Провокационные действия

Провокационные действия
Автор: Артем ИУТЕНКОВ
26.05.2014
Спустя три месяца после начала громкого скандала в милицейском антикоррупционном ведомстве арестован его экс-руководитель генерал Денис Сугробов. Что дальше?
 
Вообще, Главному управлению по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции (ГУЭБиПК) в последние годы не позавидуешь. Предшественник Дениса Сугробова, еще один одиозный генерал Андрей Хорев, был уволен на фоне скандалов с незаконным возмещением НДС и слухами о тесной связи с крупным московским «решальщиком» Максимом Каганским. Хотя, скорее всего, это лишь были поводы в войне кланов. Увольнял Хорева лично Дмитрий Медведев. В принципе, по пустяковому поводу для нашего времени. Начальника ДЭБа уличили в незаконном присвоении статуса ветерана боевых действий, в результате чего его доход вырос «в 2010 году на 22 236 рублей». 
 
Кто мог стоять за громкой отставкой, выяснилось очень быстро. На место Хорева пришел молодой – всего 34 года, мало кому еще известный, но уже генерал Денис Сугробов.
 
«Звездопад» Дениса Сугробова
 
Столь быстрый карьерный взлет простого оперативника Сугробова, который в середине 1990-х годов работал в одном из районных управлений столицы, «доброжелатели», а следом и журналисты обосновали  предельно просто. Мол, будущий генерал в те годы познакомился с некой Яной Тихоновой, и вскоре молодые люди поженились. А Тихонова якобы является родной сестрой супруги Константина Чуйченко. Того самого Чуйченко, очень хорошо известного Дмитрию Медведеву, который до 2008 года работал в Газпроме, а потом по протекции нынешнего премьер-министра перешел в Администрацию президента. Именно этот факт в биографии Сугробова до недавнего времени объяснял обрушившийся на экс-начальника ГУЭБиПК «звездопад». 
 
Почему так долго миф о родственных отношениях генерала МВД и помощника президента гулял в журналистской среде и в стенах МВД, непонятно. Сам Сугробов до последнего времени его никак не комментировал. Можно допустить, что в некотором смысле этот слух был выгоден самому генералу. Но, забегая вперед, скажем, что сразу после ареста Сугробова в сети появилось его открытое письмо президенту Путину. Вот что он говорит по этому поводу: «Я родился в простой семье рабочих, со своей супругой – Шерстневой М.В. проживаю с 1997 года, мы имеем пятерых детей. Моя жена из семьи врачей и не является родной сестрой жены помощника Президента РФ К.А. Чуйченко, как пишут многие СМИ. Никто из членов моей семьи никогда не занимался коммерцией и не работал в коммерческих структурах».
 
Очень похоже на правду, к тому же информация легко проверяется. Хотя кто же стоял за назначением генерала на пост главы антикоррупционного ведомства, в этом послании почему-то умалчивается. Тем не менее письмо Дениса Сугробова президенту Путину дает ответы на многие вопросы. И к нему мы еще не раз вернемся. А пока …
 
Сугробов и опера из «старой команды»
 
Вступив в новую должность начальника ГУЭБиПК (бывшего ДЭБ МВД, переименованного в результате реформ МВД РФ. – Ред.), Денис Сугробов позиционировал себя как честного и неподкупного борца с коррупцией. И действительно, слова у него не расходились с делом. Его подчиненные сопровождали уголовные дела «Оборонсервиса» по хищению имущества у Министерства обороны, по «трубному делу» в Санкт-Петербурге, расследовали многомиллиардные аферы  с материнским капиталом, занимались делом Мастер-Банка и других финансовых структур. Отметим для себя еще одно ключевое название – Мастер-Банк. Вполне вероятно, что сопровождение уголовного дела в отношении руководства этого финансового учреждения и стало детонатором всех событий вокруг генерала и его подчиненных. 
 
Но были и другие громкие уголовные дела, скажем так, иного типа. Например, дело Веры Трифоновой, дело мэра Ярославля Урлашова и ряд других не менее известных коррупционных скандалов с чиновниками. Всех их можно объединить одним словом – провокация. 
 
Действительно, поймать чиновника-коррупционера за руку не так уж и просто. Нужно много времени, сил, а результат непредсказуем. Но именно результаты нужны были Главку для отчета об активной деятельности. Здесь нужно сказать, что в подчиненные Сугробову в большинстве своем достались оперативники от его предшественника Хорева. На их вооружении были отработанные технологии «роста раскрываемости», слабо вяжущиеся с законом. 
 
Сначала для разработки выбиралась жертва. Это мог быть, в принципе, любой чиновник, принимающий серьезные решения и потенциально готовый к получению взятки. К нему подсылался подставной бизнесмен с той или иной проблемой, готовый отблагодарить потенциальную жертву за беспокойство. Если чиновник соглашался, ему передавались деньги – и дело в шляпе. Если человек отказывался (а такое тоже случалось), но время и силы оперативников были потрачены, то деньги могли просто подбросить. Дело Трифоновой – яркий тому пример. 
 
Вера Трифонова и ее «крыша»
 
22 месяца депутат Магаданской областной думы Георгий Шамирян провел в столичном СИЗО. Его вместе с президентом риелторской компании «КитЭлитНедвижимость» Верой Трифоновой следствие подозревало в мошенничестве. Якобы Трифонова и Шамирян предложили банкиру Павлу Разумову должность сенатора в обмен на его участие в финансировании назначения депутата на пост губернатора.
 
Итог – в камере Трифонова почти ослепла, лишилась почки и не могла дышать во сне. 30 апреля 2010 года она умерла. Шамиряна и гражданского мужа Трифоновой Юрия Шубина выпустят под залог в 1,5 млн рублей только осенью 2011.
 
Уже на свободе Георгий Шамирян рассказал свою версию случившегося. В 2009 году он приехал в Москву предложить свою кандидатуру на пост губернатора. Отправил анкету в Администрацию президента. «Но для такого высокого назначения, – говорит Шамирян, – мне нужна была медийная поддержка. Вера Трифонова предложила помочь». Дальше Трифонова знакомит магаданского депутата со своим другом Дмитрием Севастьяновым. В процессе общения она открыто называет действующего сотрудника ДЭБ МВД полковника Севастьянова своей «крышей». Именно через этого высокопоставленного сотрудника МВД Трифонова и Шамирян знакомятся с банкиром Разумовым. 
 
Здесь сделаем небольшое отступление. Вера Трифонова активно занималась сделками с недвижимостью и землей в элитных районах Московской области. Коллеги Севастьянова рассказывали мне в частных беседах, что у полковника МВД с риелтором Трифоновой были общие бизнес-интересы. Незадолго до ареста бизнес-леди ее компания приобрела участок земли на Рублевке стоимостью в миллионы долларов. В этой сумме, по словам знающих людей, была и доля полковника Севастьянова. Трифонова оплатила покупку сама, а полковник остался ей должен. Дальнейшее развитие событий легко поддается логике. Вполне вероятно, что на одной из встреч с Севастьяновым Трифонова поделилась мечтой магаданского депутата Шамиряна стать губернатором. Как говорят, Вера Владимировна и сама могла решить этот вопрос. В сделках с элитной землей и недвижимостью фигурировали высокопоставленные чиновники.
 
Связи и возможности Трифоновой были очень широкими. Как рассказывают фигуранты дела, полковник Севастьянов предложил свой вариант и своего человека – Павла Разумова, готового не только профинансировать проект Шамиряна, но и заплатить за назначение в Совет Федерации, причем вперед. Доводы были серьезными – заработанные деньги пойдут в счет оплаты долга полицейского. По рассказам очевидцев, Вера Трифонова отказывалась брать деньги за Совет Федерации. Тогда в ход пошел «план Б». Назовем его «Ни денег, ни долга, ни свободы». Во время одной из встреч в машину Шамиряна и Трифоновой практически силой был вброшен чемодан с крупной наличностью. Подбрасывал, насколько известно, еще один участник переговоров – Сергей Пирожков. Штатный провокатор Департамента экономической безопасности. Результат всем известен – Трифонова, Шамирян и Юрий Шубин оказались за решеткой, после смерти несчастной женщины долг автоматически был списан, дальнейшая судьба принадлежавшей ей недвижимости и земельных участков неизвестна. По слухам, многомиллионная собственность очень быстро перестала принадлежать ее родственникам.
 
На каждый болт найдется свой разводной ключ
 
У оперативников ГУЭБиПК были многолетние штатные провокаторы-бизнесмены. Взять хотя бы упомянутого выше Сергея Пирожкова (он же Гридасов), подкидывающего деньги в «деле Трифоновой». В недавнем прошлом сам сотрудник Департамента экономической безопасности, майор Сергей Пирожков умело перевоплощался перед каждым заданием и до последнего случая спровоцировал на взятку с десяток чиновников. 
 
Но в том, ставшем роковым для всего руководства ГУЭБиПК деле, у меня только один вопрос – почему все-таки они решили «наехать» на сотрудника ФСБ, к тому же  из управления собственной безопасности? 
 
По версии следствия, оперативную разработку заместителя  начальника 6-й службы 9-го управления ФСБ Игоря Демина оперативники ГУЭБиПК начали еще в октябре прошлого года. На чекиста вышли псевдобизнесмены Сергей Пирожков и Руслан Чухлиб, предложив офицеру ФСБ ежемесячную «абонентскую плату» в размере 10 тысяч долларов за общее покровительство. Дальше показания разнятся. То ли Демин сам понял, что это провокация, и написал рапорт своему начальству, то ли один из «коммерсантов», увидев, с кем имеет дело, пришел с заявлением в ФСБ. Но, так или иначе, во время передачи денег в одном из ресторанов Москвы 14 февраля коммерсанты были задержаны и в тот же день прошли аресты самих оперативников, чьи телефоны к тому моменту активно прослушивались.
 
В России в это время в самом разгаре была Олимпиада. По некоторым данным, к Путину в Сочи сразу после громких задержаний направился представитель МВД с папкой компромата на чекистов. Но, оказавшись в приемной, он понял, что опоздал. Там уже сидели люди из ФСБ с еще более толстой папкой материалов на сотрудников Главка. 
 
Надо отдать должное Сугробову, он до последнего защищал своих подчиненных. Когда понял, что не в силах остановить этот «каток», написал рапорт на увольнение. Генерала задержали 7 мая, когда он вместе с женой и детьми возвращался в Москву с рыбалки из Волгограда. На следующий день Басманный суд по стандартной схеме арестовал генерала Сугробова на два месяца.
 
Письмо из СИЗО
 
Но вернемся к открытому письму арестованного генерала. Сугробов пишет: «После назначения меня на должность начальника Главка, мною были полностью пересмотрены принципы работы подразделения, личный состав был усилен за счет назначения на должности наиболее подготовленных оперативных сотрудников из территориальных подразделений. …За последние полтора года в рамках межведомственной рабочей группы под руководством помощника Президента РФ Е.М. Школова по пресечению незаконных финансовых операций возбуждены ряд резонансных уголовных дел, в том числе в отношении руководителей и сотрудников ОАО «Мастер-Банк», пресечена деятельность преступного сообщества «черных банкиров Дагестана».
 
На этом месте остановимся поподробнее. Когда Центральный банк возглавила Эльвира Набиуллина, отзыв лицензий у мелких, расположенных большей частью на Северном Кавказе и в Дагестане финансовых организаций (банками они назывались, пожалуй, только на бумаге) был поставлен на поток. Ничем другим, кроме как отмыванием и обналичиванием денег, они не занимались. Да собственно и их закрытие проходило либо просто тихо, либо на фоне громких заявлений об оздоровлении банковского сектора экономики. Отзыв же лицензии и ликвидация крупного игрока на банковском рынке – Мастер-Банка – прозвучали как гром среди ясного неба. И не только для владельцев банка, но и для крупных, высокопоставленных и знаменитых его клиентов. Но самое главное даже не это. Получив карт-бланш от руководства страны на выведение банков из серой и черной зон в белую, председатель ЦБ, вольно или невольно, задела интересы самой могущественной группы. Это силовики, контролирующие потоки наличных денег в России. Под угрозой оказался крупнейший сегмент нелегального финансового бизнеса – обналичка. Ведь без откатов, взяток, оплаты нелегальных рабочих и многого другого, где требуется наличность, в стране не строятся школы, дороги, дома, не выделяются бюджетные деньги, иногда даже не платятся зарплаты. 
 
А инструментом в руках Центрального банка, а в некоторых моментах и конкурентом «обнальщиков» были сотрудники ГУЭБиПК. И если до председателя ЦБ достучаться не получается, то остановить молодых генералов особого труда не составляет. 
 
«Серый кардинал», или «иногда они возвращаются»
Существует множество версий того, почему скандал в главном антикоррупционном ведомстве достиг таких масштабов. Одни говорят, что это месть полицейским от их многочисленных жертв. Другие убеждены – таким образом Федеральная служба безопасности показала всем правоохранителям, на кого можно поднимать руку, а на кого нет. Но есть и третья версия. Началась новая война кланов. И за всей шумихой вокруг Дениса Сугробова и его подчиненных замаячила фигура еще совсем недавно опального Андрея Хорева. По некоторым данным, после скоропостижного отъезда за границу Хорев выждал паузу, вернулся в Россию, получил высокую должность в Росалкогольрегулировании и теперь, как поговаривают полицейских кругах, питает надежду вернуться в свое старое кресло.
 
В подтверждение этой версии – еще одна цитата из письма Дениса Сугробова: «18 января 2011 года, перед награждением меня ведомственной наградой ФСБ России, в приемной начальника УСБ ФСБ ко мне обратился 1-й заместитель начальника УСБ ФСБ генерал-майор Феоктистов О.В. с настойчивым предложением о необходимости установления доверительных деловых отношений с бывшим 1-м заместителем начальника ДЭБ МВД России генерал-майором милиции Хоревым А.В., которого, с его слов, планировалось назначить начальником ГУЭБиПК, а меня якобы его заместителем». 
 
Сугробов утверждает, что не мог принять это предложение, ведь именно его подразделение разрабатывало Хорева. А спустя три года два наших героя поменялись местами. Совпадение? Не уверен.

Авторы:  Артем ИУТЕНКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку