НОВОСТИ
Арестованную в Белоруссии россиянку Сапегу могут посадить на 6 лет
sovsekretnoru

Провинциальный неонацизм: от Воронежа до Владивостока

Автор: Николай ДОЛГОПОЛОВ
01.02.2006

 
Денис ТЕРЕНТЬЕВ
Специально для «Совершенно секретно»

Девятнадцатилетний студент химико-технологического колледжа из Новосибирска Михаил Родошкевич решил создать группировку скинхедов после того, как посмотрел по телевизору программу о бритоголовых Москвы и Петербурга. Миша тоже не любил приезжих из Китая, с Кавказа и Средней Азии, но долгое время не мог найти единомышленников. Его приятели считали, что просто так бить инородцев глупо. Другое дело – стать скинхедом: тут уже идеология борьбы за чистоту расы, стиль «милитари», дисциплина, «бомберы» и белые шнурки. Идеи Родошкевича вдохновили побрить головы полтора десятка гопников из Юго-Западного микрорайона Новосибирска и неформалов, тусовавшихся на площади Ленина.

Группировка собиралась раз в неделю дома у Родошкевича, который читал им лекции по национальным вопросам и собирал членские взносы. Деньги шли на приобретение спиртных напитков, униформы и оружия. Скинхеды носили черные брюки и рубахи, сапоги армейского типа с металлическими сердечниками внутри и нашивки с символикой в виде сжатого кулака. На акции брали с собой кастеты, ножи и электрошокеры. Правда, пользоваться ими поначалу побаивались: свою первую жертву, припозднившегося торговца-таджика, они душили удавкой, потом побили немного куском арматуры, прочитали лекцию о превосходстве «белых» над «черными» и ушли, вывернув жертве карманы.

Кстати, кавказцев скинхеды Родошкевича не трогали – боялись мести мощных диаспор. Зато мелкие торговцы и разнорабочие из Средней Азии из-за них боялись ходить по городу в одиночку. Во всех шести эпизодах нападений, вошедших в уголовное дело, у жертв отбирали деньги и ценности. Бритоголовые пацаны понятия не имели, что их банду, когда поймают, назовут «экстремистским сообществом», – обвинение было предъявлено по статьям 282 и 282-прим УК РФ.

Гособвинитель потребовал для Родошкевича 12 лет лишения свободы. Но в декабре 2005 года суд постановил его уголовное преследование прекратить: повторная экспертиза признала лидера скинхедов невменяемым. Его подельники в шоке: они теперь убеждают суд, что все нападения совершал один Родошкевич, а они просто рядом стояли.

Несоблюдение санитарных норм

– Сегодня многие считают Москву и Питер центром бритоголового движения, однако в провинции ситуация не лучше, – говорит генеральный директор юридической компании «Правовая защита» Вадим Федоров. – Проделки скинхедов стараются не афишировать. Региональные власти не хотят, чтобы их вотчины ассоциировали с экстремизмом, особенно после того, как губернаторов стали назначать из Кремля. В провинции более бесконтрольная милиция, симпатизирующая националистам. Да и нравы населения попроще.

В Нижнем Новгороде правозащитники фиксируют по десять заметных акций скинхедов каждый месяц, пишут письма губернатору, собирают пресс-конференции, называют самые опасные в городе места (Северный поселок, Черный пруд, Кстово) – и все без особого толка. В декабре 2003 года шесть местных общественных организаций заявили, что такого беспредела «в городе не было со времен дореволюционных еврейских погромов».

Власть реагирует по-своему. Как хулиганство квалифицирован погром, устроенный скинхедами два года назад на Мытном рынке. Хулиганством признали и погром на еврейском кладбище на «Красной Этне», а ущерб, нанесенный синагоге, прокуратура Нижегородского района квалифицировала как следствие несоблюдения санитарных норм. На одной из пресс-конференций Магомед Ахмедов рассказывал, как его избивала группа бритоголовых на остановке у станции метро «Пролетарская» на глазах десятков людей – и никто не сказал за него ни слова. Когда один из участников нападения был задержан милицией, он открыто угрожал Ахмедову, но ничего ему за это не было. Даже сломанный нос сына консула Конго не заставил милицию активизироваться.

Правоохранительные органы вообще неохотно признают наличие в городе нацистов. На самом деле, по оценке одного из главных российских экспертов по нацизму Александра Тарасова, в Нижнем Новгороде самое мощное после Москвы и Питера движение бритоголовых, насчитывающее около трех тысяч человек, несколько сотен из них объединены в крупнейшую группировку «Север».

В феврале 2005 года цыганский погром произошел в поселке Искитим Новосибирской области, где было разграблено и сожжено около 40 домов. В марте националисты сожгли жилище цыганской семьи в Череповце. В апреле организованная депутатом ярославской городской Думы Сергеем Кривнюком «Дружина имени Че Гевары» разбила несколько автомобилей предполагаемых цыганских наркоторговцев. Тогда же в Новороссийске казаки разгромили несколько домов местных армян. В Астрахани в этом году скинхеды вырезали семью дагестанцев. В городе Верхняя Пышма Свердловской области местные скинхеды в ходе «зачистки» города убили троих армян. И ни в одном обвинительном заключении – ни слова об экстремизме или национальной розни.

В список персон нон грата у скинхедов может попасть кто угодно. Во Владивостоке бритоголовые бьют любителей скейтбординга, которые облюбовали так называемый «Владивостокский Арбат». Скейтеры якобы мешают заботиться о памятниках героям советской эпохи.

Власти во «Владике» скинхедов тоже не хотят замечать. По данным УБОП Приморского краевого УВД, на сегодняшний день в городе существует лишь одна организованная скин-группировка, «Велесов Блок», насчитывающая около 25 человек в возрасте от 14 до 25 лет. Но по материалам расследований местных журналистов, скинов в крае около тысячи, они хорошо организованы.

Русь и «нерусь»

По данным Московского бюро по правам человека, на общефедеральном уровне в России сейчас действуют семь националистических партий и движений – расколовшееся на несколько новообразований РНЕ, «Коричневая пора», лишенная регистрации Национально-державная партия России, Движение против нелегальной иммиграции, Национально-народная партия, Партия Свободы и Русский общенациональный союз. В некоторых регионах также действуют местные националистические движения, например, казачьи союзы.

В Краснодарском крае национализм нашел выражение в официальной политике властей. Весной 2002 года губернатор Краснодарского края Александр Ткачев в программе «Свобода слова» рассказал зрителям, как он собирается «выявлять и депортировать» турок-месхетинцев самолетами в Грузию. Спустя несколько дней краевое Законодательное собрание приняло закон «О пребывании и жительстве на территории Краснодарского края», по которому штрафом каралось не только самовольное проживание в крае, но и «предоставление жилого помещения или транспортного средства либо оказание иных услуг» незаконным мигрантам. Вслед за этим последовали милицейские и казачьи рейды по домам турок, армян, курдов и прочей «неруси» (так, с ударением на первом слоге, на Кубани называют «лиц нерусской национальности»). Под шумок многих из них выбросили с рынков, отодвинули от бизнеса.

Армян в Краснодарском крае от 400 до 600 тысяч, возглавляемые ими предприятия платят в краевую казну 38 процентов налоговых поступлений. А в Законодательном собрании нет ни одного армянина и вообще никакой «неруси».

Скинхеды впервые проявили себя в крае в апреле 2002 года. Несколько националистических группировок со всей России решили собраться в Анапе и отметить день рождения Гитлера факельным шествием. Как только об этом стало известно местным армянам, началось формирование отрядов самообороны, в которые стали записываться также русские, греки, украинцы. Нацистов били по всему городу и сдавали в милицию. Факельное шествие сорвалось, но бытовой национализм от этого не испарился.

В 2004 году на день рождения Гитлера местные антифашисты бросили к вечному огню и памятнику героям Великой Отечественной цветы и разорванные свастики – уже вечером их за это побили.

Одно время писалось, что катализатором для развития бритоголового движения в Воронеже стало большое количество иностранных студентов. Но из-за акций скинхедов их численность сократилась с двух тысяч в 2001 году до 500 в 2005-м. Очередная трагедия случилась здесь 9 октября прошлого года у городского парка «Олимпик».

– Нас было шестеро – Энрике, Александер, Марио, я и две русские девушки, – вспоминает 19-летний студент Воронежского госуниверситета Илья Ш. – Их было человек двадцать. Они не были бритые, они не были в черном, они не кричали: «Россия – для русских!» – и в них не было ничего особенного, кроме дубинок. Они нас почти что молча избили и разбежались.

18-летний студент из Перу Энрике Анхелес Уртадо умер в «скорой» от потери крови. Иностранные студенты воронежских вузов устроили забастовку, потребовали от властей их защитить. Из Москвы в Воронеж направили спецгруппу из сыщиков уголовного розыска и оперативников департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом. Только что-то так до сих пор никого из преступников и не нашли.


Авторы:  Николай ДОЛГОПОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку