НОВОСТИ
Литвинович рассказала, как избивают женщин в российских тюрьмах
sovsekretnoru

Пшик в мундире

Автор: Борис ПОЮРОВСКИЙ
01.08.2005

 
Таисия БЕЛОУСОВА
Обозреватель «Совершенно секретно»

Захарчук бывал разными генералами – и М.В.В.Д., и СКВРЗ... Свою любовь к форме он объяснял тем, что воинское звание ему присвоила «сама Джуна». Степень кандидата наук он присвоил себе самостоятельно

Уроженец Харьковской области Виктор Николаевич Захарчук (1960 г. р.) в 1978 году закончил СПТУ, став мастером сельского строительства. Два года отслужил в стройбате в Пушкинском районе Московской области, демобилизовавшись, женился на местной девушке и остался в Подмосковье. Десять лет он трудился на стройках слесарем, мастером, прорабом, каменщиком, а в 1990 году создал фирму «Виктория» и стал ее директором.

«В 1991 году, когда я познакомилась с Захарчуком, он представился чуть ли не министром, – рассказывала мне бывшая подруга Захарчука Ирина Окулова (имя и фамилия изменены). – Но скоро я узнала, что Виктор – простой экспедитор, возит овощи и фрукты из Ростовской области в Москву, а кооператив, в котором он работает, принадлежал пушкинскому авторитетному предпринимателю Акопу Юзбашеву».

Концерн «Юнион корпорейшен» Захарчук учредил в 1992 году. И, раздобыв диплом заочного финансово-экономического института, принялся назначать себя то директором, то председателем правления, то управляющим делами. Только вот какими делами ворочал концерн, кто там состоял в штате, никто толком не знал.

В 1996 году Захарчук развелся с женой и перебрался жить в Москву к Окуловой. Ирина была женщиной обеспеченной и независимой. Владелица двух фирм, она имела неплохой доход и обширные знакомства в кругу деловых людей, издавала журнал, пропагандирующий изделия русских художественных промыслов, участвовала в зарубежных выставках. Окулова пыталась вовлечь в свой бизнес и Захарчука: знакомила его с чиновниками и бизнесменами, возила за границу, давала какие-то поручения. Но тот предпочитал заниматься собственными делами, о которых Ирине не рассказывал.

Как хорошо быть генералом

В конце 96-го Окулова и Захарчук стали общественными помощниками депутата Государственной думы В. М. Попова (фракция КПРФ). «Я из этой компании быстро ушла, потому что помощники ничем кроме распития водки не занимались, а Захарчук, видимо, решил использовать полученное удостоверение с максимальной выгодой для себя», – вспоминала в разговоре со мной Окулова.

Поскольку в ту пору у депутатов Госдумы общественных помощников было пруд пруди, то Захарчук решил как-то выделиться. Взял и повысил себя в звании – с рядового до генерала, а также запасся дипломом кандидата экономических наук (эти дипломы недорого продавала одна из столичных общественных академий).

Форму армейского генерала Захарчук позаимствовал у Валерия Камшилова (тот представлялся то начальником штаба казачьих войск, то старшим советником представителя президента в Совете Федерации). На китель нацепил орденскую планку, свидетельствующую о том, что генерал награжден 16 орденами и медалями, академический значок и крест вишневой эмали. Позже на лацкане кителя появился и значок депутата Госдумы.

Визитки Захарчук заказал всем на загляденье: вверху – государственный герб и силуэт Спасской башни Московского Кремля, ниже – сочиненный им текст: «Парламент Российской Федерации. Государственная дума. Комитет по регламенту и работе Государственной думы. Экономическая безопасность Российской Федерации и стран СНГ. Захарчук Виктор Николаевич. Генерал-лейтенант М.В.В.Д. Кандидат экономических наук стран СНГ. 119049, Москва, Кремль, Охотный ряд, 1».

«Генералом М.В.В.Д.» Захарчук пробыл недолго. По рассказам Окуловой, уяснив, что чиновники и бизнесмены как в Москве, так и в регионах с большим почтением относятся к российским спецслужбам, он выписал себе удостоверение заместителя начальника УФСБ по Москве и Московской области. После чего высокий (1,9 м), представительный генерал уже ногой открывал двери в чиновничьи и иные кабинеты.

«Много позже я узнала, что Захарчук легко входил в доверие к людям, быстро выяснял, в чем они нуждаются, и тут же предлагал, используя свои «генеральские» связи, решить любые вопросы, – рассказывала мне Окулова. – Вам нужны федеральные номера, хотите устроить сына в институт, желаете получить хорошую должность, более высокое звание, новую площадку под гаражи – нет проблем! Только это будет стоить энную сумму... Кому-то он действительно помогал. К примеру, растаможил иномарку какого-то графа. Но когда машину тормознули гаишники, оказалось, что на иномарке стоят номера от строительного крана. Знаю, что многим помог стать помощниками депутатов Госдумы. Но чаще люди, поверившие Виктору, оставались с носом. Деньги они отдавали без расписок, поэтому обратиться в милицию не могли. Начинали искать Захарчука. Были такие, кто добирался до моей квартиры. Люди требовали вернуть деньги, некоторые били Захарчука. Тот объяснял мне появление кредиторов происками конкурентов или же тем, что его подставили партнеры по бизнесу. А что он ходит в форме, так имеет право, уверял меня Виктор, поскольку в генералы его произвела «сама Джуна». И я, ослепленная своими чувствами, долгое время верила ему и все прощала. А в 1998 году в Госдуме Виктора задержали сотрудники ФСБ – за незаконное ношение генеральской формы. Рассказывал, что ему пришлось посидеть в подвале. Но отделался он легким испугом»

Генеральскую форму Захарчук так и не снял. А чтобы к нему никто не мог придраться, обзавелся удостоверением Союза казачьих войск России и зарубежья (СКВРЗ), свидетельствующим о том, что Захарчук является генерал-майором и начальником финансового управления СКВРЗ.

Как мне удалось выяснить, чин «казачьего генерала» официально в России присвоен только 12 атаманам войсковых казачьих обществ, среди которых г-н Захарчук не значится. СКВРЗ является обычной общественной организацией, как, к примеру, общество защиты нильских крокодилов от вымирания. А потому присваивать какие-то чины и звания не имеет права.

В 1998 году произошло изгнание грешника Захарчука из госдумовского рая. Рассказывают, что случилось это при следующих обстоятельствах. Депутату Попову стало известно, что Захарчук якобы использовал его депутатские бланки, чтобы получать машины с автобазы № 1 Управления делами президента. А последний случай был вообще вопиющим. Захарчук по поддельному депутатскому письму взял правительственный ЗИЛ-117 и две машины сопровождения в ГАИ Московской области и выехал в Тулу на встречу с местной братвой. После пышного застолья помощник депутата посетил областную администрацию и УВД, где хлопотал о досрочном снятии судимости с местного авторитета (осужденный за вымогательство и разбой, тот был освобожден досрочно) и прописке некоего вора-рецидивиста. После чего Попов дал указание изъять у Захарчука удостоверение помощника депутата.

Как было на деле, узнать не удалось. Г-н Попов, ныне исполняющий обязанности штатного помощника у своего товарища по КПРФ депутата Руслана Гостева, отвечать на вопросы категорически отказался, заявив: «Зря вы к нему пристаете, он хороший парень!»

В 2000 году Захарчук стал уговаривать Окулову прописать его в Москве на пару месяцев: «Мне в МВД должны вручить наградное оружие, а для этого надо иметь столичную прописку». В качестве доказательства повез Ирину в МВД, познакомил с неким г-ном Панкратовым. Окулова прописала его, но не в той квартире, где сама проживала, а в другой – по улице Ивана Франко, где жил ее сын. После чего кредиторы принялись осаждать семью сына.

Рассказывает А.В. Спирин: «Моему другу, проживающему в Московской области, Захарчук пообещал достать акцизные марки. Друг попросил меня передать генералу 8 тысяч долларов и их забрать. Подъехали мы с генералом к типографии на моей машине. Он с деньгами зашел на территорию типографии, через пять минут звонит: «Нас повязал ОБЭП, быстро уезжай, а то и тебя заметут». Я уезжать отказался, сказал, что буду его ждать. Ждал до ночи, пока не понял, что меня элементарно кинули. Выяснил я, где живет генерал. Стал по вечерам дежурить у дома на улице Ивана Франко. Заметил, что в машине там же дежурят крепкие ребята. Оказалось, они тоже караулят моего беглеца. Тот распустил слух, что может растаможить любую иномарку за 2 тысячи долларов. Люди (говорят, их было человек сто) передали деньги Захарчуку. Через несколько дней к нам присоединились еще и чеченцы. Им Захарчук пообещал оформить в долгосрочную аренду особнячок в Подсосенском переулке. Те собрали со всего аула 300 тысяч долларов... Но генерала мы так и не дождались».

Бардак в Вакине

«У меня сложилось впечатление, что Виктор должен всей Москве, – рассказывала Окулова. – Осознав, что горбатого исправит только могила, я в 2000 году решила с ним расстаться и попросила выписаться из моей квартиры».

Но милый друг выписываться отказался. Только в 2002 году суд принял решение о его выписке. Рассвирепевший сожитель пригрозил Окуловой: «Ты будешь иметь крупные неприятности». И они не заставили себя ждать

Для начала Захарчук поселился на даче Окуловой в селе Вакино Рязанской области. Село расположено в удивительно красивом месте. Рядом – лес с грибами и ягодами, Ока – с прекрасным песчаным пляжем и рыбалкой, за Окой – знаменитый Мещерский заповедник. А на холмах-увалах за селом зимой можно кататься не только на санках, но и на горных лыжах.

Дальше Захарчук задумал отсудить дачу у Окуловой. А когда это не удалось, подал иск, требуя взыскать с Ирины 200 тысяч рублей, потраченные им на строительство дачи. Та опешила: «Люстру вешал, пару гвоздей забил, это я помню. А вот деньги на приобретение стройматериалов я всегда ему давала, со строителями тоже я расплачивалась». Тем не менее суд принял иск к рассмотрению и наложил на дачу арест. Что, впрочем, не помешало Захарчуку чувствовать себя здесь как в отеческом доме. В то время как хозяйка дачи не могла туда попасть – то ее не пускал охранник Захарчука, то сам «генерал» обстрелял Ирину и ее знакомых из карабина.

Рассказывает соседка Окуловой по даче А.П. Анохина: «У меня с Захарчуком никаких контактов не было. Однажды он в пьяном виде машиной свернул столб, на котором держатся газовые трубы, но тогда мы жаловаться не стали. А потом он пьяный напал на моего сына: схватил его за горло, обещал пристрелить, угрожал пистолетом. Все это при свидетелях. Я написала заявление. Приезжали в сельсовет из Рыбного ребята в погонах (сотрудники РОВД Рыбновского района. – Авт.), вызывали меня. Но никаких мер не приняли. Захарчук после этого вовсе осмелел. Пьяный стал заявлять жителям села: «Вы здесь слишком хорошо живете, я вам обеспечу беспокойство. Счас, только позвоню, сразу рота приедет...»

Роту, понятно, вызывать неоткуда, а вот беспокойства и тревоги Захарчук сельчанам обеспечил сполна: одному обещал поджечь дом, другого грозился убить, третьего – пристрелить. Создавалось впечатление, что это больной человек. Чем он страдает – шизофренией, манией величия или преследования, судить не берусь. Можно было бы счесть его угрозы бредом больного и не обращать на них внимания, если бы у Захарчука не было оружия. У него на даче работал парнишка с Украины Вася, так он ему прострелил ногу. Поскольку у парня не было регистрации, то он не мог обратиться ни в милицию, ни в поликлинику. И только после того, как рана загноилась, он пожаловался сельчанам, и те повезли его в больницу».

В Вакино Захарчук постоянно приезжал на дорогих машинах: «мерседесах», «джипах», «фордах». А потом прикатил на БРДМ (боевая разведочно-дозорная машина, в Чечне наши солдаты называют ее «бардак»), которая не только хорошо ходит по бездорожью, но и плавает. Вначале Захарчук ездил на «бардаке» в заповедник на охоту – по свидетельству Окуловой, у бывшего сожителя имелись удостоверения инспектора рыбнадзора и охотнадзора. А потом взял моду кататься пьяным по селу, перепахивая дороги и пугая народ. Кто-то сообщил об этом в областное управление ФСБ. Поскольку у Захарчука документов на БРДМ не было, машину конфисковали. И вроде бы велось следствие по факту незаконного завладения военной техникой, но чем оно закончилось и куда подевался «бардак», неизвестно. На мой запрос, направленный в Центр общественных связей ФСБ РФ еще 18 мая, ответа я так и не получила.

Рассказывает вакинский фермер В.К. Раинчук: «Захарчук ко мне в гости приходил неоднократно. Выглядел он респектабельно. Хвалился своими связями, демонстрировал удостоверения контрразведчика и помощника рязанского губернатора Шпака. А моей жене рассказывал, что он у Шпака – правая рука, дескать, они даже дачи в Аксенове строят вместе. На всех машинах у него были спецпропуска, по Рязани ездил под любой «кирпич», на красный свет светофора, в любой кабинет заходил, как в свой собственный. Только вот когда показывал в Рязани магазины и утверждал, что они принадлежат ему, я почему-то вспомнил про сказочного маркиза Карабаса.

Гости к нему приезжали солидные, на шикарных иномарках. Он с людьми быстро сходился. Со многими сельчанами он тоже сошелся... на почве выпивки. Поставит человеку бутылку, тот потом у него в долгу. Почему народ боялся жаловаться, что Захарчук разъезжает по селу с карабином и пистолетом? Да потому что он пил с нашим бывшим участковым.

Вначале Захарчук палил по разрушенной церковной колокольне, потом по людям. А однажды вечером он с борта своего «танка» обстрелял молодежь, гулявшую по улице, а в три часа ночи принялся обстреливать мой дом (стекла сразу вылетели) и трактор. Я вызвал оперативную группу из Рыбного. Те составили протокол. Через пару дней те же самые милиционеры приехали ко мне, попросили... ну, как попросили – надавили, и я подписал новый протокол, по которому выходило, что окно мне кто-то разбил бутылкой, а Захарчук тут ни при чем. А тот уже со стеклами бегал, вставлял, извинялся. Ну, я предупредил его, чтобы он ближе чем на сто метров к моему дому не приближался. В противном случае я буду разговаривать с ним уже без милиции».

«Ничьи» гранаты и чужая квартира

В декабре 2003 года в городе Рыбное подростки братья Абрамовы пытались разобрать гранату, которую они считали учебной. В результате этой «разборки» взорвался взрыватель. Одному из мальчишек оторвало пальцы руки, его брата и бабушку посекло осколками. Как установила милиция, братья получили гранату от своего приятеля Максима Кукина, а тот – от брата Федора, работавшего охранником на даче у Захарчука.

Федор Кукин объяснил, что он вместе с Захарчуком подобрал учебные гранаты на военном полигоне, что расположен на другом берегу Оки, километрах в 20 от Вакина. В результате обыска на даче – хозяйку Ирину о нем в известность никто не поставил – обнаружили не только учебные гранаты. По рассказам жителей Вакина (не от понятых ли это стало им известно?), на даче изъяли несколько новеньких боевых гранат, патроны и оружие. Но в беседе со мной следователь Жуков, который заканчивал следствие по этому делу, заявил, что по документам у Захарчука изъяли только одну боевую гранату – РГД-5.

Захарчук утверждал, что боевая граната – с полигона; военные уверяли, что на полигон посторонние попасть не могли, следовательно, граната им не родная. Чтобы докопаться до истины, послали запрос на завод-изготовитель. Народ в селе надеялся, что уж теперь Захарчуку уголовной ответственности не избежать. Чем все закончилось? А ничем. С завода ответ не пришел. Повторный запрос следователь посылать не стал. Может быть потому, что закончился срок следствия, может, по какой другой причине, только передал он дело в суд. Братья Кукины получили условные сроки наказания. А Захарчук проходил по делу... как свидетель.

Дачу Ирины Окуловой строили как местные рабочие, так и приезжие из Молдавии и Украины, в том числе и Василий Даскал. Была у него мечта – получить вид на жительство, а потом и российское гражданство, но для этого надо было иметь в России какую-либо собственность. Василий, отказывая себе во всем, часть своей зарплаты отдавал на хранение Окуловой. А когда собралась нужная сумма, купил в Вакине двухкомнатную квартиру в одноэтажном кирпичном домике. Какое-то время здесь жила семья Даскала. Потом жена с детьми вернулась в Молдавию, а Василий устроился работать в Москве. В Вакино он приезжал лишь на выходные. Тем временем на его квартиру положил глаз Захарчук. И как только Василий появился в селе, пригласил его на дачу. Сосед Даскала, обеспокоенный тем, что Василий с дачи долго не возвращается, отправился его выручать вместе с женой.

Рассказывает В.Д. Корытный: «Захарчук меня на дачу не пустил, стал угрожать, мол, иди отсюда, а то я тебя уделаю, я в тебя стрельну. Я сказал, что никуда не уйду, пока не увижу Даскала. И хоть Василий, выглянувший из двери дачи, промямлил, что все нормально, я все-таки вызвал знакомых ребят. Когда Васю освободили, он рассказал, что Захарчук требовал подписать доверенность на продажу квартиры. Даскал отказался. Тогда Захарчук принялся ему угрожать. Он любитель этого дела – помахать пистолетом. Он даже у Васи в доме из пистолета стрелял. Есть у Захарчука такая думка, что он бог и царь, а остальные – быдло».

Даскал, чуя недоброе, решил продать квартиру некоему Волкову. Но Захарчук, невзирая на присутствие свидетелей, силой вырвал у Василия документы и был таков. У Васи еще теплилась надежда, что «генерал» одумается и вернет документы. Но в свой очередной приезд в Вакино, в январе 2002 года, он узнал, что Захарчук продал его квартиру по поддельной доверенности. Покупателями выступили: по одной версии, местное машинно-тракторное товарищество по обработке земли (бывший колхоз), по другой – жена председателя этого самого товарищества. В селе гуляют упорные слухи о том, что в уплату Захарчук получил не 2 тысячи долларов, как указывается в документах, а 20 га пахотной земли товарищества. После чего стал искать банк, который под залог этой земли выдаст ему кредит, как... фермеру.

Даскал долго не мог найти управу на Захарчука. Летом 2004 года, узнав, что «генерал» стал помощником депутата Госдумы Гостева, Василий и вовсе пал духом. Молдаванин точно остался бы ни с чем, если бы не поддержка Окуловой. Та уговорила Василия подать жалобу депутату Госдумы Плетневой. А Плетнева обратилась с запросом в прокуратуру Рыбновского района. После чего в декабре 2004-го уголовное дело против Захарчука (по факту мошенничества) все-таки было возбуждено

Одновременно с Плетневой к районному прокурору В.А. Васильеву обратился и депутат Гостев... с просьбой «оказать практическую помощь обратившемуся к нему Захарчуку». К письму прилагались жалобы Захарчука, изложенные на трех страницах. Но Васильев, стоя на страже закона, помощь не оказал. Тогда депутат Гостев прислал в РОВД, расследующий уголовное дело, прекрасную характеристику на Захарчука.

Руководство Рыбновского РОВД и следователь в беседе со мной боялись сказать лишнее слово. Вскользь намекнули, что в случае чего Захарчук их замучает жалобами. Ну, дай им бог мужества довести дело до суда. Впрочем, как объяснили мне знающие люди в том же Рыбном, Захарчук суда не больно опасается. В лучшем случае отделается штрафом и возмещением ущерба (удастся ли приставам что-то с него получить – большой вопрос), в худшем – условным сроком.

Месть самозванца

В начале 2004 года Захарчук, узнав о том, что Окулова поддерживает Даскала, решил отомстить ей по полной программе. В ГУВД Москвы на имя начальника Пронина пришла анонимка, в которой некие добропорядочные, правда, малограмотные граждане просили проверить фирму Окуловой, имеющую офис на Большой Дмитровке. У анонимов были подозрения, что работающие на фирме лица кавказской национальности (предположительно чеченцы) изготавливают в подвале дома не тушенку, а что-то иное: «Подписи и фамилии мы не ставим... боимся за свои семьи и детей, а сообщить Вам об этом наша долг».

После этого заявления кто только не побывал в офисе Окуловой – участковый, сотрудники РОВД и ФСБ, комиссии по использованию жилых помещений и т. п. Но у Окуловой никогда не работали выходцы с Кавказа, и в подвале особнячка никакого производства она не имела. И хотя проверки показали, что анонимку писал клеветник, Ирине пришлось подыскать для офиса другое помещение.

Затем в прокуратуру Москвы поступило заявление, в котором утверждалось, что Окулова незаконно приватизировала квартиру, убив собственную бабушку.

«Слава богу, что моя бабуля скончалась в больнице. В противном случае мне пришлось бы доказывать, что я ее не убивала, – рассказывала Ирина Окулова. – Поскольку дачу Захарчук так и не освободил, я подала заявление в РОВД Рыбновского района. Написала, что Захарчук хранил на даче оружие, что пытался ее присвоить, что я не могу туда попасть, что он подделал документы и продал чужую квартиру, обстреливал народ в селе. В возбуждении уголовного дела в отношении Захарчука мне было отказано, мол, это дела семейные, сами и разбирайтесь».

В ответ Захарчук подал заявление в суд о защите чести и достоинства, обвинив бывшую подругу в распространении клеветы. И судья принял его к рассмотрению.

А тем временем домой к Окуловой в поисках Захарчука пришел еще один кредитор – депутат Госдумы второго созыва Юрий Васильевич Уткин – и поведал такую историю:

«В прошлом году в Госдуме мой бывший коллега Попов, работающий ныне у Руслана Гостева, познакомил меня с Захарчуком. «Генерал» объяснил мне, что у него в Душанбе есть собственная нефтяная буровая и ему срочно нужно достать алмазные буровые коронки. Я позвонил в Башкирию знакомым нефтяникам, и те привезли в Москву коронки стоимостью 200 тысяч рублей.

Собрались мы все в Госдуме, Захарчук бегал, искал деньги. Потом стал уговаривать нас, дескать, сейчас он поедет в Харьков, оттуда отправит коронки в Душанбе, получит деньги и тогда расплатится. Мы не соглашались. Но тут из Воронежа позвонил Гостев и стал уговаривать меня: да Захарчук такой хороший парень, ты ему доверься. Доверились. А Захарчук исчез на три месяца. А когда появился в Москве, платить за коронки отказался. Говорит: «Мы одну попробовали, там алмазы фальшивые. Я вас посажу, у меня друзья в прокуратуре». И потряс перед моим носом мешочком... с алмазами. Как я понял, Захарчук выковырял из коронки алмазы и пытался их продать на Украине как драгоценные камни. Но ведь они же технические, какой же их дурак купит... Попов еле уговорил его вернуть нам другую коронку. Позже Гостев и Попов обещали мне, что Захарчук вернет деньги и за испорченную коронку. Генерал трижды мне назначал встречи в Госдуме и не являлся на них. Если удавалось дозвониться ему на мобильник, всегда отговаривался занятостью: то он заседает у губернатора Московской области, то у какого-то министра... А потом и вовсе перестал отвечать на звонки...»

Тайный «совет»

Только весной 2005 года Ирине Окуловой удалось с помощью милиции попасть на свою дачу. Захарчука там не оказалась, зато жила какая-то подозрительная публика. Расчищая дом от мусора, Окулова обнаружила не только оружейный сейф, вскрывать и принимать который без Захарчука наотрез отказалась милиция, но и множество любопытных документов.

У «генерала» был свой боевой транспорт – БРДМ. На нем он совершал вылазки в заповедник, обстреливал людей и тракторы, а также покорял сердца женщин

Патент Всевеликого войска Донского (№ 26с от 14 октября 1997 г.) о присвоении Захарчуку офицерского казачьего чина «генерал-майор» за подписью атамана Козицына.

Удостоверение МА № 0744 на имя Захарчука – советника РООСПО, региональной общественной организации, объединяющей уволенных в запас сотрудников МВД, ФСБ, таможни, налоговой полиции и прокуратуры.

Чистые бланки диплома и грамоты с подписью и печатью военного комиссара Москвы М. Сорокина.

Справка-объективка на заместителя начальника Управления ГИБДД ГУВД Москвы Прохачева В.Н. от 2001 года.

Фирменный конверт автобазы № 1 Управления делами президента.

Анкеты Политического консультативного совета при президенте Российской Федерации (Постоянная палата по вопросам экономической деятельности государства).

Если верить прослушке телефонных переговоров Волошина, обнародованной в 2001 году газетой «Стрингер», Захарчук сумел и к этому совету примазаться.

В секретариат Волошина позвонил секретарь Алексея Волина, тогда – заместителя главы аппарата правительства: «Вы не подскажете, где можно достать телефон – Государственный политико-консультационный совет при президенте в городах Рязани и Рязанской области... Есть такая личность – Захарчук Виктор Николаевич. Он там вроде представляется... У него удостоверение что-то типа... от представительства президента по экономическим вопросам по Рязани и Рязанской области...

Секретарь Волошина. Батюшки, как закручено!

Секретарь Волина. Ни в администрации Рязани, ни у представителя президента – Меркулов, да, у нас там? – знать его не знают...»

И неудивительно, что о Захарчуке никто ничего не знает. Ибо он никто и звать его никак. Но если Генеральная прокуратура займется Захарчуком всерьез, найдется немало желающих рассказать о криминальной деятельности этого «генерала».

Москва – Рыбное – Вакино – Москва

Фото из архива Ирины ОКУЛОВОЙ


Авторы:  Борис ПОЮРОВСКИЙ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку