины» совсем небезразлична.

Небезразлична она и нам. Именно после моей статьи «А министр-то голый» о деле банкира Ангелевича (Совершенно секретно. 1997. № 6) министр Ковалев был отстранен от должности указом президента России. Ковалев подал в суд, который выиграли мы, – в марте прошлого года решение суда вступило в законную силу.

3 февраля 1999 года Валентин Ковалев, принятый к тому времени в штат Гильдии российских адвокатов, был арестован. Ему вменяются хищение денег из Фонда, организованного им же при Минюсте, и взятки – в общей сложности порядка 300 тысяч долларов. Арест Ковалева следствие объяснило тем, что экс-министр активно мешал его проведению и оказывал давление на свидетелей.

Один из представителей оперативно-следственной группы рассказывал, что, действительно, ряд свидетелей вызывали в некую адвокатскую фирму, где проводили с ними такую работу, что на допросах их приходилось отпаивать водой и кормить валидолом.

О том, что «немолодой, безобидный» – по словам защиты – Ковалев способен на такое, подтверждает фрагмент разговора с редактором «Совершенно секретно», которому Валентин Алексеевич без затей сообщил: хоть он и бывший министр, «но все суды под ним», поэтому, мол, мы дело проиграем. К тому же «крыша» у него, как выяснилось, не только «ментовская», но и «бандитская».

Ковалев и сам играл роль «крыши». Для вступления в его Фонд (фактически легализованный «общак») существовала негласная такса – 200 тысяч долларов. Помощники министра вербовали спонсоров, которых Ковалев принимал в своем кабинете в мундире генерала юстиции. Как говорят, он уверял спонсоров, что поможет решить все судебные вопросы и проблемы. Нужный человек, думали спонсоры и платили.

Кто «крышевал» министра?

Жизнь показала: заступников у Валентина Алексеевича действительно много. Так, руководитель аграрной партии депутат Госдумы Николай Харитонов отправил на имя и.о. Генерального прокурора РФ В.Устинова ходатайство об изменении меры пресечения. Он уверяет, что Ковалев находится в «тяжелом морально-нравственном и физическом состоянии, вызванном противоправным обращением с ним и резким ухудшением его здоровья». Харитонов прославился предложением провести «следственный эксперимент» по пленке Юрия Скуратова, при этом даже не оценил собственного юмора. Охотно верю, что его, человека далекого от правовых вопросов, кто-то ввел в заблуждение, рассказывая о «деле Ковалева». Видимо, то же самое произошло с уважаемым мной Виктором Ивановичем Илюхиным, иначе как объяснить ходатайство пламенного борца с коррупцией за того, кто ее олицетворяет?

Вряд ли в случае с коммунистами Харитоновым и Илюхиным можно говорить о корпоративности товарищей по партии. Как только Ковалев занял пост министра юстиции (5 января 1995 года), он тут же вышел из КПРФ. В своих записках (о разнообразных писательских наклонностях Валентина Алексеевича чуть позже) министр отметил: «6 января 1995 года. Неожиданно в СМИ появляется сообщение, из которого следует, что высший орган партийного руководства ставит вопрос об исключении меня из фракции коммунистов. И это после того, как я заявил о выходе из нее по собственной инициативе!.. Лукавства не люблю. Прямо из машины, где настигло меня это сообщение, передаю по спецсвязи: «Сообщаю о своем выходе из руководства КПРФ. 21 час 20 мин. Все! Эта страница моей жизни закрыта!» Далее Ковалев говорит, что голосование по случаю его исключения из КПРФ состоялось в день его рождения и стало «своеобразным подарком по случаю». А теперь вот вспомнил о бывших друзьях по партии...

Ну а что же с милицейской «крышей»? За долгие годы службы во внутренних органах Валентин Ковалев оброс солидными знакомствами. И когда уже находился под следствием, один из его друзей-приятелей из УВИР ГУВД Московской области умудрился сделать ему липовый загранпаспорт, в котором отсутствовала виза ФСБ. Вполне возможно, экс-министр собирался отправиться за границу «на лечение», как это принято у высокопоставленных подследственных.

Было бы странно, если бы «дело Ковалева» прошло без вездесущего Бориса Абрамовича. Березовский везде дал метастазы, он проникает всюду: его волнуют дела «СБС-Агро» и «ОНЭКСИМ-банка», помощника Ковалева – банкира Ангелевича и самого экс-министра. Говорят, что «по делу Ковалева» Абрамыч обращался к Татьяне Дьяченко и просил «заступиться».

Валентин Ковалев – первый в постсоветской России министр, который реально сел. Остальные – те, у кого совесть нечиста, – боятся, что это может создать нехороший прецедент и они в конце концов тоже сядут. Говорят, именно страх за себя любимого заставил Павла Крашенинникова, когда он возглавил Минюст РФ, заступиться за предшественника. Ковалев не скрывает, что в свое время не без его участия Крашенинников оставил Арбитражный суд – был для этого нехороший повод. Не хотел тот отставать от предшественника и в плане VIP-путешествий. По некоторым данным, на загранпоездки Крашенинникова-министра финансовая дирекция Минюста истратила 136 тысяч долларов.

Есть у Ковалева и связи в нынешнем руководстве Генпрокуратуры РФ... А кто же является проводником идей свободолюбивого Абрамыча в МВД РФ? Сергей Новоселов, сменивший на посту известного своей принципиальностью профессионала Леонида Титарова (до ухода генерала Титарова, отказавшегося от почетной ссылки на Северный Кавказ, из СК МВД РФ «ушли» начальника комитета Игоря Кожевникова, а затем Владимира Алферова – заместителя Титарова), – тоже профессионал высокого класса. Как человек, разоблачавший крупных наркодельцов, он вряд ли искренне считает, что, посадив Ковалева, мы «насмешили весь мир». Новоселов может быть поставлен в такие условия, при которых ему – в обмен на генеральское звание, например, – выгодно так говорить.

На место Кожевникова пришел тоже очень профессиональный человек – Сергей Соловьев. Зная нужды коллег, он пообещал своим подчиненным решить все вопросы, в том числе квартирные. Но, получив от Управления делами президента России апартаменты на уровне тех, в которые вселились и.о. Генпрокурора Устинов и главный военный прокурор Демин (об этом газета писала в прошлом номере), тоже, возможно, посчитал, что в отношении олигархов его следователи руководствуются «пролетарской ненавистью».

Напрашивается вывод: ветер дует со стороны руководства министерства. У нынешнего министра много недоброжелателей, в том числе в некоторых СМИ. Если раньше его называли «человеком Лужкова», то теперь с тем же упорством именуют «человеком Березовского». Я уверена, что это не так, не потому, что давно и хорошо знаю Владимира Борисовича Рушайло.

Давайте сопоставим даты. На должность министра Рушайло был назначен 21 мая нынешнего года. Судьба дел Смоленского и «ОНЭКСИМа» решена значительно раньше. Игоря Кожевникова отстранили от должности 2 апреля. Кто руководил тогда министерством? Правильно: преданный президенту, а значит, и его семье человек – Сергей Степашин. Смена руководящего состава СК МВД РФ (предложения, от которых они должны были отказаться, Титарову и Алферову сделали соответственно 25 мая и 3 июня) шла потом, скорее, по инерции.

Эротический дневник профессора Ковалева

Разговаривать приходилось со многими из СК МВД РФ, но следователь, ведущий дело Валентина Ковалева, от комментариев отказался. Более того, он уверен: любой комментарий могут использовать как предлог для замены следователя. Потом изменят узнику «Матросской тишины» меру пресечения, а потом... на свободу с чистой совестью.

Единственное, что в ответ на мои просьбы произнес следователь: «Я постараюсь, чтобы ни одно из клеветнических измышлений Ковалева и его защиты не осталось безнаказанным».

Что это обозначает, пришлось расшифровывать с помощью других людей. Итак, выяснилось: в Бутырке Ковалев, вопреки рассказам адвокатов, никогда не сидел в одной камере с уголовниками. Так же как и в «Матросской тишине» (а сейчас он сидит в той камере, что и Анатолий Лукьянов), его соседями были старшие офицеры. В такой же компании сидел в Бутырке один из руководителей ковалевского Фонда. Потом он совершенно искренне говорил, что «у них была отличная компания, в которой он считался старшим по салатам, а соседи подковали его с юридической точки зрения».

Единственное достоинство «Матросской тишины» – меньшая населенность, что позволяет чаще писать жалобы. Как выясняется, Валентин Ковалев, кроме жалоб, использует и остальные «сто относительно честных способов» выхода на свободу, поэтому уверяет, что его держат в тюрьме, так как он якобы владеет компрометирующими материалами на президента, его окружение и знает «правду» о Юрии Скуратове. Наши источники уверяют: это полный бред, иначе зачем же близкое окружение президента стремилось бы помогать Ковалеву. Бред и то, что у министра выбивают компромат на кого-либо. К тому же он сам готов его выдумать, лишь бы выйти за ворота тюрьмы.

Уверяя, что творится беззаконие, адвокат Ковалева Анатолий Кучерена говорил, что экс-министра арестовали без его ведома. Следствие настаивает на другой версии: адвокат был поставлен в известность, но вместо того чтобы осуществлять свои основные функции, побежал давать интервью по всем телеканалам, о чем отрапортовал жене Ковалева.

Экс-министр жалуется на ухудшение здоровья, но в плане медобслуживания условия в Бутырке значительно лучше. В интервью говорит, что его могут отравить, поэтому отказывается от полного медицинского обследования.

Наши источники в МВД РФ уверяют: скорее всего, он боится, что обнаружится какое-нибудь застаревшее венерическое заболевание (а образ жизни последних лет этому способствовал). По мнению следствия, Валентин Алексеевич нуждается в полном медицинском освидетельствовании, в том числе и на почве ярко выраженной сексуальной озабоченности.

Кроме «Записок министра», в которых Ковалев фиксировал важнейшие моменты своей жизни – карьерные взлеты, соображения о реорганизации Минюста, поездки с другими членами Совета Безопасности в Чечню, мечты о президентстве, – профессор вел эротический дневник своих сексуальных похождений. Он записывал, где, когда, с кем, сколько раз, через сколько минут достиг оргазма, и – ставил партнершам оценку по пятибалльной системе.

Дневник – полная иллюстрация того, что сцены в «солнцевской» бане – дело для него привычное. Вряд ли бы кто стал осуждать мужчину за некоторые похождения «налево», если бы речь там шла о романах. Ковалев же смог по-настоящему отдаться «любимому делу» лишь в свою бытность депутатом и министром, когда вовсю можно было порезвиться за чужой счет. Все «подруги» оплачивались – когда банкиром Ангелевичем, когда другими коммерсантами, что бывший министр справедливости ради скрупулезно фиксировал в своих записках.

Где написано, что взятки можно получать лишь в дензнаках?..

Зная о слабом месте своего патрона, Аркадий Ангелевич как самую большую драгоценность хранил видеопленку с банными утехами министра. Странно, что следствие не интересует, кто же незаконно снимал забавы министра – то ли сам Ангелевич, то ли хозяева сауны?.. Правда, удалось выяснить: как только пленка была изъята на даче у Ангелевича оперативно-следственной группой, бывший тогда министром внутренних дел Анатолий Куликов доложил об этом президенту. Говорят, после этого Ковалева даже хотели отстранить от должности и отправить... послом в какую-нибудь страну, где хорошо поставлен секс-туризм. Именно в такие страны почему-то разъезжали на деньги своего Фонда, как бы призванного помогать нашим соотечественникам в странах ближнего зарубежья, Валентин Ковалев и его окружение.

Кстати, через Фонд Ковалева с помощью ряда фирм обналичивались и похищались бюджетные деньги Госкино. Но это тема отдельного рассказа.

Защитник зэков – Березовский

«Может быть, тебя свести с ..., а может быть, с ...», – перечислял в телефонном разговоре Борис Березовский руководящие фамилии из Генпрокуратуры и МВД РФ банкиру Аркадию Ангелевичу, просившему Абрамыча заступиться за него. Если бы главу «Монтажспецбанка» не арестовали, вряд ли бы возникло «дело Ковалева».

Несмотря на все сложности, «дело Ангелевича» направлено в суд. Банкир откровенно затягивал время следствия, пытался от руки переписывать все сорок томов, но уловки не удались.

Аркадию Ангелевичу, другу бывшего министра юстиции и прочих высокопоставленных правоохранителей, вместе с объявленным в розыск напарником-подельником Дмитрием Бурейченко вменяется хищение путем присвоения 20 миллионов долларов (хотя в начале следствия вменяемая сумма была чуть ли не в десять раз больше). Теперь следствие оставило лишь безукоризненно доказанные эпизоды.

Слушание дела в Пресненском суде назначено на 11 октября. Один раз его уже переносили: банкир взял пять новых адвокатов, требовал, чтобы все приходили на слушание и каждый имел сорок отксерокопированных томов его уголовного дела.

Деятельная супруга Аркадия – Сона, как говорят, бегает сейчас с двумя миллионами долларов (прямо какая-то устоявшаяся такса) и ищет, кому бы заплатить за свободу мужа. На воле семейство Ангелевича, кроме шикарной квартиры и счета в Германии, как выяснилось, ждали еще две виллы – во Франции и на Таити. Стоимость одной из них со странным названием «Разбой» – 12 миллионов франков. Счет в парижском банке – 800 миллионов франков.

Специально называю эти цифры – все-таки народ должен знать, какими суммами владеют наши банкиры, благодаря которым народ теперь уже точно знает: в нашей стране деньги лучше всего хранить в банке... из-под огурцов. Те, кто в этом виноват, сейчас на свободе. В условиях нынешнего режима они неподсудны.


Авторы:  Вадим ЛЕБЕДЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку