Прыжок "Пантеры"

Прыжок "Пантеры"
Автор: Юрий МОИСЕЕНКО
03.09.2019

Рано утром 23 июля 1944 года части 128-й и 376-й стрелковых дивизий Красной Армии вошли в город. Принято считать, что Псков был освобожден в результате штурма. В качестве косвенного подтверждения в областном музее-заповеднике многочисленным гостям даже демонстрировали диораму, на которой был изображен взорванный Ольгинский мост, разрушенные снарядами церкви, солдат переправляющихся под огнем противника на другой берег. Популярностью у горожан пользовались инсценировки форсирования, которые устраивались силами воинов 76-й десантной дивизии. Но на самом деле гитлеровцы, не вступая в бой, просто ушли из разрушенного Пскова, который на тот момент уже не представлял для них стратегического интереса. Специальный корреспондент «Совершенно секретно» попытался разобраться в этом историческом фейке.

После сокрушительного разгрома под Сталинградом, поражения на Курской дуге обстановка на Восточном фронте складывалась не в пользу немецких войск. Понимая, что отразить очередное наступление советских войск будет сложно, 11 августа 1943 года Гитлер отдает приказ о начале строительства т.н. «Восточного вала». Условно линия обороны была разделена на два рубежа. Первый получил название «Вотан» и должен был прикрывать центр и южную часть фронта, а северному присвоили кодовое наименование «Пантера». Свой «прыжок» она начинала от реки Нарвы и далее проходила по северо-восточной оконечности Чудского озера. Спускалась вдоль побережья Псковского озера, а на дугой с востока огибала Псков. По берегу реки Великой доходила до озера Алё и заканчивалась чуть севернее Невеля, упираясь в озеро Большой Иван, где начиналась граница с Белоруссией. Самыми мощными оборонительными узлами «Пантеры» считались города Остров и Псков. Общая протяженность линии составляла почти 600 км. В этом секторе армейской группы «Север» насчитывалось около 6 тыс. укреплений, в том числе 800 железобетонных. Для подстраховки в глубине обороны 18-й армии были подготовлены промежуточные рубежи обороны: «Автострада», «Оредежская», «Ингерманландская», «Лужская» и др. Сооружение «линии Пантера» началось без промедления и продолжалось до весны 1944 года. О масштабах задуманного говорит тот факт, что в работах на подступах к Пскову, были задействованы до 15 тыс. военнослужащих строительных и саперных батальонов, 7 тыс. человек подразделений организации ТОДТа и 24 тыс. гражданских лиц. Всего вокруг города было построено почти 37 км противотанковых рвов. Столько же траншей полного профиля, более 250 км проволочных заграждений и 1346 огневых точек. Чтобы исключить «партизанский фактор», согласно директиве командующего группой армий «Север» генерал-фельдмаршала фон Кюхлера, в конце сентября 1943 года началось принудительное выселение всех жителей из зон, которые находились между линией фронта и оборонительным рубежом «Пантера». Причем самым садистским способом: на сборы отводилось полчаса. Хлеб, скот, птицу брать с собой запрещалось – все подлежало конфискации в пользу немецкой армии. После вывода населения деревни, как правило, сжигались. Далее эвакуированные колоннами по 1000 человек, подгоняемые конвоем, двигались пешком вглубь территории.

«ПЕРВЫЙ СТАЛИНСКИЙ УДАР»

День 14 января 1944 года вошел в историю Великой Отечественной войны началом Ленинградско-Новгородской стратегической наступательной операцией. Главной целью «Первого сталинского удара» должно было стать полное снятие блокады с последующим разгром Курляндской группировки в Прибалтике.

Справка

«Второй сталинский удар» стал частью масштабного наступления советских войск на Правобережной Украине. В результате тяжелое поражение понесли две немецкие танковые армии (1-й и 4-й), 22 дивизии были разгромлены. Красная Армия продвинулась в западном и южном направлениях на 80-350 километров, выйдя к предгорьям Карпат, а германский фронт был рассечен две части.

Как потом было сказано в историческом очерке о боевом пути 14-го гвардейского стрелкового корпуса, «эта сложная серия операций была блестяще реализована нашими войсками, завоевавшими победу, которую маршал Сталин в своем приказе от 23 февраля 1944 года назвал ВЕЛИКОЙ». Однако при ближайшем рассмотрении страница «непревзойденного сталинского оперативного искусства» оказалась не такой яркой – слишком значительными оказались потери на этом пути. Забегая вперед скажем, что в ее ходе (январь-февраль 1944 года) советские войска потеряли 76,6 тыс. человек убитыми, а немецкие – около 25 тыс. Тем не менее, на первоначальном этапе наступления Красной Армии сопутствовал успех. Через две недели после начала ожесточенных боев была освобождена Луга, а далее открывалась прямая дорога через Псков и Остров, на Прибалтику. Однако выбранный путь оказался не из легких. Прежде всего, на темпы наступления Красной Армии повлияли природные условия самого театра военных действий. Ленинградская и Псковская области являлись частью т.н. Лубано-Псковской низменности, а это непроходимые леса, незамерзающие болотные хляби, множество озер и рек, ставшие для фашистов естественными рубежами обороны. Такой характер местности серьезно ограничивал действия танков и механизированных соединений. Кроме того войска были привязаны к немногочисленным, очень плохим дорогам. Частые туманы и дожди затрудняли работу артиллерийских и авиационных корректировщиков, что снижало эффективность огневой поддержки наступающих войск. Наконец, как писал позже генерал Сергей Штеменко, «возможности снабжения советских войск были куда хуже, чем у противника». Это объяснялось тем, что группа армий «Север» имела в своем оперативном тылу, на территории Прибалтики и Восточной Пруссии, развитую транспортную сеть, включая железнодорожную. При этом войска Ленинградского, 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов из-за бездорожья ощущали постоянный недостаток боеприпасов. На успех операции повлиял и банальный некомплект в соединениях. По приказу командующего Ленинградским фронтом генерала Леонида Говорова в дивизиях вместо девяти тысяч, согласно штатному расписанию, было сохранено до пяти тысяч человек. Почему же войска псковского направления, выражаясь современным языком, финансировались по остаточному принципу? По словам Сергея Бирюка, автора книги «Битва за Псков. Март 1944 года»: «…сложившаяся ситуация объясняется приоритетами тогдашней советской стратегии… все лучшее (и резервы, и боеприпасы) были брошены на юг, где с 4 марта разворачивалась Проскуровско-Черновицкая наступательная операция, командовал которой маршал Жуков. На Украине, в отличие от прибалтийского направления, распутица не мешала…»

Фото_29_14.JPG

В последний день февраля 1944 года отдельные части 22-й армии, наконец, вышли на рубеж «Пантеры», где натолкнулись на жесткую гитлеровскую оборону, а все попытки взять ее с наскока потерпели неудачу. Перед началом Псковской наступательной операции (она длилась с 9 марта по 15 апреля 1944 г. – Прим. ред.) генерал Говоров обратился к воинам фронта с призывом повторить подвиг дружинников Александра Невского, разгромивших псов-рыцарей на льду Чудского озера. Однако силы советских войск были уже на исходе. К началу марта некоторые дивизии, которым предстояло штурмовать оборонительные рубежи «Пантеры» представляли собой жалкое зрелище. Судите сами: два стрелковых полка в каждом по два батальона, а в батальоне по две роты и в каждой – по 44 солдата.

«ЛИНИЯ ПАНТЕРА» В РАЗРЕЗЕ

Изучая альбом инженерного управления 2-го Прибалтийского фронта с чертежами немецкий оборонительных сооружений, прорванных в июльском наступлении 1944 года, сложно обнаружить неприступные доты, подобные бетонным монстрам «линии Маннергейма» или «линии Сталина». Северный рубеж «Восточного вала» на самом деле относился к полевой фортификации, однако, если рассматривать его глазами пехоты, то повод призадуматься был. Что представляла собой оборонительная «линия Пантера»? Сначала на нейтральной полосе была проложена т.н. Спираль Бруно. Затем в четыре «нитки» шло проволочное заграждение. Далее – противотанковые рвы глубиной от 2 до 4 метров и шириной до шести. За ним пролегала сплошная траншея неполного профиля глубиной до одного метра с пулеметными гнездами. Расположенные через 100- 150 метров, они имели защитные приспособления в виде бронированных щитков с амбразурами. От каждой точки было проложено сообщение в блиндаж укрытия (5-8 накатов) для личного состава. За первой линией траншеи на танкоопасных направлениях располагались 45-мм противотанковые пушки. Примерно в 300-500 метров от первой траншеи были вырыты минометные позиции тоже связанные между собой ходами. Кроме этого была еще и вторая линия, которая располагалась на расстоянии от первой примерно на два километра, оборудованная пулеметными гнездами, бронеколпаками и блиндажами укрытия. Здесь же располагались позиции батальонных минометов, а также 76-и и 105-мм орудий. При этом на каждый километр приходилось в среднем от 8 дотов до 12 дзотов. И это не считая минных противотанковых и противопехотных полей. Встречались даже врытые в землю танки, у которых была повреждена ходовая часть. Эта «колючая крепость» и должна была держать оборону Пскова с шириной фронта до 50 км.

ГОРОД-КЛЮЧ

Немецкое командование придавало городу немалое стратегическое значение, считая его «ключом к парадным дверям Ленинграда». Сначала оккупации (09.07.1941 г.) в нем располагались командование и хозяйственная инспекция группы армий «Север», командование 18-й армии, штаб оперативной команды 1-а (служба безопасности СД), военно-строительная организация ТОДТ. Временами в городе находилось до 70 тыс. солдат, но постоянный гарнизон не превышал 20 тыс. С мая 1943 года в Псков вошли подразделения власовцев. Действовала эстонские комендатура и полиция, латышские фашисты, испанские легионеры из «Голубой дивизии», штаб железнодорожных войск и т.д. Опоясанный по периметру укрепленной линией он представлял собой настоящую крепость, но это было мало. Как потом докладывал командованию 3-го Прибалтийского фронта командир 128-й стрелковой дивизии генерал-майор Дмитрий Лукьянов, «в зданиях были установлены пулеметные точки, в фундаментах домов оборудованы доты и дзоты. Улицы и большая часть домов заминированы, на перекрестках установлены фугасы. На шоссе Псков – Рига к деревьям были привязаны заряды с электрическими взрывателями». Не мудрено, что с началом наступления город подвергался интенсивным бомбардировкам. Самый мощный налет состоялся в ночь на 19 февраля 1944 года. В нем приняли участие силы 1-го гвардейского, 5-го, 6-го, 7-го авиакорпусов 13-й воздушной армии.

Справка

С момента начала боев 1 марта до 31 июля (даты окончания Псковско-Островской операции) общее число безвозвратных потерь в боях достигает до 30 тыс. у советских войск и до 10 тыс. у немцев. С учетом раненых потери возрастают в 4 раза.

Фото_30_14.JPG

Бомбежка продолжалась несколько часов. В результате был разрушен железнодорожный узел, прямым попаданием разбита гостиница, где размещались немецкие летчики. Кроме того пострадало более 2,5 тыс. псковичей – в этой связи немцы даже отдали приказ, разрешающий принимать в свои военные госпиталя раненых горожан. К тому времени в городе насчитывалось около 11 тыс. человек, которых предполагалось вывезти в Прибалтику и Германию. Добровольно отправляться в фашистское рабство желающих не было, поэтому горожане пытались прятаться по подвалам, но немецкие жандармы не щадили никого. Согласно приказу военного коменданта, всех не подчинившихся считали партизанами, что означало расстрел на месте.

Возвращаясь к речи генерала Говорова, можно подвести краткий итог весеннего противостояния: перед частями, общая численность которых достигала 173 120 человек, была поставлена задача освобождения Пскова и Острова. Однако, справиться с нею они не смогли. Первой причиной крайняя усталость самих войск, недостаток резервов и боеприпасов и, конечно же, «линия Пантера». Все попытки Красной Армии ее взломать, за исключением Стрежневского плацдарма (ЧертОва гора), который располагался в 10 км северо-западнее Пушкинских Гор, оказались тщетными. Правда, и это победа далась очень дорого – 9,5 тыс. человек тогда потеряли части Красной Армии. На центральном и островском направлении «Пантеры» было предпринято еще несколько попыток прорыва. Самым крупным стало наступление на участке между деревнями Весна и Стремутка. Тогда войскам удалось перерезать и шоссе, оседлав железную дорогу Псков – Остров. Совсем немного оставалось до реки Великой, форсировав которую можно было начать окружение псковской группировки 18 армии. Тем не менее, это наступление, как было принято писать в боевых документах, «успеха не имело» – «линия Пантера» устояла, став «страшным кенотафом для многих тысяч (!) бойцов и командиров Красной Армии, погибших на псковской земле с 1 марта по 24 июля 1944 года».

ПОСЛЕДНИЙ УДАР

Потребовалось еще 5 месяцев, прежде чем наступление возобновилось. Псковско-Островская операция началась 17 июля с прорыва на Стрежневском плацдарме. В ходе операции были разгромлены и понесли потери 11 дивизий вермахта. Через четыре дня был взят Остров, а 22 июля войска 42-й армии 3-го Прибалтийского фронта начали бои за Псков. Согласно донесениям при освобождении города потери составили около 100 человек, а у немцев они оказались в 10 раз меньше. Чем можно объяснить такое странное соотношение? По словам Сергея Бирюка, на самом деле «штурма не было».

«Фашисты просто ушли из города (это зафиксировала даже немецкая кинохроника. – Прим. ред.), а объясняется все тем, что 24 июня началась первая фаза операции «Багратион», – продолжает наш эксперт. – Понимая, что линия «Пантера» уже теряет стратегическое значение, а в Пскове можно «засидеться» до полного окружения, гитлеровцы оставили город без боя. Незначительные потери понесла 128-я стрелковая дивизия, а в 376-й на минах подорвались около десяти человек. В районе деревень Кузнецово, Барановки, Капустино, где переправлялись части 198-й стрелковой дивизии, свыше 40 человек утонуло».

Газета «Правда» 24 июля 1944 года писала в передовице: «… Мы идем вместе с бойцами по улицам освобожденного Пскова… Улицы, стертые с лица земли, груды развалин, пепелища и лишь изредка уцелевшие дома, густо начиненные минами. Некоторые кварталы на первый взгляд кажутся уцелевшими. На деле же это только стены: внутри все взорвано. В руины превращены вокзал, гостиница, большинство жилых домов, театр, церкви, кирха, разграблены и уничтожены предприятия». К этому можно добавить, что всего в городе уцелело около 15% жилых зданий, а на день его полного освобождения в военной комендатуре зарегистрировалось 115 человек. Для сравнения: в 1939-м году в Пскове проживало 60 439 человек.

Фото из архива автора


Авторы:  Юрий МОИСЕЕНКО

Комментарии


  •  Александр пятница, 17 октября 2019 в 17:23:55 #72585

    За первой линией траншеи на танкоопасных направлениях располагались 45-мм противотанковые пушки.https://topwar.ru/33071-nemeckaya-protivotankovaya-artilleriya-vo-vtoroy-mirovoy-voyne-chast-1-ya.html. Всегда просил будущих журналистов СПб ГУ, не нравяться мне эти сокращения..... , большего"погружения"в публикуемый материал...



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку